0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жить достойно Тебя мне слишком трудно. Вход Господень в Иерусалим

Торжественный вход Господа в Иерусалим. Глава из Закона Божьего

Вскоре после воскрешения Лазаря, за шесть дней до еврейской Пасхи, Иисус Христос совершил торжественный вход в Иерусалим, чтобы показать, что Он есть истинный Христос Царь и идет на смерть добровольно.

Приблизившись к Иерусалиму, придя к селению Виффагии, к горе Елеонской, Иисус Христос послал двух учеников Своих, сказав: «идите в селение, которое прямо перед вами; там вы найдете, привязанную ослицу и молодого осла с нею, на которого никто из людей никогда не садился; отвяжите их и приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу».

Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус Христос. Они привели ослицу и молодого осла, покрыли осла своими одеждами, и Иисус Христос сел на него.

Между тем, в Иерусалиме узнали, что Иисус, воскресивший четверодневного Лазаря, идет в Иерусалим. Множество народа, собравшегося отовсюду к празднику Пасхи, вышло к Нему навстречу. Многие снимали с себя верхние одежды и постилали их Ему по дороге; другие срезали пальмовые ветви, несли их в руках и бросали по дороге. И весь народ, сопровождавший и встречавший Его, в радости восклицал: «осанна (спасение) Сыну Давидову! благословен грядущий во имя Господне (т. е. достоин хвалы, идущий от имени Господа, от Бога посланный) Царь израилев! Осанна в вышних!»

Приблизившись к Иерусалиму, Спаситель со скорбью смотрел на него. Он знал, что народ отвергнет Его, — своего Спасителя, — и Иерусалим будет разрушен. Иисус Христос заплакал о нем и сказал: «О, если бы ты хотя в этот твой день узнал, что служит к миру (т. е. спасению) твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих (т. е. ты упорно закрываешь глаза на все Божие благоволение, посылаемое тебе). Придут на тебя дни, когда враги обложат тебя окопами и окружат тебя и отеснят тебя отовсюду и разорят тебя, побьют детей твоих и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал (не захотел узнать) времени посещения твоего» (т. е. времени, когда Господь посветит тебя).

Когда Иисус Христос вошел в Иерусалим, весь город пришел в движение, и спрашивали не знавшие Его: «Кто это?»

Народ отвечал: «это — Иисус, пророк из Назарета Галилейского», и рассказывали при этом, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых.

Войдя в храм, Христос снова, как и в первый год Своего учения, выгнал из него всех продающих и покупающих, говоря им: «написано: — Дом Мой домом молитвы наречется для всех народов — а вы сделали его вертепом разбойников».

Слепые и хромые обступили Его в храме, и Он их всех исцелил. Народ, видя чудеса Иисуса Христа, еще больше стал прославлять Его. Даже малые дети, бывшие в храме, восклицали: «осанна Сыну Давидову!»

Первосвященники же и книжники негодовали на это и сказали Ему: «слышишь ли, что они говорят?»

Иисус Христос ответил им: «да разве вы никогда не читали: — из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?» (Псал. 8, 3).

В следующие затем дни Иисус Христос учил в храме, а ночи проводил вне города. Первосвященники, книжники и старейшины народа искали случая погубить Его, но не находили, потому что весь народ неотступно слушал Его.

ПРИМЕЧАНИЕ: См. в Евангелии от Матфея, гл. 21, 1-17; от Марка, гл. 11, 1-19; от Луки, гл. 19, 29-48; от Иоанна, гл. 12, 12-19.

Торжественный вход Господень в Иерусалим празднуется св. Православною Церковью в последнее воскресенье перед светлым праздником Пасхи. Это — один из великих праздников и называется он еще Вербным Воскресеньем, потому что в этот день за всенощною службою Божию (или за утренею) раздаются молящимся освященный ветви вербы или других растений. В старину с зелеными ветвями встречали царей, возвращавшихся с торжеством после победы над врагами. И мы, держа в руках первые распускающиеся весною ветви прославляем Спасителя, как Победителя смерти; потому что Он воскрешал умерших и в этот самый день входил в Иерусалим для того, чтобы умереть за наши грехи и воскреснуть и тем спасти нас от вечной смерти и вечных мук. Ветка служит у нас тогда знаком победы Христа над смертью и должна напоминать нам о будущем воскресении всех нас из мертвых.

Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Тем же и мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе, Победителю смерти, вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне!

Удостоверяя, что будет всеобщее воскресение мертвых, Ты, Христос Бог, перед Своими страданиями воскресил Лазаря из мертвых. Поэтому и мы, подобно детям (еврейским), нося знаки победы (жизни над смертью), восклицаем Тебе, Победителю смерти: осанна в вышних, благословен идущий во имя Господне!

Общее воскресение уверяя — удостоверяя, что будет всеобщее воскресение мертвых; прежде Твоея страсти — прежде Своих страданий; воздвигл еси — Ты воскресил; тем же — поэтому; яко отроцы — подобно детям. Дети, наравне с взрослыми, встречали Христа с древесными ветвями и прославляли Его. Победы знамения носяще — нося знаки победы. Здесь под знамением, или знаками победы Иисуса Христа над смертью, разумеются ветви древес, с которыми мы стоим в храме. Вопием — восклицаем; благословен грядый во имя Господне — достоин прославления идущий во славу Господа.

Вербное воскресение

Тропарь на Вход Господень во Иерусалим

Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Темже и мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне.

На престол на небеси, на жребяти на земли носимый, Христе Боже, Ангелов хваление и детей воспевание приял еси, зовущих Ти: благословен еси, грядый Адама воззвати.

Величаем Тя, Живодавче Христе, Осанна в вышних и мы Тебе вопием Благословен Грядый во Имя Господне.

Неоднозначно трактуемая фабульность Входа Господня в Иерусалим находит свое отражение в иконографии. Изображения этого события – на саркофагах – известны с IV века. Встречаются два варианта: Спаситель чаще всего изображен восседающим на осле; реже – рядом с ослицей, на которой едет Христос, идет жеребенок (см.: Мф. 21: 1–9).

За Христом обычно находятся апостолы, впереди – дети. Они возлагают под ноги осла одежды и взбираются на деревья, срывая ветви. Жители Иерусалима, выходящие из ворот города, встречают Спасителя с ветвями в руках, среди них часто присутствуют женщины – опять-таки с детьми на руках. За стенами Иерусалима, в центре города, изображается купольное здание, иногда увенчанное крестом.

Наряду с композициями, в которых апостолы следуют за Христом, встречаются сцены, где представлены два апостола – Петр и Иоанн, по сторонам от Учителя.

В палеологовскую эпоху появилась новая иконография: Спаситель сидит на осле, обернувшись назад, к апостолам. Этот извод, отличающийся, как, впрочем, и другие, малочисленностью сюжетных деталей и изобразительной сдержанностью, получил широкое распространение в русском искусстве XV столетия.

Протоиерей Николай Погребняк. Вход Господень в Иерусалим: что изображено на иконе?

Проповеди и статьи

Митрополит Антоний Сурожский

Праздники бывают разные. Сейчас мы встречаем праздник Входа Господня в Иерусалим; это один из самых трагических праздников церковного года. Казалось бы — все в нем торжество: Христос вступает в Святой град; встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом; разве здесь есть что-то трагическое?

Увы, есть! Потому что все это торжество, все это ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании, и та же самая толпа, которая сегодня кричит: «Осанна сыну Давидову!», то есть «Красуйся, сын Давидов, царь Израилев!», через несколько дней повернется к Нему враждебным, ненавидящим лицом и будет требовать Его распятия.

Что же случилось? Народ Израилев от Него ожидал, что, вступая в Иерусалим, Он возьмет в свои руки власть земную; что Он станет ожидаемым Мессией, который освободит израильский народ от врагов, что кончена будет оккупация, что побеждены будут противники, отмщено будет всем.
А вместо этого Христос вступает в Священный град тихо, восходя к Своей смерти… Народные вожди, которые надеялись на Него, поворачивают весь народ против Него; Он их во всем разочаровал: Он — не ожидаемый, Он — не тот, на которого надеялись. И Христос идет к смерти…

Читать еще:  5 шагов к прощению — если не можешь себя заставить простить

Но что же остается одним, и что завещает нам Христос Своей смертью?

В течение именно этих дней, говоря народу о том, какова будет их судьба, когда они пройдут мимо Него, не узнав Его, не последовав за Ним, Спаситель Христос говорит: се, оставляется дом ваш пуст, отныне пуст ваш храм; пуст ваш народный дом; опустела душа; опустели надежды; все превратилось в пустыню…

Потому что единственное, что может превратить человеческую пустыню в цветущий сад, единственное, что может дать жизнь тому, что иначе — пепел, единственное, что может сделать человеческое общество полноценным, единственное, что может помочь человеческой жизни стремиться полноводной рекой к своей цели, — это присутствие Живого Бога, дающего вечное содержание всему временному: Того Бога, Который настолько велик, что перед Ним нет ни великого, ни малого, а в каком-то смысле все так значительно — как перед любовью: самые мелкие, незаметные слова так дороги и значительны, а большие события иногда так ничтожны в таинстве любви.

Оставляется вам дом ваш пуст… Народ искал земной свободы, земной победы, земной власти; его вожди хотели именно властвовать и побеждать. И что осталось от этого поколения? Что осталось от Римской империи? Что вообще осталось от всех тех, которые имели в руках власть и думали, что никогда она не отнимется у них? — Ничто. Порой — могилы; чаще — чистое поле…

А Христос? Христос никакой силы, никакой власти не проявил. Перед лицом не понимающих Его Он так непонятен: Он все мог, Он мог эту толпу, которая Его так восторженно встречала, собрать воедино, из нее сделать силу, получить политическую власть. Он от этого отказался. Он остался бессильным, беспомощным, уязвимым, кончил как будто побежденным, на кресте, после позорной смерти, среди насмешек тех, могилы которых теперь не сыскать, кости которых, пепел которых давно рассеяны ветром пустыни…

А нам завещал Христос жизнь; Он нас научил тому, что, кроме любви, кроме готовности в своем ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего. Он нас научил тому, что человеческое достоинство так велико, что Бог может стать Человеком, не унизив Себя. Он нас научил тому, что нет ничтожных людей, тому, что страдание не может разбить человека, если только он умеет любить. Христос научил нас тому, что в ответ на опустошенность жизни можно ответить, только отозвавшись мольбой к Богу: приди, Господи, и приди скоро.

Только Бог может Собой заполнить те глубины человеческие, которые зияют пустотой и которых ничем не заполнишь. Только Бог может создать гармонию в человеческом обществе; только Бог может превратить страшную пустыню в цветущий сад.

И вот сегодня, вспоминая вход Господень в Иерусалим, как страшно видеть, что целый народ встречал Живого Бога, пришедшего только с вестью о любви до конца, — и отвернулся от Него, потому что не до любви было, потому что не любви они искали, потому что страшно было так любить, как заповедал Христос, — до готовности жить для любви и умереть от любви. Они предпочли, они хотели, жаждали — земного. Осталась пустыня, пустота, ничто…

А те немногие, которые услышали голос Спасителя, которые выбрали любовь и уничиженность, которые захотели любить ценой своей жизни и ценой своей смерти, те получили, по неложному обещанию Христа, жизнь, жизнь с избытком, победную, торжествующую жизнь… Это — праздник, который мы сейчас вспоминаем, который мы сейчас празднуем; это день страшнейшего недоразумения: одним оставляется дом их пуст, другие входят в дом Божий и становятся сами храмом Святого Духа, домом Жизни. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский Жить достойно Тебя мне слишком трудно. Вход Господень в Иерусалим

Митрополит Антоний Сурожский На исходе сил на пороге Страстной Седмицы

Епископ Василий (Родзянко)Долгий вход в Иерусалим

Архимандрит Рафаил (Карелин) Строже всего Бог будет судить христиан. Проповедь на Вход Господень в Иерусалим

Протоиерей Владислав Свешников Вход Господень в Иерусалим: Торжество служения

Священник Сергий Ганьковский Иерусалимские граждане тоже хотели простого человеческого счастья

Протоиерей Анатолий Малинин Ветви вербы – это знак победы жизни над смерью

Протоиерей Димитрий Дудко Если бы Господь прошел сегодня по нашим улицам. Вербное воскресенье

Игумен Петр (Мещеринов)Грустный праздник

Протоиерей Андрей Ефанов Как жить, чтобы не стать предателями Господа?

Священник Феодор Людоговский «Грядый Господь на вольную страсть…»

Епископ Василий (Родзянко) Долгий вход в Иерусалим. ВИДЕО

Проповеди в mp3

Протоиерей Валериан Кречетов. Проповедь на Вход Господень в Иерусалим

Протоиерей Александр Ильяшенко. Вербное воскресенье: Останемся ли мы у Креста Христовa?

Протоиерей Димитрий Смирнов. Проповедь на Вход Господень в Иерусалим

Протоиерей Михаил Немнонов. Проповедь на Вход Господень в Иерусалим

Молитва Входу Господню в Иерусалим

Господи Иисусе Христе Боже наш, в вышних со Отцем на Престоле седяй, выну на крылу от Херувим носимый и певаемый от Серафим, во днех же плоти Своея на жребяти осли сести изволивый нашего ради спасения, и от детей воспевание приявый и во Святый град Иерусалим прежде шести дней бытия Пасхи на вольную страсть пришедый, да спасеши мир Крестом, погребением и Воскресением Твоим! И якоже тогда людие, седящие во тьме и сени смертней, приемши ветви древес и ваиа от финик, сретоша Тя, Сына Давидова Тя исповедуя, такожде и нас ныне в предпразднственный день сей в подражание онех ваиа и ветви в руках носящих соблюди и сохрани. И якоже онии народи и дети “осанна” Тебе приношаху, сподоби и нам во псалмах и пениих духовных душами чистыми и нескверными усты прославити вся величия Твоя в праздник сей и во всю седмицу страсти Твоея и неосужденно достигнути и причаститися Божественныя радости Святыя Пасхи в пресветлые дни Живоноснаго Воскресения Твоего, да воспоем и прославим Твое Божество вкупе со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом всегда ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Помилуй мя Боже, помилуй мя.

Днесь благодать Святаго Духа нас собра, и вси вземше крест Твой глаголем: благословен Грядый во имя Господне, осанна в вышних.

Перевод с церковно-славянского на русский язык:

Помилуй мя Боже, помилуй мя.

Имеяй престол небо, и подножие землю, Бога Отца Слово и Сын соприсносущный, на жребяти безсловеснем смирися днесь, в Вифанию пришед. Темже дети еврейския, ветви руками держаще, хваляху гласом: осанна в вышних, благословен грядый Царь Израилев.

Помилуй мя Боже, помилуй мя.

Приидите и мы днесь весь новый Израиль, яже от язык, Церковь, со пророком Захариею возоопиим: радуйся зело, дщи Сионова, проповедуй, дщи Иерусалимова; яко се Царь твой грядет тебе кроток и спасаяй, и вседый на жребя осле, сына подъяремнича; празднуй, яже детей, ветви руками держащи похвали: осанна в вышних, благословен грядый Царь Израилев.

Помилуй мя Боже, помилуй мя.

Прежде шести дней Пасхи прииде Иисус во Вифанию, и приступиша к Нему ученицы Его, глаголюще Ему: Господи, где хощеши уготоваем Ти ясти Пасху? Он же посла их: идите в преднюю весь, и обрящете человека, скудель воды носяща; последуйте ему, и дому владыце рцыте: Учитель глаголет, у тебе сотворю Пасху со ученики Моими.

Помилуй мя Боже, помилуй мя.

Прежде шести дней бытия Пасхи, прииде Иисус во Вифанию, воззвати умерша четверодневна Лазаря, и проповедати воскресение. Сретоша же Его и жены Марфа и Мария, сестры Лазаревы, вопиюще к Нему: Господи, аще бы еси был зде, не бы умерл брат наш. Тогда глагола к ним: не предрекох ли вам: веруяй в Мя, аще и умрет, жив будет; покажите Ми, где положисте его? И вопияше к нему Зиждитель всех: Лазаре, гряди вон.

Помилуй мя Боже, помилуй мя.

Радуйся и веселися, граде Сионе, красуйся и радуйся Церкве -Божия: се бо Царь твой прииде в правде на жребяти седя, от детей воспеваемый: осанна в вышних, благословен еси, имеяй множество щедрот, помилуй нас.

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

На Херувимех носимый, и певаемый от Серафим, возсел еси на жребя Давидски, Блаже; и дети тя воспеваху боголепно, иудее же хуляху беззаконно; стропотное языков, седалище жребца прообразоваше, из неверия в веру претворяемое. Слава Тебе, Христе, едине Милостиве и Человеколюбче.

Читать еще:  Хамство бытовое. Рецепты борьбы от епископа Ионы

И ныне и присно и вовеки веков. Аминь.

Множество народа, Господи, постилаху по пути ризы своя; друзии же резаху ветви от древес, и ношаху. Предъидущии же и последующии зовяху глаголюще: осанна Сыну Давидову, благословен еси пришедый, и паки грядый во имя Господне.

Жить достойно Тебя мне слишком трудно. Вход Господень в Иерусалим

Праздники бывают разные. Сейчас мы встречаем праздник Входа Господня в Иерусалим; это один из самых трагических праздников церковного года. Казалось бы — все в нем торжество: Христос вступает в Святой Град; встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом; разве здесь есть что-то трагичное?

Увы, есть! Потому что все это торжество, все это ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании, и та же самая толпа, которая сегодня кричит: «Осанна Сыну Давидову!» то есть, «Красуйся, Сын Давидов, Царь Израилев», в несколько дней повернется к Нему враждебным, ненавидящим лицом и будет требовать Его распятия.

Что же случилось? Народ Израилев от Него ожидал, что, вступая в Иерусалим, Он возьмет в Свои руки власть земную; что Он станет ожидаемым Мессией, Который освободит Израильский народ от врагов, что кончена будет оккупация, что побеждены будут противники, отомщено будем всем.

А вместо этого Христос вступает в Священный Град тихо, восходя к Своей смерти. Народные вожди, которые надеялись на Него, поворачивают весь народ против Него; Он их во всем разочаровал: Он — не ожидаемый, Он не тот, на которого надеялись. И Христос идет к смерти.

Но что же остается одним, и что завещает нам Христос Своей смертью?

В течение именно этих дней, говоря народу о том, какова будет их судьба, когда они пройдут мимо Него, не узнав Его, не последовав за Ним, Спаситель Христос говорит: Се, оставляется дом ваш пуст; отныне пуст ваш храм; пуст ваш народный дом; опустела душа; опустели надежды; все превратилось в пустыню.

Потому что единственное, что может превратить человеческую пустыню в цветущий сад, единственное, что может дать жизнь тому, что иначе — пепел, единственное, что может сделать человеческое общество полноценным, единственное, что может помочь человеческой жизни стремиться полноводной рекой к своей цели, — это присутствие Живого Бога, дающего вечное содержание всему временному: Того Бога, Который настолько велик, что перед Ним нет ни великого, ни малого, а в каком-то смысле все так значительно — как перед любовью: самые мелкие, незаметные слова так дороги и значительны, а большие события иногда так ничтожны в таинстве любви.

Оставляется вам дом ваш пуст. Народ искал земной свободы, земной победы, земной власти; его вожди хотели именно властвовать и побеждать. И что осталось от этого поколения? Что осталось от Римской империи? Что вообще осталось от всех тех, которые имели в руках власть и думали, что никогда она не отнимется у них? — Ничто. Порой — могилы; чаще — чистое поле.

А Христос? Христос никакой силы, никакой власти не проявил. Перед лицом непонимающих Его Он так непонятен: Он все мог, Он мог эту толпу, которая Его так восторженно встречала, собрать воедино, из нее сделать силу, получить политическую власть. Он от этого отказался. Он остался бессильным, беспомощным, уязвимым, кончил, как будто побежденным, на кресте, после позорной смерти, среди насмешек тех, могилы которых теперь не сыскать, кости которых, пепел которых давно рассеяны ветром пустыни.

А нам завещал Христос жизнь; Он нас научил тому, что, кроме любви, кроме готовности в своем ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего. Он нас научил тому, что человеческое достоинство так велико, что Бог может стать Человеком, не унизив Себя. Он нас научил тому, что нет ничтожных людей, тому, что страдание не может разбить человека, если только он умеет любить. Христос научил нас тому, что в ответ на опустошенность жизни можно ответить, отозвавшись только мольбой к Богу: Приди, Господи, и приди скоро!.

Только Бог может Собой заполнить те глубины человеческие, которые зияют пустотой и которых ничем не заполнишь. Только Бог может создать гармонию в человеческом обществе; только Бог может превратить страшную пустыню жизни в цветущий сад.

И вот сегодня, вспоминая вход Господень в Иерусалим, как страшно видеть, что целый народ встречал Живого Бога, пришедшего только с вестью о любви до конца — и отвернулся от Него, потому что не до любви было, потому что не любви они искали, потому что страшно было так любить, как заповедал Христос, — до готовности жить для любви и умереть за нее. Они предпочли, они хотели, жаждали земного. Осталась пустыня, пустота, ничто.

А те немногие, которые услышали голос Спасителя, которые выбрали любовь и уничиженность, которые захотели любить ценой своей жизни и ценой своей смерти, те получили, по неложному обещанию Христа, жизнь, жизнь с избытком, победную, торжествующую жизнь. Это — праздник, который мы сейчас вспоминаем, который мы сейчас празднуем; это день страшнейшего недоразумения: одним оставляется дом их пуст, другие входят в дом Божий и становятся сами храмом Святого Духа, домом Жизни. Аминь.

Вербное Воскресенье — 1974 г.

Мы вступаем сегодня в тяжелые дни: в дни, когда мы вспоминаем Страсти Христовы, в дни, когда и нам будет нелегко приходить в храм выносить долгие службы, молиться. Многие поставят перед собой вопрос: А стоит ли ходить, когда тело так устало, когда мысли разлетаются, когда нет внутренней собранности и настоящего участия в том, что происходит?.

Вспомните тогда то, что было в дни Страстей Господних: сколько было народа, и добрых и негодных людей, которые много бы дали, чтобы вырваться из ужаса и из томления этих дней. Те, которые были близки ко Христу, — как у них разрывалось сердце, как истощались последние силы, телесные и душевные, в течение этих немногих страшных дней. И как сотни, вероятно, народа хотели бы вырваться из этой недели, быть свободными от того, что происходило: от гнева, от страха, от ужаса.

И жизнь никуда не давала уйти; никуда не могла отойти от страстей Господних Пречистая Дева Богородица. Никуда не могли укрыться от своего ужаса ученики Христовы, даже в те минуты, когда страх побеждал и они старались спрятаться от гнева народного.

Никуда не могли уйти, забыть происходящее Никодим, Иосиф Аримафейский, тайные ученики Христовы, верные женщины-мироносицы. Уйти было некуда, потому что ужас обитал в их сердцах, потому что ужас охватывал их извне и изнутри. И так же некуда было уйти от этого тем, которые с ненавистью, упорно, злобно добивались Христова убийства.

И вот, когда вспоминаешь это, — разве не найдешь себе места в храме в течение этих страстных дней? И у них мешались мысли, и у них холодело сердце, и у них истощались силы; но они жили этим событием. И то, что будет происходить на этих днях, это не мертвое воспоминание о когда-то прошедшем; это событие, которое находится в сердце наших дней, на нем зиждется жизнь нашего мира и наша жизнь.

Поэтому, что бы вы ни переживали, как бы мало мы все ни переживали, будем ходить на эти службы, погружаться в то, что они нам предъявляют. Не будем стараться из себя насильственно выжать какие-то чувства: довольно посмотреть; довольно послушать; и самые события — потому что это события, а не воспоминание — пусть нас ломают телом и душой. И тогда, когда, не вспоминая себя, а думая о Христе, о том, что происходит на самом деле в эти дни, мы достигнем и той великой субботы, когда Христос упокоился во гробе, — и на нас найдет покой. И когда ночью мы услышим весть о Воскресении, тогда мы тоже сможем вдруг ожить от этого страшного оцепенения, от этой страшной смерти Христовой, умирания Христова, которому мы хоть сколько-то приобщимся в течение страстных дней. Аминь.

Жить достойно Тебя мне слишком трудно. Вход Господень в Иерусалим.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы вступаем сегодня в страстные дни. Это дни, когда Христос, по любви Своей к нам, ради нашего спасения, не только принял на Себя человеческую плоть и человеческую земную трагическую судьбу, но время, когда отверженный людьми, Он пошел на смерть для того, чтобы со Креста иметь власть сказать: Отче! Прости им, они не знают, что творят… -и этим как бы снять грех с людей, даже тех, которые Его распинали.

Читать еще:  “Имейте совесть, вы мешаете людям молиться!”

Но эти события часто кажутся нам такими далекими, — это когда-то было, две тысячи лет тому назад: можем ли мы их ощутить глубоко, живо? Можем! Мы можем превзойти те образы, которые нам даны в богослужении, которые пленяют наше сердце, которые глубоко нас трогают, и которые, однако, иногда нам не дают видеть настоящую, жуткую трагедию того, что происходит.

И для того, чтобы обновить в вас это сознание, я хочу вам дать пример того, как другой человек, в наше время, дал свою жизнь, и как те люди, ради которых эта женщина, Наталья, умерла, целую жизнь прожили под знаком ее величия и жертвы.

То было в дни гражданской войны. Молодая, лет двадцати пяти, женщина с двумя детьми оказалась в городе, который заняли красные войска. Она, жена белого офицера, спряталась на окраине города в лачужке, надеясь, что облава пройдет и она спасется. Но в темную ночь к ней кто-то постучался.

Она с ужасом открыла дверь, но там был не ужас, а спасение: там стояла молодая женщина, которая ей сказала: Вас предали, сегодня ночью вас возьмут на расстрел; вам надо сию же минуту уйти! Мать посмотрела на своих малых детей и сказала: Как же мне уйти! Нас сразу узнают, да дети и не смогут далеко пройти! И эта женщина, которая еще недавно была просто соседкой, вдруг выросла в меру того, что Евангелие называет «ближним» — самым близким человеком, готовым всё отдать, всё сделать для другого. Эта Наталья сказала: Нет, вас никто искать не будет, — я здесь останусь и скажусь вашим именем… — Но вас расстреляют! — Да, — сказала Наталья, — но у меня нет детей… И Зоя ушла с двумя своими детьми.

Наталья осталась во тьме, которая всё сгущалась, в холоде, который пронизывал кости; она могла бы в одно мгновение выйти и стать снова не Зоей, а Натальей. Но она не вышла… Какие мысли у нее тогда были? Какие страшные искушения: вдруг меня расстреляют, а их всё равно возьмут и убьют, и моя смерть будет напрасна, — не уйти ли мне?… Она не ушла. И когда утром за ней пришли и расстреляли, мать и дети были спасены.

Эта мать и дети мне близко знакомы, и они мне говорили когда-то, что они всю жизнь прожили, помня, какой ценой они живы, помня, что им надо так прожить, чтобы смерть Натальи не оказалась напрасной.

А мы? Христос, Сын Божий стал человеком по любви к нам; Он был предан Своим учеником, от Него отрекся другой ученик, Его самые близкие апостолы бежали со страхом. Он остался один, со Своей Матерью и апостолом Иоанном у Креста; один Он умирал, даже Богом оставленный: Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты Меня оставил. — и всё это для того, чтобы нас спасти.

Неужели мы не отзовемся на Его смерть так, как Зоя и ее дети отозвались на вольную смерть Натальи? Неужели мы не отзовемся, не станем жить так, чтобы Христу не стало бы стыдно за нас, и чтобы нам не было стыдно, когда мы станем перед Крестом и увидим на Нем, на Его руках раны гвоздей, на Его ногах — раны гвоздей, на плече — рану от креста, на лбу — раны от тернового венца! Неужели мы станем и скажем: Да, мы знали, что Ты для меня умер, а я прожил в свою волю, потому что жить достойно Тебя мне было слишком трудно.

Подумаем об этом. Если не удастся вам ходить в храм молиться и предстоять перед ужасом этой недели, раскрываемым в богослужении, то думайте об этом дома; не только думайте, переживайте, но решите так отныне жить, чтобы Христос на вас глядел и говорил бы: Я не напрасно умер, — он понял цену своей жизни и меру Моей любви! Он живет достойно себя и достойно любви Моей! Аминь!

Вход Господень в Иерусалим

Историческое содержание

Праздник Входа Господня в Иерусалим празднуется за неделю до Пасхи, в 6-е воскресенье Великого поста.

«Вербное Воскресенье» – так обычно называют в народе праздник Входа Господня в Иерусалим. Православные христиане спешат в церковь с пучками пушистых верб. Нас охватывает радостное предчувствие: через неделю – Пасха! Но при чем здесь вербы, о которых ничего не знали евангельские герои? Каков вообще исторический смысл праздника?

Обратимся к евангельской истории

Ранняя весна 30 г. от Рождества Христова. В Иерусалим уже прибыл военный губернатор (прокуратор, точнее – префект) Иудеи Понтий Пилат, чтобы наблюдать за мятежными подданными. Скоро еврейская Пасха, и за шесть дней до нее Христос направляется к городским воротам, словно желая воссесть на принадлежащий Ему царский престол, впервые позволяя называть себя Царем. Это – последняя попытка обратить людей от политических заблуждений, указав истинный характер своего Царства «не от мира сего». Поэтому под Иисусом не боевой конь, но кроткий осел, символизирующий мир. А люди размахивают пальмовыми ветвями и кричат осанна! («спасай нас!»). Они ждут, что Он явит божественную силу, ненавистные римские оккупанты будут уничтожены – и придет вечное Мессианское Царство. Но Христос не будет истреблять римские легионы и изменять политическое устройство мира. Это бессмысленно, если нет обновления нравственного. Подобные попытки оборачиваются еще большей бедой.

«Вход Господень в Иерусалим»

Пройдет четыре дня, и неверные ученики в страхе разбегутся из ночного Гефсиманского сада, оставив связанного Учителя в руках стражи; а толпа, ныне приветствующая Мессию восторженными криками, будет в озлоблении вопить: «Распни, распни Его!» Он обманет ее надежды.

Подражая современникам Христа, мы тоже встречаем Его с зелеными ветвями в руках. Христиане Востока – с ветвями финиковых пальм, лавра, цветами. У жителей Севера они поневоле заменяются вербами – первыми зеленеющими деревьями. Они освящаются в канун праздника, на Всенощном бдении, после чтения Евангелия. В народе получили распространение различные «вербные» обычаи и обряды: хранить освященную в церкви вербу в течение года, украшать ей домашние иконы и ставить на подоконники, приносить на могилы родственников, окроплять вербной кистью, смоченной в святой воде, домашний скот, есть вербную кашу, сваренную с едва распустившимися почками ивы и ее сережками. «И тех же верб сквозные прутья, / И тех же белых почек вздутья / И на окне, и на распутье, / На улице и в мастерской. » (Б. Пастернак). В последнее время православный обычай приходить в храмы с вербами наблюдается у российских католиков.

В России XVII в. в этот день совершался красочный обряд «Шествия на осляти». Особенным великолепием он отличался во времена патриарха Никона (1652–1658) и царя Алексея Михайловича. Шествие начиналось от Царской площади у Покровского (Василия Блаженного) собора, в котором патриарх и царь облачались в шитые золотом и жемчугами ризы. На Лобном месте происходила раздача ветвей вербы и даже настоящих пальмовых ветвей, привозившихся из Персии. Затем, по сообщению гостя из Курляндии Якова Рейтенфельса, «царь, пешком, ведет лошадь (вместо осла), на которой сидит патриарх, за красный повод, в Кремль. Впереди же всех едет повозка, везомая лошадьми в великолепных попонах, на которых стоят искусственные деревья, обильно увешанные цветами и плодами. На ветвях их сидят несколько маленьких мальчиков, наряженных ангелами, и весело приветствующих пением осанна!».

Впереди царя шли стольники, а окружали его бояре, окольничие и думные дворяне. Патриарх во время шествия осенял народ крестом. За ним шли церковные иерархи в богатейших облачениях. Церемонию заключали гости. Шествие тихо приближалось к Спасским воротам. В это время начинался общий звон, как в Кремле, так и по всем многочисленным московским церквам, и продолжался до вступления царя и патриарха в Успенский собор. Гудел воздух над столицей, и благовест разносился на много верст вокруг!

В 1683 г. «осля» под патриархом вел одиннадцатилетний Петр Алексеевич; затем, до 1693 г. включительно, его водили оба брата-соправителя, Петр и Иван, после чего свидетельства о шествии исчезают. Повзрослевший Петр уничтожил это действо, считая его для себя унизительным, а вскоре упразднил и само патриаршество на Руси.

Минуло три века, изменились взаимоотношения Церкви и государства, и сейчас нет препятствий к совершению красочного «Шествия на осляти». Остается лишь открытым вопрос: кто поведет осла под патриархом?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector