0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем ехать в паломничество, разве дома — не святыни?

В паломничество — с единомышленниками

Древняя традиция паломничества является важным элементом христианства. Еще в ветхозаветные времена иудеи предпринимали странствие в Иерусалим, чтобы побывать в Иерусалимском Храме и принести свои жертвы. С возникновением Новозаветной Церкви ее члены стали посещать места, связанные с земной жизнью и страданиями Господа, постепенно к этому добавились странствия в наиболее примечательные обители, где можно было помолиться у мощей святых и чудотворных икон. Как получить наибольшую пользу от паломничества современного? Как к нему подготовиться и чего следует остерегаться? Об этом — наш сегодняшний разговор с игуменом Нектарием (Морозовым).

Нам передается радость встречи

— Батюшка, объясните, пожалуйста: все мы, придя в храм, так или иначе постепенно привыкли к убеждению, что святые всегда с нами, мы можем молиться им в любом месте и в любое время. Зачем же тогда ехать за многие сотни километров — туда, где они пребывали телесно? Тем более что и в нашем храме, и в других саратовских храмах есть иконы с частицами мощей — разве это не то же самое?

— Встреча человека с тем или иным угодником Божиим — внутренняя, сердечная — действительно может произойти в любом месте и при любых обстоятельствах; главное — чтобы сердце человека к ней было готово. Но в повседневной жизни, среди работы, быта, различных огорчений, бывает трудно внутренне собраться, и человек в молитве далеко не всегда переживает этот необходимый сердечный контакт со святым. В храме, куда христианин приходит на службу и где есть икона с частицей мощей, тоже порой этого не происходит. Но когда человек уезжает из своего родного города, когда он меняет привычную для себя среду и предпринимает определенный труд для того, чтобы со святым соприкоснуться, он зачастую действительно переживает то, что должен был бы в молитве переживать. Святые как бы встречают, как бы ждут нас в тех местах, где они подвизались, и эта радость встречи нам передается.

— Как подготовиться к паломничеству, чтобы оно не стало обычной туристической поездкой?

— Главным моментом подготовки к паломнической поездке является как раз осознание того, ради чего мы в этот путь отправляемся. Мы едем не для того, чтобы сменить обстановку, как-то расслабиться и морально отдохнуть, а именно ради духовной пользы и встречи со святыней. Очень важно, чтобы человек, собирающийся в паломничество, молился тем святым, к которым он едет, или же Божией Матери, если на святом месте находится чудотворная Ее икона. В идеале — и это вполне возможно в наше время — нужно заранее прочитать, найдя в книгах или в Интернете, и подробное житие того или иного подвижника, и что-то об истории обители, ее современном состоянии — это тоже помогает настроиться. И конечно, нужно испрашивать на эту поездку благословения у Господа.

Не ждать удивительного, не смущаться несовершенством

— Порой люди ждут от паломнической поездки некой особой благодати, ярких, трогательных моментов, которые всколыхнут их душу, а все проходит довольно-таки обычно, без каких-то незабываемых переживаний. Почему так происходит, в чем здесь заключаются ошибки?

— На самом деле главная ошибка здесь заключается в том, что человек пытается предугадать, в какой форме он должен получить что-либо от Бога, и забывает, что когда Господь что-либо дает нам, Он дает это так, как нам требуется. Порой мы действительно ощущаем этот дар и переживаем его, а порой — ровным счетом ничего не чувствуем, ничего особенного не слышим, не видим, но мы возвращаемся из этой поездки, и что-то в нашей жизни постепенно начинает меняться. А бывает, что и нет — здесь надо предоставить Богу полную свободу действовать в нашей жизни так, как Он хочет, и не пытаться что-то Ему предлагать.

— Иногда человек на святом месте, то есть там, где более всего ожидает встретить доброту и порядочность, сталкивается с чем-то очень неприятным. Это может быть хамство, это может быть, и нередко, жажда наживы… Как выйти из этого испытания с какой-то пользой, а не с глубоким разочарованием?

— Мы едем в паломничество не к людям, а к святым угодникам Божиим, и не нужно ожидать там встретить какое-то сообщество совершенных христиан. Люди могут пытаться извлечь выгоду абсолютно из всего — и из близости к святыне в том числе. Если это носит характер злоупотребления — ну что ж, остается только за них помолиться. А чтобы не впадать в уныние, в осуждение, нужно все время иметь перед внутренним взором ту цель, ради которой мы приехали.

Но бывают в таких поездках и другого рода искушения. Например, зачастую можно видеть людей, которые едут в паломничество для того, чтобы там впервые в жизни исповедоваться и причаститься. И порой они возвращаются оттуда с чем-то таким, что никак в рамки здравого смысла не укладывается: с какими-то епитимиями на десять или пятнадцать лет, незнакомым священником на них наложенными, с какими-то повелениями кардинально изменить свою жизнь или просто в сильнейшем смущении от какого-то сказанного им слова, смысл которого нет возможности уточнить, потому что в тот храм и к тому священнику нельзя тотчас вернуться. В связи со всем этим исповедь в паломнической поездке — если только речь не идет о том, что с группой едет священник,— представляется мне совсем не обязательным делом, особенно если человек приобретает уже некую привычку — исповедоваться от паломничества к паломничеству. Христианин должен регулярно у кого-то исповедоваться там, где он живет, потому что покаяние и Причащение — это то, чем необходимо жить постоянно. А в паломничество нужно ехать главным образом для того, чтобы поклониться святыне.

Быть вместе, чтобы стать ближе

— Насколько мне известно, в Петропавловском храме Саратове, где вы являетесь настоятелем, планируется поддерживать традицию паломничестких приходских поездок. Почему все-таки это важно — отправляться на святые места не просто в некой группе таких же желающих, а в составе прихода?

Читать еще:  Только с духовной высоты все становится ясно и просто

— Прежде всего, очень важно, чтобы человека на этом пути к святыне ничто не отвлекало от его главной цели — чтобы никто не развлекал его разговорами или еще чем-то, чтобы была возможность молиться, чтобы имел место общий благочестивый настрой. Это возможно тогда, когда рядом находятся люди, которые едут с той же самой целью, и когда вся поездка выстроена организаторами с пониманием этой цели. Паломничество в кругу единомышленников, прихожан одного храма, соответствует этим условиям наиболее полно. Кроме того, это очень сближает людей, дает им возможность не в каких-то мирских разговорах, а в этом общем странствии узнать друг друга. Хотя бывает и так, что едут люди совершенно незнакомые, из разных храмов собравшиеся, и тоже очень сближаются. Очень значимым моментом бывает участие в поездке священника — это дает возможность общения, ответов на какие-то духовные вопросы, и в целом это меняет достаточно многое. В наших приходских паломничествах мы постараемся всё это учесть. Будем надеяться, что это тоже станет неким общим делом, позволит углубить те отношения, которые между духовенством и прихожанами нашего храма уже сложились и продолжают складываться, и поспособствует, наряду с другими нашими встречами и делами, какому-то более глубокому и серьезному узнаванию духовной жизни.

Если у вас нет достаточного опыта длительных автобусных поездок, постарайтесь ознакомиться с практическими советами в тематической литературе или Интернете. Например, для сна будет незаменимой небольшая дорожная подушка-«ошейник», а катастрофически уставшим ногам очень пригодится расслабляющий крем. Кроме того, любая поездка длительностью более суток является значительной нагрузкой для нервной и сердечно-сосудистой систем, и стоит заранее соизмерить это с возможностями своего здоровья.

Помните, что в паломничестве вам придется полностью подстраиваться под общий ритм жизни группы. Это особенно важно для тех, кто решается ехать с маленькими детьми. Опытные организаторы рекомендуют брать с собой малыша до трех лет, только если вы уверены, что он хорошо переносит дорогу, чтобы несколько дней в пути не превратились в мучение для мамы и окружающих. Если вам приходится учитывать какие-то иные индивидуальные нюансы — например, беременность или ограниченность в движениях, лучше выбирать поездки с не очень напряженным графиком и в составе небольших групп, по 10-15 человек.

Оказавшись на святом месте, не стоит набирать впрок различных «святынек» — масла от лампад, «земельки» с мест погребения, воды с разных источников и т.д. Очень часто все привезенное ожидает участь «благочестивого хлама», пылящегося за ненадобностью где-нибудь в ящике стола. Имеет смысл увезти домой только то, что вам будет действительно дорого (например, небольшой пузырек с маслом от иконы любимого святого) и чем вы будете пользоваться в повседневной церковной жизни. Для святой воды достаточно взять небольшие емкости, а дома эту воду разбавить.

Газета «Петропавловский листок» № 13, апрель 2016 г.

Протоиерей Игорь Пчелинцев: Пять советов тем, кто едет на Святую Землю

О том, как не превратить паломничество в обычную туристическую поездку, мы спросили у протоиерея Игоря Пчелинцева, ключаря подворья праведной Тавифы в Яффе.

Спросите себя: зачем я еду и с чем я еду?

Фото со страницы о. Игоря в «Фейсбуке»

Когда человек собирается в паломничество, он должен самому себе задать вопрос: зачем я еду и с чем я еду? Чтобы паломничество прошло с пользой, надо сначала разобраться в себе, прислушаться к своим духовным потребностям.

Все мы едем в паломничество, чтобы стать немного другими, чтобы светом святых мест потом делиться со своими близкими, друзьями, сослуживцами. Уже достигнув Святой земли, Гроба Господня, можно помолиться такими словами: «Господи, Ты Сам видишь, кто я и в каком состоянии души приехал к Тебе, очисти меня от всего, мешающего мне быть с Тобой. Лишь малая часть моей жизни будет проведена здесь, на Святой земле, но помоги мне и в той далекой стране, откуда я приехал, никогда не терять мира Твоего».

Не гонитесь за «духовными впечатлениями»

У святых отцов есть разные мнения о паломничестве. Например, Григорий Богослов считал, что паломничество неполезно: люди начинают думать, что Святой Дух пребывает только в Иерусалиме, и больше нигде Его нет. Возможно, это крайняя точка зрения, но действительно встречаются люди, которые к паломничеству подходят совершенно безумно: они считают, что надо побывать и тут, и там, все надо объехать, к каждой святыне и «святыньке» приложиться — и побыстрее, чтоб побольше успеть. Это очень нездоровый подход к паломничеству, когда духовное состояние человека может пострадать из-за его погони за «духовными впечатлениями».

Паломничество — это прежде всего молитва, а не коллекционирование таких вот впечатлений и, кстати, безумного количества фотографий. Как говорил один русский архиерей, паломничество — это тяжелый труд, тут человек трудится над своей душой и к тому же исполняет молитвенные поручения, которые ему дали близкие люди, оставшиеся на Родине, — помолиться о них. Кроме того, нет ничего лучше совершения Литургии в святых местах: духовное напряжение паломничества должно поддерживаться прежде всего Евхаристией и покаянием, а не безумной гонкой по «обязательным пунктам» программы.

Настройтесь на встречу с самим собой

На эту тему есть очень хорошая притча. У одного человека спросили:

— Зачем ты уходишь молиться в пустыню? Неужели там лучше, чем дома?

— Там что, другая молитва?

— Нет, молитва там такая же.

— Тогда почему ты уходишь?

— Там я не такой, как дома.

Здесь, на Святой Земле, человек действительно не такой, как дома. С Евангелием в руках, по мере своих возможностей он погружается в библейские события, сам становится их участником — и это не какая-то виртуальная игра, что вот сейчас мы, мол, погрузились в Евангелие. Это реальное переживание евангельских событий, которые принадлежат вечности — здесь и сейчас.

Если человек едет в паломничество с готовностью встретить себя совсем другого, с молитвой переосмыслить свои житейские вопросы, принципы существования, отношения с людьми, отношения с Богом, то паломничество будет ему во благо.

Будьте готовы потрудиться

Я думаю, к паломничеству надо готовиться, и в том числе «теоретически». Часто бывает так, что гид, сопровождающий группу, дает лишь общие сведения о святых местах, по разным причинам не вдаваясь в подробности. Конечно, паломничество — это не обязательно историко-богословский семинар, но предварительно «пройти» те места, в которые планируется паломничество, все-таки стоит. Надо почитать о святынях в исторических книгах, в Интернете, может быть, что-то записать в тетрадку или распечатать для себя. Это очень помогает.

Запомните камни Святой Земли

Святая земля очень легко дарит паломнику чувство умиления. В трудные минуты на Родине вспомните свои слезы у Гробы Господня и в Гефсимании, и Бог даст утешение в ваших бедах и печалях. Я помню, как во время своего первого паломничества на Святую землю стоял у Гроба Господня и говорил самому себе: «Запомни этот мрамор, запомни, как ты к нему прикасаешься». И вот в какие-то тяжелые минуты жизни я возвращался к тому моменту, просто вспоминал камни Иерусалима, Гроб Господень — и становилось легче. И дело тут, конечно, вовсе не в камнях.

Читать еще:  Испытания для Петра и Февронии: история любви

Зачем ехать в паломничество, разве дома — не святыни?

Дело в том, что далеко не каждый пассажир паломнического автобуса и постоялец монастырской гостиницы — постоянный прихожанин храма, по-настоящему воцерковленный человек. По словам руководителя паломнического центра «Странник» при саратовском храме в честь Рождества Христова Дениса Лукьянова, таких в группе бывает хорошо если треть. Что же касается оставшихся двух третей — среди них, по словам Дениса, есть разные люди:

— Есть те, кто не перешагнул еще порога Церкви, но искренне интересуется историей и культурой России, значит, и историей Церкви тоже. Это очень благодарные слушатели и зрители; для многих из них такие поездки становятся началом воцерковления; через год-другой они, возможно, проделают тот же путь, но уже иначе, он станет для них духовным путем. Труднее с теми, кто едет «загадать желание», кто считает, что пребывание в Дивеево или в Оптиной пустыни должно способствовать разрешению каких-то его проблем. Такие люди зациклены на своей боли и не хотят подумать ни о чем, кроме нее. Им непременно нужно увезти домой что-то вещественное — воду из источника, землю — они уверены, что это должно им помочь, и легко впадают в обыкновенный магизм. А где магизм, там уже нет благоговения перед святыней, нет любви ко Христу.

— Но разве не бывает так, что человек поехал к преподобному Серафиму или к Александру Свирскому — от большой беды, от тяжелой скорби… и именно там осознал необходимость принадлежности к Церкви и больше от нее уже не отпадает?

— Бывает, но редко. Реже, чем в первом случае — с «чисто познавательным» интересом.

Беседу с отцом Сергием Ксенофонтовым мы начали с такого вопроса:

— Зачем вообще ехать в паломничество? Ведь молиться тем же святым можно и дома!

— Если мы желаем хотя бы в какой-то мере подражать святым угодникам, то именно атмосфера того места, где они спасались, поможет нам преодолеть временной разрыв и уже не просто узнать — сердцем почувствовать их подвиг. Так же и евангельские события мы по-особому переживаем, сердцем чувствуем — пребывая на Святой Земле. Паломничество делает нас соучастниками происходившего. Это дает нам возможность духовного изменения, сообщает особую напряженность нашей духовной жизни. И там же мы получаем помощь: человек, служивший миру проводником к Божией благодати, освятил то место, где пребывал и трудился, в месте этом — особая благодать, и мы, находясь там, получаем реальную, ощутимую помощь.

Законы духовной жизни таковы, что человек должен все время находиться в движении. Это все равно, что подниматься по эскалатору, идущему вниз: остановился — тут же съехал, и трудно опять подняться туда, где был. Паломничество — тот случай, когда духовное движение выражается в передвижении физическом, и здесь можно вспомнить начальника мытарей Закхея (см.: Лк. 19, 4–9), внезапно влезшего на смоковницу: этим поступком закончилось его прежнее благополучие, началась иная жизнь. Паломничество — это отказ от самоуспокоенности, к которой часто приводит привычная, хорошо обустроенная жизнь, это труд, который человека изменяет. В старину это был настоящий подвиг: паломничество было сопряжено с огромными трудностями и опасностями. Сегодня мы путешествуем с комфортом, не подвергая себя лишениям, и все же паломничество остается лучшим способом собраться воедино, задействовать все — и ум, и душу, и тело — в необходимом человеку труде.

— Вы совершили немало паломнических поездок вместе с прихожанами; скажите, к каждому ли из них относимо то, что Вы сказали выше?

— Действительно, не каждый паломник осознает цель и смысл своего передвижения в пространстве. Многие ездят из года в год, но лучше как христиане от этого не становятся, это очень печально наблюдать. А кто-то, напротив, съездил один раз, и эта поездка сдвинула, изменила всю его жизнь.

Паломническая поездка — не самоцель, ее нельзя воспринимать как нечто, действующее автоматически: «Вот, съезжу — и сам изменюсь, и все изменится». Паломничество — это один из способов, данных нам, чтобы изменить себя. Но изменять себя — это нелегкий труд, и не все к нему готовы. У многих появляется соблазн подменить его имитацией. Совершить некое действие и надеяться, что само это действие, без твоего глубокого участия, без твоей жертвы и труда, тебя изменит или даже даст тебе какие-то особые права. Даже право называться православным! Иной человек называет себя православным, а если спросишь его, почему он таковым себя считает, выясняется: во-первых, когда-то в детстве крещен, а во-вторых, в позапрошлом году ездил в Дивеево или в Санаксары.

Путешествие ко святым местам не может заменить постоянной церковной жизни, более того: оно обессмысливается, если человек не ведет и не намерен впредь таковую жизнь вести. Любое серьезное дело должно характеризоваться постоянством, иначе ему грош цена. А христианство — это самое серьезное дело, которым только можно заниматься, потому что цель его — спасение души и будущая жизнь вечная. Постоянная приходская жизнь — свидетельство развития христианина, а паломничество — часть этой жизни, причем даже и не самая важная. Самая важная — это Евхаристия, Причастие, самое тесное соединение человека с Богом из возможных в земной жизни. А паломничество — средство вспомогательное.

— Поговорим о других крайностях. Я знаю одну женщину, прихожанку саратовского храма, которая всю свою небольшую зарплату изводит на поездки, влезает в страшные долги, обделяет близких, но вновь куда-то едет и едет и твердит всем, что иначе нельзя спастись.

— Это искажение духовной жизни может быть связано еще и с постоянным чувством беспокойства, вины и страха: я что-то такое недоделал, и Господь меня теперь не помилует, а чтоб помиловал — надо немедленно куда-то бежать, ехать, словом, сделать рывок. В результате внутренняя жизнь человека превращается из спокойного, хотя и всегда трудного и совсем не быстрого восхождения, в какие-то рывки и прыжки.

— Отец Сергий, многие ведь едут в то же Дивеево или куда-то еще от чувства неудовлетворенности, недостаточности: «Здесь, в Саратове, в саратовских храмах, я не могу получить чего-то такого, что непременно получу там». Но разве это не от самого человека зависит — что именно он получит в ближайшем от его дома храме?

Читать еще:  «Талли»: счастливая и многодетная – новая голливудская сказка

— Иные еще говорят, что никто из саратовских священников не может ответить на их вопросы. Но это самообман: они не ответов на свои вопросы таким образом ищут, а подтверждения собственным ответам, уже сложившимся. Такой паломник будет ездить до тех пор, пока не найдет подтверждения тому, что давно уже сам для себя решил. Чувство неудовлетворенности — оно ведь потому и возникает у человека, что никто не хочет встать на его сторону, поддержать его в сделанных уже выводах — о себе, о других, о жизни вообще и о жизни церковной. По сути, это поиск ложного самоуспокоения. И это именно соблазн! Потому что человек полностью подвержен своей воле и не допускает действия воли Божией, и в этом состоянии оказывается во власти искусителя. Как пишет апостол Иаков, Бог не искушается злом и сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью (Иак. 1, 13–14). Труд и расходы, связанные с паломничеством, оправдывают в глазах человека его собственные действия, и он не замечает, что ходит по краю. Это становится особенно опасным в связи с распространением лжестарчества и иных видов скороспелого духовного учительства, что, впрочем, отдельная тема.

— С чего, на Ваш взгляд, должно начинаться паломничество?

— Духовное путешествие начинается в душе человека, и начинается задолго до того, как он сел в автобус или в поезд. Это постановка цели: куда, зачем я еду, какую пользу мне это принесет. То есть как оно приблизит меня к Царству Божиему. Очень важно получить благословение Церкви в лице священника. Это приобщение благодати Божией. Приобщение заключается и в отслуженном молебне, и в молитвенном подвиге, о котором тоже лучше спросить священника: многие почему-то думают, что паломничество освобождает от повседневного молитвенного подвига и от поста даже: мы, дескать, путешествующие. А в старину богатые люди, даже цари, в паломничество шли пешком, босиком, ели по дороге одни сухари и пили только воду. Сегодня от нас этого не требуется, но ту тяготу, которая нам по силам, мы должны на себя взять — ради Того, Кого хотел видеть влезший на дерево Закхей.

Мне хочется добавить кое-что к словам моих собеседников. Когда человек, даже и далекий от Церкви, вдруг ловит себя на странном, но настойчивом желании съездить на место подвигов великого святого, когда этот человек, неожиданно для себя самого, пытается искать у святого помощи — это ведь совершенно неслучайно, на самом деле. Душа — по природе христианка — чувствует, что ей надо, чувствует помимо сознания. Другой вопрос — чем продолжится этот первый контакт.

Зачем ехать в паломничество, разве дома — не святыни?

Своими размышлениями специально для читателей нашего сайта поделилась староста молодежного отдела храма Вознесения Господня города Екатеринбурга Евгения Новосельцева.

Современная девушка, которая, несмотря на большую загруженность и активный жизненный ритм, старается как можно чаще бывать на святых местах, расскажет и о любимом месте на карте своих маршрутов – Верхотурском монастыре.

«Зачем люди ездят в паломнические поездки? Одни – от какого-то большого горя, чтобы найти себе утешение и помощь, другие, напротив, от радости, благодарности Богу. Еще одна причина – желание поклониться святыне. На Руси паломников так и называли – поклонники. В былые времена существовала традиция совершать паломничество в знак покаяния, несения епитимьи за какие-то грехи. А если вспомнить, что тогда люди до святых мест (например, до Иерусалима) ходили пешком, этот нелегкий труд становится в глазах современного человека бесценным. Ведь порой и не доходили паломники до заветной цели, умирали в дороге…

Для меня любое паломничество – большая радость. Возможность выехать из городской суеты в более тихий уголок, побывать в святом месте. Центром любого паломничества для меня становятся исповедь и Причастие Святых Христовых Тайн.

Заметила интересный парадокс паломничества: с одной стороны, ты трудишься душой, ходишь на службы, молишься, пытаешься хоть день-два пожить в ритме монастыря, а с другой (убеждалась на собственном опыте), – выходит, что ты отдыхаешь душой и возвращаешься в город уже с новыми силами.

Особо трепетные чувства вызывает у меня Свято-Николаевский монастырь в Верхотурье. Люблю величественный монастырский собор и службы в нем. Помню, когда я впервые приехала в Верхотурье и Меркушино, попросила у святого Симеона Верхотурского помощи в поисках моей первой работы, и святой услышал меня, помог мне. Был у меня и несчастный случай, произошедший на пути из Верхотурья в Екатеринбург: на трассе вышла, как-то неудачно подвернула ногу, оказалось – перелом. Удивительно было то, что я практически не испытывала боли, как будто бы это была какая-то царапина (мне в связи с этим вспоминаются слова 90-го псалма: «Не приидет к тебе зло, и рана не приближитися телеси твоему, яко ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возьмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою…»). Но и этот перелом сыграл в итоге большую роль в моей жизни, он помог мне многое переоценить, например, я увидела, что работаю не на своем месте. Поэтому точно знаю – это было не наказанием Божиим, а проявлением Его любви и заботы обо мне. В этом смысле мне очень нравится определение Промысла Божия, который дал в своем катехизисе святитель Филарет (Дроздов): зло, возникающее через удаление от добра, Господь пресекает и обращает к добрым последствиям.

Значение каких-то событий в нашей жизни чаще всего открывается спустя какое-то время. И понимание того, зачем ты ездил в то или иное паломничество, может прийти позже. Порой сознание того, к какому сокровищу ты имел счастье прикоснуться, приходит уже в шумном суетном городе. Иногда бывает и так: едешь к святому месту и кажется, что ты пуст, что путешествие прошло зря и не даст своих плодов. Но, уже вернувшись, понимаешь и чувствуешь всей душой: не могли эти (порой и совсем малые) усилия пройти даром. И почти всегда от святых мест у меня остается впечатление тайны, неисчерпаемой глубины места. И хочется вернуться для того, чтобы познать эту тайну еще чуть глубже, прикоснуться к ней, вынести какую-то пользу для себя и воплотить ее в своей жизни».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector