0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я родила после изнасилования, или Все возможно, если есть любовь

Беременность после изнасилования. Что делать?

Женщина, перенесшая изнасилование, испытывает страшные эмоции. Неважно, что были за обстоятельства. Было ли это на улице при возвращении с учёбы или работы, а может в пьяной компании… Сексуальное насилие — априори мерзкое преступление.

Можно начать рассуждать о степени вины самой жертвы и тому подобном. Но так ли это важно теперь? Даже когда к Христу привели блудницу с намерением побить её камнями, Он не стал обвинять её, а защитив от гнева книжников и фарисеев, сказал: «и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» ( Ин. 8; 1-11 ). Тем более женщина, прошедшая через это страшное испытание, нуждается в поддержке, защите и психологической помощи.

Насилию подвергаются не только вызывающе одетые девицы, но и с виду «забитые» скромницы. Да что там говорить, даже женщины в пожилом возрасте и дети почему-то вызывают извращённый интерес у преступников.

По словам гинекологов беременность в результате сексуального изнасилования возникает очень редко (rosmedzdrav.ru). Однако такие случаи вполне возможны, что подтверждают истории потерпевших.

Итак, речь сегодня как раз о той непростой беременности, которая начинается с факта изнасилования.

Ужас насилия остался позади. Теперь в организме женщины началась новая жизнь. После изнасилования необходимо сдать анализы на инфекции: ВИЧ, сифилис, гепатит С, гонорею, хламидиоз и др. Увы, многие инфекции возможно диагностировать не сразу, а спустя примерно 1,5 месяца. Сжав кулаки, придётся перетерпеть это время, усилив меры гигиены.

Как правило, врачи после изнасилования сразу назначают экстренную контрацепцию. По какой-то причине многие женщины считают, что если спустя короткое время после изнасилования приняты эти препараты, то зачатие не происходит. Это неверно.

Механизм действия средств «экстренной контрацепции» абортивный. То есть, если зачатие уже произошло, то таблетка с убийственной дозой гормона действует подобно ножу в абортарии на более поздних сроках беременности. Разницы абсолютно никакой. Оплодотворенная яйцеклетка — это уже человек. Мы знаем, что в момент оплодотворения зарождается душа человека. Медикаментозное экстренное убийство новой жизни происходит за счёт того, что эмбриону становится невозможным имплантироваться в полость матки.

Совершенно очевидно, что такой путь равносилен убийству ребёнка в абортарии.

Но есть зародившийся невинный малыш в животе у мамы. Он не желанный. Он возник после всех этих ужасных событий. Что делать?

Живя в современном обществе, беременная после изнасилования женщина определяет путь по одной из двух дорог. Она должна выбрать между жизнью и смертью. Между жизнью ребёнка и его убийством.

На данном этапе беременная — жертва насилия. По духовным и здравым моральным законам при совершении аборта женщина сама становится преступницей. Какое преступление тяжелее — сексуальное насилие или убийство ребёнка? Ответ очевиден.

Убийство — преступление. Но особо тяжкое преступление — убивать ребёнка за грехи родителей. Того ребёнка, который в данный момент каждой своей клеткой проявляет доверие к этому миру. Его мир сейчас — это его мама.

Из комментариев о беременности после изнасилования (woman.ru):

«А вот я и есть женщина, родившая дитя после изнасилования…Все прекрасно, сын умный и красивый парень, уже взрослый. Даже мысли не было об аборте, сразу безумно полюбила маленькую жизнь. Если философствовать — то напомню слова «делай как должно и будь что будет». А женщина должна сохранять жизнь, а не убивать. Вопреки личному комфорту даже».

Очень многие беременные женщины, оказавшиеся в такой ситуации, ощущают силу и непреодолимое желание родить этого ребёнка. Удивительно, когда даже под напором врачей и близких эти женщины чувствуют, что должны во что бы то ни стало выбрать жизнь. И речь здесь даже не о верующих людях, а о тех, в которых есть какая-то врождённая чувствительность к пониманию добра и зла. Они просто внутренне ощущают, что аборт сделает их ещё несчастнее.

Из комментариев о беременности после изнасилования (woman.ru):

«Рожайте. Ребенок ни в чем не виноват. Воспитаете. А от аборта будет ещё больше боли. Я не просто вам советую, сама искупалась в этом».

Должна ли мама, носящая под сердцем малыша, зачатого в результате изнасилования, любить его? Чудесно, когда любовь к ребёнку появляется как нечто само собой разумеющееся. Но можно ли требовать этого от женщины, перенёсшей психологические и физические травмы, на этапе беременности? Это может быть непосильно для мамы. Она сделала первый шаг любви, подарив ребёнку жизнь. Далее происходит её личная работа над собой, возможно при участии священника, психолога. Если имеют место негативные чувства к ребёнку, то с помощью такой работы постепенно женщина может начать относиться к малышу внутри, как к приёмному. А потом возможно проникнется к нему безусловной материнской любовью. Многое зависит от внутрисемейного климата, поддержки близких.

В период беременности после изнасилования у женщины не всегда получается решить, останется после рождения этот ребёнок в семье или будет воспитываться в детском доме. Это следующий выбор, который придётся сделать. Но чтобы определиться и с этим шагом, необходима информация. Здесь появляется очень много вопросов: Не будет ли этот ребёнок представлять опасность для других членов семьи? Готов ли супруг на то, чтобы вырастить его в семье? Можно ли любить его, как остальных детей?

Ответы на эти вопросы в каждой семье свои. Полезным и чрезвычайно интересным оказывается опыт тех, кто уже родил малыша после изнасилования.

Жена Джеффа Кристи, бывшего морского пехотинца — сильного, высокого, смелого — была жестоко изнасилована. Для этой семьи даже не стоял вопрос об аборте. По словам Джеффа их объединяло духовное родство в вере. Эта семья выдержала непростую беременность, на свет появился лучезарный малыш с огромными доверчивыми глазами. Джефф принял его как своего собственного сына и не перестаёт радоваться его заразительной улыбке.

«Заглядывая в глаза моего ребёнка, я вижу в них невинность и доверие. И много любви. Он мой сын. Он знает меня как отца. Он называет меня папа. Это самое лучшее чувство в мире, и я ни на что не променяю его!

Следующая история о Джейн Ноэ, которая забеременела после чудовищного изнасилования однокурсником. Родственники настраивали девушку совершить аборт, ей даже пришлось уехать в другой город. Молодая, но сильная, она не смогла убить своего ребёнка, сердцебиение которого отчётливо увидела на экране в кабинете УЗИ. Ей предстояло пройти через следующее испытание. Мальчик был очень похож на отца. Но в глазах сына не было ни капли той злобы насильника. Мать говорит о сыне как о воплощении радости. Он уже успешный мужчина, и благодарен Джейн за то, что выбрала жизнь в той не простой ситуации.

Красавица Ребекка Кисслинг была зачата при изнасиловании. Преступление было совершено серийным маньяком. Глядя на фотографию этой женщины, невозможно в это поверить! Всю свою жизнь Ребекке приходится доказывать право не быть абортированной. Она познакомилась со своей биологической матерью, став взрослой. Когда Ребекка выходила замуж, то к алтарю её вела родная мама Джоанна. Сейчас Ребекка — мать 5 детей, среди них есть и приемные. Она активный защитник жизни. Ребекка пишет читателям её сайта, что только предрассудки мешают нам, когда мы встречаем людей с особенностями развития или тех, кто был рожден в результате изнасилования или греха прелюбодеяния, но каждая жизнь имеет ценность.

Из комментариев о беременности после изнасилования (woman.ru):

«Мой брат женился на девушке с ребенком, который получился из-за изнасилования. Уже 20 лет прошло.
Брат усыновил этого мальчика, в 3-х-летнем возрасте.
Славный парень, брата отцом называет, и мне он, как родной. Заканчивает хороший универ на бюджете, родителей любит. После этого, кстати, они еще двух детишек родили».

«Знаю одну такую историю — девушку изнасиловали, когда она училась на первом курсе института, про аборт врачи сказали, что если сделает, то детей потом иметь не сможет. Мальчик в этом году в школу пойдет, отличный мальчуган, и родителей любит, причем взаимно».

«Знаю женщину, которая сделала аборт после изнасилования. Далее ее жизнь сложилась так: вышла замуж, родила ребенка, который заболел раком. Муж сразу бросил. Ребенок спустя несколько лет умер. Она осталась одна. Ее кошмар — это, кроме жуткой болезни малыша, воспоминание того аборта. Она уверена — смерть второго ребенка от рака — плата за то убийство. Но уже ничего не вернешь…» (realisti.ru)

«Ребенок не виноват в том, что был зачат таким образом. И если у вас есть хоть капля сомнения, значит в вас живет здравый смысл. Подарить жизнь маленькому человечку и дать ему свою любовь несмотря ни на что. А насильник своё получит обязательно».

«Я даже не могу узнать, кто именно отец»: признания женщин, забеременевших от насильника

Сегодня благодаря флешмобу #ЯнеБоюсьСказать и, наверное, все-таки истории Дианы Шурыгиной, какой бы она ни была, российские СМИ стали во всеуслышание обсуждать проблему изнасилования. Эта проблема существовала в обществе испокон веков, и только сейчас женщины набрались храбрости, чтобы говорить об этом публично. Многие пользователи Сети рассказывают об актах насилия анонимно, но тем самым они помогают себе справиться с болью, которую им довелось пережить.

Читать еще:  СК подтвердил подлинность останков царской семьи: почему это важно

GoRabbit публикует откровения девушек, которые забеременели после того, как их изнасиловали.

«Меня изнасиловали, когда мне было 17. Мой сын очень похож на того, кто это сделал. И меня это пугает».

«Я забеременела в 13 лет после изнасилования. Потом у меня был выкидыш. Рассказываю кому-либо об этом в первый раз».

«Сегодня у меня был выкидыш. И я испытываю облегчение, потому что неделю назад я узнала, что забеременела от человека, который меня изнасиловал».

«Меня изнасиловали в раннем возрасте, я забеременела, потом потеряла ребенка. Через несколько лет у меня появился парень, и я считаю, что потеряла девственность с ним, а не с моим насильником».

«Моя семья знает, что меня изнасиловали, у меня был выкидыш. Изнасилование, безусловно, травмировало меня, но окончательно меня сломал именно выкидыш».

«Меня изнасиловали в 15 лет, я забеременела и родила. Моей девочке сейчас 6 лет. Сейчас я влюблена и счастлива, жду второго ребенка с моим парнем. Тот человек не смог сломать меня».

«Четыре года назад мое изнасилование закончилось беременностью. А сейчас мой парень сделал мне предложение и хочет удочерить мою девочку. Я самый счастливый человек на свете».

«После моего изнасилования все, кто знал, что я беременна, говорили одно слово «аборт». Я сохранила эту беременность, и сейчас моя дочь – самое главное и самое лучшее, что есть в моей жизни».

«Мне было 14, когда это случилось. И родила. И счастлива сейчас, что сохранила беременность, потому что сейчас врачи поставили мне бесплодие».

«В 18 я подверглась изнасилованию и потом родила мальчика. Ему сейчас одиннадцать, и он каждый день доказывает мне, что совсем не похож на своего отца».

«Я знала, что моя новорожденная дочь ни в чем не виновата, знала, что она такая же жертва, как и я. Но я без сожалений отдала ее на усыновление. Я хотела, чтобы у нее была счастливая жизнь с чистого листа, я не могла бы ей это дать».

«Мой жених не признает абортов, но мной это случилось. Я беременна от человека, который меня изнасиловал. Аборт – для меня единственный возможный выход из этой ситуации».

«В 14 лет я забеременела после изнасилования и сделала аборт. Все мои тогдашние друзья отвернулись от меня. Не жалею ни о чем».

«Думала, изнасилование – это самое худшее, что случилось, но я забеременела, а у меня даже нет денег на аборт».

«С возрастом эта боль не проходит. Я потеряла девственность в 15 со своим насильником. Сделала аборт».

«Меня изнасиловали в 12 лет. И если бы я не избавилась от ребенка, этого человека заставили бы на мне жениться. И моя жизнь превратилась бы в сплошной кошмар».

«Я забеременела после изнасилования. И готова бросить кирпичом в каждого, кто говорит мне, что мой насильник должен узнать о ребенке и познакомиться с ним».

«Сейчас я узнала, что беременна от моего насильника. И я очень боюсь, что он узнает и что-то сделает со мной».

«В июле я пережила групповое изнасилование. Теперь я беременна и даже не могу узнать, кто именно отец».

talifa88

talifa88

Можно ли заставлять женщину рожать от насильника? «Нужно», – отвечает.

. антиженское и антидетское движение «Женщины за жизнь»:

«womenprolife. По статистике, каждый год в России страдает от изнасилования 4 тысячи женщин. Это официальные цифры, реальные — намного выше: жертва часто боится идти в полицию.

Женщина, перенесшая изнасилование, испытывает страшные эмоции. Неважно, что это были за обстоятельства. Сексуальное насилие — априори мерзкое преступление.

По словам гинекологов, беременность в результате сексуального изнасилования возникает очень редко. Однако в результате насилия беременеет каждая двенадцатая женщина.

Итак, речь сегодня как раз о той непростой беременности, которая начинается с факта изнасилования.

Ужас насилия остался позади. Теперь в организме женщины началась новая жизнь. После изнасилования необходимо сдать анализы на инфекции: ВИЧ, сифилис, гепатит С, гонорею, хламидиоз и др. Увы, многие инфекции возможно диагностировать не сразу, а спустя примерно 1,5 месяца. Сжав кулаки, придётся перетерпеть это время, усилив меры гигиены.

Как правило, врачи после изнасилования сразу назначают экстренную контрацепцию. По какой-то причине многие женщины считают, что если спустя короткое время после изнасилования приняты эти препараты, то зачатие не происходит. Это неверно.

Механизм действия средств «экстренной контрацепции» абортивный. То есть, если зачатие уже произошло, то таблетка с убийственной дозой гормона действует подобно ножу в абортарии на более поздних сроках беременности. Разницы абсолютно никакой. Оплодотворенная яйцеклетка — это уже человек. Медикаментозное экстренное убийство новой жизни происходит за счёт того, что эмбриону становится невозможным имплантироваться в полость матки .

Живя в современном обществе, беременная после изнасилования женщина определяет путь по одной из двух дорог. Она должна выбрать между жизнью и смертью. Между жизнью ребёнка и его убийством .

В период беременности после изнасилования у женщины не всегда получается решить, останется после рождения этот ребёнок в семье или будет воспитываться в детском доме. Это следующий выбор, который придётся сделать. Но чтобы определиться и с этим шагом, необходима информация. Здесь появляется очень много вопросов: не будет ли этот ребёнок представлять опасность для других членов семьи? Готов ли супруг на то, чтобы вырастить его в семье? Можно ли любить его, как остальных детей? Ответы на эти вопросы в каждой семье свои. Полезным и чрезвычайно интересным оказывается опыт тех, кто уже родил малыша после изнасилования. Но об этом в следующей части статьи» (https://www.instagram.com/p/BirRk0…).

«По словам гинекологов, беременность в результате сексуального изнасилования возникает очень редко». Ссылки хотя бы на одну статью с ФИО специалистки/специалиста, что так считает, или на какое-то исследование нет. Как и здесь, где лидерка этого движения выдала:

«– Хорошо, но что делать женщинам, забеременевшим в результате изнасилования?
Рожать. Ребенка мало интересует, от кого он зачат, он просто ребенок, который должен жить. Это относительно однополярности этого вопроса. А теперь к фактам. Согласно статистике, крайне редко наступает беременность в результате изнасилования. К тому же очевидно, что изнасиловать приличную девушку все-таки труднее, чем морально распущенную. Тем самым мы переходим на морально-нравственный аспект абортов» (https://pravoslavie.fm/interview/n…).

«Ужас насилия остался позади». Кто это вам сказал?

«Механизм действия средств «экстренной контрацепции» абортивный». Ложь:

«Основным механизмом действия является торможение процесса овуляции. Предположения относительно других механизмов выдвигались, но не подтверждаются данными. Нет никаких доказательств в пользу утверждения о том, что ТЭК вторгаются в процесс имплантации оплодотворенной яйцеклетки. ТЭК не приводят к прерыванию уже наступившей беременности … Целый ряд исследований продемонстрировал, что применение этих лекарственных средств в указанных дозах не препятствует имплантации оплодотворенной яйцеклетки в полость матки … Предполагаемые дополнительные механизмы включают в себя нарушение функции желтого тела, утолщение цервикальной слизи (в результате чего блокируется продвижение спермы) и изменения в транспортировке сперматозоидов или яйцеклетки по маточной трубе» (http://www.cecinfo.org/custom-cont…).

Вот так: для них насильник – это Божье орудие, которому Бог попускает привести новую душу в наш мир таким вот образом. Даже если этот «ребеночек» от старшего брата или дедушки, а потерпевшей 14 лет, надо психологически ее додавить и заставить сохранить эту беременность. Омерзительно. Такими темпами «Женщины за жизнь», видать, в самом деле скоро будут ездить по тюрьмам вместе со священником/имамом и вручать насильникам медали за вклад в улучшение демографической ситуации. Могут прихватить с собой еще руководительницу детского православного приюта Евгению Ватейчкину – у нее уже есть похожий опыт (https://talifa88.livejournal.com/3…).

Читать еще:  Врач-психиатр Василий Каледа: Важно понимать — депрессия лечится

Да – а рядышком такие посты:

«womenprolife. Доброго дня, Друзья! Мы открываем сбор средств для беременной Юлии, матери двоих детей. Семья оказалась в трудной ситуации: кредит на 2 млн. руб., долг по квартплате 160 т. р. У мужа Юли забирают четверть зарплаты за долги. Несмотря на финансовые трудности, Юля решила сохранить третью беременность. Супруги продолжают бороться за единственное жильё, и им очень нужна наша с вами поддержка!» (https://www.instagram.com/p/BioeEd…),

«womenprolife. . Многодетной беременной мамочке Наталье из Волосово передано три посылки с вещами для её девочек. Также мы погасили долг за коммунальные услуги: семья могла остаться без газа . Наша Лена из Воскресенска уже совсем скоро в пятый раз станет мамочкой! Помогли ей с оплатой съёмной квартиры» (https://www.instagram.com/p/BicRRc…).

Замученные женщины с детьми от насильников и семьи, что могут оказаться на улице в любую минуту и у которых нет денег даже на оплату коммунальных услуг, – веселенькое будущее всех нас ждет, если они своего добьются. И все, кто подписывает какие-либо петиции за ограничение легальных абортов, активно приближают его.

Родить от насильника

В 2016 году в России изнасиловали 4 тысячи женщин. Это официальные цифры, реальные — намного выше: жертва часто боится идти в полицию. В результате насилия беременеет каждая двенадцатая женщина. Жертвы насилия рассказали «Снобу», почему решили избавиться от ребенка — или оставить его, несмотря ни на что

25 октября 2017 17:13

«Я до последнего искала способы избавиться от ребенка»

Надежда, 22 года, Воронеж:

Мне было 20. Я тогда работала продавцом-консультантом, и в тот день нас задержали на уборку. Был обычный летний вечер, я возвращалась в общежитие. По дороге ко мне пристали двое парней, предлагали познакомиться, но я отказалась. Они пошли за мной, напали сзади и затащили во двор. Что происходило дальше, описывать не буду.

Не помню, как дошла до общежития. Я была в шоке, эмоций никаких. Опомнилась в душе: сидела на полу под холодной водой и пыталась смыть с себя все это. В полицию я не обратилась: представила, как мужчины обсуждают все это, как буду отвечать на их вопросы и описывать подробности. Я просто не выдержала бы.

Через две недели я пошла в женскую консультацию. Гинеколог успокоила меня, сказав, что я не беременна. Потом были проблемы с месячными, но я списывала это на стресс и побочку от таблеток для почек (у меня пиелонефрит). Я почувствовала, что что-то не так, на 4-м месяце. Живота не было видно, но УЗИ показало беременность. Я хотела умереть, это был конец всему. Я выбирала способ самоубийства, но. не смогла. Позвонила родителям в другой город и все им рассказала. Мама сказала искать способ сделать аборт. Мой парень — чтобы я думала о себе и своем здоровье.

Все клиники ушли в глухой отказ или называли космические суммы. Выход был только один — рожать, но я практически до последнего искала способы избавиться от ребенка. Я взяла академ в университете и уехала домой. С парнем я рассталась, потому что не знала, вернусь ли обратно, да и не хотела требовать от него чего-то. Когда стало понятно, что ничего не сделать, мама приняла ребенка. Родные поддерживали, мягко убеждали, что ребенок не виноват, но я ненавидела его, ведь он разрушил мою жизнь. Твердо решила оставить его в роддоме или отдать на усыновление.

Когда сын спросит, где папа, скажу, что просто не нашли своего, а когда подрастет — что отец умер. Не хочу, чтобы мой ребенок чувствовал себя виноватым

Беременность прошла легко, но роды до сих пор мой самый страшный кошмар. Дикая боль, отвратительное отношение врачей. Меня должны были планово кесарить по медицинским показаниям, но, когда я лежала в палате, врачи сначала просто стали уговаривать, что молодая, должна рожать сама, а потом и вовсе заявили, что кесарево делать не будут. Мне неоткуда было ждать помощи. Всю ночь я бродила по палате с ужасными схватками и желанием сдохнуть. Утром врач проколола мне пузырь и поставила капельницу с окситоцином. Я орала матом, но не рожала, хотя раскрытие увеличилось. Анестезию не предложил никто. Врачи полезли открывать шейку вручную: во мне поковырялось человек семь. Когда потуги стали утихать, дозу окситоцина увеличили. Я теряла сознание, но меня пощечинами возвращали обратно, а потом потащили на кресло. Ребенка решили выдавливать. От боли я потеряла сознание, очнулась на операционном столе. После пережитого ада отход от наркоза показался мне мелочью. Когда мне показали сына, единственной мыслью было, что после всего случившегося я не имею права оставить его здесь.

Сыну уже полтора года. Материнские чувства у меня появились только недавно, я больше чувствовала себя нянькой или сестрой, хотя ребенок был полностью на мне. Я люблю его, он умный и добрый ребенок. Похож на моего деда. Ребенка воспитываю одна, парня нет, да и не хочется. Пыталась, но ничего не вышло. Мало кто готов принять девушку с «прицепом».

Когда сын спросит, где папа, скажу, что просто не нашли своего, а когда подрастет — что отец умер. Не хочу, чтобы мой ребенок чувствовал себя виноватым. На вопросы окружающих отвечаю, что меня бросили с ребенком. Так лучше. Если сказать правду, тебя же и обвинят, и назовут шлюхой.

Напоминает ли сын мне о пережитом? Нет. Просто потому, что я не забываю.

Я долго тянула с тестом, все надеялась, что просто задержка. Сделала тест — две полоски. Надеялась, что «само рассосется», конечно

«Я часто встречаю своего насильника»

Татьяна, 34 года, Москва:

Мне было 15. Шел 1998 год. В моем окружении было популярно тусоваться в подвалах жилых домов. Мы с подругой встретили как-то ее знакомых по школе, которые были немного старше и пригласили нас в один из таких подвалов. Мы ходили туда какое-то время, так как мне очень нравился один парень.

Мне хотелось выглядеть крутой и опытной, в том числе сексуально, так как в компании были ровесницы, у которых уже, вероятно, был секс. Сначала я встречалась с одним парнем, с которым был первый поцелуй и даже что-то вроде петтинга, но как-то не сложилось довести все до конца. Я не знаю, что он говорил другим парням, но однажды пришел тот, кто мне нравился больше всего. Он был пьян, затащил меня в комнату и изнасиловал. Честно говоря, если бы он как-то иначе себя повел, я бы, наверное, согласилась на секс по собственной воле, но он был очень агрессивен и груб, я сопротивлялась, было больно и стыдно.

Я сразу же ушла из этой компании. Конечно, был шок, отрицание, обида и злость на судьбу, на всех, на себя. Угнетала полная изоляция, не было вообще ни одного человека, кто был бы на моей стороне. Я узнала цену «дружбе», когда «хорошие девочки» не дружат с теми, кто трахается по подвалам. На поддержку родных я и не рассчитывала: им лишь бы была накормлена и ночевала дома (за три года до этого отчим трогал меня везде, а мама так мне и не поверила; вскоре они развелись). Это ощущение беспомощности и одиночества я помню до сих пор.

Я долго тянула с тестом, все надеялась, что просто задержка. Сделала тест — две полоски. Надеялась, что «само рассосется», конечно, о родах даже не думала. По совету каких-то идиоток пила настойку из лаврового листа, сидела в горячей ванне, но безрезультатно. Одна опытная старшая знакомая предложила свозить меня на аборт, но в назначенный день не пришла на встречу, сказала, что проспала. А потом начался токсикоз, и мама догадалась.

Мне было стыдно во время аборта. Врач-мужчина постоянно переглядывался с анестезиологом, догадываюсь, что они думали обо мне, беременной в 15

Я сказала ей, что просто был первый секс, парень бросил, где живет — не знаю. Она ответила, что решать, конечно, мне, и тут же описала все ужасы рождения ребенка у молодой одинокой мамы. Я просто сдалась и сказала: как ты скажешь, так и будет. Я переложила на нее ответственность за этот выбор, так как в глубине души понимала, что она скажет про аборт, а мне было страшно это озвучить самой.

Читать еще:  «Кинотеатры начнут гореть» – это говорят не наши

Ребенку шла десятая неделя, я уже иногда с ним разговаривала и представляла, как мы будем жить вместе. При этом я понимала, что не смогу жить обычной подростковой жизнью и тусоваться, и не хотела обременять себя проблемами. В те дни произошла вопиющая для школы ситуация: родила десятиклассница, и я видела ее с коляской, такую счастливую. Наверное, мой выбор сильно зависел бы от окружения, которое могло бы взять на себя ответственность вместо меня. Сказали бы «рожай, мы поддержим» — родила бы, но вышло как вышло.

Мне было стыдно во время аборта. Врач-мужчина постоянно переглядывался с анестезиологом, догадываюсь, что они думали обо мне, беременной в 15. Когда я вернулась домой, поймала себя на том, что больше нет токсикоза, больше мне не нужно думать о том, что делать и как быть, переживать, что в школе узнают. Я сделала все возможное, чтобы забыть об этом как можно скорее, как о страшном сне. Я не думала об этом совсем, как только приходили мысли — сразу же переключалась на что-то. И на несколько лет совсем забыла. После этого я встречалась преимущественно с девушками, никак не связывая это с абортом. Думала, что просто бисексуальна. В институте я познакомилась с девушкой, которая уже давно была «в теме», мы встречались два года. Я даже думала про смену пола. Конечно, о мужчинах речь вообще не шла, они вызывали отвращение.

Когда человек умирает, его оплакивают и горюют по нему, я сделала это спустя годы после аборта, а не тогда, сразу

Я много лет ходила к психотерапевту, и однажды на сеансе всплыла тема аборта. Я осознала, что произошло тогда, всю глубину произошедшего, плакала и не могла остановиться. Я поняла, что мое стремление к саморазрушению, постоянные мысли о смерти, о желании ее — только не от своих рук, а как бы случайно — были из-за аборта.

Я узнала про вытесненные переживания, про семью как систему, про то, что каждый участник этой системы важен, что я была беременна, что ребенок был, но умер. Я признала, что у меня был не эмбрион, а настоящий ребенок, мой сын или дочь, что я все равно остаюсь его матерью, и он — мой первенец, ему было бы сейчас 18–19 лет. Когда человек умирает, его оплакивают и горюют по нему, я сделала это спустя годы после аборта, а не тогда, сразу. Это перестало быть затаенной болью, и теперь он занял свое место в семейной системе. Я исповедалась у понимающего священника и причастилась, но это все было невозможно до работы с психотерапевтом. Я жалею об аборте. Насильник — мудак, но ребенок был и моим тоже.

Психотерапия и антидепрессанты помогли мне разобраться в моих истинных сексуальных предпочтениях. Это стало облегчением, так как и в гомосексуальных отношениях мне было тяжело. Потом была череда отношений с мужчинами, от которых я сбегала, потому что они меня раздражали. В 2008 году я вышла замуж. Сейчас у нас четверо детей. Муж гораздо старше меня и смог справиться с моими эмоциональными особенностями, отогреть, убедить, что с ним безопасно.

Я живу в том же районе. Насильник, оказывается, живет рядом. Я встречаю его время от времени, он спился, при встрече всегда отводит глаза. Иногда вижу его спящим на лавке в грязной одежде. Не знаю и не хочу знать, как у него там что сложилось и почему, есть ли дети или нет, женат или нет. Очевидно, человек живет в своем персональном аду. Думаю, он уже наказан сполна.

Я чувствовала себя грязной. Понимала, что в милицию не заявлю, просто не могла представить, что кому-то расскажу об этом

«Как я радовалась, когда узнала, что он умер!»

Юлия, 48 лет, Санкт-Петербург:

Мне было 18 лет. Мы были знакомы полтора года, он вернулся из армии и учился в одном техникуме со мной, но на другом курсе. Он часто приходил к нам в комнату пить чай, приносил сухари с изюмом, рассказывал про девушку, которая не дождалась его из армии. Я ему сочувствовала.

В тот день мы отмечали получение дипломов. Мои соседки по комнате ушли танцевать, я осталась одна. Он пьяный ввалился в комнату, ударил меня и сказал: «Ну, докажи, что не все женщины — суки!» Я пыталась сопротивляться, но он вывернул мне руку: он служил в десанте, я ничего могла сделать. Мне было стыдно и хотелось умереть — я ведь была девственницей. Потом он ушел, и больше я его не видела, наверное, уехал сразу.

Я чувствовала себя грязной. Понимала, что в милицию не заявлю, просто не могла представить, что кому-то расскажу об этом. Я боялась, что меня обвинят в случившемся, и чувствовала себя виноватой. Хотелось все забыть и начать сначала, как будто ничего и не было.

Недели через две я поняла, что беременна. Я никому не сказала об этом и уехала домой в другой город. Мама как-то сама догадалась, пришла ко мне в комнату, когда я уже ложилась спать, и спросила: «Ты беременна?» Я заплакала и рассказала ей обо всем. «Я устрою тебе аборт анонимно», — сказала мама. После этого мы ни разу не говорили о случившемся.

Было страшно. Медперсонал смотрел на меня как на виноватую. Через день после аборта я уехала сдавать экзамен, сдала на пять и поступила на заочное отделение в университет.

Я потом много крови попила мужчинам: начинала романы, прекращала их, изо всех сил доказывая, что могу сама управлять происходящим — наверное, это была такая психотерапия

Я долго приходила в себя. Мне все время хотелось поделиться с кем-нибудь, но я не могла говорить о насилии надо мной. Рассказала только своей близкой подруге и потом еще старшей сестре, что сделала аборт, потому что меня беременную бросил парень. Так было легче.

Я потом много крови попила мужчинам: начинала романы, прекращала их, изо всех сил доказывая, что могу сама управлять происходящим — наверное, это была такая психотерапия. С доверием у меня трудно до сих пор, и дружить я предпочитаю с геями.

Со своим будущим мужем я познакомилась на работе. Он был ниже меня ростом, такой брошенный, печальный и замкнутый. Безопасный. На самом деле он — интеллектуал с великолепным чувством юмора и прекрасным вкусом, честный и упрямый, обожает театр и книги. Но он мизантроп, у него нет друзей.

Лет через шесть, когда я уже была замужем и родила ребенка, по телевизору показывали «Санта-Барбару», там кого-то изнасиловали. Я смотрела этот сериал, кормя и укачивая ребенка по вечерам, и впервые заставила себя посмотреть сцену насилия. После этого я смогла рассказать об изнасиловании мужу. Он очень меня любит, но не умеет выражать чувства. Я видела, что он огорчен, страдает и сострадает мне. Он ничего не сказал, и мы больше не говорили об этом.

Еще через год я узнала, что насильник погиб. Он работал охотоведом, зимой попал ногой в капкан, не смог дотянуться до ружья, и его загрыз медведь-шатун. Если бы вы знали, какое сладкое чувство я испытала, когда узнала о такой страшной смерти этого человека!

Жалела ли я об аборте? Трудно сказать. Мне жаль, что это было со мной, но я понимаю, что этот ребенок испортил бы мне жизнь. Я не смогла бы его любить, а он не позволил бы мне забыть случившееся, задвинуть воспоминания в дальний уголок памяти. Да и в глазах окружающих я была бы ***, принесшей в подоле. Я не хотела потом изобретать историю про то, куда делся отец ребенка, которую мне пришлось бы рассказывать всем и, главное, ребенку, когда он спросит. Потому что правду рассказать еще хуже.

Женщины, пережившие насилие, могут получить помощь здесь:

Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры»: 8(499)901-02-01

Всероссийский телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию: 8(800)7000-600

Проект помощи жертвам домашнего насилия «Насилию.нет»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector