0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Свято-Юрьев мужской монастырь (Великий Новгород)

Свято-Юрьев мужской монастырь (Великий Новгород)

Свя́то-Ю́рьев монасты́рь — один из древнейших монастырей России. Основан в 1030 году князем Ярославом Мудрым. В прошлом — духовный центр Новгородской республики, ныне — действующий мужской монастырь Русской Православной Церкви. Находится в 5 км от Великого Новгорода на берегу реки Волхов вблизи озера Ильмень. При монастыре действует трапезная и гостиница.

Историческая справка

Монастырь Святого Великомученика, Победоносца и Чудотворца Георгия известен больше как Юрьев монастырь. Он расположен в нескольких километрах от Великого Новгорода и стоит в месте, где река Волхов берет свое начало из озера Ильмень.

Изначально все строения были деревянными, первый каменный храм — сегодняшний Георгиевский собор — заложили лишь в 1119 году по приказу князя Мстислава Великого. В XII-XIII веках Юрьев монастырь являлся главным и самым богатым в Новгородской республике. Ему принадлежало 4654 крепостные души и 4416 десятин земли.

Зодчий Петр, который руководил строительством Георгиевского собора, является первым русским архитектором, чье имя зафиксировано в летописях.

В 1611-1617 годах монастырь разорили шведы. В этот период солдаты интервентов раскапывали могилы в поисках драгоценностей. И в 1614 году, вскрыв очередное погребение, они нашли нетленные останки. Шведы вытащили тело из могилы и поставили к крепостной стене. Оно оказалось абсолютно неразрушенным и выглядело как живой человек. Так церковь обрела мощи святого князя Федора Ярославича, которые сейчас хранятся в Софийском соборе.

В XVIII веке в Георгиевский собор перенесли мощи святителя Феоктиста, которые со временем были утеряны. Но во время раскопок в 2015 году гробницу обнаружили. Мощи поместили в Спасский собор.

В начале XIX века при поддержке государя и помещиков монастырь реставрируется, а заодно обзаводиться новыми церквями и корпусами. Но при советской власти обитель закрыли, ценности уничтожили или разграбили. Во время Великой Отечественной войны монастырь занимали немецкие и испанские части. Позже на его территории размещались почта, училище, антирелигиозный музей и приют. Восстановление былого величия началось только в 1990-х годах и длится по настоящее время.

Путеводитель 1974 года называет монастырь «крупнейшим очагом религиозного мракобесия» и сообщает о намерениях открыть гостиницу в кельях монастыря и ресторан в трапезной. Но эти планы не воплотили в жизнь.

Свято-Юрьев мужской монастырь Епархиальные монастыри РПЦ

История

Свято-Юрьев мужской монастырь, самый крупный из новгородских монастырей. По преданию, обитель при истоке Волхова из озера Ильмень, заложил князь Ярослав Мудрый ( во святом крещении Георгий) в 1030 году. Им же построена была деревянная церковь во имя великомученика Георгия. Обитель занимала особое место среди новгородских монастырей, и именовалась лаврою. Монастырь владел огромными земельными угодьями и осуществлял сложнейшую хозяйственную деятельность. Юрьевский архимандрит считался вторым духовным лицом в Великом Новгороде после архиепископа. В 1119 году благоверный князь Всеволод Мстиславович, совместно с игуменом Кириаком заложил каменную соборную церковь, уступающую по своим масштабам только Софии Новгородской.

Стены монастыря впервые упоминаются в летописи в 1333 году, когда они «. поставлены были на 40 сажень с заборолами, при архимандрите Лаврентии» По указу императрицы Екатерины II «О секуляризации церковных земель» Юрьев монастырь теряет значительную часть своих владений, но продолжает значиться третьим среди 15 монастырей России причисленных к 1 классу.

Георгиевский собор-одно из самых замечательных творений древнерусской архитектуры, созданное выдающимся зодчим средневековой России, мастером Петром. Несмотря на византийские и киевские традиции в архитектуре, собор имеет ярко выраженные индивидуальные черты. Внутри храма совершенно нет ощущения тесноты, собор гармоничен и внутри и снаружи, хотя высота его стен достигает 20 метров.

Новое возрождение древней обители начинается в начале 19 века, и связанно с именем архимандрита Фотия(Спасского), чья глубокая вера, благочестие и деятельный характер, вызывали уважение в самых высоких кругах, в том числе и у императора Александра I. Духовной дочерью отца Фотия была графиня Анна Орлова (единственная дочь графа Алексея Орлова-Чесменского), обладавшая огромным состоянием.

Когда в 1822 году отец Фотий был назначен в Юрьев монастырь, графиня оказала ему всемерное содействие в осуществлении его планов. На её богатые вклады в обители началось обширное строительство. За короткое время были построены: Западный корпус с церковью Всех Святых,Спасский собор, восточный Орловский корпус с кельями для братии, северный с храмом Воздвижения Креста, южный с больничною церковью Неопалимой Купины. В 1841 году была построена колокольня по проекту знаменитого архитектора Карла Росси, по преданию она задумывалась выше колокольни Ивана Великого в Москве, но император Николай I лично вычеркнул из проекта один ярус. Сам архимандрит Фотий вел очень строгую жизнь, отказываясь от чая и кофе, выпивая только стакан горячей воды. С наступлением поста, он строго выполнял обет безмолвия, все распоряжения делались письменно, а все время отец Фотий проводил в церкви почти без пищи. С небывалой роскошью был украшен древний Георгиевский собор. Золотой стеной возвышался огромный семиярусный иконостас с серебряными царскими вратами. Мраморный престол покрывала серебренная риза под бронзовой сенью. Храмовая икона великомученика Георгия 12 века была покрыта драгоценною ризою украшенную драгоценными камнями. Даром графини Орловой был образок Знамения Божьей Матери, целиком вырезанный из изумруда и украшенный бриллиантами.

В 20-30-е годы монастырь был закрыт и разграблен, во время Великой Отечественной войны в нем располагались немецкие и испанские части. После войны на территории размещались почта, техникум, училище, музей, жили люди оставшиеся без крова. Только в 1991 г. благодаря усилиям архиепископа Льва, Юрьев монастырь возвратили Церкви, и с этого времени жизнь в обители начала возрождаться. Производится ремонт храмов и корпусов, понемногу восстанавливается разоренное хозяйство.
В настоящее время богослужение совершается в 4-х храмах монастыря: Георгиевский собор, Крестовоздвиженский собор, Спасский собор (храм Рождества Христова), и церкви иконы Божией Матери «Неопалимая Купина».

При монастыре действует трапезная и гостиница для паломников.

Святые и подвижники благочестия

Праздники и чтимые даты

Святыни и святые источники

Храмы и Богослужения

Собор великомученика Георгия, главный храм древнего Юрьева монастыря, был построен в 1119 году повелением выдающегося русского военачальника и правителя князя Мстислава Великого, Сам великий князь Мстислав в это время находился в Киеве, попечение о строительстве собора полностью легло на игумена Юрьевской обители Кириака и сына.

Мстислава князя Всеволода-Гаврила, княжившего тогда в Новгороде. Известны не только имена основателей главного храма Юрьева, князей Мстислава и Всеволода, но и имя его строителя, великого русского архитектора мастера Петра.

Спустя одиннадцать лет, 12 июля 1130 года, на память первоверховных апостолов Петра и Павла новый огромный каменный собор, увенчанный тремя куполами, был освящен при новгородском епископе Иоанне Попьяне и игумене Исайе, его предшественник Кириак умер за два года до освящения храма.

Величественный Георгиевский собор, по размерам уступающий только св. Софии Новгородской, по праву относится к сокровищам русской средневековой архитектуры, неповторимо прекрасный храм отразил самые высокие представления наших предков о красоте и гармонии, они строили не здание, но образ Церкви в ее вселенском значении. Современный облик Георгиевского собора достаточно близок к первоначальному (все многочисленные разновременные пристройки, возникшие у его стен за восемь веков, были разобраны при реставрационных работах 1931-1935 гг.), но тогда, в 1130 году храм был еще лучше — он был выше более чем на метр, вместо нынешней четырехскатной кровли имел покрытие повторяющее форму сводов — позакомарное, в нишах написаны были большие настенные иконы.

Внутреннее устройство Георгиевского собора отражало его характер и назначение главной церкви монастыря и одновременно княжеского храма. Для пребывания князя и его семьи были устроены просторные хоры, здесь же, на хорах, располагалось два придела- Благовещения и святых Бориса и Глеба.

Незадолго до освящения собора, около 1130, года стены его были расписаны, к сожалению, древняя фресковая живопись почти полностью утрачена, сохранились только фрески маленького храма, находящегося в северо-западном барабане, остатки росписей в лестничной башне и небольшие фрагменты орнаментального украшения оконных откосов в основном объеме собора.

С конца XII века Георгиевский собор монастыря служил местом последнего упокоения не только настоятелей обители, но и русских князей, новгородских посадников, и некоторых святителей. В 1198 году в соборе были похоронены два рано умерших сына князя Ярослава Владимировича — Изяслав, крестник преподобного Варлаама Хутынского, и его брат Ростислав. В Юрьевом монастыре принял монашеский постриг знаменитый посадник Новгорода Мирошка Нездинич, новый инок был погребен в соборе в 1203 году, вскоре, в 1207 году здесь же похоронили его сына Дмитра Мирошкинича. В 1233 года в соборе был погребен юный князь Феодор Ярославич, старший брат святого Александра Невского. Позже, в 1224 года в Юрьевом монастыре умерла мать Феодора и Александра св. княгиня Феодосия Мстиславна, перед смертью она приняла в обители иночество под именем Ефросиния, княгиню похоронили у южной стены собора, подле могилы старшего сына. Мощи св. князя Феодора были обретены в 1614 г. и перенесены в св. Софию.В январе 1786 года древний монастырь святого Георгия обрел великую святыню, сюда, по благословению митрополита Гавриила (Петрова), были перенесены мощи св. архиепископа Новгородского Феоктиста из находящегося неподалеку упраздненного Благовещенского монастыря.

В 30-е годы XIX в. при архимандрите Фотии, благодаря помощи графини А.А.Орловой Юрьев монастырь переживает новый расцвет. Несомненно, особое внимание настоятель уделял Георгиевскому собору, но оно оказалось гибельным для росписи XIIв., фрески были почти полностью сбиты со стен собора, фрагменты древних изображений послужили материалом для подсыпки при планировке территории обители, частично же были выброшены. Стены собора расписали заново, тогда же был выполнен роскошный семи ярусный иконостас, в состав которого, наряду с новыми, вошли и древнейшие иконы Георгиевского собора. Иконы с почтением одели в драгоценные серебряные позолоченные ризы, сверкавшие множеством драгоценных камней.

Стенопись Георгиевского собора, созданная по воле архимандрита Фотия, не сохранилась так же, как и бесценные фрески 1130 года. В 1898 г. в Георгиевском соборе вновь начались ремонтные работы, фотиевская живопись была сбита и заменена новой, более соответствующей по представлениям своего времени древнему интерьеру соборного храма Юрьевской обители. Для росписи пригласили артель одного из самых известных тогда в России иконописцев М.Н. Сафонова. В 1902 году, незадолго до потрясшей Россию революционной катастрофы, Георгиевский собор после поновления освятил Архиепископ Новгородский и Старорусский Гурий.

В 1920 г. Юрьев монастырь был закрыт, вскоре прекратились богослужения в Георгиевском соборе. Древний храм вновь обрел жизни после возвращения Юрьева монастыря Русской Церкви в 1991 г.

Новгородский Свято-Юрьев мужской монастырь и окрестности

Согласно древним преданиям православный русский князь Ярослав Мудрый в 1030- м году, после победы над чудью основал город Юрьев (сегодня это город Тарту в Эстонии) и построил два монастыря: в Киеве и Новгороде. Для закладки Новгородского монастыря место было выбрано недалеко от Новгорода, по пути следования к загородной резиденции князя, расположенной на озере Ильмень в селе Ракомо.

Стены изначально деревянного монастыря поднялись в живописном месте, на берегу реки Волхов у самого ее истока, близ озера Ильмень.

Князь Ярослав Владимирович в святом крещении носил имя Георгий, глубоко чтил своего небесного покровителя. С первых лет христианизации Руси и на всем протяжении ее истории святой Георгий был бесконечно почитаемым заступником Отечества и русского княжеского дома.

Поэтому не удивительно, что один из древнейших монастырей России, созданный Ярославом Мудрым, был назван в честь Святого Великомученика Георгия Победоносца и Чудотворца.

Имя Георгий в русском языке имело диалектную форму «Юрий», широко распространенную в древнем языке, отсюда пошло и название первого на Руси монастыря Русской православной церкви — Свято-Юрьев мужской монастырь.

Свято — Юрьевская обитель поднялась на другом берегу Волхова почти напротив Рюрикова городища, хоть и расположенного на новгородской земле, но имеющего обособленный статус и не являющегося территорией Господина Великого Новгорода.

Обитель на протяжении многих веков почиталась первой по значению среди других новгородских монастырей, ее положение в Новгородской епархии было исключительным — Юрьевский монастырь именовался даже Юрьевской Лаврой. Игумены монастыря носили титул архимандритов, которые на севере Руси считались вторым духовным лицом после Новгородского архиепископа.

Свято-Юрьев мужской монастырь был самым крупным из новгородских монастырей, он владел огромными земельными угодьями и осуществлял сложнейшую хозяйственную деятельность.

Обширные земли монастыря располагались в различных местах: от верховьев реки Ловати до Онежского озера, от реки Шелонь до Сестринского стана в Волоколамском уезде недалеко от Москвы. Монахи Свято-Юрьева монастыря имели свой житный двор в Новгородском кремле, а на Торговой стороне на Торгу у них были свои лавки.

В 1119 году по распоряжению русского военачальника, князя Мстислава Великого, правившего в Киеве, его сыном Всеволодом Мстиславовичем на территории монастыря был заложен каменный храм. Вся ответственность за строительство храма была возложена на игумена обители — Кириака и выдающего мастера-строителя Петра, отмеченного в летописях.

Вот скажите, как возможно в те невероятно далекие времена построить это колоссальное, мощное, одно из самых замечательных творений древнерусской архитектуры. Откуда у первого русского зодчего средневековой России возник образ этого совершенно потрясающего храма, соединившего в себе не только византийские и киевские традиции, но свои индивидуальные.

Храм строился 11 лет и в 1130-м году он был освещен во имя Святого Георгия Победоносца.

Новый, огромный каменный, главный собор монастыря, словно высеченный из одного цельного белоснежного камня, увенчанный тремя серебристыми куполами, был тогда и остается сейчас удивительно гармоничным.

По своим размерам уступающий лишь Софийскому собору в Новгородской Кремле, величественный Георгиевский собор по праву относится к сокровищам русской средневековой архитектуры. Всем своим торжественным видом и расположением он словно возносится над окружающими его зданиями и сооружениями, над рекой, полями и лесами, над суетой и обыденностью.

Значение Георгиевского храма было велико: именно в нем велась княжеская летопись, а с конца 12 века храм стал служить усыпальницей не только настоятелей обители, но и новгородских князей и посадников. Например здесь похоронены мать и брат Александра Невского и многие другие.

Высота храма — 32 метра, длина -26, ширина -24 метра и настало время посмотреть его внутреннее содержание. Приложив максимум усилий, я потянула на себя массивную дверь и очень медленно отворила ее.

Не спеша, вошла в храм и замерла: после палящей жары мое разгоряченное тело мгновенно обволокло холодом. Я дунула, дабы проверить температуру — от моего лица отделилось облако пара! Однако!

Несмотря на высоту стен 20 метров, внутри храм показался мне не только величественным, но и даже фундаментальным. И если снаружи храм был обновленный, белоснежный, радостный, не обнаруживающий своего преклонного возраста, то внутри он выглядел глубоким, древним, но невероятно благородным седовласым старцем.

Внутреннее устройство храма отражает его назначение, как главного собора монастыря и княжеского храма.

Все стены храма были расписаны фресками еще в 12 веке, но пройдя через череду веков мало что сохранилось до наших дней. В начале прошлого века фресковую живопись практически переписали заново, в итоге древние росписи сохранились лишь в лестничной башне и на откосах оконных проемов. Сейчас стены Георгиевского храма выглядят не так уж и плохо, возможно это результат недавних реставраций.

Но все равно я стояла у входа, подавленная и растерянная, внутренние интерьеры некогда великолепного и величественного Георгиевского собора навевали гнетущее состояние. Слева, от церковной лавки, раздавался не громкий говор, отзывающийся эхом и улетающий под купол, совершенно не вписывающийся в окружающую обстановку. Это тихо разговаривали монах, о котором я писала в рассказе и продавщица храмовой атрибутики. Не то чтобы они мне мешали, но все же нарушали уединение.

Почти все полы в храме в руинированном состоянии и это затормозило мой шаг, возможно из-за их состояния мне было так не уютно?

В 1611–17 годах монастырь подвергся разорению шведских воинов и в эти же годы он обрек мощи Святого князя Федора Ярославовича, брата Александра Невского.

В 1764-м году согласно Указа императрицы Екатерины II в. Российской Империи проводится реформа по упразднению части монастырей и изъятие церковных земель. Потеряв значительную часть своих земель, во владении Свято-Юрьева монастыря остались обширные угодья, тысячи крестьян, рыбные промыслы, ремесленные мастерские и 15 мелких монастырей, к нему приписанных.

Возрождение и новый расцвет Свято-Юрьева монастыря начались в 1822 году с назначения в обитель архимандрита Фотия. Территория монастыря в тот момент представляла печальную, удручающую картину, все постройки, особенно деревянные, сильно обветшали. Случившийся через полгода в монастыре пожар довершил начатое временем.

Но в дело вмешалась духовная дочь архимандрита Фотия — графиня Анна Алексеевна Орлова, единственная дочь графа Алексея Орлова — Чесменского, единственная наследница его огромного состояния. Я уже немного коснулась ее судьбы, рассказывая вам о музее деревянного зодчества в Витославлицах.

Оставившая городскую светскую жизнь и глубоко верующая, она перебралась жить в монастырь и оказала неоценимую помощь в восстановлении монастыря. На средства графини за очень кроткий срок были восстановлены древние храмы и построены новые сооружения:

Западный братский корпус с церковью Всех Святых,

Спасский собор — храм Рождества Христова,

восточный Орловский корпус с кельями для братии,

северный корпус с Крестовоздвиженским храмом

церковь князей Феодора и Александра Невского, больничный корпус с церковью во имя иконы Божией Матери «Неопалимая Купина» — находится в глубине сада и проход туда закрыт.

Именно в тот период с небывалой роскошью был украшен главный храм Свято-Юрьевского монастыря — величественный Георгиевский собор.

По всему периметру монастыря была построена каменная стена,

разбиты два фруктовых сада, множество цветников.

Также были проложены новые дороги: одна из Юрьево в Новгород с тремя мостами, вторая в Орловскую мызу к особняку графини Орловой.

Вдоль этой дороги были высажены ивы, которыми можно любоваться и в настоящее время.

В 1841-м году по проекту знаменитого архитектора Карла Росси была построена 52-х метровая колокольня.

Она словно маяк, видна издали!

В 1831 году графиня Анна Алексеевна Орлова перевезла в монастырь прах своего отца и его братьев, которых погребли под папертью Георгиевского собора.

Архимандрит Фотий очень много сделал для восстановления архитектурной и живописной древнерусской традиции, для росписи храмов в монастыре он приглашал крестьян-иконописцев братьев Сапожниковых. Он также организовал в монастыре различные мастерские: слесарную, токарную и даже художественную. Фотий разработал монастырский указ, определяющий времяпрепровождение монахов.

Зимой 1838 года архимандрит Фотий скончался на руках графини, его духовной дочери. Анна Алексеевна пережила его на 10 лет, уединенно прожив эти годы в своем имении на территории деревушки Витославицы, посещая монастырь на все службы.

Отпевание графини совершилось в Георгиевском соборе, а похоронили ее рядом с гробом архимандрита Фотия в церкви Похвалы Пресвятой Богородицы, в заранее приготовленной ею гробнице.

Пока готовила материал, много читала об этой удивительной женщине, всю себя и свои огромные средства отдавшей богу, вере. Анна Алексеевна жертвовала свои богатства не только Свято-Юрьеву монастырю, а многим другим. При жизни она потратила на различные храмы и монастыри около 25 миллионов рублей. Согласно завещанию, большая часть средств также отписывалась ею монастырям и храмам.

В 20–30 е годы прошлого столетия монастырь был сначала разграблен, затем все его храмы были закрыты, братия разогнана.

Малая толика сохранившихся ценностей была перевезена в Московскую Оружейную палату, часть в Новгородский музей. Перед войной ценности были вывезены и пропали. Большинство мощей, вывезенных в Новгород погибли в время оккупации города немецкими захватчиками.

Во время войны на территории монастыря размещались немецкие и испанские части. После войны в Свято-Юрьеве монастыре размещались самые различные учреждения: почта, техникум, дом инвалидов и жили люди, оставшиеся без крова. В Георгиевском соборе был открыт музей.

В 1991 году Свято-Юрьев монастырь был возвращен церкви, а с 1995 года возобновлена обитель. Обветшалые постройки и храмы, утратившие убранство и все до одной иконы — вот что предстало перед немногочисленной братией. Но жизнь продолжается и разоренное за столько лет хозяйство Свято-Юрьева монастыря, потихоньку приводится в порядок, восстанавливаются храмы, пишутся иконы.

В настоящее время богослужения совершаются в четырех храмах монастыря:

  • Записи сообщества
  • Поиск

Свято-Юрьев мужской монастырь запись закреплена

«Научитесь лечь спать и поставить перед собой вопрос о том, что не ваши уставные молитвы вас защитят от зла в течение ночи, а любовь тех многих, многих людей, о которых мы, может быть, даже забыли, но которые нас помнят и на земле, и в вечности. И тогда сердце ваше растает; тогда вы сможете начать молиться, обращаясь к Богу с такой же искренностью, потому что в какой-то момент вы обнаружите, что вы любимы не только теми людьми, которые вокруг вас были, но Матерью Божьей, Христом Спасителем, Отцом нашим небесным, ангелом нашим хранителем — и мир так расширится, так углубится. «.
Митрополит Сурожский Антоний

Фото Ивана Люсова

Свято-Юрьев мужской монастырь запись закреплена

ДМИТРИЙ ДЮЖЕВ: «НЕВОЗМОЖНО ПОБЕДИТЬ ВЕРУЮЩЕГО ЧЕЛОВЕКА»

О поездке на Афон

Я недавно первый раз в жизни был на Афоне. Попал на Праздник Рождества Богородицы. И своими глазами увидел вокруг горы опоясывающее облако. Как на иконах! Это было потрясающе! Гениально!
Показать полностью.

Когда ты такое видишь, то присутствие Ее Пояса на этой земле, присутствие Богородицы становится для тебя естественным и правдоподобным! Такое же чувство испытываешь в Храме Гроба Господня в Иерусалиме: вот место, где стоял крест, вот с холма спустились, а вот здесь Он лежал, то есть сам факт исторической достоверности евангельских событий становится явным. И с этим поспорить невозможно. И еще больше начинаешь внутренне радоваться, что все, о чем ты когда-то и где-то читал, видел, слушал – правда!

Глубоко верующий человек чуда не ждет, ему не надо искушать Господа
На Афоне я спрашиваю монаха: «А как часто чудо у вас происходит? Может быть, за последнее время свидетельства какие-то есть?». А он говорит: «Вы знаете, Дмитрий, чудо ведь дается человеку слабо верующему, это Господь в награду дает, чтобы, так сказать, поощрить человека, чтоб веру его в большую обратить, а глубоко верующий человек чуда не ждет, ему не надо искушать Господа, он не станет говорить: Господи, сделай мне чудо! Он даже так постыдится подумать». Вот как!

Еще обратил внимание, как на Афоне культивируется Слово Божье. Там кругом слышно: «А можно то сделать? А можно это. » И монахи как-то так реагируют: «Да отойди в сторонку, главное, чтоб Слово Божье звучало!» И там во всем, действительно, присутствует Слово.

О прививке веры

Я еще в детстве получил счастливую прививку веры. Однажды было плохо, и я забрел в храм, где меня встретил священник. Он совершил елеопомазание, а потом сказал: «Пойдешь с этим крестом на улицу и почувствуешь справа от себя Ангела Хранителя, он всегда с тобой был и всегда с тобой будет, просто ты его не слышал и не умел слышать. А ты сейчас пойдешь и поймешь, что ты не одинок. И этот ангел, если будешь его просить, прислушиваться к нему, всегда приведет тебя к добру, к святости».

Впоследствии духовные отцы объяснили мне, что смысл жизни человека и его предназначение – это путь к святости.

Я думаю, бывает так, что люди к святости приходят через страдания за свою веру, новомучеников много таких, как Евгений Родионов, обезглавленный в плену за исповедание веры Христовой во время чеченской войны. Но вообще, чтобы тянуться к святости, необходимо воцерковление, нужно исповедаться, причащаться, стремиться жить по заповедям.

Родители мои как-то мало верили, родственники тоже, и я сам взращивал эту веру как маленькое семя. Трудно было, времена были отрицающие веру, к верующим относились примерно так: «Ты, чо, бабка какая-то, что ли?». Такие были понятия: «Вот бабки они верят, а ты же молодой, ты чего?». Но все это пройдено было. И уже дальше, так получилось, что я остался без родителей и семьи. И стал уже сам искать вот этот путь к святости. И тогда стал ездить по монастырям, искать себя, искать то место, где я мог бы уединиться к служению Божьему.

О разных монахах

Когда приезжаешь пожить в монастыре, остаться трудником, то ты должен пройти некую беседу с монахом, после которой он благословляет остаться или не благословляет. У меня были потрясающие встречи с монахами. А монахи – они же все благообразные, пока молчат, они даже чем-то в такие моменты друг на друга похожи, но когда монах начинает разговаривать, сразу понятна его предыдущая жизнь. Жизнь, с которой он пришел в монастырь. В одном случае это был военнослужащий, и разговаривал соответственно: «Есть! Так точно! И что? И куда? С какой целью? А если я тебя не пущу? А если ты устанешь? А если не сможешь? Так, отвечай!» И этот самый монах с военным прошлым, шагая по монастырю, просто отдавал команды: «Не сидеть! Не спать! Продолжаем! Собрались!» (смеется) Чуть ли не – равнение на середину! Вот так было. А в другом монастыре я встретил монаха, бывшего милиционера, он такими испытующими вопросами запомнился: «А с какой целью ты приехал? Это ты что хочешь от этого получить? А что тебе тут надо? Может, тебя тут что-то другое интересует?» И я понимал, что я будто на допросе нахожусь, и я-то ни в чем не виноват, но ощущение виноватости у меня есть, когда со мной так разговаривают! (смеется)

О беснующейся женщине

Но как только ты попадаешь в монастырь, все! Как говорят: на одного человека один чертик дается, на монаха – сорок. Как только попадаешь в монастырь, миллион начинается историй, искушений, встреч. Это гениальнейше описывает отец Тихон в своей книге «Несвятые святые».

Святой Амвросий говорил: «А ты закутайся в смирение; тогда, если и небо к земле прильнет, не страшно будет»
В Оптиной пустыни я вообще видел беснующуюся женщину в очереди к мощам святого Амвросия, она передо мной за несколько человек стояла. Еще продолжалась литургия, и она вдруг начала рычать и бросаться на толпу. По-моему, это произошло, когда женщина подошла к мощам прикоснуться. Она буквально рычала и хватала воздух, металась назад, вперед, а толпа тесная, поэтому ей некуда и упасть было. Но молниеносно, как спецназовцы, монахи из алтаря выбежали, подхватили под руки, принесли стул, усадили ее у стеночки, вышел священник со святой водой и давай читать молитву и ее окроплять. А она от них вырывалась, как мужик, и голос такой низкий, прокуренный. Страшно было ужасно. Хотя, конечно, этически неправильно на такое смотреть, у человека несчастье, но я актерской профессии, меня этому учили – жить в наблюдении жизни, будь то святость или грех. И я не мог не смотреть, конечно. Но вот я подходил к мощам святого Амвросия, который говорил: «А ты закутайся в смирение; тогда, если и небо к земле прильнет, не страшно будет». И я думаю: небо, прильни к земле, прильни, мне не страшно, мне не страшно! Думаю: а вдруг! Мало ли, мы же не знаем никогда, что сейчас со мной может произойти, мало ли я каких грехов не вспомнил, или за мной еще что-то есть, и вдруг я вот тоже как эта женщина. Но все прошло спокойно. И когда я уже оглянулся, она сидела вся мокрая, руки и голова обмякли, и вдруг в один момент она будто проснулась и стала на людей смотреть такими чистыми глазами, не понимающими, что же происходит.

«Остров» как чудо

Потом все эти наблюдения за монахами и беснующимися мне пригодились на съемках фильма «Остров». Сам фильм стал для меня свидетельством настоящего чуда. Нечасто в кино встретишь ситуацию, когда люди искренне и честно пытаются делать свое дело. Когда стараются, так скажем, призвать Божественное благословение на то, чтобы все получилось, на то, чтобы режиссер и актеры были поняты в своем поиске зрителями. Все-таки задача искусства не отвечать на вопросы, а задавать их. А режиссер Павел Лунгин этой картиной как раз хотел задать вопросы о вере, о чуде – о том, как вы это понимаете, во что вы верите и в чем вы видите настоящее чудо? И не только для зрителей, но и для актеров, прежде всего, этот фильм стал духовным путешествием, духовным опытом. И мы в этом путешествии были, скажу снова, искренни. Может быть, поэтому и случилось чудо с самим фильмом, что без всякой надежды на популярность, без всякой надежды найти понимание вдруг после премьеры пошел такой резонанс, все стали об этом говорить, спрашивать.

И я до сих пор не перестаю благодарить Павла Лунгина за то, что он мне предоставил возможность сыграть такого человека, монаха Иова. Подарил возможность через призму православной темы еще раз посмотреть на главные вопросы в жизни. И через эту же тему дал мне шанс раскрыть себя как актера. На тот момент все привыкли видеть во мне только Космоса. А в «Острове» я был совершенно другим, до неузнаваемости, люди так и говорили: «Мы даже не сразу поняли, что монаха играет тот самый парень из «Бригады».

Что слушает Петр Мамонов

После выхода «Острова» на экраны мы стали с режиссером картины, с актерами ездить на творческие встречи по городам страны. И я заметил, что Петр Мамонов во время перелетов все время – в наушниках. Я думаю, какую музыку Петр слушает в свободное время? И вот он как-то говорит: «Хочешь послушать?» Я: «Да, интересно, что же вы слушаете!?» Втыкаю наушник, а там проповедь Иоанна Крестьянкина! «Ааааа, – говорю, – Петр!» Он: «Да, это для меня как Святым Духом питаться, вот этим Словом». Иоанн Крестьянкин был талантливым, интересным очень проповедником. Я тоже его часто слушаю, особенно когда нет возможности поехать в монастырь.

Самое главное чудо в том, что мы живем
Невозможно победить верующего человека. Как Тургенев говорит: «Будь только человек добр, его никто отразить не в состоянии». Вот доброго и верующего человека невозможно победить, можно бить, оскорблять, уничтожать, он будет улыбаться, он будет счастлив. Почему вот такие люди бесстрашные, сильные? Они не боятся ничего потерять.

Уже как правило держишь: вот если тебя оскорбляют за то, в чем ты не виновен, то это искушение перед каким-то большим событием. Вот так считается. И ты достойно это должен пройти. То есть Господь тебе сейчас что-то приготовил большое, но перед этим дарит тебе возможность доказать твою преданность: Я-то тебя люблю, но ты дай Мне тоже почувствовать твою большую любовь. Поэтому на эти мелкие искушения нельзя раздраженно отвечать. Тогда губишь себя. Ты не достоин тогда. Не готов к большому испытанию. Значит, ты в плотском мире живешь, а не в духовном.

Самое главное чудо в том, что мы живем. Это самое главное чудо. Перво-наперво. Это все монахи говорят: «С утра проснулся – уже чудо, благодари Бога, беги благодарить Бога!» Ох, как трудно этому научить сына! Когда пройден путь жизненный, ты понимаешь, что такое лечь и не проснуться, сплошь и рядом это происходит со знакомыми. Мы знаем, какое счастье, действительно, проснуться и благодарить Бога за то, что он тебе подарил еще один день, с надеждой на один день, и этот день провести как последний. В этот день все решить. Не оставлять на завтра, все – на сейчас. И ложиться с мыслью: если Ты считаешь, что для меня всё, то возьми, конечно, меня скорее к Себе.

Юрьев монастырь

Монастырь Святого Великомученика, Победоносца и Чудотворца Георгия, на протяжении столетий традиционно именуемый Юрьев (Юрий-диалектная форма имени Георгий, широко распространенная в древнерусском языке), принадлежит к числу древнейших обителей не только Новгородской Епархии, но всей России. Он был основан в 1030 году сыном равноапостольного крестителя Руси, православным русским князем Ярославом Мудрым. Ярослав Владимирович в святом крещении носил имя Георгий и глубоко чтил своего небесного покровителя, во имя святого воина-мученика он создал монастыри в Киеве и Новгороде. С начальных времен христианизации Руси и на всем протяжении ее истории св. Георгий становится бесконечно почитаемым заступником Отечества и русского княжеского дома.

Построенный князем Ярославом на берегу Волхова у самых его истоков монастырь первоначально был деревянным, как и его соборная церковь св. Георгия. В 1119 году повелением еще одного выдающегося русского военачальника и правителя св. благоверного князя Мстислава Великого был заложен каменный храм. Сам великий князь Мстислав в это время находился в Киеве, попечение о строительстве собора полностью легло на игумена Юрьевской обители Кириака и сына Мстислава Всеволода, княжившего тогда в Новгороде. Князь Всеволод-Гавриил остался в памяти народа не только как великий воин, но как великий храмоздатель, построивший многие церкви, в том числе кафедральный Троицкий собор во Пскове, где и был погребен в 1138 году. Церковное почитание князя сложилось уже в конце XII века, после обретения нетленными его мощей. Память о святом князе Всеволоде, веками жившая в Юрьевском монастыре, отразилась в посвящении ему престола храма, не сохранившегося до наших дней.

Величественный Георгиевский собор, по размерам уступающий только св. Софии Новгородской, по праву относится к сокровищам русской средневековой архитектуры, неповторимо прекрасный храм отразил самые высокие представления наших предков о красоте и гармонии, они строили не здание, но образ Церкви в ее вселенском значении. Современный облик Георгиевского собора достаточно близок к первоначальному. Внутренне убранство Георгиевского собора отражало его характер и назначение главной церкви монастыря и одновременно княжеского храма. Для пребывания князя и его семьи были устроены просторные хоры, «палати» по-славянски, здесь же, на хорах, располагалось два придела — Благовещения Пречистой и святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Незадолго до освящения собора, около 1030 года, стены его были расписаны; к сожалению, древняя фресковая живопись почти полностью утрачена, сохранились только небольшие фрагменты орнаментальных украшений оконных откосов в основном объеме собора и роспись маленького храма, находящегося в северо-западной башне.

Положение Юрьева монастыря в Новгородской епархии было исключительным, основанная русскими князьями обитель на протяжении веков почиталась первой по значению среди новгородских монастырей, именовалась даже Юрьевской Лаврой. С конца XII века Георгиевский собор монастыря служил местом последнего упокоения не только настоятелей обители, но русских князей и новгородских посадников. В 1198 году в соборе были похоронены два сына князя Ярослава Владимировича — Изяслав, крестник преподобного Варлаама Хутынского, и его брат Ростислав. В июне 1233 года в соборе был погрбен яный князь Феодор Ярославич, старший брат святого благоверного князя Александра Невского. Смерть постигла четырнадцатилетнего Феодора внезапно, молодому князю уготован был на земле удел воина и защитника Отечества, но иначе судил Бог, Русь защитил Он рукою брата его Александра, в лице Феодора народ обрел воина и заступника небесного. Через одиннадцать лет, 5 мая 1224 года, умерла мать Феодора и Александра княгиня Феодосия Мстиславна, перед смертью она приняла иночество в Юрьевом монастыре под именем Ефросиния, княгиню похоронили у южной стены собора, подле могилы старшего сына.

В 1611-17 годах монастырь претерпел жестокое разорение от шведских интервентов, но в эти страшные годы шведского пленения в обители промыслом Божиим совершилось знаменательное для Новгорода и России явление — обретение мощей святого благоверного князя Феодора Ярославича. В 1614 году охваченные безудержной жаждой наживы шведские солдаты принялись раскапывать могилы в поисках кладов. Вскрыв одно из погребений в Георгиевском соборе, они обнаружили в нем нетленные останки святого князя, вытащив его из могилы, они поставили его к стене, неразрушенное тело стояло как живой человек.

В послереволюционные годы Юрьев монастырь разделил участь всех русских обителей, крестный путь Церкви. В 1922 году изъятие церковных ценностей носило характер бессовестного разграбления монастыря, были переплавлены снятые с икон ризы, серебряная рака св. Феоктиста, богослужебные сосуды. Лишь малая часть ценностей стала достоянием российских музейных собраний. Через несколько лет, в 1929 году, монастырь был окончательно закрыт, уцелевшая братия разогнана. Разорение монастыря довершилось в 1935 году, при архитектурной реставрации Георгиевского собора по странным и необдуманным соображениям эстетического порядка был уничтожен семиярусный иконостас.

Юрьев монастырь был возвращен Русской Православной Церкви 25 декабря 1991 года, Новгородская епархия получила достаточно обветшавшие храмы и постройки обители, в которой не осталось ни единой иконы, не говоря уж об убранстве церквей, и грандиозные проблемы по сохранению и поддержанию древнего монастыря. С 1995 года в Юрьеве была возобновлена монашеская обитель. Молитвами и трудами священноархимандрита Георгиевского монастыря высокопреосвященнейшего Льва, Архиепископа Новгородского и Старорусского, немногочисленной пока братии и приезжающих жить и работать помощников монастырь возрождается, совершается богослужение по монастырскому уставу, постепенно восстанавливаются храмы, пишутся иконы, устраивается монастырское хозяйство.

Читать еще:  Луганская епархия: храмы и монастыри, история, святыни и священники
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector