0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Житие и чудеса святителя, врача и целителя Луки Крымского

Житие и чудеса святителя, врача и целителя Луки Крымского

Святой Лука – уроженец Крымского полуострова, а именно города Керчь, где он появился на свет в 1877 году. В родительском доме его приучили к жизни по христианским канонам, а также дали всестороннее развитии и образование.

Святой Лука – уроженец Крымского полуострова

После прочтения Библии Лука Крымский решил посвятить свою жизнь служению людям. Решение поступить в медицинский институт стало определяющим в его судьбе.

Молодые годы доктора Войно–Ясенецкого

Молодой выпускник медицинского института женился и начал врачебную практику, путешествуя по российским городам. Доктор Валентин систематически оперировал и искал новые пути лечения больных с тяжелыми патологиями. Особое внимание он уделял анестезии, которая стала предметом его диссертационной работы.

После этого внимание доктора было обращено на гнойную хирургию, а также рассуждения на тему атеизма и его опровержение. В 40 лет он становится главврачом больницы в Ташкенте. После смерти жены отдает детей на воспитание операционной сестре, а сам сосредотачивается на операциях и проповедовании.

Принятие священнического сана

Приглашение стать священником доктор получил после горячей дискуссии с неверующими. После этого началось стремительное восхождение по духовной стезе, которую он начал дьяконом. Спустя семь дней был повышен до иерея. После принятия монашеского обета был назначен епископом. С этого момента начался путь Святого Луки Крымского.

Репрессии и гонения

30-е годы ХХ столетия были насыщены событиями для святого Луки. Войно–Ясенецкого сослали в Туруханский край, где он не глядя на запрет продолжал врачебную практику и повышал духовное сознание прихожан. Его переводят на самый север, а позже возвращают в Туруханск. В 1926 году он приезжает в Ташкент.

До 1930 года святой Лука работал спокойно, пока у его коллеги не умер сын. Профессор Михайловский попытался оживить своего ребенка, однако безуспешно, после чего покончил жизнь самоубийством. Отец Лука похоронил его по православным законам, несмотря на совершенный грех. За это советские власти приговорили его к тюремному заключению.

Войно–Ясенецкий продолжал вести врачебную практику в Туруханском крае

При сталинском режиме большинство служителей церкви подвергались репрессиям, под которые попал и епископ Лука. По обвинению в создании контрреволюционной церковной организации его задержали и проводили круглосуточный допрос под ослепительным светом.

Пытка продолжалась в течение 13 дней. Последующая голодовка сказалась на душевном здоровье священника. Он добровольно признал себя виновным в преступлении и был сослан в Красноярский край, где занимался наукой и оперировал.

Разразившаяся в 1941 году война заставила руководство назначить Луку Крымского главврачом военного госпиталя. Также он нес служение в качестве епископа, а в 1943 году был посвящен в сан архиепископа. В 1944 году госпиталь вместе с врачом перемещают в Тамбов, где он продолжает свои научные труды.

Последние годы жизни

Архиепископ был удостоен ряда наград:

  • бриллиантовый крест – за архипастырскую деятельность;
  • сталинская премия – за работы «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов» и «Очерки по гнойной хирургии».
Читать еще:  Житие великомученицы Ирины - полное жизнеописание, чудеса, мощи святого

После войны его пригласили возглавить крымскую епархию, где он стал архиепископом Симферопольским. Сердечный недуг не позволил ему вернуться к операционной практике, но он по-прежнему давал консультации по будням. В выходные Войно-Ясенецкий читал проповеди в храме, который по обыкновению был заполнен людьми.

В 1956 году врача постигла полная слепота, которая не помешала его служению церкви. Благодаря его усилиям большинство храмов этого края остались нетронутыми. Святитель отошел в мир иной 11 июня 1961 года, в день празднования Всех Святых.

Врачебная деятельность

С началом русско-японской войны Валентин Феликсович, приняв предложение руководства, отправился, на Дальний Восток, для участия в деятельности отряда Красного Креста. Там он возглавил отделение хирургии при госпитале Киевского Красного Креста, развернутом в Чите. На этой должности В. Войно-Ясенецкий приобрёл колоссальный врачебный опыт.

В этот же период он познакомился и связался узами любви с сестрой милосердия, доброй и кроткой христианкой Анной Ланской. К тому времени она отказала двум искавшим её женского внимания врачам, и как рассказывают, готова была прожить свою жизнь в священном безбрачии. Но Валентин Феликсович сумел достичь её сердца. В 1904 году молодые сочетались венчанием в местной читинской церкви. Со временем Анна сделалась верной помощницей мужу не только в семейных делах, но и в докторской практике.

После войны В. Войно-Ясенецкий осуществил свое давнее желание стать земским врачом. В период с 1905 по 1917 год он трудился в городских и сельских лечебницах, в разных регионах страны: в Симбирской губернии, затем в Курской, Саратовской, на территории Украины, наконец, в Переяславле-Залесском.

В 1908 году Валентин Феликсович прибыл в Москву, устроился в хирургическую клинику П. Дьяконова экстерном.

В 1916 году закончил писать и с успехом защитил докторскую диссертацию. Тема той докторской работы оказалась настолько важной и актуальной, а её содержание настолько глубоким и проработанным, что один из учёных в восхищении сравнил её с пением птицы. Варшавский университет почтил тогда В. Войно-Ясенецкого особой премией.

У книжной полки. Архимандрит Дамаскин (Орловский). Житие священноисповедника Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского

Аудио

В ночь с 17 на 18 марта 1996 года, на Крестопоклонной седмице произошло поднятие честных останков святителя Луки, архиепископа Симферопольского и Крымского. После мощи святителя были установлены в Свято-Троицком кафедральном соборе Симферополя для поклонения верующих, а 18 марта стал днем чествования святого архипастыря. Жизнь святителя Луки была всецело посвящена служению Богу и ближнему. И что особенно важно, он жил и подвизался на нашей земле, в наше время. Потому именно сейчас, когда очевидно духовое оскудение общества, когда в глазах многих обесценено самое сокровенное — вера, надежда, любовь, — мы особенно пристально должны всмотреться в житие святителя. Оно представлено на страницах книги, которая вышла в свет в издательстве Введенского мужского монастыря Оптина пустынь.

Житие священноисповедника Луки, архиепископа Симферопольского и Крым­ского, почитаемо­го сегодня практически всем христианским ми­ром, наверное, менее всего нуждается в предисловии. Народная любовь к нему равносильна той горячей и бла­годарной любви, которую испытывают верующие к вели­ким угодникам древности — святителю Николаю или великомученику Пантелеймону. Рака с мощами святителя, находящаяся в Троицком соборе города Симферополя, давно уже стала местом исцелений и непрекращающего­ся паломничества, а уж переизданий его жизнеописания и вовсе не счесть. И все же издание, которое сейчас мы держим в руках, по словам монахини Евфимии (Аксаментовой), заслуживает особого, серьезного и внимательного прочтения, ибо содержит ряд весьма важных аспектов, которые в основной массе книг о святителе Луке про­сто отсутствуют.

Читать еще:  Авраамий Болгарский - житие и биография мученика, мощи и дни памяти, почитание

Как отмечает матушка Евфимия, Господь судил архиепископу Луке пройти долгий жизненный путь. Настолько долгий, что он вместил в себя огромный отрезок русской исто­рии — от правления императора Александра II до самодурства Никиты Хрущева. От Русско-турецкой войны до Русско-японской, революции, Гражданской войны, двух мировых. Судьба этого удивительного иерарха и выдающегося ученого настолько многогранна, само­бытна и насыщена событиями, что ее с лихвой хватило бы на несколько человеческих судеб. И если бы перед церковными историками была по­ставлена задача на примере всего одного жития дать объемную характеристику периода гонений на Русскую Православную Церковь в XX веке, то житие священноисповедника Луки, наверное, подошло бы для такой цели как никакое другое. Получился бы портрет эпохи репрессий в самых сочных красках, запоминающийся, не оставляющий равнодушным ни читателя-христианина, ни человека далекого от вечных духовных тем.

В одной из публикаций архимандрита Дамаскина (Орловского) есть высказывание о том, что Церковь имеет влияние на общество не только и не столько тогда, когда открывает обществу христианские идеа­лы, но когда являет миру «реальных носителей» этих идеалов. И это действительно так. То научение и то просвещение, которое получает человек, воочию уви­девший Божьего праведника или услышавший живое слово, исходящее из его совестливого и мужественного сердца, ни с чем несравнимо по силе благодатного воз­действия на душу. Что же касается наших новомучеников и исповед­ников веры, то тут мы, поколение христиан 20-21 ве­ков, оказываемся обладателями неоценимого сокрови­ща: Церковь предлагает нам сегодня жизнеописания, основанные не на эмоциях, пусть и самых благород­ных, и не на «фактах», которые невозможно проверить, а на объективном и всестороннем исследовании кор­пуса всех возможных и доступных архивных докумен­тов. Таково и предложенное вашему вниманию «Житие святителя и исповедника Луки (Войно-Ясенецкого)», написанное архимандритом Дамаскиным (Орловским).

По мнению монахини Евфимии, существует несправедливое, недостаточно прочно укоренившееся в сознании людей суждение, что правда далеко не всегда необходима. Что объективное знание способно всего лишь надмевать, а любой критический анализ такой тонкой гуманитарной сферы, как, например, человеческое страдание в годы репрессий, — ни много ни мало — грех против закона любви. Но на деле можно со всею ясностью убедиться в обратном. Научный подход агиографа-профессионала не только не умалит подвига действительно святого человека, но сделает его, что называется, более зримым для нас. Этот подход более отчетливо оттенит характеристики подлинной святости и не позволит нивелировать достоинство мученика или исповедника, поставив их в один ряд с теми, кто, несомненно, заслуживает сострадания, но увековеченным в святцах быть не может.

Как говорит монахиня Евфимия (Аксаментова), знание наиболее полной картины жизни святого, включаю­щее в себя и его заблуждения, и досадные ошибки, а подчас и случаи нравственных падений, способно не разрушить, но еще более укрепить веру в великое и всепобеждающее милосердие Создателя, любящего творение Свое. Поэтому в предложенном «Житии» читатель увидит не только бесстрашного пастыря и самоотверженного врача, любящего семьянина и строгого ревнителя устава, страдальца, выдержавшего пытку «конвейером», и блестящего ученого, остроумно парировавшего ко­щунственные колкости безбожного окружения. Увидит не только подвижника редкой силы духа и веры, но и че­ловека способного заблуждаться. Увидит не только зна­менитого архиерея, собиравшего на свои проповеди полные храмы, но и человека, рядом с которым было непросто.

Читать еще:  Житие равноапостольного князя Владимира – полное жизнеописание, чудеса и дни памяти святого

Читая житие, мы увидим, например, какие сомнения испытывал епископ Лука, когда ему предстояло сделать выбор: продолжать церковное служение или полностью уйти в хирургию, где всё обещало ему блестящую карьеру. Или, как он, будучи бессребреником, ходил в залатанных под­рясниках и делился последним с нуждающимися. При этом, в канонических вопросах святитель мог проявить та­кую жесткость и принципиальность, что был неудобен не только для безбожных властей, но и в кругу сво­их — церковной иерархии, оправдывавшей свою пас­сивность и малодушие непростыми реалиями эпохи. Словом, читатель увидит живого, невыдуманного, небезупречно­го, но с недремлющей совестью человека, у раки мощей которого мы не только можем теперь попросить себе чуда телесного исцеления, но и дара гораздо более цен­ного — решимости следовать велениям совести.

Но, как отмечает отец Дамаскин, «исповеднический подвиг, — это не гладкое шествие по широкой дороге, зачастую он связан с колебаниями, отступлениями и даже падением. В конце концов, важным является не то, с какими трудностями, остановками, разного рода зигзагами и отступлениями от прямого пути двигался человек к вечной цели, а как он завершил свою жизнь. В Древней Церкви христиане были более открыты и не боялись говорить о себе правду, близость к Богу для них была куда важней, чем то, как они выглядят в глазах других людей. В наше время постоянное соприкосновение с пронизанным гордостью и лукавством миром все менее вызывает желание открывать правду о себе и о своих нравственных колебаниях. Мир стал сильней, а христиане слабей. Только немногие, такие, как праведный Иоанн Кронштадтский или священноисповедник Лука (Войно-Ясенецкий), позволяли себе, как бы принося себя в жертву, широко открывать свое сердце перед людьми».

Прошли годы, стремительно пролетели де­сятилетия, и Церковь наша, чей клир в XX веке был практически весь уничтожен, а большинство храмов взорвано и поругано, снова живет полнокровной жиз­нью: совершаются великие и благодатные таинства, звучит слово проповедников, разносится благовест колоколов. Чудо это стало возможным лишь благо­даря той высокой цене чести и бесстрашия, которую заплатило малое стадо новомучеников и исповедников. Не испугавшиеся окончить свою земную жизнь в без­вестных могилах, не оговорившие на допросах своих единоверцев, отрекшиеся двоедушия и неправды, они, праведники-одиночки, среди которых был и ученый-архиерей, и простой церковный сторож, — виновники нашего благополучного сегодня.

Жития новомучеников и исповедников Российских, на­писанные нашим ведущим агиографом, доктором историче­ских наук архимандритом Дамаскиным (Орловским), всегда будут стоять в особом ряду среди житийных текстов. Также выделяется из общей массы изданий популяризаторского характера и Житие святителя и исповедника Луки (Войно-Ясенецкого). Имя этого незаурядного ученого и подвижника известно и любимо во всем христианском мире. Путь человеческой души к святости — путь трудного выбора, непростых решений, он подчас исполнен и ошибок. Издательство выражает несомненную надежду, что именно эта книга откроет для думающего читателя и подлинный драматизм личного пути, и подлинную глубину христианского подвига святителя Луки.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector