0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«За веру, царя и Отечество». Духовный фронт Первой мировой

«За Веру, Царя и Отечество»: к истории знаменитого воинского девиза

Слово «Отечество», конечно, было известно и в Древней Руси, однако имело разнообразные значения. Под ним понималась не только «родина» («нѣ́сть прорóкъ безъ чéсти, тóкмо во отéчествiи своéмъ (Мф. 13:57)), но и «отцовство» (один из иконописных образов Троицы Новозаветной, включающий изображение Бога Саваофа в виде старца, именуется «Отечеством»). Однако со времен Петра Великого понятие «Отечество» приобретает важное идеологическое звучание. Известен приказ Петра, озвученный в войсках перед Полтавским боем, в котором говорилось: «Воины! Вот пришел час, который должен решить судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за Государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за Православную нашу веру и Церковь» [3] . Известен также заздравный тост Петра: «Здравствуй тот, кто любит Бога, меня и отечество!» [4] . Первые учрежденные в России ордена, как гласили их девизы, вручались «За веру и верность» (орден св. ап. Андрея Первозванного, учрежден в 1699 г.), «За любовь и Отечество» (орден св. вмчц. Екатерины, 1714 г.), «За труды и Отечество» (орден св. блгв. Александра Невского, 1725 г.).

В день коронации императрицы Елизаветы Петровны 25 апреля 1742 года новгородский архиепископ Амвросий (Юшкевич) оправдывал произведенный ею дворцовый переворот тем, что она выступила «за целость Веры и Отечества … против неприятеля и сидящих в гнезде орла российского нощных сов и нетопырей, мыслящих злое государству» [5] . На медали в честь коронации Екатерины II также было выбито: «За спасение Веры и Отечества». В ее манифесте о вступлении на престол в 1762 году прославлялась сражавшаяся «за Веру и Отечество» российская армия [6] . В манифесте о военной дисциплине 22 сентября 1762 года отмечалось «усердие к Нам и Отечеству» [7] . Указ от 18 июля 1762 года упоминал «службу, приносимую Богу, Нам и Отечеству» [8] . Наконец, Жалованная грамота дворянству 1785 года восхваляло дворянство, ратующее «противу внутренних и внешних врагов веры, монарха и отечества» [9] .

В 1797 году боровшийся с франкофильским вольномыслием император Павел I приказал изъять слово «Отечество» из употребления (вместе со словами «гражданин», «общество» и т. п.) и заменить на слово «Государство». Однако это запрет продержался недолго – новый император Александр I в 1801 году его отменил. И на медали, которой награждались ополченцы 1806-1807 годов, опять значилось: «За Веру и Отечество». Однако в это время понятие «Отчество» наполняется новым содержанием: если ранее оно, как у Петра, больше связывалось со «родом своим», то теперь с новыми романтическими веяниями его значение повышалось – теперь оно скорее означало причастность к уникальной национальной культуре. В 1811 году С.Н. Глинка в своем журнале «Русский вестник» так сформулировал патриотический идеал: «Бог, Вера, Отечество» [10] . Как справедливо отмечают историки, он противопоставлялся лозунгу Французской революции «Свобода. Равенство. Братство» [11] .

Стоит также отметить почти демонстративное отсутствие в формуле Глинки упоминания о монархе. Отношения Александра I с «русской партией» в те времена были непростыми: императора подозревали в стремлении ограничить собственное самодержавие, что воспринималось с полным неприятием. Царю постоянно напоминали о том, что его самодержавная власть не распространяется лишь на одно: он не может ее ограничить – Бог и народ, вручившие ему власть, сделать это не позволят. Н.М. Карамзин в «Записке о древней и новой России» (1811 г.) писал о начале династии Романовых: «Бедствия мятежной аристократии просветили граждан и самих аристократов; те и другие единогласно, единодушно наименовали Михаила самодержцем, монархом неограниченным; те и другие, воспламененные любовью к отечеству, взывали только: Бог и Государь. ». Подвергнув политику Александра I жесткой критике, Карамзин закончил свои слова так: «Любя Отечество, любя монарха, я говорил искренно. Возвращаюсь к безмолвию верноподданного с сердцем чистым, моля Всевышнего, да блюдет Царя и Царство Российское!» [12] . Таким образом, именно всенародная вера и любовь к Отчеству становились гарантами сохранения Царства.

Начало Отечественной войны 1812 года не только вызвало патриотический подъем, но и сплотило общество вокруг власти. Еще накануне войны государственным секретарем был назначен яркий представитель «русской партии» адмирал А.С. Шишков. В своем «Рассуждении о любви к Отечеству» он писал о героях времен Смуты: «Всяк из сих христолюбивых воинов, перекрестясь, становился на место убитого подле него товарища, и все сряду, увенчанные кровью, не сделав шагу назад, лежали побитые, однако не побежденные. Как? Сия твердая грудь, несущаяся за Церковь, за Царя, за Отечество на острое железо; сия с текущею из ран кровью великодушно изливаемая жизнь; сие великое в человеке чувство родится без надежды на бессмертие? Кто поверит сему?» [13] . Именно Шишков был автором выходивших во время войны императорских манифестов и обращений, пользовавшихся широкой народной любовью. Позднее А.С. Пушкин писал о Шишкове: «Сей старец дорог нам: он блещет средь народа, // Священной памятью двенадцатого года». В воззвании к Москве о созыве ополчения от 6 июля 1812 года говорилось: «Того ради имея в намерении, для надежнейшей обороны, собрать новые внутренние силы, наипервее обращаемся Мы к древней столице предков Наших, Москве. Она всегда была главою прочих городов Российских; она изливала всегда из недр своих смертоносную на врагов силу; по примеру ее, из всех прочих окрестностей текли к ней, наподобие крови к сердцу, сыны Отечества, для защиты оного. Никогда не настояло в том вящей надобности, как ныне. Спасение Веры, Престола, Царства того требуют» [14] . Кокарда ополчения 1812 года (как и позднее – в 1854-1856 годах) представляла собой крест с надписью: «За Веру и Царя». Наконец, в написанном Шишковым в ноябре 1812 года «Объявлении для чтения в церквах» говорилось: «Вы достохвально исполняли долг свой, защищая Веру, Царя и Отечество» [15] . Итак, девиз родился – и родился он из огня Двенадцатого года. О том, какую силу подобные слова имели, можно судить хотя бы по тому, что прусское ополчение 1813 года (ландвер), выступившее против Наполеона в союзе с русскими, также получило кокарду по типу русской – в виде латунного креста с девизом «Mit Gott für König und Vaterland» («С Богом за короля и Отечество»).

В дальнейшем Шишков не раз упоминал все три понятия вместе. В манифесте 18 мая 1814 года, изданном в покоренном Париже, опять отмечался всенародный подвиг: «Кроткий поселянин, незнакомый дотоле со звуком оружия, оружием защищал Веру, Отечество и Государя» [16] . Переложением шишковского девиза стали те принципы, на которых министр народного просвещения С.С. Уваров в 1832-1833 годах предложил основать российское образование: «Православие. Самодержавие. Народность» [17] . Позднее в манифесте императора Николая I, опубликованном 14 марта 1848 года в связи с новой революцией во Франции, говорилось: «Мы удостоверены, что всякий Русский, всякий верноподданный Наш, ответит радостно на призыв своего Государя; что древний наш возглас: за Веру, Царя и Отечество, и ныне предукажет нам путь к победе: и тогда, в чувствах благоговейной признательности, как теперь в чувствах святого на него упования, мы все вместе воскликнем: С нами Бог! разумейте языцы и покоряйтеся: яко с нами Бог!». Памятный знак в виде креста с надписью «За Веру, Царя, Отечество» был пожалован ополченцам – участникам Крымской войны после заключения Парижского мира 1856 года. С этого времени изречение приобрело свой неизменный лаконичный вид, сохранявшийся до 1917 года. Пожалуй, до сих пор оно остается лучшим образцом русского воинского девиза.

«За веру, царя и Отечество». Духовный фронт Первой мировой

«За Веру, Царя и Отечество» – так называется масштабная выставка, открывшаяся вчера в петербургском Музее истории религии. Через три дня исполнится сто лет с начала Первой мировой войны – одного из самых кровопролитных вооружённых конфликтов в истории человечества, унесшего миллионы жизней и повлекшего за собой распад нескольких империй. Много исследований посвящено этой войне, однако экспозиция, представленная в музее, приоткрывает доселе малоизученную страницу. «Мы стремились показать эту войну с несколько другой точки зрения. Обычно, когда говорят о Первой мировой, да и вообще о любой войне, имеют в виду, в первую очередь, оружие, форму, боевые действия и так далее. У нас война будет показана с духовной точки зрения», – подчеркнул куратор экспозиции, старший научный сотрудник музея Владимир Безродин.

Читать еще:  «Можно ли выкидывать книги? Определенно, да»

Во всех европейских армиях в начале ХХ века были военные священники, воинские храмы, солдаты и офицеры носили с собой иконы и кресты, молились перед тем, как идти в бой. На выставке можно увидеть подлинные предметы, принадлежавшие солдатам и офицерам армий Антанты (военно-политического блока России, Англии и Франции) и Тройственного союза (Германской, Австро-Венгерской и Османской империй).

В экспозиции – более 120 уникальных памятников из собрания музея, куда они некогда попали самыми разными путями: часть – из разрушенных и закрытых в начале XX века церквей, монастырей и храмов, часть – из центрального антирелигиозного музея.

В нее вошли уникальные по своей иконографии иконы, военные фотографии, ордена и медали, мундиры выпускавшиеся в дни войны пропагандистские плакаты и листовки, лубочные открытки, произведения живописи, графики, скульптуры. Так, например, разделах выставки, посвященных странам Антанты и Тройственного союза, представлена созданная в 1915 году в Бельгии скульптурная аллегория, изображающая Мадонну в головном уборе, похожем на так называемый «шлем Адриана» – французскую армейскую каску, разработанную генералом Огюстом Луи Адрианом; фигура попирает ногами изображение геральдического германского орла.

В экспозиционном зале можно увидеть также полную коллекцию орденов Святого Георгия и Георгиевских медалей четырех степеней, полный комплект униформы рядового 297 пехотного Ковельского полка.

Особый раздел выставки посвящен военному духовенству, окормлявшему военнослужащих различных родов войск Российской империи. Во время ведения боевых действий священник, согласно тогдашним установлениям, должен был находиться на перевязочном пункте, однако зачастую пастыри оставались с окормляемыми ими воинами на передовых позициях, где совершали богослужения, морально помогали солдатам. Самоотверженность русских священников запечатлена в ряде живописных полотен и графических произведений 1910-х годов. В экспозицию вошли сюжеты «Рождественская молитва на позиции», «Молебен у зарядного ящика», «Подвиг русского священника» и другие. Дополняют экспозицию документы, свидетельствующие о награждении военного духовенства орденами. Посетителям выставки покажут датированный февралем 1917 года доклад о том императору Николаю II от министра внутренних дел А.Д. Протопопова. Иллюстрируют служение священников на линии фронта сохранившиеся с того времени фотографии.

В условиях военных действий, большой удаленности от православных храмов богослужения зачастую совершались в особых походных храмах, в собранном виде представлявших собой довольно большую палатку, иконостас и ящик с богослужебной утварью.

Смысловым центром выставки является жемчужина музейного собрания – походная церковь Собственного Его Императорского Величества сводного пехотного полка, созданная в конце XIX – начале XX века. Там же можно увидеть часть походного иконостаса, который был написан на прорезиненном брезенте и растягивался внутри палатки, детали облачения военного священника и церковную утварь, в том числе подсвечник, изготовленный из штыков к знаменитым «берданкам» – винтовкам системы Бердана №2.

Один из разделов выставки называется «Чудесные явления на войне». На Восточном фронте наиболее известным знамением стало явление русским солдатам Божией Матери осенью 1914 год перед битвой под городом Августов, что в Сувалкской губернии Российской империи. В разделе собраны произведения, иллюстрирующие этот и некоторые другие сюжеты. Так, в 1917 году была написана икона «Явление Богоматери воинам», об этом же рассказывают церковные листовки.

Иконам с памятными надписаниями посвящена отдельная часть выставки. Многие из представленных образов были написаны в благословение полкам – например, икона на серебре «Казанская Богоматерь» с надписью «Заступи, спаси и сохрани от всякаго врага и супостата родному Семёновскому полку». Есть в экспозиции и образ «Чудо Георгия о змие» с дарственной надписью великому князю Н.Н. Романову от Г.Е. Распутина. Еще одна представленная посетителям икона великомученика Георгия Победоносца в 1911 году была передана крепости Осовец со Святой горы Афон.

А еще посетители выставки могут увидеть список державного образа Пресвятой Богородицы – иконы, которая была явлена в день отречения императора Николая II от престола 2 марта 1917 года.

За веру, царя и отечество

Из книги Н.С.и С.И.ПИРЯЗЕВЫХ «Капли русской славы», 1995 год
Четвёртая глава
«За веру, царя и отечество»

Попробуйте провести такой эксперимент. Поинтересуйтесь у своих знакомых, что они знают о генералиссимусах. Уверен, большинство ответят примерно так: это высший воинский чин, имели это звание Суворов, Сталин, наверное, был еще кто-то. Может быть некоторые вспомнит малоизвестных: диктатора Испании Баамонде Франко и главу гоминьдановского режима Чан Кайши, которых если и можно найти в советских источниках, то не иначе как с ярлыками самозванцев. Не будем выяснять отношения великих. Вспомним лишь немного истории.

Латинские корни этого слова означают: самый главный. Большая советская энциклопедия трактует эти понятия так: высшее воинское звание в вооруженных силах ряда стран.. Присваивалось полководцам, командовавшим во время войны несколькими, чаще союзными, армиями, а также иногда лицам из семей царствующих династий как почетное звание».
Звание генералиссимуса родилось во Франции. Впервые оно было присвоено будущему французскому королю Генриху III. Затем еще четверым полководцам оно присваивалось во Франции, пятерым в Австрии и одному в Германии.

Процитируем еще раз этот же официальный источник: « … в России первым генералиссимусом был воевода А. С. Шеин (1662-1700 гг.). Это звание пожаловно ему Петром I 28 июня 1696 за успешные действия под Азовым… 12 мая 1727 звание генералиссимуса было пожаловано князю Меньшикову, 11 ноября 1740 — принцу Антону Ульриху Брауншвейгскому (отцу русского царя Иоанна VI) и 28 октября 1799 великому русскому полководцу А. В. Суворову».

Итак, за два с лишним века в России высшего воинского звания удостоились три русских полководца и первым из них боярин воевода Алексей Семенович Шеин. Род Шеиных был славным родом русских военачальников. Уже прадед генералиссимуса боярин Михаил Борисович Шеин вошел в отечественную военную историю как руководитель героической обороны Смоленска во время польско-литовской интервенции в 1609-1611 годах и командующий армией в русско-польской войне 1632-34 гг.

Та же энциклопедия характеризует Алексея Семеновича Шеина как полководца и государственного деятеля, приводит его чины и звания: «боярин с 1682 г., ближний боярин с 1695 г. В 1683-84 воевода в Курске, воевода в Крымских походах 1687 и 1689 и в Азовском походе 1695, в Азовском походе 1696 — главнокомандующий сухопутными силами».

Эти страницы русской истории как-то мало и слабо освещены, хотя именно здесь можно усмотреть становление России как империи. Молодой царь Петр рвался к морским просторам. Историки признают, что первым крупным шагом внешней политики нового правительства, возглавляемого Петром, явилась организация похода на юг, к берегам Азовского и Черного морей. И если первый поход на Азов, крупнейшую турецкую крепость в устье Дона, летом 1695 года был неудачен, то тем паче стремился Петр I к успеху через год. 3а зиму строились военные суда, готовилась армия. На этот раз осада Азова прошла успешно, сухопутные войска и в частности артиллерия под командованием А. С. Шеина бомбардировкой разрушила крепостные стены. Царь Петр сам заряжал пушки и стрелял из них. Наличие флота позволило блокировать Азов с моря. 18 июля 1696 года турки сдались. Первый путь России к морю (пусть пока и внутреннему) был открыт. Это более всего радовало молодого царя. Недаром при вступлении победителей в Москву 30 сентября войска проходили триумфальную арку. Вся она была украшена символическими скульптурными изображениями. Среда них выделялась статуя морского бога Нептуна с надписью:
«Се и азъ поздравляю взятием Азова и вам покоряюсь. ».

Эти поздравления относились и к генералиссимусу Алексею Семеновичу Шеину, который с этого времени стал и владельцем Горской волости Коломенского уезда Московской губернии, именно той местности, в которой мы снами проживаем сейчас. Про которую местный поэт Н. В. Буравлев писал когда-то:

Читать еще:  Однажды мне пришлось оправдываться, что я не жду шестого

«Волость Горская большая –
Не объедешь в один день:
Два села — Озёры, Горы,
Еще восемь деревень».

Правда, в те далекие времена Озёры ещё не были даже селом, но хоть и на правах малого поселения входили в состав Горской волости, которой почти десять лет владел первый русский генералиссимус. Это время и относится к его высшей государственной деятельности. Наверное, по-современному он был трижды министром, если возглавлял военные приказы: Пушкарский, Иноземный и Рейтарский.

Перелистывая страницы истории, найдем принадлежность наших мест ещё одному славному роду. В дореволюционном издании знаменитого словаря Брокгауз-Эфрона можно прочитать:

«Скавронские — род из которого происходила императрица Екатерина I. Два ее брата, Карл и Федор Самойльвичи Скавронские, в 1727 г. получили графский титул Российской империи. Сын первого, граф Мартын Карлович (1714-1776 гг.) был генерал-аншефом и обер-гофмейстером. Его сын граф Павел Мартынович (1757-1793 гг.) был действительным камергером и посланником в Неаполе.
С его смертью пресекся род графов Скавронских».

Так написано в словаре. Так оно было и в действительности, учитывая мужскую линию Скавронских.
Роду Скавронских, начиная с Карла Самойловича, наши земли принадлежали более столетия и даже при угасании рода последней владелицей имения была Екатерина Павловна Скавронская, которая вместе с замужеством передала право владения не менее славному роду князей Багратион.

Петр Иванович Багратион, потомок грузинских князей, был славным русским полководцем. С 1782 года он был на военной службе русской армии. Принимал участие в русско-турецкой войне 1787-1791 гг., в Польской кампании 1793-1794 гг. В знаменитом Итальянском походе А. В. Суворова в 1799 году Багратион командовал авангардом русской армии и отличился во всех крупных сражениях. Суворов по праву считал его своим лучшим и любимым учеником. Слава полководца Багратиона приумножилась во время войны с Францией в 1805-1807 годах, когда в Восточной Пруссии он отличился при взятии городов Шенграбен, Прейсиш-Эйлау и Фридланд. Следующая военная кампания — это война со шведами в 1808-1809 годах. Здесь под командованием Багратиона русские вышли к морским просторам Балтийского моря и захватили Аландские острова. На следующий год генерал Багратион уже командовал Молдавской армией в войне с турками. А с началом легендарного 1812 года генерал от инфантерии П. И. Багратион — командующий 2-й Западной армией. Искусным маневром он вывел с боями свои части из-под ударов французов и соединился с 1-й армией под Смоленском.

И, наконец, знаменитое Бородино. В этом сражении генерал командовал левым крылом русских войск. Неувядаемой славой покрыли себя защитники так и называемых багратионовских флешей. Чудеса мужества и стойкости показал и сам командир. Здесь он и был смертельно ранен. Первоначально его похоронили в селе Симы Владимирской губернии. В 1839 году его прах был перенесен на Бородинское поле.

Среди русского воинства, он стал одним из самых почитаемых героев. На Бородинском поле ему установлен памятник, его портрет на почетном месте в галерее Эрмитажа Санкт-Петербурга.

В 1944 году при освобождении Белоруссии крупнейшая стратегическая операция значилась под кодовым названием «Багратион». Благодарные потомки помнили его имя во время завершающих боев в Прибалтике. Освобожденный город Прейсиш-Эйлау был переименован в Багратионовск. (Ведь это он первый из русских завоевал его!).

Имя Багратиона увековечено в названиях Москвы и грузинского города Кизлари. Имя славного полководца присваивалось вновь открытым минералам и подводным горам. Центральная улица в нашем селе Горы в год празднования 150-летия со дня рождения полководца также названа именем Багратиона.

Краеведы спорят: был ли лично Петр Иванович в Горах или не был? Прямых доказательств нет ни тому, ни другому. Небольшой перелесок к востоку от Гор сельчане называют «Шатры» и объясняют это название тем, что здесь стояли дружинники князя, когда он посещал свое имение. Трудно сказать, так это было или нет, но память народная может и приписать немного тем, кого любит и уважает…

Имение графа Келлера — так зовут окраину села Сенницы. Это название более известно и признано потому, что оно ближе нам во времени. Имение Сенницы на протяжении многих лет насчитывает многих знатных владельцев. Графу Ф. Э. Келлеру оно досталось также в качестве приданого при женитьбе на княжне М. А. Шаховской. Сам он происходил из дворян Курляндской губернии, где и родился 3 августа 1850 года. Уже с детства ему было определена военная судьба.

Воспитывался он в Пажеском корпусе, из которого выпущен в 1868 году и зачислен в чине корнета в Кавальергардский полк.

Боевое крещение он принял в войне с Турцией в 1876 году, вступив добровольно в сербскую армию. По воспоминаниям современников он удивлял всех своей храбростью. Символично, что и первая его награда — золотая медаль, врученная в Белграде, называлась «За храбрость».

Следующий этап его воинской деятельности — участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. В этой кампании героические подвиги Келлера отмечены достойными наградами. Вот про кого по достоинству можно было сказать, что грудь его — как иконостас. Ибо на ней засверкали с мечами и бантами ордена Святого Владимира, Святого Георгия, Святого Станислава. А еще за отличие в сражении под Плевной Келлера награждают золотой саблей опять же с надписью «За храбрость».

Но было бы неправильно представить этого, уже полковника, безрассудно храбрым и бесшабашным, это уже и опытный стратег, способный проявить не только личное геройство, но и сделать анализ обстановки, разработать стратегические планы военных действий, руководить подразделениями.

Беспристрастный публицист и писатель Владимир Гиляровский, описывая свои впечатления про знаменитое сражение при Шипке, вспоминает: «…осыпаемый гранатами, Скобелев (командующий армией) отдал приказание: «Если меня убьют слушаться графа Келлера, он знает все!»

Граф Келлер заступил в этот день на место «начальника штаба полковника А.Н.Куропаткина, раненого накануне на Шметлийском перевале» .

И дальше официальные источники так характеризуют служебную деятельность Ф. Э. Келлера: «С 12-го января 1878 года и до конца кампании продолжал участвовать в делах авангарда в качестве начальника штаба. По заключении перемирия 23 января того же года был назначен для определения совместно с турецкими офицерами нейтральной полосы между двумя армиями от Черного до Мраморного морей».

А в 1882 году к «иконостасу» Келлера добавились русский орден Святой Анны и болгарский Святого Александра.
С этого времени, можно считать, граф вошел в большой фавор. Он произведен в генерал-майоры, зачислен в генеральный штаб. Почести не оставляют его — к наградам прибавляется «Святой Станислав» первой степени.

В 1894 году его заслуги сыграли важную роль в назначении директором Пажеского корпуса. Даже малознакомым с военной историей его название говорит о многом: Лучшее в России учебное заведение (основано в 1759 году) готовило цвет русской армии. Здесь ковалась будущая русская слава. Этим заведением Федор Эдуардович руководил шесть лет. В 1899 году граф Келлер произведен в генерал-лейтенанты, в апреле 1900 года назначен губернатором г.Екатеринославля (современный Днепропетровск).

Началась русско-японская война. Казалось бы, обремененному заботами графу на 54-м году жизни не место в действующей армии. Его и не звали туда. Более того, на первоначальное прошение он получил отказ. И только после настоятельных просьб и использования личных связей добивается на правления на войну. 13 марта 1904 года — день его отправки в далекую Маньчжурию. Келлер получил назначение начальником Восточной армии, позже он командует 2-м Восточно-Сибирским корпусом. Кровопролитные бои под Ляояном и Мукденом. Русские войска в тяжелом положении. Корпус Ф. Э. Келлера два с половиной месяца сдерживает наступление армии Куроки.

В первый день августа совсем ранним утром в 3 часа 20 минут граф в расположении батареи наблюдает за боем. Шрапнельный снаряд начинен пулями, которые разлетаются при взрыве, чтобы поразить много людей. А здесь, считай, весь снаряд достался одному человеку, Дистанционная трубка разорвалась у него на груди и З6 ран от шрапнельных пуль пришлось на тело генерала. В Ляояне изуродованное тело графа запаяли в металлический гроб. С воинскими почестями тронулась траурная процессия до Иркутска. Здесь специальный траурный вагон прицеплен к сибирскому поезду-экспрессу. Путь следования: Ряжск — Рязань — Зарайск. Везде останки героя встречались с воинскими почестями.

Читать еще:  Тренинг гордости, или К чему приводит «личностный рост» без покаяния

18 августа в лучшем храме Зарайска состоялась заупокойная служба. Солдаты в почетном карауле. Гроб на амвоне утопает в венках, привезенных делегациями из г.Екатеринославля, Пажеского корпуса, Генерального штаба, полков, где служил Ф. Э. Келлер.

Траурная процессия из Зарайска следует в усадьбу Сенницы, в фамильную усыпальницу графов Келлер. Здесь уже покоится прах матери и дочери Федора Эдуардовича. Он третьим из своей династии нашел покой на сенницкой земле….

Ужасно обидно сейчас, когда известно, что этому «покою» для нашего национального героя суждено было длиться только 12 лет. В 1918 году усадьбу разграбили, сожгли, осквеивили могилы… Люди! Неужели сейчас мы ничего не можем сделать?

Неужели над прахом героя не установим если не обелиск, то хотя бы простой русский крест?

А мы попустительствуем нашим властям, которые торгуют знаменитой усадьбой. Да любого купца на пушечный выстрел нельзя подпускать к усадьбе, пока не будет увековечена память его владельца, русского национального героя графа Федора Эдуардовича Келлера!

В этой главе очень уместно было бы рассказать об озерчанах — георгиевских кавалерах. Эти русские люди достойны того. Увы, сведения о них скупы и часто малодостоверны. Известно, что наш земляк Петр Гаврилович Пучков, уроженец села Клишино, принимал участие в Цусимской битве, был хорошо знаком с писателем Новиковым-Прибоем, награжден двумя Георгиевскими крестами. Сдерживает то, что служил он на флоте вестовым у адмирала Рожественского и, Бог его знает, как он получил эти награды.

Беда в том, что с начала советской власти «царские кресты» стали символом презрения, простой русский солдат за храбрость произведенный в унтер-офицеры попадал в черные списки.

Вот вам криминальный исторический документ от 22.10.1933 года:
«Лишенные избирательных прав по городу Озёры :…»

В нём приводится по семи пунктам или статьям количество лишенных. Статьи распространялись и на торговцев, и на служителей культа, и на бывших фабрикантов.

Приведем дословно последние три пункта:
« … 5) Лишение по суду — 2 чел.
6) Чины царской армии — 3 чел.
7) умалишенные — 3 чел.».

Вот вам и попали унтеры с крестами в один ряд с ворами и сумасшедшими. Где уж тут было хранить погоны, форму, награды , документы…

А может быть сейчас откликнется тот, кто пронес сквозь жестокие годы память о славных земляках?
Как было бы здорово!

Советские казаки: за веру, царя и Отечество!

71-я годовщина освобождения Ростова-на-Дону от немецкой оккупации и этот барельеф на площади имени 5-го донского гвардейского казачьего кавалерийского корпуса сподвигнули меня на создание поста, специально посвященного нашим казакам.
И тут я обнаружил, что про казачьи части в РККА доступно не так уж много информации. Ее объем вполне сопоставим с тем, что известно про казачьи части Вермахта, о которых я уже сообщал здесь http://ankol1.livejournal.com/51289.html . Кстати, большею частию солдаты Вермахта любое атакующее кавалерийское подразделение РККА воспринимали как казачье и встречали его появление истошными криками: «Казакен!» Определенная справедливость в этом была, ибо, например, 2-ой гвардейский кавалерийский корпус РККА казачьим не назывался, однако, по своей структуре ничем не отличался от казачьего, да и в своем личном составе имел много «этнических» казаков. Более того, создан он был на год раньше 4-го Кубанского и 5-го Донского гвардейских казачьих корпусов. Про 5-й гвардейский донской казачий кавалерийский корпус известно, что он сформирован по приказу Ставки Главнокомандования и телеграммы командующего войсками Закавказского фронта от 22 ноября 1942 года на базе 11-й и 12-й гвардейских Донских казачьих кавалерийских дивизий и 63-й кавалерийской дивизии.
В состав корпуса также входили:
— 585-й зенитный артиллерийский полк;
— 221-й танковый полк;
— 4-й отдельный дивизион связи;
— подвижной полевой госпиталь.
Так что автор совершенно достоверно отобразил в барельефе не только кавалеристов, но и воинов других родов войск.
В составе войск Закавказского, Северо — Кавказского, Южного, 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов корпус принимал участие в освобождении Северного Кавказа и Украины, в Ясско — Кишинёвской, Дебреценской, Будапештской и Венской операциях.

Бойцы донской казачей дивизии.
2 Украинский фронт, май 1944 года.

За боевые заслуги удостоен почётного наименования Будапештского (5.04.1945), награждён орденом Красного Знамени. Около 32 тысяч его воинов награждены орденами и медалями, 11 удостоены звания Героя Советского Союза.

За время боевых действий корпус истребил 59045 вражеских солдат и офицеров, взял в плен 23852 человека, уничтожил 676 танков и САУ, 128 бронемашин, 947 орудий, 97 самолетов, 1362 пулемета, 4572 автомашины, захватил 11 бронемашин, 311 орудий, 15 самолетов, 988 автомашин, 14 паровозов, 11248 лошадей.

В мае 1945 года Донской корпус передислоцировался в район венгерских городов Керменд, Надьканижа. Здесь он получил приказ возвратиться на Родину.

Казаки совершили марш по территории Венгрии, Югославии, Румынии, месяц отдыхали в районе Рымникул-Серат. 14 октября 1945 года они прибыли в Ростов-на-Дону.

Корпусом командовали:
Селиванов Алексей Гордеевич (15 ноября 1942 — 4 мая 1944), генерал-майор, позднее генерал-лейтенант.
Горшков Сергей Ильич (с 04.05.1944), генерал-майор.

Более-менее основательным источником информации о казаках РККА для меня выступает книга Владимира Пятницкого, которая так и называется: «Казаки в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.» Эта книга вдвойне ценна тем, что ее автор сам воевал в казачьих частях, имея при этом нетривиальную биографию.

Владимир Пятницкий (Таршис) родился в 1925 году в Москве в семье известного революционера Иосифа (Осипа) Арононовича Пятницкого, видного деятеля Коминтерна, расстрелянного в 1938 году. В связи с этим Владимир был отправлен в детский дом на Кубани. В 1942 прошел курс разведовательно-диверсионной спецшколы. В ноябре 1942 заброшен на территорию Калмыцкой Республики. После разгрома группировки Паулюса под Сталинградом, Владимир Пятницкий участвовал в восстановлении советской власти на территории Приютинского района Калмыцкой республики, работая помощником прокурора Приютинского района.
С мая 1943 года Пятницкий вновь в рядах армии. В составе 5-го гвардейского Донского корпуса прошел от Ростова до Австрийских Альп, будучи командирам сводной разведгруппы 12-й казачьей дивизии, офицером связи, а после окончания войны был командиром знаменного взвода дивизии.
В свой приезд в Москву после войны Пятницкий решил навестить друзей отца. Пятницкий был в Донской казачьей форме, с чем и связаны забавные эпизоды о которых повествует автор в своей книге. Вот Пятницкий пришел в номер к старому отцовскому приятелю Муранову: «Муранов относился ко мне как к сыну. Радостно встретил, снял казачью фуражку, башлык и попросил несколько раз повернуться перед ним. Потрогал левой рукой лампасы на моих шароварах и сказал: «Вот бы твой отец удивился, глядя на тебя. Он так ненавидел казаков, особенно Донских. Ведь они чуть не изрубили его в 1905 году в Одессе, когда он руководил там рабочей демонстрацией». Затем вынул из шкафчика бутылку коньяка и закуску из кремлевской столовой, наполнил стаканы, рюмок у него не было: «За тебя, советский казачина. «. Навестил Пятницкий и соратницу отца Елену Дмитриевну Стасову, которая жила в одной квартире в Доме Правительства с вдовой Феликса Дзержинского — Софьей Сигизмундовной Дзержинской. Пятницкий немало перепугал старушек своей формой,и они очень удивились, что в Красной Армии есть казачьи части. Пятницкий также сообщает, что другие военнослужащие и швейцары в гостиницах из-за необычного мундира и лампасов принимали его за генерала и отдавали ему честь. И это при том, что башлык его покрывал погоны старшего сержанта.

По свидетельству маршала артиллерии Н.Д. Яколева на вооружении кавалерийских дивизий в Красной Армии были и шашки времен Первой мировой, на клинках которых была надпись «За веру,царя и отечество».
Когда у Сталина спросили, что он думает по поводу использования таких шашек, вождь пошевелил усами и изрек : — Ну и пусть рубят за веру царя и отечество!


Использованы материалы следующих ресурсов:
http://mikhael-mark.livejournal.com/73076.html
http://russiancossacks.getbb.ru/viewtopic.php?f=10&t=2396
http://cossac-awards.narod.ru/KazakRKKA.html
Особую благодарность приношу другу Андрею Соколову andrey_meot , хозяину чрезвычайно интересного сайта «Меотида и окрестности» http://www.meotyda.ru/index.php , предоставившему фотографии казаков из фондов пухляковского музея Анатолия Калинина.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector