0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Врач-инфекционист об эпидемии кори и отказах от прививок

Как антипрививочники спровоцировали эпидемии давно побежденных болезней

РИА Новости вспомнило еще несколько случаев из недавней истории, когда отказ от вакцинации приводил к эпидемиям.

Sputnik

Большая часть населения планеты доверяет ученым и врачам, 84 процента считают вакцины эффективными, 79 — безопасными. Больше всего прививки ценят в Руанде и Бангладеш, где не так давно случилось несколько эпидемий. В богатых странах, таких как Франция и Япония, доверие к вакцинации падает. Лидером же антипрививочных настроений стала Украина, где 61 процент населения считает прививки вредными. Неудивительно, что там второй год подряд свирепствует корь.

Страна небезопасных прививок

В 1974 году в Японии умерла маленькая девочка, вероятно, от осложнений, связанных с прививкой от коклюша. Эта вакцина содержала убитую бактерию и действительно приводила к неприятным последствиям. Спустя год от этой же прививки погиб второй ребенок, и правительство полностью приостановило вакцинацию от коклюша на три месяца.

Затем прививки все-таки стали делать, но не в трехмесячном возрасте, как ранее, а с двух лет. При этом огромное число родителей отказывались вакцинировать своих детей. По данным японских инфекционистов, в 1976 году только один ребенок из десяти получал защиту от коклюша.

Эта ситуация почти не менялась до 1981 года, когда в Японии наконец не появилась более безопасная вакцина. И уже к концу 1982 года число привитых детей достигло 80 процентов. В 1988 году первую вакцину от коклюша снова стали ставить в трехмесячном возрасте.

За семь лет практически полного отказа от вакцинирования уровень заболеваемости опасной инфекцией в Японии вырос почти в десять раз. Причем страдали дети. Так, в 1980-м году из почти 14 тысяч случаев коклюша 13 тысяч приходились на пациентов в возрасте до девяти лет. После возврата к прививкам ситуация постепенно стабилизировалась, и уже к концу 1980-х коклюшем в стране ежегодно заболевало не больше пятисот человек.

Дифтерия из СССР

На излете советской власти нечто подобное случилось и в нашей стране. Речь идет о дифтерии — инфекционном заболевании, которое чаще всего затрагивает гортань, бронхи и кожу. Антибиотики против нее малоэффективны.

К 1975 году Россия была практически свободна от этой болезни: регистрировалось около полусотни случаев дифтерии в год. Однако в середине 1980-х ситуация стала резко меняться, и к 1986 году охват вакцинацией упал до семидесяти процентов. Люди массово отказывались прививать детей и прививаться сами — большинство взрослых нуждается в ревакцинации от дифтерии каждые десять лет. Некоторые исследователи связывают это со ставшими тогда популярными антипрививочными настроениями.

В результате в первой половине 1990-х заболеваемость дифтерией в России росла на двести процентов ежегодно. Резко подскочила смертность от нее. Пик эпидемии пришелся на 1994 год, когда заболело около сорока тысяч человек, больше тысячи из них умерли.

Совместно со Всемирной организацией здравоохранения правительству удалось взять эту ситуацию под контроль. По всей стране проводились национальные дни прививок, людей массово прививали бесплатными безопасными вакцинами, и заболеваемость стала медленно снижаться. Достичь показателей середины 1970-х годов удалось только к началу 2000-х.

Сейчас от дифтерии привито около 97 процентов россиян, а число заболевших — не больше десяти в год.

В Таджикистан возвращается полиомиелит

В мае 2010 года главной мировой новостью стала вспышка полиомиелита в Таджикистане. Только лабораторно подтвержденных случаев было свыше семисот, 21 человек умер. Главным образом, пострадали маленькие дети в возрасте до пяти лет. Большинство из них навсегда потеряли возможность нормально передвигаться, ведь возбудитель болезни — полиовирус —поражает нервную систему и за считаные часы приводит к параличу. К сожалению, вылечиться от полиомиелита нельзя, но можно предотвратить заражение, если вовремя привиться.

Как раз с массовой вакцинацией в Таджикистане в то время были проблемы. За восемь лет до вспышки полиомиелита европейский регион, куда входит и Таджикистан, объявили свободным от этой инфекции. В результате в стране прививка от полиомиелита стала необязательной, и потому защиту от болезни могли получить не все дети. В 2010 году в Таджикистан из Индии завезли дикий вариант полиовируса, и инфекция стремительно распространилась среди непривитых детей.

К июлю с помощью международного сообщества удалось справиться с начинающейся эпидемией. В Таджикистан поступило около девяти миллионов вакцин от полиомиелита, благодаря чему привили около трех миллионов детей в возрасте до 15 лет.

Сегодня случаи полиомиелита продолжают регистрировать в четырех странах мира: Нигерии, Индии, Афганистане и Пакистане. Причем на две последних приходится больше половины заболевших. Специалисты связывают такое положение дел с антипрививочными настроениями исламистов, которые укрепились в регионе. Впрочем, некоторые из них уже поняли, что справиться с болезнью без вакцинации не получится, и объявили, что прекращают войну против прививок.

Корь шагает по планете

По данным ВОЗ, с начала 2019 года уровень заболеваемости этой инфекцией мире вырос на 300 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — более подробные данные по странам появятся только в июле.

Специалисты отмечают, что широкое распространение болезни — результат отказа от прививок. Например, на Украине в эффективность и безопасность вакцин не верит 61 процент взрослого населения. Как результат — в прошлом году корь там диагностировали у более пятидесяти тысяч человек.

В России в этом году выявили несколько сотен случаев кори, главным образом завезенной из-за рубежа. У нас доля привитого населения остается стабильно высокой. По словам главы Роспотребнадзора Анны Поповой, более 97 процентов населения охвачено прививками, включенными в национальный календарь. Это выше показателя, рекомендуемого ВОЗ, — 95 процентов.

Благодаря массовой вакцинации людей от кори спасает коллективный иммунитет. Главное — не позволить антипрививочникам уничтожить его. Согласно опросу, проведенному благотворительным фондом Wellcome Trust в 140 странах, около половины россиян не доверяет прививкам. Если данные корректны, есть повод для тревоги.

Коллективный иммунитет к COVID-19: какие шансы на его появление и сможем ли мы забыть о коронавирусе без вакцины?

Благодаря выработке коллективного иммунитета мы забыли о десятке инфекционных заболеваний. Но удастся ли достичь этого в случае с новой коронавирусной инфекцией? «Собака.ru» разбиралась в вопросе с преподавателем ИТМО Александрой Борисовой, подробно изучившей трагичный пример итальянских городов (которые приблизились к нижней границе коллективного иммунитета), и врачом-инфекционистом Оксаной Станевич, которая работает с пациентами с COVID-19.

Что вообще такое этот коллективный иммунитет?

Когда большая часть населения получает иммунитет к инфекционному заболеванию, это обеспечивает косвенную защиту и тем, кто иммунитета не имеет. Вирус стучится в закрытые двери, сталкиваясь с защищенными людьми, и получает куда меньше шансов найти тех, кто не защищен. Но какой процент населения должен иметь антитела к инфекции, чтобы коллективный иммунитет появился, а заболевание стало управляемым? Все зависит в том числе от того, насколько заболевание заразно — в формуле, по которой рассчитывается коллективный иммунитет, фигурирует так называемое базовое репродуктивное число (R0) болезни. Оно отражает то, сколько человек возможно заболеет при контакте с одним зараженным. Хорошо известная нам корь, например, в этом плане олимпийский чемпион. Индекс репродукции R0 у нее 11-18 — то есть один заболевший в среднем заражает от 11 до 18 человек. И чтобы мы были в должной мере защищены от кори, коллективный иммунитет должен сохраняться на уровне 95-98%. Именно поэтому антипрививочное движение и отказы от вакцинации детей так беспокоят врачей-инфекционистов и уже приводят к вспышкам кори.

Читать еще:  «Можно окунуться в новогоднюю ночь совсем в другой мир»

Какой процент населения должен получить иммунитет к COVID-19, чтобы мы могли говорить об иммунитете коллективном?

Преподаватель Университета ИТМО, президент Ассоциации коммуникаторов в сфере образования и науки Александра Борисова отмечает, что точную цифру назвать по-прежнему сложно, так как ученые все еще не определились с самим интервалом R0: в какой-то момент речь шла о 2-4, сейчас называются данные в 1,5-5,7. «Если брать более реалистичный, на мой взгляд, интервал в 2-4, то для достижения коллективного иммунитета от 50 до 75% населения должны иметь антитела к возбудителю заболевания», — говорит Борисова . Почему указывается интервал, а не число? То, сколько людей способен заразить человек, и то, какой процент переболевшего населения обеспечит коллективную защиту, зависит от устройства конкретного сообщества, культурных норм, от того, насколько тесно люди живут и общаются друг с другом.

«Понятно, что трущобы Мумбаи и шведские деревни пространственно устроены по-разному — это два антипода. Но если мы сравним итальянскую деревню и шведский город, то увидим, что несмотря на схожую плотность населения, люди в силу культурных особенностей по-разному коммуницируют друг с другом. В итальянской деревне жители находятся в плотном контакте друг с другом — например, ежедневно целуются в знак приветствия с большим количеством знакомых. В шведском городе такого не происходит. Соответственно, трущобы Мумбаи и физически контактные культуры, например, те же итальянские деревни, будут, наверное, проходить по верхней границе R0 и коллективного иммунитета. Кроме того, поэтому не имеет смысла измерять среднюю температуру по больнице, то есть пытаться выяснить число переболевших внутри целой страны. Даже внутри небольшой Италии есть Милан с 23 тысячами заболевших и Рим с пятью тысячами заболевших. Данные по антителам можно изучать в рамках отдельных территориальных единиц. Например, Петербург и Москва — это отдельные единицы, но судить по петербургским и московским значениям о коллективном иммунитете в России не имеет смысла», — отмечает эксперт ИТМО.

Но как мы достигаем коллективного иммунитета? Переболев инфекцией?

Врач-инфекционист ПСПбГМУ им. Павлова Оксана Станевич объясняет, что у нас есть коллективный иммунитет к инфекционным заболеваниям, от которых мы уже имеем прививки. Имеются в виду, конечно, заболевания, которые передаются от человека к человеку — только в этом случае коллективный иммунитет приобретает большое значение. Мы еще в детстве получили вакцины от кори, краснухи, дифтерии, коклюша, полиомиелита и массово выработали защитный титр антител — за счет этого перечисленные заболевания не могут эффективно циркулировать среди населения.

Один из немногих примеров, когда человечество получало коллективный иммунитет, исключительно переболев — это эпидемия «испанки», которая случилась более века назад и унесла жизни около 50 млн человек. Возможно, появление высокоспецифичных нейтрализующих антител у людей внесло вклад в победу над атипичной пневмонией в 2002 году. Но, как объясняет Оксана Станевич, никто не знает точно, почему этот вирус перестал циркулировать. Он был более патогенный, но при этом распространялся гораздо медленнее, чем SARS-CoV-2. Что касается свиного гриппа (H1N1), то вклад в создание коллективного иммунитета внесла и заболеваемость, и создание вакцины против разных штаммов гриппа, в том числе H1N1.

Но что делать, если вакцины в ближайший год точно не будет?

Может быть, мы должны не сопротивляться распространению заболевания, чтобы двигаться по пути наращивания коллективного иммунитета? Александра Борисова посчитала цену его достижения на примере долины Валь Сериана — главного очага коронавирусной инфекции в Италии, невольно ставшей площадкой для эксперимента по бесконтрольному распространению вируса. Первые результаты серологических тестов населения городов Нембро и Альцано-Ломбард (анализы брали у тех, кто имел симптомы коронавируса или контакт с подтвержденным заболевшим), опубликованные после эпидемии, говоря о том, что у 62 процентов протестированных в организме присутствуют антитела к вирусу SARS-CoV-2. То есть население придвинулось к нижней границе коллективного иммунитета, однако, как отмечает эксперт из ИТМО, за это пришлось заплатить смертями более 1% населения.

«Достижение коллективного иммунитета в ближайшие годы и без вакцины можно назвать несбыточной мечтой. На основе имеющихся данных я не могу найти никаких оснований полагать, что путь к коллективному иммунитету через неконтролируемую заболеваемость не будет сопровождаться большим числом смертей и коллапсом в здравоохранении. В позиции «пусть лучше мы потеряем процент населения, но забудем о заболевании» мне видится некая нечестность. Никто не готов потерять свою бабушку, все готовы потерять чужую» — замечает Александра Борисова из ИТМО.

Отказ от прививок становится основной причиной вспышки кори в нескольких регионах страны

Еще новости со знаком «минус». Надвигается эпидемия кори. На нас и на наших детей. А знаете, почему она надвигается? Потому что среди нас с вами, среди нормальных, ответственных граждан нашей страны скрывается огромное количество безответственных. Они до сих пор считают прививку вообще и от кори в частности разрушительной для здоровья.

Вот, я думаю, может, всем этим безответственным предложить переселиться куда-нибудь в Африку? Впрочем, нет. После сегодняшней коллегии Минобороны и выступления на ней нашего президента про Африку больше шутить нельзя. А что можно? А все, что можно — в материале Ольги Князевой.

«Мы делаем все прививки, всем троим детям», — поясняет Анна.

Сколько родителей сегодня вот так делают прививки, а сколько нет — сказать сложно. Нет такой статистики. Но есть факт: с 2014 года к нам вернулась корь. И еще один факт: каждая вспышка этой самой кори начинается, как правило, с заболевшего непривитого ребенка.

«То, что мне приходит на память, это была многодетная семья, мама не хотела вакцинировать ни одного своего ребенка; дети посещали дошкольное учреждение, школу; заболел один ребенок — заболела вся семья, заболели многие из этого подъезда», — рассказывает заместитель инфекционного отделения ГБУЗ ИКБ №2 Елена Вдовина.

Точно так же в Екатеринбурге из-за болезни одного малыша на условном карантине оказалась целая многоэтажка, а врачи месяц ходили по квартирам.

«Каждый день приходят, проверяют, в списочках отмечают», — говорит жительница дома.

Отмечали, у кого есть, а у кого нет прививки от кори. Те, кто старше 30, как правило, привиты — наследие советского детства.

«В подъезде висит строгая записка с крупным словом «корь», по какому поводу я сказал, что чувствую себя в средневековом городе», — отмечает мужчина.

«Про Средневековье — это в точку», — говорят инфекционисты. За последние пять лет в Россию и другие страны вернулись болезни, о которых общество, казалось бы, давно забыло.

«К сожалению, в этом году вновь отмечается повышение случаев дикого полиомиелита в мире; в начале осени отмечался подъем заболеваемости — регистрация более 20 случаев — дифтерией в той же самой Украине», — сообщает врач-педиатр, главный внештатный специалист по инфекционным болезням Алексей Ртищев.

С одной стороны, логика родителей-антипрививочников понятна: боюсь прививок и не делаю — мой свободный выбор. Но тут классическое: свобода одних заканчивается там, где начинается свобода других. Особенно в случае с корью, когда одного чиха достаточно, и ты — в команде заболевших.

Читать еще:  Бог хотел дать нам ребенка, и мы решили не сопротивляться

Впереди новогодние гуляния, толпы людей на площадях, уличная еда. Кстати, всех, кто работает в сфере питания, обязали привить сотрудников, и вот это «обязали» никак не работает с родителями-антипрививочниками. Их дети будут гулять с вашими на расстоянии вытянутой руки.

Родители могут и не знать, что дети болеют. Инкубационный период 21 день. Именно столько дней в детский сад непривитым вход запрещен в случае вспышки кори. Но даже в случае любого карантина этих детей из группы надо куда-то девать, и вот это — настоящая головная боль.

«Мы вынуждены искать дополнительные помещения, чтобы на время карантина разместить там таких детей. К сожалению, нам не всегда это удается», — поясняет заведующая детсадом Лариса Котова.

Вспышки кори в Якутии, Тюменской области, Оренбургской области. В Якутске отменены почти все «Елки». Больных уже под 50 человек. Среди них совсем малыши, до года. Возможно, им-то как раз родители просто еще не успели сделать плановую прививку, и вот в гости пришел непривитый ребенок подруги.

«Это пневмония, это менингоэнцефалит, ну и интоксикационный синдром, конечно, инфекционно-токсический шок — это, конечно, те причины, которые приводят к смерти от кори», — поясняет врач-инфекционист Елена Вдовина.

Откуда к нам пришла корь? По данным Роспотребнадзора, в России много непривитых мигрантов. Им предлагают сделать прививки, но платные. Они часто не соглашаются. Из федерального, региональных бюджетов сегодня выделяются деньги на бесплатную вакцинацию.

«В других больницах стоит 250-300 рублей, а здесь бесплатно, поэтому я своих привез, чтобы сделали прививки, сегодня 30 человек привез», — поясняет мужчина.

Список проблем, с которыми ВОЗ борется в 2019 году: изменение климата, лихорадка Эбола, ВИЧ и вот, пожалуйста, тут же — недоверие к вакцинам. Кстати, в Германии за это недоверие теперь штраф 2,5 тысячи евро.

«Отношусь к штрафным санкциям я тоже отрицательно, но что делать, придется тогда получается, ну, не не выплачивать, а придется делать ребенку прививку от кори, по-другому никак, конечно, никто не будет платить такие деньги», — говорит женщина.

Не прививают, конечно, и по уважительным причинам. Болеет ребенок — нельзя. В советском обществе, где вакцинация была обязательной, таких медотводов было 2%. Росли эти 2% детей в безопасном окружении привитых сверстников.

Сегодня же модно «естественное родительство» — подальше от лекарств, подальше от врачей. Такие иногда и дома иногда рожать любят. Только в этом случае, если что-то пойдет не так, это будет проблема только их семьи, чего нельзя сказать о нежелании делать прививки.

«Коревая вечеринка»: вернется ли эпидемия кори и ждет ли мир будущее без прививок?

В Европе участились случаи заболевания корью. В Украине на это обратили внимание еще в 2017 году, а этой зимой о болезни стали чаще говорить и в России. Многие врачи считают, что во вспышке «детской чумы», как еще называют корь, виноваты противники прививок. Между тем антипрививочники утверждают, что фармацевты обманывают людей, а прививки могут быть опаснее самой болезни. RTVI выслушал аргументы сторон и внимательно изучил статистику, чтобы понять, ждать ли новой эпидемии.

Вспышки кори в Украине и «коревые вечеринки»

Число заболевших корью в Украине заметно выросло еще в 2017 году. Но тогда врачи и чиновники старались успокоить панику: они подчеркивали, что речь идет о среднем уровне заболеваемости.

Однако со временем ситуация стала хуже. По данным Минздрава Украины, с конца декабря 2018 года по 15 февраля 2019 года корью заболели больше 21 тысячи украинцев. С начала года от болезни уже умерли восемь человек, в то время как за весь 2018 год — 16. Эпидемию в стране не объявили, хотя стали говорить о болезни серьезнее — и призывать делать прививки.

Но некоторые противники вакцинации считают, что своеобразную «прививку» можно сделать, и не обращаясь за помощью к врачам. Среди родителей есть те, кто отправляет своих детей на так называемые «коревые вечеринки», где их намеренно заражают болезнью. Работает это так: чей-то ребенок подхватывает вирус, об этом узнают папы или мамы еще не переболевших или не привитых детей, а потом отправляют их поиграть вместе.

Обсуждать такую практику стали после массового распространения кори в селе Шевченково Одесской области: в январе там заболели почти 70 детей. При этом родители отказывались отдавать их в больницу. Местный журналист и противник прививок Сергей Дибров тогда писал, что детей в селе, вероятно, заразили специально.

«И „коревая вечеринка“, и прививка — способ познакомить организм ребенка с вирусом. Принцип здесь одинаковый, только в первом случае ребенок получает обычный вирус обычным способом, а во втором — ему вводят ослабленный вирус с химическими и биологическими добавками неестественным путем», — рассуждал Дибров.

Большинство специалистов подтверждают, что безопаснее для ребенка будет сделать прививку и получить ослабленный вирус, чем заразиться обычной корью. Врач-инфекционист Московской городской поликлиники №3 Илья Акинфеев в беседе с RTVI назвал «абсурдом» практику «коревых вечеринок». По его словам, это могло быть актуально до появления вакцины, но сейчас смысла в подобном нет.

Как лечат заболевших корью в России

Ситуацию в России нельзя назвать критической, но и здесь статистика ухудшается.

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), за 2018 год число заболевших корью в России увеличилось больше чем в два раза — с 6,24 до 13,9 на миллион населения.

Этой зимой вспышки болезни зафиксировали в нескольких крупных городах. Например, в начале февраля стало известно, что в больницу с симптомами кори отвезли 25 постояльцев из хостела на юго-востоке Москвы. В итоге болезнь выявили у двоих. В Роспотребнадзоре позже подчеркивали, что заболевшие были иностранцами. Еще два очага кори нашли в школах на северо-востоке и на западе Москвы.

Но болеют не только дети и иностранцы. Москвичка Мария (имя изменено по просьбе самой девушки) после поездки по Западной Европе провела в стационаре неделю. В больницу ее отвезли, когда стало понятно, что температуру вызвала не простуда, а корь. По словам девушки, врачи диагностировали у нее заболевание только на пятый день. «Никто меня спасать не спешил», — шутит Мария.

Девушка обратилась к врачам, когда у нее появилась сыпь, характерная для кори. Несмотря на это, терапевт из московской платной клиники сказала ей, что речь идет об ОРВИ. Впервые о том, что у нее, возможно, корь, Мария узнала следующим вечером, когда к ней пришел врач из поликлиники. Он же предложил девушке поехать в инфекционную больницу. В трехместную палату-бокс, где она лежала, за все время так никого и не подселили.

Уже после больницы Марию направили к еще одному врачу. «Эта женщина-инфекционист — первый человек, который мне объяснил, в связи с чем связана эта паника вообще у нас в стране», — рассказывает девушка. По ее словам, Россия отчитывается перед ВОЗ о том, что на ее территории нет кори. Потому врачи отказываются комментировать вспышки заболевания в стране, а ведомства подчеркивают, что все случаи в России — привезенные.

Прививка не панацея

Две дозы прививки от кори в детстве могут дать иммунитет на всю жизнь, рассказывает врач Илья Акинфеев. «Сам проверял, в детстве делали мне прививку, сейчас [анализ на иммунную] напряженность сдаю и вот уже 30 лет прививка действует», — говорит инфекционист. По его словам, организм вырабатывает антитела к кори с вероятностью в 95% и в большинстве случаев этот иммунитет пожизненный.

Читать еще:  Муковисцидоз: право на лечение и отказ от него

Но у Марии, как отмечает сама москвичка, в детстве было две прививки. И тем не менее это не помогло.

Отсутствие стопроцентной гарантии не заболеть после прививки — один из главных аргументов тех, кто выступает против вакцинации. Действительно, эффективность двух доз оценивают в 93%, то есть семь из 100 могут заболеть даже после вакцины.

Именно поэтому важно проверять, сохранился ли иммунитет после давней вакцинации. Чтобы понять, нужно ли делать новую прививку от кори, стоит сдать анализ на уровень антител IgG к вирусу.

Вообще же, по статистике ВОЗ, вакцинация, даже не будучи панацеей, сильно снижает не только заболеваемость, но и смертность от кори. С 2000 года этот показатель упал на 80%. Если на начало периода от болезни в год умирали 545 тысяч человек, то в 2017 году их было уже 110 тысяч.

«От кори развивается хороший иммунитет»

«Попытка разобраться в прививках и осложнениях не делает вас „антипрививочниками“» — так встречает пользователей группа «Мамы и папы против прививок!!», в которой состоит немногим меньше семи тысяч человек. Внутри — пугающие статьи, картинки и видео о вреде вакцин, комментарии экспертов и даже признания властей в экспериментах над людьми.

Таких групп только в одном «ВКонтакте» не один десяток, а число участников в них доходит почти до ста тысяч. Десятки и сотни пользователей обсуждают разные вопросы, но большинство сходится в одном — прививки вредны и делают только хуже.

Само недоверие к вакцинам, которое ВОЗ назвала одной из угроз здоровью человечества, встречается повсеместно. Например, опрос 2016 года показал, что опасными прививки считают около 41% жителей Франции и 36% населения Боснии и Герцеговины. В списке недоверчивых стран также есть Япония, Армения, Греция и Украина. Впрочем, даже сравнительно высокий уровень уверенности в безопасности прививок не говорит о том, что в стране не появятся сомневающиеся.

«Моя мама не соглашалась на прививку от кори, потому что думала, что она вызывает аутизм; она была одной из первых антипрививочников. Но однажды знакомая девочка подхватила менингит и умерла. Мама сильно испугалась, что так может случиться и со мной, и после этого практически умоляла меня делать прививки», — это монолог одной из пользовательниц Reddit в переписке почти на восемь тысяч комментариев. Автор треда попросила рассказать свои истории людей, которые не отказываются от прививок, несмотря на то, что их родители были против вакцинации.

Но далеко не всегда болезни других детей убеждают родителей, что их ребенку нужна прививка.

Так в группе «Прививки: „за“ и „против“» обсуждают новость о медосмотрах в детских садах Москвы из-за вспышки кори. Противники вакцинации уверены: прививок надо всеми силами избегать.

Антипрививочники и государство

В нескольких группах антипрививочников родители обсуждают, как вести себя, если в детский сад или школу не берут ребенка без вакцин. В России действует закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», который запрещает учебным заведениям принимать детей без прививок, когда заболевание становится массовым или есть угроза эпидемии. В то же время запретить ребенку посещать школу или детский сад в другое время нельзя — для этого нет законных оснований.

В США нет федерального закона, который запрещал бы учебным заведениям принимать детей без прививок, вместо этого такие требования устанавливают отдельные штаты. В то же время существует освобождение от вакцинации, при наличии которого школы не в праве отказаться принять ребенка. У каждого штата свои требования для получения этого документа, а почти во всех (кроме Калифорнии, Миссисипи и Западной Вирджинии) можно не прививать детей по религиозным соображениям. Меньше чем в половине штатов отказаться от вакцинации можно и из-за других убеждений.

Запрет на посещение школ без прививок не так давно ввели во Франции. Все дети, которые родились после 1 января 2018 года, обязаны до двухлетнего возраста получить одиннадцать вакцин под угрозой отказа в доступе к учебным заведениям в будущем. Если до этого обязательными были прививки от дифтерии, столбняка и полиомелита, то теперь в список добавили вакцины от коклюша, гепатита B, кори, свинки, краснухи, гемофильной палочки, пневмококка и менингококка.

Администрация группы «Прививки: „за“ и „против“» поговорить с RTVI отказалась и вместо ответа прислала статью врача-гомеопата об участии в программе «Врачи» на ТВЦ. Женщина рассказала, что ее пригласили на передачу, но не дали полноценно выразить свою точку зрения, и свела это к тому, что телеканал «купили» те, кому надо продавать вакцины.

В другой группе — «Правда о прививках РФ» — согласились на беседу с RTVI. Администратор, который представился Мироном Михайловым, тоже считает, что всю систему контролируют алчные фармацевтические компании: «Идея изначально, видимо, была благая, потом предприниматели смекнули и увидели в этом доллар. Как только это стало долларом, речь о здоровье и благом назначении испарились сами собой».

По его словам, фармацевтическим компаниям не нужны здоровые люди, потому что они не будут приносить деньги на лекарства и вакцины. Именно поэтому, считает Михайлов, безопасных вакцин не существует. «Есть ПВО [поствакцинальные осложнения] и нежелание нести ответственность за осложнения. И этого достаточно», — подчеркивает противник прививок. Исследования, с его точки зрения, тоже финансирует «фарма» (фармацевтическая индустрия), ведь «как известно, кто платит, тот и диктует результаты».

Рассуждения о «заговоре фармацевтов» среди противников вакцинации не редкость: ведь сложно спорить с тем, что компании зарабатывают на своей продукции. Но это не повод их в чем-то обвинять, пытаются доказать авторы брошюры для сомневающихся в вакцинации из институтов Роберта Коха и Пауля Эрлиха — двух учреждений, подведомственных Миздраву Германии. В качестве контраргумента они приводят статистику: из почти €194 млрд, потраченных государственными страховыми компаниями в 2014 году, €33 млрд (17%) пошли на лекарства и только немногим больше одного миллиарда (0,65%) на вакцины.

При этом авторы текста напоминают, что от хронических болезней людям приходится лечиться всю жизнь, а вакцинация проводится всего несколько раз.

Ждет ли мир эпидемия кори

«Антипрививочное движение представляет реальную угрозу и может впоследствии, не в ближайшие один-два года, а по прошествии 50 лет создать как раз основную причину очагов кори», — считает Илья Акинфеев. По его мнению, особо опасны те, кто пропагандирует отказ от вакцин среди родителей, которые ставят под угрозу детей.

По оценкам ВОЗ, чтобы остановить распространение кори, нужно создать «иммунную прослойку» — то есть привить по крайней мере 95% населения. «Если мы не можем достичь иммунной прослойки, то инфекция будет постоянно циркулировать, периодически давая вспышки», — резюмирует Акинфеев.

Противники прививок поводов для беспокойства в этом не видят. В январе в одном из обсуждений участников группы «Мамы и папы против прививок!!» попытались убедить в том, что, отказываясь от вакцинации, они подвергают риску здоровье детей. Администратор паблика дал на это такой ответ: «Вы сперва с темой ознакомьтесь, а потом уже пугайте всех здесь присутствующих эпидемиями кори. Вас ведь эпидемиями аутистов не пугают — о да, это же не прививка виновата, а ген в бракованных детках».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector