0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Все вынырнули, а Дмитрий – нет. Ударился о дно и сломал шею

Содержание

Травма ныряльщика

Жаркая летняя погода заставляет людей искать спасения у водоемов, но когда горожане из раскаленных мегаполисов попадают на лоно природы, желание поскорее нырнуть в воду подчас затмевает обыкновенные меры предосторожности. Не каждый человек спешит задуматься, что озеро или река способны оказаться мелковатыми для прыжков, а водная глубь может скрывать дерево-топляк, большие камни или металлические предметы. «Не зная броду, не лезьте в воду», – гласит народная мудрость, ибо последствия бывают плачевными.

Главное не нырнуть, а вынырнуть

Травма ныряльщика – это перелом шейного отдела позвоночника с повреждением спинного мозга, вследствие резкого удара головой о дно водоема.

При нырянии, шейные мышцы значительно расслабляются под водой, поэтому в момент соприкосновения головы с дном, происходит максимальное сгибание шеи. Мышечно-связочный аппарат шеи значительно повреждается, возникают переломы, серьезные смещения позвонков. Чаще всего у ныряльщиков повреждаются 4, 5 и 6 позвонки шейного отдела. Костные фрагменты позвонков или смещение их тел приводят к травматизации или сдавлению спинного мозга. Именно по этой причине, у пострадавшего буквально сразу после травмы происходит грубое нарушение чувствительности верхних и нижних конечностей, возникает паралич, возможна потеря сознания, нарушается кровообращение и дыхание. Изменения дыхательной функции подчас столь значительны, что человек не в состоянии вынырнуть, не говоря уже о том, чтобы можно было самостоятельно выбраться из воды. Летальность при повреждении шейного отдела позвоночного столба крайне высока и, по данным различных авторов, может доходить до 60%.

Другая разновидность тяжелых пляжных травм – неудачное падение с так называемой «тарзанки» – самодельного приспособления для прыжков в воду с высоты. В данном случае причиной травмы может оказаться неправильное положение тела при быстром вхождении в воду. Неадекватно сгруппировавшись и рассчитав свои силы, ныряльщик способен получить перелом не только в шейном, но и поясничном отделе позвоночного столба. Также кроме переломов позвоночника, возможны закрытые травмы брюшной полости. Если падение приходится на живот, не исключены разрывы внутренних органов: печени, селезенки, кишечника; в случае удара об воду спиной – повреждаются почки.

Первая медицинская помощь

В первую очередь необходимо правильно вытащить пострадавшего из воды. Ни в коем случае не держите его за голову или за волосы: подхватив под мышки, поверните к себе спиной, прислоните к своему бедру и плывите к берегу. А тем временем кто-нибудь из присутствующих должен незамедлительно вызвать карету «Скорой помощи».

На берегу осторожно уложите больного на спину, по возможности, на ровную жесткую поверхность. Повороты головы пострадавшего категорически запрещены, так как подобные действия могут нанести существенный вред. С обеих сторон головы и шеи нужно положить два валика из свернутой одежды или пляжной подстилки, чем будет достигнута определенная фиксация головного конца. Рот пострадавшего очищают пальцем, обернутым носовым платком, после чего несколько раз производят надавливания руками на грудную клетку. Это мероприятие позволяет частично извлечь воду, попавшую в верхние дыхательные пути. При нарушении дыхания приступают к искусственному дыханию по методу «изо рта в рот» или «изо рта в нос». В ситуациях, когда отсутствуют сердечные сокращения, не прощупывается пульс, проводят закрытый массаж сердца.

Если беда произошла вдали от цивилизации и вызвать «Скорую» не представляется возможным, в таком случае нужно без промедления организовать доставку потерпевшего в ближайшее лечучреждение собственными силами. Нести человека с травмой ныряльщика к автотранспорту можно только на сколоченных вместе нескольких досках или настиле из веток. Во время перекладывания на доски желательно подсунуть руки под лопатки пострадавшего, поддерживая голову между рук на предплечьях. Перенося больного, кто-то из лиц, оказывающих помощь, должен придерживать его голову, стараясь минимализировать движения в шейном отделе позвоночного столба. Непосредственно во время транспортировки сопровождающему необходимо расположиться в изголовье травмированного человека, не допуская, чтобы во время перевозки его голова раскачивалась из стороны в сторону.

Лечение и реабилитация

Лечение в острый период позвоночно-спинномозговой травмы предусматривает только хирургическое вмешательство. Чем меньше прошло времени с момента повреждения целостности шейных позвонков и спинного мозга, тем более благоприятный прогноз для жизни и выздоровления больного. Но даже при успешном исходе операции, лица перенесшие травму ныряльщика по большей части представляют собой очень тяжелую группу больных. Они имеют паралич верхних и нижних конечностей, нарушение нормального функционирования тазовых органов, значительно страдает трофика тканей, как результат – возникают пролежни, застойные пневмонии.

В послеоперационном периоде реабилитация данного контингента больных происходит в специализированных центрах и включает в себя разнообразные физиотерапевтические процедуры и фармакотерапию. Восстановительный период является процессом, значительно растянутым во времени и даже спустя годы, пострадавший человек далеко не всегда возвращается к нормальной жизни.

История парня, который сломал шею, впал в кому, был парализован 9 месяцев, но снова встал на ноги

В 16 лет жизнь Владимира Евдокимова разделилась на «до» и «после». Однажды летом он пошел на озеро с друзьями. Неудачно прыгнул в воду и сломал шею — та самая «травма ныряльщика». Три дня комы, 9 месяцев в парализованном состоянии и плохие прогнозы врачей: один шанс из ста, что удастся встать на ноги. Но Владимир начал ходить: реабилитация, поступление в университет, работа, семья, ребенок, спорт, мотивация других и собственное дело. Как такое возможно? Владимир уверяет: сила мысли и работа каждый день.

Мы встречаемся с Владимиром в центре Минска в тренажерном зале, куда он приезжает дважды в неделю с тремя пересадками — на автобусе и двух троллейбусах. Время в пути — 1,5 часа в одну сторону. Не трудно? Чтобы добиться результата, нужно делать больше, считает он. И так во всем! Владимир передвигается очень медленно, держать равновесие ему помогают палки для скандинавской ходьбы. Видно, что каждое движение дается с трудом, но парень держится уверенно.

Владимир в зале «Панда»

— У меня была идея снять мотивационный ролик, — Владимир рассказывает, как пришел заново в спорт. — На мою просьбу откликнулся основатель и тренер кроссфит-клуба «Панда» Андрей Севашко. Пока снимали, он предложил: провожу тренировки для людей с инвалидностью, абсолютно бесплатно, жду и тебя! Вот уже пару месяцев наращиваем массу. Спорт с разной периодичностью был со мной всегда: бассейн, зал, конная езда. В плавании даже разряд КМС брал. После травмы как спортсмен, привыкший достигать цели, я споткнулся об это свое «смогу» и очень сильно откатился назад, ведь восстанавливаться нужно постепенно…

«Трагедия спасла мою жизнь»

Владимир рассказывает, что рос без отца, мама много работала. Воспитанием мальчика занималась, в основном, бабушка.

— Я постоянно попадал в какие-то неприятности, много дрался, — рассказывает Владимир. — В 14 лет пару раз меня домой приводила милиция. Мне не хватало внимания, и такими выходками хотелось его завоевывать. С друзьями у нас в одно время была игра: соревновались каждый день, кто больше пива выпьет. Деньги на такие развлечения всегда находились — или подзарабатывал, или родственники давали. Иногда даже запрещенные вещества пробовали.

Читать еще:  Кормить грудью во время службы? Да на здоровье!

Владимир говорит, что трагедия стала для него спасением со знаком «стоп».

— С точки зрения психологии травма обычно сигнализирует: либо организму пора отдохнуть, либо ты что-то делаешь не так. В моем случае я неправильно жил в целом.

Однажды летом Вова с компанией ребят отправился на озеро.

— Мне друг говорит: «Поплыли на другой берег, там симпатичные девчонки». На озере был искусственный трамплин, но он был занят. Мы решили не ждать и перепрыгнуть через камыши в воду, быстрее к цели. Друг бежал впереди, я — за ним. Он слабо оттолкнулся от земли, нырнул близко к берегу. Я понимал, что должен отпрыгнуть в сторону, чтобы не столкнуться с ним в воде, но поскользнулся и полетел вперед, руки подставить не успел. О дно ударился головой. Почувствовал, как хрустнула шея, понял: все, сломал! Услышал противный скрежет костей, как камень о камень. Пытался плыть, но тело немело. Открыл глаза под водой, а туловище висело и не двигалось. У меня началась паника, стал захлебываться. Всплыл спиной вверх. В ужасе судорожно мотал головой во все стороны, чего делать в такой ситуации категорически нельзя было. Шея стала заходить за плечи, почти как у совы.

— Ребята быстро спохватились, вытащили на берег, но надо было тянуть по воде, придерживая голову, а меня вытащили за голову, и пока тянули, кость шеи раскрошилась и порезала спинной мозг. Вдобавок я повредил три шейных позвонка.

Владимиру вызвали скорую, сделали операцию — 7 дней в реанимации, 3 дня комы, 3,5 месяца в больнице. 9 месяцев он был полностью парализован.

— Помню, как в скорой шутил про плохие дороги, пока мы гнали в гомельскую больницу, — вспоминает Владимир. — На 4-й день я пришел в себя. На шее высокий корсет, руки в проводах от капельниц, вокруг меня стоят два больших черных силуэта — священники. Лиц не вижу, один из них размахивает кадилом. Я так испугался, что уснул до вечера. Показалось, что меня отпевают.

Вечером Владимир проснулся и начал кричать: поднимите меня!

— Медсестра успокаивала. Мама пришла ко мне в реанимацию, и я, увидев ее заплаканные глаза, тоже заплакал. Родственникам сообщили: чудо, что выжил, сейчас будет вести борьбу за свою жизнь. Ведь 99% людей с такой травмой не двигаются, а 70% вовсе умирают.

В палате для тяжелых больных ребята не могли друг друга видеть, но могли говорить.

— Мечтали, как будем жить дальше. С одним из больничных друзей общаемся онлайн до сих пор, иногда видимся. Он, к сожалению, парализован. С тем другом, с которым ныряли в один день, не виделись больше никогда.

Диагноз Владимир узнал уже после выписки: левосторонний сцепленный вывих С4, закрытый оскольчатый перелом С5 со смещением обломков, с ушибом и сдавлением спинного мозга, тетраплегия, НФТО, передний корпородез тела С4-С6 костным трансплантантом и металлической пластиной.

— В день выписки меня переложили с больничной кровати в простыне на кушетку, — вспоминает Владимир. — Ехал в нашу трехкомнатную квартиру я на специально оборудованном лежаке в дедушкином бусе. И вот меня на руках по лестнице заносят четверо мужчин, кладут на кровать, и все, что я вижу — белый потолок. Я могу шевелить только головой, лицом, могу говорить, но туловище парализовано.

Это были страшные 9 месяцев?

— Страшно до ужаса. Я не знаю, как можно передать ощущение того, когда ты лежишь прикованный к кровати, и это не час, не день, не неделя, не месяц. Твое тело — твоя тюрьма на всю жизнь. Ты сам не можешь ничего: ни поесть, ни сходить в туалет, ни включить компьютер, ни подышать воздухом. В какой-то момент у меня началась сильная депрессия. Вроде я и живой, но мертвый. Смотрел в потолок и понимал, что никогда не смогу построить семью, не будет ребенка, не будет работы. Выхода не видел. Однажды, когда мне поставили капельницу под ключицей, я как-то умудрился вырвать иголку зубами, а из катетера из кожи полилась кровь. Я не хотел жить. Но зашла соседка, увидела меня в красной луже, спасли.

Наверняка вы слышали разговоры родственников на кухне, о чем они были?

— Родственники плакали: какое горе, как дальше? И в какой-то момент меня это задело: эй, вы не правы! Я боец, и эти их слова пошли мне на пользу. В тот момент на 100% я захотел встать и доказать. Я очень упрямый человек, возможно, это помогло.

«Я делал больше того, о чем просили»

В теле парализованного Владимира была спастика — непроизвольные неконтролируемые движения. Тело спонтанно тряслось. А однажды оно стало «оживать».

— Это было через 9 месяцев после трагедии, бабушка увидела, как я сфокусированно о чем-то думаю и спросила: а что ты делаешь? А я, к тому моменту уже многое изучив, ответил, что визуализирую, представляю, как мы поехали на море, как я хожу по песку, как я бегаю. Это было так реалистично, я так верил! А она говорит: «Подвигай-ка пальцами!» Я сильно напрягся, один палец на ноге зашевелился, и бабушка заплакала. Мое тело начало пробуждаться. И я понял, что есть прямая зависимость между мыслями и телом. В своей новой жизни я много читал про визуализацию, про силу мысли, и все, что читал, применял на практике.

Восстановление шло постепенно.

— Ко мне приходили реабилитолог и массажист. Они просили повторить механические движения: согни ногу, согни руку. У меня был выбор: делать усилие над собой или нет. Было больно. Но я понимал, что если день пропускаю, то результат откладывается на неделю. И делал больше, чем нужно было. Отсюда и результат.

А чем занимались, пока лежали?

— Для меня сделали специальное приспособление, друзья на ноутбуке включали разные фильмы и видео, читал, общался с друзьями. 10 лет назад еще не было голосовых программ, как сейчас.

Какая у врачей была реакция на то, что вы пошли?

— Мне сказали, что мне повезло, работай дальше. Но как работать, где искать помощь, никто не объяснил.

Когда Владимиру исполнилось 18 лет, он стал заочно изучать в вузе менеджмент.

— Экзамены сдавал устно, руки двигались слабо, почерк еще корявый был, но поступил. Меня тягали на пары. А я сидел, слушал неинтересное и даже не мог уйти. Приходил домой, ругался: зачем мне это все, это невыносимо! Мне казалось, на меня смотрели свысока, мол, эй, ты чего приперся, иди домой лежи!

После окончания университета Владимир работал в центре социального обслуживания, консультировал людей, вел проекты.

— А позже меня позвали в Минск на работу маркетологом, после чего я открыл свое ИП и начал помогать людям как эксперт, вставший на ноги с помощью силы мысли и желания. Сейчас с командой готовим свой проект — коллаборация мотиватора, психолога и эксперта. Это будут мероприятия, куда человек со своей проблемой придет и через разные психологические техники получит ее разбор. Кроме этого, я выступаю как мотиватор, веду личные консультации. Недавно вот ездил в общество людей с рассеянным склерозом с благотворительным спичем.

«На третий день общения сказал: будь моей женой»

Сейчас Владимиру 26 лет. В большой однокомнатной квартире его ждет жена Катя с пятимесячной дочкой. Пара познакомилась на одном из бизнес-тренингов почти два года назад. Катя пришла со своим стартапом — шьет женское белье, Вова был там мотиватором и разрабатывал собственную бизнес-идею.

Катю впечатлило то, как много человек работает над собой каждый день.

— А я понял, что преодолел такой огромный путь и готов брать ответственность за другого человека. Если я внутри себя буду считать, что недостоин, то ничего не будет. И на третий день нашего общения я ей сказал: будешь моей женой. А через три месяца сделал Кате предложение в Италии. Человек выбирает свой путь каждый день. Если я смог, когда не верили даже медики, то что мешает вам?

Читать еще:  Мужик, не позорься! Или женщина с третьей рукой

«нырнув, я ударился головой о дно, и сразу перестали слушаться руки и ноги»

16-летнего киевлянина Юрия прооперировали спустя несколько часов после случившегося, благодаря чему он уже через пять дней встал на ноги. В мае этого года только в Больницу скорой помощи в Киеве были доставлены восемь человек, получившие травму ныряльщика

Сделав несколько шагов в воде, Юра нырнул. За ним наблюдали его друзья. Когда показалась спина товарища, они подумали, что он балуется, поэтому не выныривает. Но прошла минута, а Юра не двигался. Тогда ребята не на шутку испугались. Вынеся отяжелевшего друга на берег, тут же вызвали «скорую».

— Я помню все случившееся, потому что не терял сознание, — рассказывает Юра. — Нырнув, резко ударился головой о дно. Тут же руки и ноги стали непослушными, как будто мертвыми, я не мог даже голову над водой поднять. Пронеслась мысль: если меня не вытащат, то все А на берегу появился вопрос: буду ли ходить? Раньше я слышал о травмах, полученных при нырянии, о том, что многие люди после этого становятся неподвижными. В Больнице скорой помощи врач дотрагивался до моих рук, ног, ступней, и я чувствовал его прикосновения. Он сказал: «Есть шанс, что будешь ходить».

— Человека, получившего травму ныряльщика, нужно оперировать в течение первых двенадцати часов после случившегося, чтобы как можно скорее освободить сдавленный спинной мозг, — объясняет заведующий отделением хирургии позвоночника и спинного мозга киевской Больницы скорой медицинской помощи Владимир Резниченко. — Еще два года назад нейрохирурги считали, что такого пациента нельзя оперировать сразу, а нужно подождать, пока спадет отек спинного мозга. Но за это время клетки мозга погибали. И если бы мы пошли по этому пути, Юра вряд ли бы сейчас мог ходить. В мае к нам поступило восемь ныряльщиков. Пятеро из них были в тяжелом состоянии, их мы прооперировали. Благодаря применяемой нами методике четверо из них встали на ноги. У одного пациента произошел разрыв спинного мозга. К сожалению, после такой травмы восстановление невозможно.

«Повезло, что сын попал в клинику, где умеют справляться с такими сложными травмами»

— Юра с детства плавает и ныряет очень хорошо, — рассказывает мама Юры Светлана. — Поэтому я никогда не боялась отпускать его с ребятами купаться. А тут вдруг телефонный звонок: «Ваш сын сломал шею». Пока я не увидела неподвижного Юру, не могла в это поверить. Врачи объяснили, что от удара о дно у Юры поломался пятый шейный позвонок, срочно нужна операция. Естественно, я согласилась. Теперь понимаю: нам повезло, что сына доставили в клинику, где умеют справляться с такими сложными травмами.

— Во время операции мы заменили Юре сломанный позвонок титановым трансплантатом, — объяснил Владимир Резниченко. — Спинной мозг освободился, его функции начали восстанавливаться, благодаря чему появилась подвижность рук и ног.

Правда, происходит это очень медленно. На второй день после операции Юра приподнял только одну ногу. Затем его стала слушаться вторая. Вскоре парень смог сесть.

— Лежать очень скучно, — говорит Юра. — Чтобы хоть чем-то себя занять, я поднимаю то одну, то другую ногу, сгибаю и разгибаю руки, сажусь на кровати, пытаюсь вставать. Ходить без опоры пока не могу. Но со временем и этому научусь.

— Когда мы первый раз посадили сына на кровати, у него закружилась голова, в глазах потемнело, — добавляет мама Юры. — Теперь с каждым днем он чувствует себя все лучше. Я уверена, что вскоре Юра полностью восстановится — не в его характере лежать и расстраиваться. Из больницы сына выписали 4 июня. Теперь ему нужно пройти курс реабилитации, а затем, говорят, было бы хорошо попасть в санаторий в Саки, провести заключительный этап восстановления. Для этого мы начали собирать документы, и Юре пришлось пойти в «поход»: перейти от дома к фотолаборатории через дорогу, чтобы сфотографироваться для паспорта. 16 лет сыну исполнилось в апреле, а документ он не получил. Недолгий путь до фотоателье с трудом дался Юре. Правая нога еще плохо слушается.

В больнице парня навещали друзья. Для них стало потрясением, что обычный прыжок в воде привел к такой серьезной травме. Теперь они, когда идут купаться, даже не думают о нырянии.

«Если вы пришли на пляж компанией, не купайтесь все вместе. Один человек должен следить за теми, кто находится в воде»

— Чем нова методика, которую вы применяете при травмах ныряльщика? — задаю вопрос Владимиру Резниченко.

— Таким больным перед операцией мы ставим скобу, растягивающую позвонки, чтобы немного ослабить сдавливание спинного мозга. Вводим препарат, который не позволяет распространиться отеку спинного мозга. Раньше этот препарат родственники доставали сами, и на это уходило драгоценное время. Год назад мы договорились с аптекой, которая находится неподалеку от нашей больницы и работает круглосуточно, чтобы у них всегда про запас было несколько ампул этого препарата. И когда к нам поступает больной с травмой ныряльщика, из аптеки тут же привозят необходимое лекарство.

Затем мы делаем операцию, менее травматичную, чем применяли раньше в таких случаях. Поломанный позвонок или расколотый межпозвонковый диск нужно удалить, заменив трансплантатом. Раньше для этого делали разрез, брали часть кости таза, формировали из нее трансплантат. Но тогда больной долго находился под действием наркоза, а это плохо сказывается на состоянии спинного мозга. Да и после операции бедро заживало медленно, возникали осложнения. Кроме того, иногда костные трансплантаты выпадали, что провоцировало новую травму позвоночника. Теперь мы используем титановые трансплантаты. Они крепятся надежно. Ход операции контролируется с помощью рентгеновского аппарата. Это позволяет уменьшить ее продолжительность и травматичность.

— Бывают случаи, когда даже вовремя сделанная операция не помогает?

— Да, при тяжелом ушибе спинного мозга с кровоизлиянием, когда лопаются сосуды внутри спинного мозга, полностью нарушается проводимость сигналов от головного мозга. Человек становится неподвижным. Часто в результате травмы при нырянии разрушается четвертый шейный позвонок, в области которого находится центр дыхания. Тогда человек не может самостоятельно дышать.

Пациенты с травмой ныряльщика обычно начинают поступать в клиники в первых числах мая. Так было и в этом году. 14-летнего подростка бросали в воду друзья. Чтобы он летел повыше, ребята стали там, где помельче. И в итоге мальчишка получил травму ныряльщика. Не всегда нейрохирургам удается спасать таких пациентов. У врачей было бы меньше работы, если бы люди прислушивались к их простым советам.

— Придя на отдых к водоему, нужно сначала хоть немного изучить дно, ощупав его ногами, — говорит Владимир Резниченко. — И только зная, где мелко, а где глубоко, нет ли мусора и других помех, можно нырять. Кстати, проверять надо даже те места, которые вы хорошо изучили в прошлом году. За зиму дно могло измениться. Ни в коем случае нельзя, раздевшись, прыгать в воду. Из-за сокращения мышц и сосудов от резкого перепада температур может произойти даже разрыв сердца. В воду нужно заходить спокойно и постепенно. Если вы пришли на пляж компанией, не купайтесь все вместе. Пусть один человек останется на берегу и следит за теми, кто находится в воде. Травмой ныряльщика могут закончиться игры, когда начинают бросать друг друга в воду.

— Какую первую помощь следует оказать ныряльщику?

— Пострадавшего нужно как можно быстрее вытащить на берег, положить на спину и освободить его дыхательные пути от воды. Затем под шею положить валик из одежды. Больше до приезда «скорой» ничего нельзя предпринимать, иначе можно серьезно навредить. Приехавшие врачи обязательно должны надеть на шею пострадавшему специальный жесткий воротник, который не позволит травмированным позвонкам еще больше ущемлять спинной мозг.

Читать еще:  В Новодевичьей обители научат делать вертеп

— А если несчастье произошло в таком месте, куда «скорую» вызвать невозможно?

— В таком случае нужно сделать жесткий воротник из рубашки, набив в ее рукав землю, обложить им шею пострадавшего, закрепить и как можно скорее везти в больницу. Главное, чтобы человек лежал на спине, а его шея была жестко зафиксирована.

Нырнув в речку, школьник из Новоржева ударился головой и потерял сознание

От неминуемой смерти его спасли друзья

Ударившись о дно реки головой, Антон почти сразу потерял сознание. Под водой он находился около 5 минут. Его уже полумертвого на берег вытащили друзья – Леша Никифоров и Артем Семенов. Почти 10 минут ребята пытались откачать его. Остановились лишь тогда, когда Антон начал дышать.

Суббота 19 июля в Новоржеве выдалась солнечной и жаркой. Просто грех было не воспользоваться хорошей погодой и не сгонять на речку, чтобы вдоволь накупаться. Три закадычных друга — Алексей, Антон и Артем – отправились на пляж в деревню Осинкино. Последнее время до речки ребят на своей машине подвозил Алексей, недавно получивший права.

— Ребята очень дружны с детства, поэтому и свободное время проводят все вместе. Купаться на реку Сороть ездят летом постоянно,- рассказывает крестный отец Антона Борис Карпов. – От Новоржева это недалеко – 7-8 км. Плавают они все хорошо, отлично ныряют.

Вот и на этот раз Антон решил понырять недалеко от берега, а Алексей с Артемом решили поплавать чуть поодаль. В очередной раз, вынырнув из воды, Антон пожаловался, что не рассчитал погружение и задел головой дно. Друзья, как обычно, посмеялись и продолжили купаться.

— А потом Антон пропал, — вспоминает события того дня Лёша. — Сначала мы решили, что он просто отошел куда-то. Но на душе было как-то неспокойно. Начали искать, звать. Он не откликался. Через некоторое время мы увидели его лежащим под водой. Это хорошо, что мелко было, вода прозрачная.
Ребята вытащили Антона на берег. К этому времени под водой, по их подсчетам, он провел около 4-5 минут, был без сознания, весь посинел.

— Сначала я массаж сердца делал, а Артем – искусственное дыхание, — говорит Алексей. – Потом менялись. Длилось это достаточно долго, по моим ощущениям минут десять. Внутри все тряслось от страха.

В какой-то момент ребята поняли, что толку от их действий никакого. А вокруг – ни души. Бежать за помощью и оставить Антона без сознания на берегу? Тогда точно не спасти будет. Взяли себя в руки и продолжили друга с того света вытаскивать. Остановились лишь, когда почувствовали, что Антон задышал.

— Он был еще без сознания, когда мы почувствовали его дыхание — рассказывает Алексей. – Тогда Артем побежал за помощью, а я остался с Антоном. Вызвали скорую помощь, которая сначала не туда поехала, заплутали. Мы еще выбегали на дорогу ее встречать.

Когда Антона увозили, он уже пришел в сознание и даже разговаривал. В местной больнице сделали рентген и сразу же отправили в Псков. Родители уже были в курсе. По дороге он им рассказал, что произошло.

— Говорит, что нырнул, ударился об дно, — рассказывает со слов сына отец пострадавшего Антона Николай Сидоров. – Сын тогда почувствовал, что ноги отказали. А потом, видимо нахлебался воды, потерял сознание. А вообще Антон отлично плавает и ныряет, но к ноге не привяжешь. Так, наверное, должно было случиться.

В ходе обследования выяснилось, что при ударе о дно Антон получил травму позвоночника. В Пскове ему сделали операцию, удалили шестой шейный позвонок. Сейчас Антон идет на поправку, уже переведен в общую палату больницы. Впереди – длительный курс реабилитации.

— Врачи делают все что нужно, — продолжает папа парня. – Антон в сознании, общаемся жестами, потому что говорить не позволяет трахеостомическая трубка (используется для искусственной вентиляции легких), движения пока в полном объеме не восстановились. Стопроцентных прогнозов, как все будет, у врачей нет. Все покажет время.

В этом году Алексей закончил Новоржевскую школу. Артем, как и Антон, перешли в 11 класс. Все трое – спортсмены, отстаивают честь школы на всех соревнованиях.

Ребята уверяют, что делали все так, как их учили на уроках ОБЖ в родной школе.

Из первых уст

Нам удалось немного пообщаться с Антоном в социальной сети «Вконтакте»:

— Я нырял в мель на речке, разбегаясь с берега, сломал шейный позвонок, у меня отказали ноги и я начал тонуть. В этот момент здорово испугался. Очнулся уже на берегу. Меня отвезли в Псков и сделали операцию. Сейчас чувствую себя лучше, только ноги не действуют! Говорю большое спасибо своим друзьям за то, что спасли мне жизнь.

Кстати

Слово врачу

— В медицинской терминологии даже есть специальное понятие — «травма ныряльщика», — объясняет врач – травматолог Людмила Цветкова. — Ныряния нередко заканчиваются тяжелыми повреждениями позвоночника и спинного мозга, которые приводят к полной неподвижности. При прыжке в воду вниз головой с неизвестной глубиной и состоянием дна может произойти удар головой о дно или предметы, находящиеся на дне: камни, сваи, железный лом и т. п. Кому повезет, спинной мозг остается целым и невредимым, кому нет — наступают повреждения разной степени тяжести. Очень часто во время удара позвонки смещаются, дробятся, отломки костей задевают и пережимают спинной мозг, отчего он перестает проводить импульсы. У пострадавшего могут не двигаться рука, нога, левая или правая часть тела, нередки случаи полной парализации. Тогда восстановление занимает много времени, некоторые пациенты, к сожалению, остаются инвалидами.

Будет ли человек ходить, зависит от того, насколько быстро его достали из водоема, успел ли он нахлебаться воды. И, конечно же, от того, правильно ли ему оказали помощь.

Спасибо героям

Выражаем сердечную благодарность за спасение нашего сына Антона Сидорова его друзьям Алексею Никифорову и Артему Семенову, фельдшерам Cкорой помощи Антону Захарову и Галине Алексеевой, и.о. главного врача О.И. Яковлевой и всем работникам Новоржевской районной больницы, а также одноклассникам и их родителям, друзьям, коллегам по работе, родственникам и всем тем, кто оказывает поддержку и помощь в его выздоровлении.

С уважением, семья Сидоровых.

Памятка

– для купания выбирать специально отведенные для этого места;
– не заплывать далеко от берега, за буйки, обозначающие границы безопасной зоны;
– не подплывать близко к судам (моторным, парусным), лодкам, баржам, плотам, несамоходным судам;
– не прыгать в воду с лодок, катеров, причалов и других сооружений, не приспособленных для этих целей;
– не прыгать в воду в незнакомых местах;
– попав в сильное течение, не пытайтесь плыть против него;
— на глубоких местах не плавать на досках, камерах и надувных матрасах;
– не купаться в судоходных каналах, около гидротехнических сооружений, причалов;
– соблюдать чистоту мест отдыха у воды, не засорять водоемы, не оставлять мусор на берегу и в раздевалках;
– нельзя входить в воду после перегревания на солнце или сильного охлаждения тела до образования «гусиной кожи»;
– нельзя быстро погружаться и прыгать в воду после принятия солнечных ванн, бега, игр без постепенной адаптации к холодной воде;
– нельзя купаться или плавать при переполненном желудке и кишечнике;
– не купаться по одиночке.

Категорически запрещается:

– распивать спиртные напитки;
– входить в воду и купаться в нетрезвом состоянии;
– подавать крики ложной тревоги;

Цифры

По статистике, 7 из 10 человек, получивших травму ныряльщика, погибают.

В этом году с начала лета в водоемах Псковской области погибло 13 человек.
Автор: Ольга Нефедова

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector