0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Читайте авву Дорофея

Читайте авву Дорофея

Стараюсь каждый пост перечитывать свою любимую после Евангелия книгу. Речь о поучениях аввы Дорофея. Очень нравится мне слово «авва». Прямо как папа. А сам преподобный Дорофей был очень смиренным и потому добрым человеком. Даже среди святых отцов по мягкости и доброте слова он уникален. Читаю его поучения и очень хочу быть похожим на него. Пока плохо получается, но я стараюсь…

Вспоминаю свою молодость, свое новоначалие христианское и неофитство. Самое начало 90-х, еще пустые церковные прилавки. И вот они – первые духовные книги. Их было три: Новый Завет, житие преподобного Серафима Саровского и поучения аввы Дорофея. Рекордный тираж для того времени – 200 тысяч экземпляров. До революции только в Оптиной пустыни его переиздавали 7 раз. Авва Дорофей – «бронзовый призер», после Библии и «Несвятых святых». Лучшего пособия для начинающего христианина нет и не будет. И для того, кто уже «со стажем» эта книга, по мысли Оптинских старцев, «соединяет в своих поучениях глубокое ведение сердца человеческого с христианскою простотою. Авва Дорофей предлагает ясное духовное зеркало, в котором каждый может увидеть самого себя и вместе найти вразумление и совет, как исправить свои душевные немощи и мало-помалу достигнуть чистоты и безстрастия». Любим мы разглядывать себя в своих квартирных и домашних зеркалах, кто-то больше, кто-то меньше, а вот в духовное зеркало смотримся редко. Кстати, у нас в России, правда, до революции во дворце купца-золотопромышленника М. Бутина стояло самое большое в мире зеркало – 16 кв. метров. Везли его из Парижа через полсвета в Николаевск-на-Амуре на специально построенной барже. И все-таки не любим мы свою изнанку изучать. А надо бы как можно чаще и внимательнее. Зачем, спросите? А чтобы душу свою лучше увидеть. А дальше, что с ней делать и как жить, дело каждого.

Мы редко смотримся в духовное зеркало

Читать авву Дорофея можно с любого места. Посмотрим, что он говорит в начале книги. «Ничто не приносит такой пользы людям, как отсечение своей воли, и поистине от сего человек преуспевает более, нежели от всякой другой добродетели» (Поучение 1. Об отвержении мира). Перед нами ответ на всегдашние вопросы: как жить и что делать? Мы, православные люди, все время что-то ищем и выдумываем. Своих батюшек замучили бесконечными вопросами на эту тему. Авва Дорофей указывает самый короткий путь не к чему-то там, а к самой святости жизни. А об этом стоит побеспокоиться. Ведь церковь для того и основана, чтобы в ней рождались святые. А где нет святых, там нет и Церкви. Поэтому в беседах с сектантами, чтобы не тратить свое время и силы, задайте им вопрос: «Если вы называете себя церковью, то покажите и назовите ваших святых». А их-то у них и нет.

Так что давайте попробуем отсекать свои желания. Спросите, перед кем? Сколько времени? Лучше всего перед всеми и в течение целой жизни. А начинать, как всегда, нужно с самого легкого, то есть с малого. Авва Дорофей советует:

«Положим, что кто-нибудь, встречает празднословящих между собою, и помысл говорит ему: “скажи и ты такое-то слово”, а он отсекает хотение свое и не говорит. (Могу от себя продолжить: пришел домой и хочу сразу включить TV или сесть за компьютер; прохожу мимо магазина, так и тянет зайти, а ведь незачем; идет пост, а мне так многого хочется съесть, что считаю дни до Пасхи – но я делаю над собой усилие и побеждаю искушение). Отсекая же таким образом (свою волю), человек приходит в навык отсекать ее и, начиная с малого, достигает того, что и в великом отсекает ее без труда и спокойно».

Понятно, что требуется постоянная тренировка. Останавливаться нельзя, так как добрый навык созревает во времени. Требуется труд и терпение, и тогда случается чудо, о котором говорит авва Дорофей: «человек достигнет наконец того, что вовсе не имеет своей воли, и что бы ни случилось, он бывает спокоен, как будто исполнилось его собственное желание. И тогда, как он не хочет исполнять свою волю, оказывается, что она всегда исполняется».

А теперь откроем книгу в середине и сразу находим совет, применимый для всех: «Если кто потеряет золото или серебро, то он вместо него может найти и купить другое; если же мы потеряем время, живя в праздности и лени, то не возможем найти другого взамен потерянного; поистине мы будем искать хотя одного часа сего времени и не найдем его» (Поучение 11. О том, чтобы отсекать страсти. ). Этот совет лично для меня. Душа моя, душа моя, что спишь? Конец приближается. Действительно, самое ценное, что есть у нас, – это время. Представим себе, что душу, которая в загробном мире лишилась Царствия Небесного спросят: «А чего ты больше всего хочешь?» Ответ будет один: «Вернуться обратно в тело и получить хотя бы один час этой земной жизни». Только в этой жизни можно каяться в грехах, творить добрые дела, умолять Бога о помиловании. Одним словом, делать то, что может реально изменить нашу вечную участь. У нас еще есть время, а это добрый знак. Господь любит нас и ждет от нас посильных трудов во благо нашей души. Пора начинать серьезную жизнь. Самое главное – не опоздать!

Посмотрим, о чем пишет авва Дорофей в последних главах. «Кто совершит дело, угодное Богу, того непременно постигнет искушение, ибо всякому доброму делу или предшествует, или последует искушение; да и то, что делается ради Бога, не может быть твердым, если не будет испытано искушением» (Поучение 19). Искушения подобны печатям, которыми подтверждается качество и законность доброго дела. Если есть искушения, оно принято Богом. Некоторые боятся делать добрые дела, зная, что вместе с ними придут скорби. Например, отказываются быть крестными родителями, боясь ответственности, по той же причине не венчаются в церкви, не участвуют в Таинствах Церкви, боятся постов. Это не по-христиански. Как говорится, волков бояться – в лес не ходить, и трус не играет в хоккей. Самые серьезные испытания посещают священнослужителей Церкви и монашествующих. С ними идет настоящая, а не иллюзорная духовная брань. Именно на них больше всего ополчаются бесы, а Бог промыслительно попускает своим служителям самые тяжелые искушения. Так что, когда вас страшит «бесовская месть» за доброе дело, вспоминайте нас, священнослужителей, и ничего не бойтесь. Часто искушение необходимо, чтобы смирить нашу гордыню и высокоумие. Будем помнить слова пророка Давида: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу».

Читать святых отцов нужно умеренно. Важно помнить золотое правило аскетики: чтение должно соответствовать нашему образу жизни. Читаем только то, что можем исполнить. Чтение о подвигах выше наших сил отложим на более поздние времена. Авва Дорофей, на мой взгляд, писатель универсальный, его советы удобоисполнимы как в монастыре, так и в миру; как для мужчин, так и для женщин; как для начинающих, так и для совершенных, если такие есть в нашем мире. Одним словом, начнем читать авву Дорофея.

Авва Дорофей: душеполезные поучения, книги и послания святого, житие

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 281
  • КНИГИ 654 075
  • СЕРИИ 25 022
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 611 429

ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА НАШЕГО АВВЫ ДОРОФЕЯ ДУШЕПОЛЕЗНЫЕ ПОУЧЕНИЯ и послания с присовокуплением вопросов его и ответов на оные ВАРСОНУФИЯ ВЕЛИКОГО и ИОАННА ПРОРОКА

«Душеполезные поучения» преподобного Аввы Дорофея — это бесценное сокровище духовной мудрости. Благодать Божия, которой был преисполнен Авва Дорофей, по слову Спасителя соделалась в нем неиссякаемым «источником воды, текущей в жизнь вечную». В книге все христиане — и иноки, и миряне — найдут множество спасительных и душеполезных советов и наставлений.

Авва Дорофей очень доступно и просто говорит о том, что необходимо для каждого человека: о хранении совести, о том, как переносить искушения, как проходить путь Божий разумно и внимательно, о созидании душевного дома добродетелей. Оптинские старцы так говорили о книге Аввы Дорофея: «Соединяя в своих поучениях глубокое ведение сердца человеческого с христианскою простотою, преподобный Дорофей предлагает ясное духовное зеркало, в котором каждый может увидеть самого себя и вместе найти вразумление и совет, как исправить свои душевные немощи и мало-помалу достигнуть чистоты и безстрастия».

Читая эту книгу, мы можем от самого святого Аввы Дорофея получить ответы на множество вопросов духовной жизни, с которыми сталкиваемся каждый день.

Краткое сказание о преподобном Дорофее

Мы не имеем оснований для точного определения времени, в которое жил преподобный Дорофей, более известный в качестве писателя. Приблизительно же можно определить оное свидетельством схоластика Евагрия, который, в своей церковной истории, писанной, как известно, около 590 года, упоминает о современнике и наставнике преп. Дорофея Великом старце Варсануфии, говоря, что он «еще живет, заключившись в хижине» [См. церковную историю Евагрия схоластика. СПб., 1853 г. Ч.4. Г.33]. Отсюда можно заключить, что преп. Дорофей жил в конце VI-го и начале VII-го века. Предполагают, что он был родом из окрестностей Аскалона. Раннюю молодость свою он провел в прилежном изучении светских наук. Это видно из собственных слов его, помещенных в начале 10-го поучения, где Преподобный говорит о себе: «Когда я обучался светским наукам, мне казалось это сначала весьма тягостным, и когда я приходил взять книгу, я был в таком же положении, как человек, идущий прикоснуться к зверю; когда же я продолжал понуждать себя, Бог помог мне и прилежание обратилось мне в такой навык, что от усердия к чтению я не замечал, что я ел, или пил, или как спал. И никогда не позволял завлечь себя на обед с кем-нибудь из друзей моих, и даже не вступал с ними в беседу во время чтения, хотя и был общителен и любил своих товарищей. Когда философ отпускал нас, я омывался водою, ибо иссыхал от безмерного чтения и имел нужду каждый день освежаться водою; приходя же домой, я не знал, что буду есть, ибо не мог найти свободного времени для распоряжения касательно самой пищи моей, но у меня был верный человек, который готовил мне, что он хотел. А я ел, что находил приготовленным, имея и книгу подле себя на постели, и часто углублялся в нее. Также и во время сна она была подле меня на столе моем, и, уснув немного, я тотчас вскакивал для того, чтобы продолжать чтение. Опять вечером, когда я возвращался (домой) после вечерни, я зажигал светильник и продолжал чтение до полуночи и (вообще) был в таком состоянии, что от чтения вовсе не знал сладости покоя».

Учась с такой ревностью и усердием, преп. Дорофей приобрел обширные познания и развил в себе природный дар слова, как о сем упоминает неизвестный писатель послания о книге его поучений, говоря, что Преподобный «был высок по дару слова» и подобно мудрой пчеле, облетая цветы, собирал полезное из сочинений светских философов, и предлагал это в своих поучениях для общего назидания. Может быть, и в этом случае Преподобный следовал примеру св. Василия Великого, наставления которого он изучал и старался исполнять на самом деле.

Из поучений преподобного Дорофея и его вопросов св. старцам, ясно видно, что он хорошо знал произведения языческих писателей, но несравненно более писания св. Отцев и Учителей Церкви: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого, Климента Александрийского и многих знаменитых подвижников первых веков Христианства; а сожительство с великими старцами и труды подвижничества обогатили его опытным знанием, о чем свидетельствуют его поучения.

Хотя мы не знаем о происхождении Преподобного, но из бесед его с великими старцами видно, что он был человек достаточный, и еще прежде вступления в монашество пользовался наставлениями знаменитых подвижников св. Варсануфия и Иоанна. Это оказывается из ответа, данного ему св. Иоанном на вопрос о раздаче имения: «Брат! На первые вопросы отвечал я тебе как человеку, еще требовавшему млека. Теперь же, когда ты говоришь о совершенном отречении от мира, то слушай внимательно, по слову Писания: разшири уста твоя и исполню я» (Псал. 80, 11). Из этого очевидно, что св. Иоанн давал ему советы еще прежде совершенного отречения от мира. К сожалению, до нас не дошли все сии душеполезные слова святых старцев. Мы имеем только те из них, которые сохранились в книге Ответов св. Варсануфия и Иоанна.

Читать еще:  Евстафий Плакида: житие и биография святого, чем помогает и о чем молятся

Не знаем, какая причина побудила преподобного Дорофея оставить мир, но, рассматривая его поучения и в особенности вопросы св. старцам, можно заключить, что он удалился из мира, имея в виду только одно — достигнуть Евангельского совершенства чрез исполнение заповедей Божиих. Он сам говорит о святых мужах в 1-м поучении своем: «Они поняли, что, находясь в мире, не могут удобно совершать добродетели и измыслили себе особенный образ жизни, особенный образ действования, — я говорю о монашеской жизни, — и начали убегать от мира и жить в пустынях».

Вероятно, на эту решимость имели благодетельное влияние и беседы святых старцев; ибо, поступив в монастырь преп. Серида, Дорофей немедленно предал себя в совершенное послушание св. Иоанну Пророку, так что ничего не позволял себе делать без его совета. «Когда я был в общежитии, говорит о себе преподобный, я открывал все свои помыслы старцу Авве Иоанну, и никогда, как я сказал, не решался сделать что-либо без его совета. Иногда помысл говорил мне: «Не тоже ли (самое) скажет тебе старец? Зачем ты хочешь беспокоить его?» А я отвечал помыслу: «Анафема тебе, и рассуждению твоему, и разуму твоему, и мудрованию твоему, и ведению твоему; ибо, что ты знаешь, то знаешь от демонов». Итак, я шел и вопрошал старца. И случалось иногда, что он отвечал мне то самое, что у меня было на уме. Тогда помысл говорил мне: «Ну что же? (Видишь), это то самое, что и я говорил тебе: не напрасно ли беспокоил ты старца?» А я отвечал помыслу: «Теперь оно хорошо, теперь оно от Духа Святого, твое же внушение лукаво, от демонов, и было делом страстного состояния (души)». Итак, никогда не попускал я себе повиноваться своему помыслу, не вопросив старца».

Воспоминание о большом прилежании, с которым преп. Дорофей занимался светскими науками, поощряло его и в трудах добродетели. Когда я вступил в монастырь, пишет он в 10-м поучении своем, то говорил сам себе: «Если при обучении светским наукам родилось во мне такое желание и такая горячность, от того, что я упражнялся в чтении и оно обратилось мне в навык; то тем более (будет так) при обучении добродетели, и из этого примера я почерпал много силы и усердия».

Картина его внутренней жизни, и преуспеянии под руководством старцев открывается нам отчасти из его вопросов к духовным отцам, и наставникам в благочестии; а в поучениях его находим некоторые случаи, свидетельствующие о том, как он понуждал себя к добродетели и как преуспел в ней. Обвиняя всегда самого себя, он старался покрывать недостатки ближних любовью, и проступки их в отношении к нему приписывал искушению или незлонамеренной простоте. Так в 4-м поучении своем, Преподобный приводит несколько примеров, из которых видно, что, будучи сильно оскорбляем, он терпеливо переносил это, и, проведя, как он сам говорит, в общежитии 9-ть лет, никому не сказал оскорбительного слова.

Преподобный авва Дорофей и его поучения

«…как пчелы приготавливают свои соты из многих и различных веществ, но придают им один вкус, так и мы будем пользоваться медом отцов, собранным в различное время, но содержащим одну и ту же благодать и одно духовное учение …» (Свт. Иоанн Златоуст)

«Родителем и царем всех добродетелей» называет свт. Игнатий Брянчанинов чтение отеческих писаний. Через них св. отцы передают нам свой живой духовный опыт и направляют на тот путь, по которому шли сами. Святоотеческий путь – это путь Христов. Он – единственный – ведет от земли на Небо. «Жалка человеческая душа и прежде смерти, и после смерти, если чудотворящий Господь не выведет ее на Свой Богочеловеческий путь», – пишет прп. Иустин Попович. Через св. отцов Духом Святым сохраняется этот путь в Православной Церкви.

Святоотеческая традиция неразрывна со времен первохристианства до наших дней и будет такой всегда. «Согласие чудное, величественное» царит, по словам свт. Игнатия, в отеческих писаниях. Единогласно свидетельствуют они единое Божественное учение. С течением времени меняются стиль изложения, термины. Содержание – дух, смысл – остаются неизменными.

Иеромонах Серафим Роуз пишет: «Православие не меняется изо дня в день, из века в век. Глядя на католичество или протестантство, замечаешь, как устаревают или “выходят из моды” некоторые их духовные писания … Неоспорима их связь с миром сим … призыв к “духу времени”. С православными святоотеческими писаниями дело иное. Стоит нам принять полностью православные взгляды – основы христианства, заповеданные Самим Христом и св. апостолами, – как все воспринимается, будто написанное сегодня. Читаешь прп. Макария Великого, жившего в египетской пустыне в 4 в., и слышишь, он говорит для тебя и сейчас. Да, он жил в других условиях, но обращается прямо к тебе, говорит языком, понятным через века. У него те же устремления, то же мышление, те же искушения и грехопадения, что и у людей сегодняшних. Таковы и прочие св. отцы прошлых лет и нынешние…Все святые говорят с нами на одном и том же языке – языке духовной жизни, который должны научиться понимать и мы».

Святой, к которому мы обратимся за наставлением сегодня, – прп. авва Дорофей (Палестинский; Газский), подвижник и аскетический писатель, творения которого называют «азбукой православной аскетики».

Из жития аввы Дорофея

Родился преподобный в начале 6 в. в Палестине, в местности, расположенной недалеко от обители аввы Серида. Отроческие и юношеские годы провел в окрестностях г. Газы. Получил обширное светское образование: изучал философию, медицину, хорошо знал греческий язык и риторику.

По получении образования стал все чаще посещать монастырь аввы Серида, где славились в то время два старца: прпп. Варсонофий Великий и Иоанн Пророк. Их наставления, а также сама благодатная жизнь монастыря побудили юношу встать на монашеский путь.

Монашеское воспитание прп. Дорофей получил под руководством великих затворников, преимущественно же под руководством прп. Иоанна Пророка, которому он был вручен прп. Варсонофием. Юноша открывал все свои помыслы старцу и ничего не делал без его совета. При этом он добросовестно нес все обязанности, возлагаемые на него игуменом монастыря. Вначале это были послушания привратника монастыря и заведующего странноприимным домом. Позже ему была доверена монастырская больница, а также, по благословению старцев, – помощь авве Сериду в деле духовного окормления братии. Первым учеником аввы Дорофея стал юноша Досифей, которого преподобный в короткий срок возвел на высоту совершенства и привел ко спасению. Около десяти лет преподобный нес послушание келейника у прп. Иоанна Пророка, насыщаясь духовной мудростью прозорливого старца.

После кончины прпп. аввы Серида и Иоанна Пророка и удаления в полный затвор прп. Варсонофия авва Дорофей вышел из обители. Там же, в Палестине, близ г. Газы он построил собственный монастырь, продолживший духовные традиции аввы Серида. В нем он стал игуменом и духовным руководителем иноков. Именно тогда он составил большинство своих сочинений.

Скончался преподобный, вероятно, не позднее 620 г. Русская Церковь совершает его память 18 июня (5 июня по ст. ст.).

О православной аскетике и сочинениях аввы Дорофея

Знакомство с сочинениями преподобного предварим кратким пояснениием.

Аскетизм, или подвижничество, в святоотеческом понимании, – это борьба с грехом, преодоление в себе «ветхого» человека и стяжание добродетелей «нового», с применением целесообразных средств и приложением соответствующих усилий, по слову Евангелия: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12).

Аскетический идеал – богоподобие, святость. Следовательно, аскетизм – это путь к святости. Соответственно, аскетика – наука, предметом которой является аскетизм, – есть наука обретения святости.

Эта наука святости и является содержанием сочинений аввы Дорофея. Отличающиеся простотой и безыскусностью, они служат своеобразной «азбукой аскетики», в которой рассматриваются основные вопросы духовной жизни. Написана эта «азбука» доступным и ясным языком.

Из дошедших до нас сочинений преподобного известны его поучения, наставления, краткие изречения, житие прп. Досифея, написанные им для братии своего монастыря, а также собранные и записанные им «вопросы-ответы» прпп. Варсонофия и Иоанна. Современному русскому читателю автор известен по книге «Душеполезные поучения» и выдержкам из нее в русском Добротолюбии.

В русских монастырях «Поучения» стали своего рода «монашеским катехизисом». Их давали читать всем поступающим в монастырь.

Однако не только монахи, но и миряне найдут в сочинениях преподобного много душеполезных наставлений. Соединяя в своих поучениях глубокое видение человеческого сердца с христианской простотой, святой предлагает нам ясное духовное зеркало, в котором каждый может увидеть самого себя и получить совет, как исцелить свои духовные немощи.

Из сочинений аввы Дорофея

… будем внимать себе, братия, будем подвизаться, пока имеем время… Прп. авва Дорофей

О страстях и борьбе с ними. «По благости Своей Бог дал нам заповеди, очищающие нас, дабы мы, если пожелаем, могли соблюдением заповедей очиститься не только от грехов, но и от самих страстей. Ибо иное суть страсти и иное грехи. Страсти суть: гнев, тщеславие, сластолюбие, ненависть, злая похоть и т.п. Грехи же суть самые действия страстей, когда кто приводит их в исполнение на деле».

«Как прежде изгнали мы добродетели и восприяли вместо них страсти, так и теперь должны мы потрудиться не только изгнать их, но водворить вместо них добродетели».

«Врач душ есть Христос, который … против каждой страсти подает приличное ей врачевство: так против тщеславия дал Он заповедь смиренномудрия, против сластолюбия – заповеди о воздержании, против сребролюбия – заповеди о милости, и, одним словом, каждая страсть имеет врачевством соответствующую ей заповедь».

«Есть три состояния в человеке: он или действует по страсти, или сопротивляется ей, или искореняет ее».

«Отсекайте страсти … прежде нежели они укоренятся … иное дело вырвать малую былинку, и иное искоренить большое дерево».

«Отцы сказали, каким образом человек должен постепенно очищать себя: каждый вечер он должен испытывать себя, как он провел день, и опять утром, как провел ночь, и каяться перед Богом, в чем ему случилось согрешить».

О стяжании добродетелей. «Положим доброе начало … ибо хотя мы еще не достигли совершенства, но самое сие желание есть уже начало нашего спасения; от этого желания мы начнем с помощью Божией и подвизаться, а через подвиг получаем помощь к стяжанию добродетелей… “Дай кровь и приими дух”, – т.е. подвизайся и получишь навык в добродетели».

О смирении. «Смирение ни на кого не гневается и никого не прогневляет. Смирение привлекает на душу благодать Божию; благодать же Божия, пришедши, избавляет душу от сих двух тяжких страстей… Но что я говорю, будто смирение избавляет душу от двух только страстей? Оно избавляет душу и от всякой страсти, и от всякого искушения».

«Прежде всего, нужно нам смиренномудрие, чтобы быть готовым на каждое слово, которое слышим, сказать: “Прости”».

О самоукорении. «Оставили мы путь правый, указанный нам отцами, – путь самоукорения, и идем кривым путем укорения ближнего … каждый ленится и не соблюдает ни одной заповеди, а от ближнего требует исполнения всех заповедей».

«Обвинение самих себя, а не кого другого в случающихся с нами скорбях, доставляет нам великое благо, глубокое спокойствие и значительное преуспеяние. Тем более мы должны так поступать, что ничего не совершается с нами без промысла Божия».

«Потщись привести себя в такое устроение, чтоб во всем находить себя достойным укорения».

О неосуждении. «Хотящие спастись не обращают внимания на недостатки ближнего, но всегда смотрят на свои собственные и преуспевают. Таков был тот, который видя, что брат согрешил, вздохнул и сказал: “Горе мне, как он согрешил сегодня, так я согрешу завтра”».

«Старайся ни в чем не соблазняться, никого не осуждай, не злословь, не подмечай за словами, делами или движениями брата, что не принесет тебе пользы, но лучше старайся из всего извлекать себе назидание».

О любви. «Не ищи любви от ближнего. Ищущий любви, если не увидит ее, смущается. Лучше ты покажи любовь к ближнему. Поступив так, и сам успокоишься, и приведешь ближнего к любви».

Читать еще:  Порфирий Кавсокаливит - житие и биография старца, труды и творения, слова и советы, наставления и поучения

О памятозлобии. «Каким средство можно получить исцеление от памятозлобия? – Молясь от всего сердца об оскорбившем и говоря: “Боже, помоги брату и мне молитв ради его”».

О терпении скорбей. «Все, что ни постигнет нас, будем принимать без смущения … веруя … что иначе не может быть нам пользы, как тем способом, которым устраивает Бог».

«Веруй, что бесчестия и досады суть врачевства от гордости, которою заражена душа твоя».

О благодарении Бога. «Во всяком случае … мы должны взирать горе и благодарить Бога за все случающееся … говоря, что если случается с нами что доброе, то это дело милости промышления о нас Божия, а если злое – то это за грехи наши».

Об уповании на Бога. «При всяком случившемся со мною деле я никогда не желал ограждать себя человеческою мудростию: но что бы то ни было, я всегда делаю по силе моей и все предоставляю Богу».

Об отсечении своей воли. «Понуждай себя ко всему доброму и отсекай свою волю (т.е. волю ветхого человека): благодатию Христовою и собственным подвигом придешь в навык отсечения воли».

О греховных помыслах. «И один помысл может удалить человека от Бога, как скоро человек примет его и подчинится ему».

О духовном чтении. «При бесчувствии души полезно частое чтение Божественного Писания и умилительных слов Богоносных отцов».

«Делом исполняйте советы старцев … если не будете исполнять, никогда не сможете одними словами научиться делу подвижничества».

О том, что неаскетического христианства не существует

Путь Божий есть ежедневный крест. Никто не восходил на небо, живя прохладно…

Прп. Исаак Сирин

Существует распространенное заблуждение, что аскетизм – принадлежность исключительно монахов. Миряне же, желая оправдать свою духовную леность, говорят: «Мы от мира не отрекались!» Это неверно. Долг последования Христу принят во Св. Крещении каждым христианином. Свщ. Писание путь Христов – путь евангельских заповедей – определяет как «крестный», «узкий», (Мф. 16, 24; 7, 14). Об этом свидетельствует и все Святоотеческое Предание. Комфортного – неаскетического – христианства не существует ни для кого: ни для монахов, ни для мирян.

Каждому времени соответствует свой уровень трудности и духовных достижений. Вряд ли мы достигнем уровня праведности и святости древних святых, но от нас требуется то же, что и от них, – подвиг.

«Испытаем же себя, возлюбленные, – пишет прп. авва Исаия, – исполняет ли каждый из нас заповеди Господни, по силе своей, или нет: ибо все мы долг имеем исполнять их, по силе нашей, – малый по малости своей, великий, по великости своей».

У книжной полки. Преподобный авва Дорофей. Душеполезные поучения

Аудио

Бесценным сокровищем духовной мудрости для верующего человека являются «Душеполезные поучения» преподобного аввы Дорофея. Как говорит протоиерей Андрей Овчинников, лучшего пособия для начинающего христианина нет и не будет. И для того, кто уже «со стажем» эта книга, по мысли Оптинских старцев, «соединяет в своих поучениях глубокое ведение сердца человеческого с христианскою простотою. Авва Дорофей предлагает ясное духовное зеркало, в котором каждый может увидеть самого себя и вместе найти вразумление и совет, как исправить свои душевные немощи и мало-помалу достигнуть чистоты и безстрастия». Это сочинение является одним из наиболее востребованных святоотеческих творений, и постоянно переиздается. Сегодня на нашей книжной полке находятся «Душеполезные поучения», вышедшие в свет в Издательстве Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Наверно нет такого православного христианина, который никогда в жизни не слышал о преподобном авве Дорофее, не читал его «Душеполезные поучения». В тоже время о самом великом подвижнике, о его жизни, сохранилось не так уж много сведений. Основное, что известно о нём, извлечено из его же творений. Из краткого сказания о преподобном Дорофее, которое открывает настоящее издание, мы узнаем, что жил он, примерно, в конце 6 и начале 7 веков, и был родом из окрестностей Аскалона. Раннюю молодость провел в прилежном изучении светских наук. Это видно из его собственных слов, помещенных в начале 10-го поучения, где преподобный говорит о себе:

«Когда я обучался светским наукам, мне казалось это сначала весьма тягостным. Когда я приходил взять книгу, то был в таком же положении, как человек, идущий прикоснуться к зверю. Когда же я продолжал понуждать себя, Бог помог мне, и прилежание обратилось мне в такой навык, что от усердия к чтению я не замечал, что я ел или что пил, или как спал». С тех пор, как рассказывает авва Дорофей, он так полюбил книгу, что не расставался с ней: брал с собой даже в постель. Просыпаясь, «тотчас вскакивал для того, чтобы продолжать чтение» и поэтому «вовсе не знал сладости покоя». «Учась с такой ревностью и усердием, он приобрел обширные познания и развил в себе природный дар слова».

Хорошо зная произведения языческих писателей, авва Дорофей несравненно лучше познал писания свв. отцов и учителей Церкви: святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого, Климента Александрийского и многих знаменитых подвижников первых веков христианства. Неизвестно, какая причина побудила преподобного Дорофея оставить мир. Но, читая его поучения, можно заключить, что он удалился из мира, имея только одно желание — достигнуть Евангельского совершенства через исполнение заповедей Божиих. В первом своем поучении, в котором говорится об отвержении мира, авва Дорофей пишет о святых мужах: «Они поняли, что, находясь в мире, не могут удобно совершать добродетели, и измыслили себе особенный образ жизни, особенный образ действования, — я говорю о монашеской жизни, — и начали убегать от мира и жить в пустынях». Так поступил и сам преподобный.

Он ушел в монастырь и в течение 10 лет был келейником у преподобного Иоанна Пророка, считая счастьем для себя служить великому старцу. После же его смерти авва Дорофей оставил обитель, основал новый монастырь, где был избран настоятелем. Вероятно, — отмечает автор сказания, — к этому времени и относятся сказанные им поучения. Эти поучения (в числе 21) да еще несколько посланий составляют все, что осталось христианам в наследие от писаний преподобного, хотя свет учения его распространялся не только в иноческих обителях, но и во всем мире. В них святой подвижник говорит о том, что необходимо для каждого из нас: как хранить совесть и не лгать, как переносить искушения и не осуждать ближнего, как проходить путь Божий разумно и внимательно, и созидать душевный дом добродетелей. Читая поучения преподобного аввы Дорофея, можно получить ответы на множество вопросов духовной жизни, с которыми мы сталкиваемся ежедневно.

Как отмечает протоиерей Андрей Овчинников, «читать авву Дорофея можно с любого места». Возвращаясь снова к первому поучению, мы прочитаем там такое наставление: «Ничто не приносит такой пользы людям, как отсечение своей воли, и поистине от сего человек преуспевает более, нежели от всякой другой добродетели». Перед нами, как говорит отец Андрей, ответ на всегдашние вопросы: как жить и что делать? Мы, православные люди, все время что-то ищем и выдумываем. Своих батюшек замучили бесконечными вопросами на эту тему. Авва Дорофей указывает самый короткий путь не к чему-то там, а к самой святости жизни. А об этом стоит побеспокоиться.

Начинать же, как всегда, нужно с самого легкого, то есть с малого. Авва Дорофей советует: «Положим, что кто-нибудь, встречает празднословящих между собою, и помысл говорит ему: “скажи и ты такое-то слово”, а он отсекает хотение свое и не говорит. Отсекая же таким образом (свою волю), человек приходит в навык отсекать ее и, начиная с малого, достигает того, что и в великом отсекает ее без труда и спокойно». Понятно, что в этом деле требуется постоянная тренировка. Останавливаться нельзя, так как добрый навык созревает во времени. Требуется труд и терпение, и тогда случается чудо, о котором говорит авва Дорофей: «человек достигнет, наконец того, что вовсе не имеет своей воли, и что бы ни случилось, он бывает спокоен, как будто исполнилось его собственное желание. И тогда, как он не хочет исполнять свою волю, оказывается, что она всегда исполняется».

В третьем поучении святой отец затрагивает тему совести. В наше время часто можно услышать, как тот или иной человек говорит, что у него нет подобного душевного состояния. А святой подвижник в объясняет, что такое совесть, подчеркивает ее важность и говорит о хранении ее. По учению аввы Дорофея, «когда Бог сотворил человека, Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысл, имеющий в себе, подобно искре, и свет и теплоту. Этот помысл просвещает ум и показывает ему, что доброе, и что злое. И сие называется совестью, а она есть естественный закон». Открыв 11 поучение, мы прочитаем совет, применимый также для всех: «Если кто потеряет золото или серебро, то он вместо него может найти и купить другое; если же мы потеряем время, живя в праздности и лени, то не возможем найти другого взамен потерянного; поистине мы будем искать хотя одного часа сего времени и не найдем его». И, действительно, самое ценное, что есть у нас, – это время. Оно по словам отца Андрея, дано нам для того, чтобы «реально изменить нашу вечную участь. Господь любит нас и ждет от нас посильных трудов во благо нашей души. Пора начинать серьезную жизнь. Самое главное – не опоздать!» Об этом и многом другом и напоминает авва Дорофей в своей книге.

«Необходимо читать книгу аввы Дорофея и знать ее, как солдат знает пункты военной службы. Без сего нет утверждения в духовной жизни» — говорит преподобный Амвросий Оптинский. В наставлениях преподобного аввы Дорофея православный христианин, да и любой другой человек, найдёт много полезного, спасительного. Глубокое ведение человеческого сердца, необыкновенная ясность, простота, теплота речи святого отца лучшим образом вразумляет человека, помогает правильно взглянуть на себя, побуждает встать и пойти к Небесному Отцу. Его советы, по мнению отца Андрея Овчинникова, удобоисполнимы как в монастыре, так и в миру; как для мужчин, так и для женщин; как для начинающих, так и для совершенных, если такие есть в нашем мире. Одним словом, начнем читать авву Дорофея, его «Душеполезные поучения», которые доступны широкому кругу читателей.

Авва Дорофей: душеполезные поучения, книги и послания святого, житие

ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА НАШЕГО АВВЫ ДОРОФЕЯ ДУШЕПОЛЕЗНЫЕ ПОУЧЕНИЯ и послания с присовокуплением вопросов его и ответов на оные ВАРСОНУФИЯ ВЕЛИКОГО и ИОАННА ПРОРОКА

«Душеполезные поучения» преподобного Аввы Дорофея — это бесценное сокровище духовной мудрости. Благодать Божия, которой был преисполнен Авва Дорофей, по слову Спасителя соделалась в нем неиссякаемым «источником воды, текущей в жизнь вечную». В книге все христиане — и иноки, и миряне — найдут множество спасительных и душеполезных советов и наставлений.

Авва Дорофей очень доступно и просто говорит о том, что необходимо для каждого человека: о хранении совести, о том, как переносить искушения, как проходить путь Божий разумно и внимательно, о созидании душевного дома добродетелей. Оптинские старцы так говорили о книге Аввы Дорофея: «Соединяя в своих поучениях глубокое ведение сердца человеческого с христианскою простотою, преподобный Дорофей предлагает ясное духовное зеркало, в котором каждый может увидеть самого себя и вместе найти вразумление и совет, как исправить свои душевные немощи и мало-помалу достигнуть чистоты и безстрастия».

Читая эту книгу, мы можем от самого святого Аввы Дорофея получить ответы на множество вопросов духовной жизни, с которыми сталкиваемся каждый день.

Краткое сказание о преподобном Дорофее

Мы не имеем оснований для точного определения времени, в которое жил преподобный Дорофей, более известный в качестве писателя. Приблизительно же можно определить оное свидетельством схоластика Евагрия, который, в своей церковной истории, писанной, как известно, около 590 года, упоминает о современнике и наставнике преп. Дорофея Великом старце Варсануфии, говоря, что он «еще живет, заключившись в хижине» [См. церковную историю Евагрия схоластика. СПб., 1853 г. Ч.4. Г.33]. Отсюда можно заключить, что преп. Дорофей жил в конце VI-го и начале VII-го века. Предполагают, что он был родом из окрестностей Аскалона. Раннюю молодость свою он провел в прилежном изучении светских наук. Это видно из собственных слов его, помещенных в начале 10-го поучения, где Преподобный говорит о себе: «Когда я обучался светским наукам, мне казалось это сначала весьма тягостным, и когда я приходил взять книгу, я был в таком же положении, как человек, идущий прикоснуться к зверю; когда же я продолжал понуждать себя, Бог помог мне и прилежание обратилось мне в такой навык, что от усердия к чтению я не замечал, что я ел, или пил, или как спал. И никогда не позволял завлечь себя на обед с кем-нибудь из друзей моих, и даже не вступал с ними в беседу во время чтения, хотя и был общителен и любил своих товарищей. Когда философ отпускал нас, я омывался водою, ибо иссыхал от безмерного чтения и имел нужду каждый день освежаться водою; приходя же домой, я не знал, что буду есть, ибо не мог найти свободного времени для распоряжения касательно самой пищи моей, но у меня был верный человек, который готовил мне, что он хотел. А я ел, что находил приготовленным, имея и книгу подле себя на постели, и часто углублялся в нее. Также и во время сна она была подле меня на столе моем, и, уснув немного, я тотчас вскакивал для того, чтобы продолжать чтение. Опять вечером, когда я возвращался (домой) после вечерни, я зажигал светильник и продолжал чтение до полуночи и (вообще) был в таком состоянии, что от чтения вовсе не знал сладости покоя».

Читать еще:  Праведные Иоаким и Анна - житие, описание и история жизни, чудеса и дни памяти святых

Учась с такой ревностью и усердием, преп. Дорофей приобрел обширные познания и развил в себе природный дар слова, как о сем упоминает неизвестный писатель послания о книге его поучений, говоря, что Преподобный «был высок по дару слова» и подобно мудрой пчеле, облетая цветы, собирал полезное из сочинений светских философов, и предлагал это в своих поучениях для общего назидания. Может быть, и в этом случае Преподобный следовал примеру св. Василия Великого, наставления которого он изучал и старался исполнять на самом деле.

Из поучений преподобного Дорофея и его вопросов св. старцам, ясно видно, что он хорошо знал произведения языческих писателей, но несравненно более писания св. Отцев и Учителей Церкви: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоустого, Климента Александрийского и многих знаменитых подвижников первых веков Христианства; а сожительство с великими старцами и труды подвижничества обогатили его опытным знанием, о чем свидетельствуют его поучения.

Хотя мы не знаем о происхождении Преподобного, но из бесед его с великими старцами видно, что он был человек достаточный, и еще прежде вступления в монашество пользовался наставлениями знаменитых подвижников св. Варсануфия и Иоанна. Это оказывается из ответа, данного ему св. Иоанном на вопрос о раздаче имения: «Брат! На первые вопросы отвечал я тебе как человеку, еще требовавшему млека. Теперь же, когда ты говоришь о совершенном отречении от мира, то слушай внимательно, по слову Писания: разшири уста твоя и исполню я» (Псал. 80, 11). Из этого очевидно, что св. Иоанн давал ему советы еще прежде совершенного отречения от мира. К сожалению, до нас не дошли все сии душеполезные слова святых старцев. Мы имеем только те из них, которые сохранились в книге Ответов св. Варсануфия и Иоанна.

Не знаем, какая причина побудила преподобного Дорофея оставить мир, но, рассматривая его поучения и в особенности вопросы св. старцам, можно заключить, что он удалился из мира, имея в виду только одно — достигнуть Евангельского совершенства чрез исполнение заповедей Божиих. Он сам говорит о святых мужах в 1-м поучении своем: «Они поняли, что, находясь в мире, не могут удобно совершать добродетели и измыслили себе особенный образ жизни, особенный образ действования, — я говорю о монашеской жизни, — и начали убегать от мира и жить в пустынях».

Вероятно, на эту решимость имели благодетельное влияние и беседы святых старцев; ибо, поступив в монастырь преп. Серида, Дорофей немедленно предал себя в совершенное послушание св. Иоанну Пророку, так что ничего не позволял себе делать без его совета. «Когда я был в общежитии, говорит о себе преподобный, я открывал все свои помыслы старцу Авве Иоанну, и никогда, как я сказал, не решался сделать что-либо без его совета. Иногда помысл говорил мне: «Не тоже ли (самое) скажет тебе старец? Зачем ты хочешь беспокоить его?» А я отвечал помыслу: «Анафема тебе, и рассуждению твоему, и разуму твоему, и мудрованию твоему, и ведению твоему; ибо, что ты знаешь, то знаешь от демонов». Итак, я шел и вопрошал старца. И случалось иногда, что он отвечал мне то самое, что у меня было на уме. Тогда помысл говорил мне: «Ну что же? (Видишь), это то самое, что и я говорил тебе: не напрасно ли беспокоил ты старца?» А я отвечал помыслу: «Теперь оно хорошо, теперь оно от Духа Святого, твое же внушение лукаво, от демонов, и было делом страстного состояния (души)». Итак, никогда не попускал я себе повиноваться своему помыслу, не вопросив старца».

Воспоминание о большом прилежании, с которым преп. Дорофей занимался светскими науками, поощряло его и в трудах добродетели. Когда я вступил в монастырь, пишет он в 10-м поучении своем, то говорил сам себе: «Если при обучении светским наукам родилось во мне такое желание и такая горячность, от того, что я упражнялся в чтении и оно обратилось мне в навык; то тем более (будет так) при обучении добродетели, и из этого примера я почерпал много силы и усердия».

Картина его внутренней жизни, и преуспеянии под руководством старцев открывается нам отчасти из его вопросов к духовным отцам, и наставникам в благочестии; а в поучениях его находим некоторые случаи, свидетельствующие о том, как он понуждал себя к добродетели и как преуспел в ней. Обвиняя всегда самого себя, он старался покрывать недостатки ближних любовью, и проступки их в отношении к нему приписывал искушению или незлонамеренной простоте. Так в 4-м поучении своем, Преподобный приводит несколько примеров, из которых видно, что, будучи сильно оскорбляем, он терпеливо переносил это, и, проведя, как он сам говорит, в общежитии 9-ть лет, никому не сказал оскорбительного слова.

Послушание, назначенное ему игуменом Серидом, состояло в том, чтобы принимать и успокаивать странников, и здесь не раз выказывалось его великое терпение и усердие к служению ближним и Богу. «Когда я был в общежитии, говорит о себе преподобный Дорофей, Игумен, с советом старцев, сделал меня странноприимцем, а у меня не задолго перед тем была сильная болезнь. И так (бывало) вечером приходили странники, и я проводил вечер с ними; потом приходили еще погонщики верблюдов, и я служил им; часто и после того, как я уходил спать, опять встречалась другая надобность, и меня будили, а между тем наставал и час бдения. Едва только я засыпал, как канонарх уже будил меня; но от труда или от болезни я был в изнеможении, и сон опять овладевал мною так, что расслабленный от жара, я не помнил сам себя и отвечал ему сквозь сон: «Хорошо, господин, Бог да помянет любовь твою, и да наградит тебя; ты приказал, — я приду, господин». Потом, когда он уходил, я опять засыпал и очень скорбел, что опаздывал идти в церковь. А как канонарху нельзя было ждать меня; то я упросил двух братий, одного, чтобы он будил меня, другого, чтобы он не давал мне дремать на бдении, и поверьте мне, братия, я так почитал их, как бы через них совершалось мое спасение и питал к ним великое благоговение». Подвизаясь таким образом, преподобный Дорофей достиг высокой меры духовного возраста, и, будучи сделан начальником больницы, которую брат его устроил в монастыре преподобного Серида, служил для всех полезным примером любви к ближнему, и в то же время врачевал душевные язвы и немощи братии. Глубокое смирение его выражается и в самых тех словах, которыми он говорит о сем в 11-м поучении своем. «Когда я был в общежитии, не знаю, как братия заблуждались (касательно меня) и исповедывали мне помышления свои, и Игумен с советом старцев велел мне взять на себя эту заботу». Под его-то руководством преуспел в столь краткое время и тот простосердечный делатель послушания Досифей, описанию жизни которого посвящено несколько особых страниц сей книги. — Имея с самого поступления в монастырь наставником своим св. Иоанна пророка, преподобный Дорофей принимал от него наставления, как из уст Божиих, и считал себя счастливым, что в бытность свою в общежитии удостоился послужить ему, как сам он говорит об этом в поучении своем о Божественном страхе: «Когда я еще был в монастыре Аввы Серида, случилось, что служитель старца Аввы Иоанна, ученика Аввы Варсануфия, впал в болезнь, и Авва повелел мне служить старцу. А я и двери келлии его лобызал извне (с таким же чувством), с каким иной поклоняется честному кресту, тем более (был я рад) служить ему». Подражая во всем примеру святых подвижников и исполняя делом благодатные наставления отцев своих: Великого Варсануфия, Иоанна и игумена Серида, преподобный Дорофей был, несомненно, и наследником их духовных дарований. Ибо Промысл Божий не оставил его под спудом неизвестности, но поставил на свещнике настоятельства; тогда как он желал уединения и безмолвия, что видно из его Вопросов старцам.

Авва Дорофей: душеполезные поучения, книги и послания святого, житие

Авва Дорофей. Душеполезные поучения

Предлагая просвещённому вниманию любителей отеческих писаний перевод на русский язык книги поучений преподобного аввы Дорофея, считаем не излишним сказать несколько слов о сем издании.

Перевод сей сделан с греческой книги, изданной в Венеции, в 1770 году, и тщательно сличён со славянским переводом, который совершён ещё в начале XVII столетия и издан первый раз в Киево-Печерской Лавре архитипографом оной иеросхимонахом Памвою Берындою в 1628 году [1], а ныне печатается без всякой перемены при славянском переводе трудов св. Ефрема Сирина, составляя 4-ю часть оных. Через сие сличение все неудобопонятные места славянского перевода (для большей части читателей тёмного уже по самой древности языка и некоторым особенностям в выражениях) получили надлежащее исправление, а те места греческого текста, которые оказались особенно несходными со славянским переводом, выставлены нами в подстрочных примечаниях, где помещены также и немногие необходимые пояснения.

Вместо нескольких вопросов и ответов на них свв. старцев Варсануфия Великого и Иоанна Пророка, которые печатались обыкновенно в славянских изданиях книги преп. Дорофея, мы поместили здесь все письменные беседы между великими старцами и достойным учеником их преп. Дорофеем, какие только дошли до нас в книге ответов свв. Варсануфия и Иоанна.

Мы старались, чтобы перевод наш был сделан сколько возможно точнее, ближе к подлиннику и в то же время был прост, ясен и удобовразумителен для каждого, дабы соблюсти таким образом и в переводе те особенные свойства поучений преп. Дорофея, о коих упомянуто в послании о сей книге, где между прочим сказано, что хотя преподобный и высок был по дару слова, но, желая и в этом явить собою пример смиренномудрия, он предпочитал везде смиренный и простой образ выражения и невитиеватость речи.

Охотно сознаемся, что при всём старании нашем и в этом слабом труде, как во всех делах человеческих, конечно, найдётся много недостатков: потому и просим благочестивых читателей покрыть сии недостатки христианскою любовию и благосклонно принять это новое издание высокодуховных поучений преп. Дорофея.

Не только иноки, но и все христиане вообще найдут здесь много душеполезных советов и наставлений. Соединяя в своих поучениях глубокое видение сердца человеческого с христианскою простотою, преп. Дорофей предлагает ясное духовное зеркало, в котором каждый может увидеть самого себя и вместе найти вразумление и совет, как исправить свои душевные немощи и мало-помалу достигнуть чистоты и бесстрастия.

Краткие сведения о жизни преп. Дорофея мы заимствовали частию из его же собственных слов и вопросов свв. Старцам, частию из книги: Les vies des p’eres des d’eserts d’orient avec leur doctrine spirituelle et leur discipline monastique. Avignon, 1761.

[1] В послесловии сей книги между прочим сказано, что она «исправися от древнего истиннаго и славнаго Еллино-Греческаго диалекту всечестным иеромонахом Кир Иосифом, Протосингелом Святейшаго Великаго Престола Александрийскаго и поклонником Святых земель Палестины и Синая. Вину же сему подаде иже в священноиноцех всечестный Господин отец Кир Памво Берында, Протосингел Иерусалимский и Архитипограф Святыя Киево-Печерския Лавры, иже и многолетне о сей душеполезней вещи попечеся, и ныне много помощию Божиею потрудися в исправлении (типографским делом) с Славенскаго языка».

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector