2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Возвращение на родину: к 70-летию гибели матери Марии

Мария (Скобцова)

Пресса: Путь (журнал), Современные записки (журнал), Русские записки (журнал), Воля России (журнал), Новый град (журнал), Дни (газета), Последние новости (газета)

в миру Елизавета Юрьевна Скобцова, в девичестве Пиленко, по первому мужу Кузьмина-Караваева, Mère Marie (8 декабря 1891 — 31 марта 1945) — монахиня Западноевропейского Экзархата, публицистка модернистского направления, теоретик обмирщения Церкви в направлении социального христианства.

Содержание

В феврале 1908 года познакомилась с А. Блоком. Посещала собрания «на башне» Вяч. Иванова, заседания «Цеха поэтов», религиозно-философские собрания, общалась с Николаем Гумилевым, Анной Ахматовой, Осипом Мандельштамом, Михаилом Лозинским.

Духовная дочь о. Сергия Булгакова. В эмиграции была близка к кругу Николая Бердяева, Георгия Федотова.

Николай Бердяев и мать Мария (1930 год).

Семинар о. Сергия Булгакова об аскезе и культуре (1933 год).

Митр. Евлогий (Георгиевский), Джон Мотт и мать Мария (Скобцова).

Конгресс «Православного дела». Франция, Буасси-л’Айери, 1937 год.

Мать Мария (Скобцова), Дороти Дэй, о. Лев (Жилле), мать Тереза, о. Александр Шмеман. «Новый скит» (Кембридж, Нью-Йорк).

Матери Марии посвящен модернистский бестселлер о. Сергия Гаккеля «One of Great Price. The life of Mother Marie Skobtsova, Martyr of Ravensbruk» («Мать Мария») (1965 год).

В романе Алексея Толстого «Хождение по мукам» петербургский период ее жизни послужил прообразом персонажа «Елизавета Киевна». Судьбе матери Марии посвящен фильм 1982 года «Мать Мария» с Людмилой Касаткиной в главной роли.

Во Франции действует «Общество матери Марии», в Санкт-Петербурге — «Союз друзей матери Марии», в Риге — «Общество друзей матери Марии» (сопредседатель Елена Павлова [1] ). В 1999 году на Кубани создано общество «Православное дело» им. матери Марии (председатель А. А. Соловьев). Есть экспозиция о ней в народном музее с. Юровка, где было поместье семьи Пиленко. В Анапском археологическом музее создан мемориальный зал, посвященный ей. На набережной Анапы установлен памятный знак. Имя матери Марии увековечено на памятных досках в Париже и Риге, в Санкт-Петербурге и Равенсбрюке. В Иерусалиме, в музее Яд Вашем на Аллее Праведников мира в ее честь посажена олива, а в Александровском подворье установлена памятная доска [2] .

31 марта 2016 года в Париже состоялась церемония открытия улицы имени Марии (Скобцовой). Новая улица примыкает к улице Лурмель в XV округе, где размещалось объединение «Православное дело» [3] .

Популяризацией трудов и наследия Марии (Скобцовой) занимается Ксения Кривошеина, написавшая о ней несколько книг и множество статей. Также она создала сайт www.mere-marie.com.

оценки

В чем часто упрекали представителей парижской школы богословия: Булгаков, Бердяев, Зеньковский, мать Мария (Скобцова) — «сигаретное богословие». Они могли говорить о Боге, покуривая сигарету. Это, безусловно, показатель чувствительности, но важно, о чем они говорят, куря сигарету. Если они говорят что-то хорошее, давайте прислушаемся.

Когда митрополит Антоний впервые увидел мать Марию, он был шокирован, потому что увидел ее, русскую монахиню, в парижском кафе, попивающую пиво с кем-то. Ему казалось, что это невозможно! Но митрополит Антоний пришел к пониманию того, что она прекрасно служила Богу [4] .

13 ноября 1991 года в речи перед раввинами Патриарх Алексий упомянул мать Марию (Скобцову):

В августе 1993 года на экуменическом съезде в Помероле, организованном протестантской женской общиной, было составлено и послано Патриарху Московскому Алексию II прошение о прославлении Марии (Скобцовой) и ее сподвижников, подписанное православными, протестантскими и католическими богословами [7] .

В 2000 году митр. Антоний (Блум) обратился к митр. Ювеналию Крутицкому и Коломенскому как к Председателю канонизационной комиссии с рассмотреть вопрос о прославлении матери Марии [8] .

16 января 2004 года канонизирована Константинопольским Патриархатом как преподобномученица [9] .

Во время торжественного чина прославления новоканонизированных святых 1—2 мая 2004 года в Александро-Невском соборе в Париже в богослужениях участвовали христиане разных конфессий. Архиепископ Парижа кардинал Жан-Мари Люстиже сказал, что католики тоже будут почитать этих мучеников как святых и покровителей Франции.

19 февраля 1910 года Елизавета Пиленко вышла замуж за помощника присяжного поверенного Дмитрия Кузьмина-Караваева, бывшего большевика и близкого знакомого многих петербургских литераторов. Весной 1913 года оставила мужа (официально развод был оформлен только в конце 1916 года) и уехала из Петербурга в Анапу.

Летом 1919 года Кузьмина-Караваева вышла замуж за Д. Е. Скобцова, кубанского казачьего деятеля, бывшего некоторое время председателем Кубанской Краевой Рады. Весной 1920 года, после разгрома Белого движения на Кубани, Елизавета Скобцова с матерью С. Б. Пиленко и дочерью Гаяной эвакуировались в Грузию, где у Елизаветы Юрьевны родился сын Юрий, затем вся семья Скобцовых эмигрировала в Константинополь, некоторое время жила в Сербии, а в январе 1924 года переехала в Париж.

Во время нацистской оккупации Парижа общежитие монахини Марии на улице Лурмель стало одним из штабов Сопротивления. В июне 1942 года, когда нацисты проводили массовые аресты евреев в Париже и сгоняли их на зимний велодром для последующей отправки в Освенцим, монахине Марии удалось тайно вывезти оттуда четырех еврейских детей в мусорных контейнерах. Дома на Лурмель и в Нуази-ле-Гран стали убежищами для евреев и военнопленных, м. Мария и о. Димитрий Клепинин также выдавали евреям фиктивные свидетельства о крещении.

9 февраля 1943 года гестаповцы арестовали Марию (Скобцову), которую сначала держали в тюрьме форта Роменвиль, а затем отправили в концлагерь Равенсбрюк. Монахиня Мария была казнена в газовой камере Равенсбрюка 31 марта 1945 года, за неделю до освобождения лагеря Красной армией.

7 мая 1985 года указом Президиума Верховного Совета СССР награждена Орденом Отечественной войны II степени (посмертно) [10] .

Училась два года в частной гимназии Л. С. Таганцевой в Санкт-Петербурге, затем перешла в гимназию М. Н. Стоюниной, которую закончила весной 1909 года с серебряной медалью и поступила на высшие Бестужевские курсы (философское отделение историко-филологического факультета). Оставила Бестужевские курсы, не получив диплома.

16 марта 1932 года в церкви Парижского богословского института приняла от митрополита Евлогия (Георгиевского) монашеский постриг, получив имя Мария в честь святой Марии Египетской.

Февральскую революцию Кузьмина-Караваева встретила с энтузиазмом и уже в марте 1917 года вступила в партию эсеров. Большую часть 1917 года провела в Анапе, в феврале 1918 года была избрана городским головой. Когда после короткого периода двоевластия большевики полностью взяли власть в городе, Кузьмина-Караваева заняла должность комиссара по здравоохранению и народному образованию. В мае 1918 года участвовала в съезде партии правых эсеров в Москве и вела подпольную антибольшевистскую работу, осенью вернулась в Анапу, где была арестована деникинской контрразведкой — ей грозила смертная казнь за «комиссарство» и участие в национализации частной собственности. 15 марта 1919 года ее дело рассматривал краевой военно-окружной суд в Екатеринодаре, и только благодаря умело организованной защите подсудимая получила всего две недели ареста.

Секретарь Религиозно-философской академии (1920-е годы), выступала на ее заседаниях с докладами.

С 1927 года она стала активным деятелем Русского студенческого христианского движения (РСХД), в качестве разъездного секретаря путешествовала по Франции, посещая русские эмигрантские общины, выступала с лекциями, докладами. Участница съезда РСХД в Эстонии (1933 год).

С 1932 года по благословению духовного отца протоиерея Сергия Булгакова начала свое псевдомонашеское служение в миру.

Организовала в Париже общежитие для одиноких женщин, дом отдыха для выздоравливающих туберкулезных больных в Нуази-ле-Гран под Парижем, расписывала домовые церкви, вышивала для них иконы и плащаницы. При общежитии была устроена церковь Покрова Пресвятой Богородицы и курсы псаломщиков, а с зимы 1936—1937 — миссионерские курсы. 27 сентября 1935 года по инициативе монахини Марии было создано благотворительное и культурно-просветительское общество «Православное дело», куда вошли Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Георгий Федотов, Константин Мочульский.

Читать еще:  Епископ Иона: Как медик говорю, не занимайтесь духовным самолечением

Входила в литературное объединение «Круг» (1935-1939 годы).

Автор журнала «Путь». Публиковалась в журналах «Современные записки», «Русские записки», «Воля России», «Новый град»; газетах: «Дни» и «Последние новости».

Недавно вышедшая в издательстве «Эксмо» книга К. Кривошеиной посвящена личности монахини Марии (Скобцовой). В этой книге впервые публикуется подробная биография монахини Марии (Скобцовой), летопись земного пути женщины, чье имя входит в совсем не многочисленный список людей, о которых можно было бы сказать, что это настоящие христиане ХХ века. Ее жизнь, сначала в России, а затем в эмиграции, была очень деятельной и яркой. Мать Мария открывала бесплатные столовые, дома для престарелых и бездомных. Во время Второй мировой войны и оккупации Франции она спасала и укрывала советских военнопленных. Эта опасная деятельность связала ее с французским Сопротивлением и в результате привела к ее трагической гибели в концлагере Равенсбрюк.

Имя матери Марии до сегодняшних дней используют как знамя для самых разных идей, а с ее жизнью и прославлением в Русской Православной Церкви связано много споров и недомолвок. В СССР ее преподносили обществу как партизанку и большевичку, а на Западе – как борца с косным православием и заступницу евреев. Это противостояние вокруг многогранной личности матери Марии (Скобцовой) продолжается до сих пор.

Вместе с издательством ЭКСМО мы задумали выпустить книгу не как академическое издание, а для широкого читателя, который, может быть, никогда не слышал этого имени.

Издательский Совет РПЦ дал гриф этому изданию, а поэтому книгу можно будет купить не только в светских магазинах, но и в церковных лавках. Книга снабжена фотографиями и цветными вставками живописных работ матери Марии, удалось найти и неизвестные биографические материалы, пригласить к написанию статей специалистов. Не мне судить, насколько наш коллектив справился с поставленной задачей, но могу сказать, что книга творилась с любовью и большим тщанием. Мне очень хотелось как можно шире рассказать о времени и людях, окружавших эту интереснейшую личность, о России, которую мы все потеряли, о Европе, которая сформировала не только её, но и весь русский Серебряный век.

События, перевернувшие историю России в 1917 году, и последовавшая гражданская война непосредственно коснулись Елизаветы Юрьевны Кузьминой-Караваевой — будущей матери Марии. Эти «окаянные дни» стали во многом поворотными в ее дальнейшей судьбе, которая через три года вынесла ее за пределы России в исход, где началась ее вторая жизнь.

Она родилась в Риге 8 декабря 1891 г. и была человеком своего времени, наследницей европейской культуры, идеалисткой с романтическими представлениями о «равенстве и братстве на земле». Мать Мария много писала о предназначении России и о ее будущем. Голос и творческое наследие монахини и сегодня звучат актуально.

Митрополит Антоний Сурожский глубоко почитал мать Марию и писал о ней: «Она сумела, следуя по стопам своего Господа и Учителя, любить «напрасно», «безрезультатно»: любить людей пропащих, безнадёжных, тех, «из кого всё равно ничего не выйдет», кого «и могила не исправит», — потому только, что они ей были «свои», русские, обездоленные, погибающие; а позже, во время войны, просто потому, что они были люди в смертной опасности, в страхе, в гонении, голодные, осиротелые — свои по крови не потому, что они принадлежали той или другой национальности, а потому, что для них Свою Кровь излил Христос, потому, что ею овладела до конца Божественная Его Любовь».

Сегодня, подойдя к рубежу 70 лет с момента её гибели, мы знаем о ней очень много, поминаем мать Марию не абстрактно, а как нашу современницу, свидетеля и активного участника трагического XX века. Она оставила после себя много интересных воспоминаний, богословских эссе, размышлений о добре и зле и определённые советы, основанные на собственном опыте, как обустроить «наше православное дело». Есть в ее жизни важные вехи становления личности — зарубки памяти, сохранились художественные произведения и даже те, что она создала в лагере. Умирая от истощения, она помогала выживать в нечеловеческих условиях своим солагерницам…Сегодня мать Мария возвращается к нам, живой и улыбающейся, и говорит, что смерти нет, а есть только любовь к Богу и человеку, и надежда на то, что ненависть и злоба будут повержены!

Она писала: «Мы безбытны. Что это – случай? Что это – наша житейская неудача? В такую, мол, несчастную эпоху мы родились? В области жизни духовной нет случайностей, и нет удачных и неудачных эпох, а есть знаки, которые надо понимать, и пути, по которым надо идти. И мы призваны к великому, потому что мы призваны к свободе».

В этом и есть смысл жизни и трудов матери Марии. Христианская свобода личности рассматривалась ею как бесценный дар Божий, и она шла на видимые и невидимые миру жертвы, чтобы сохранить его для тех, кто был рядом. При этом она сама оставалась по-настоящему свободным человеком. Её свобода активно проявлялась в неустроенности земного бытия: в храмах, спешно переоборудованных из гаражей и конюшен, в «стульях», сооружённых из пачек телефонных справочников, в незапиравшейся двери в бедную каморку под чёрной лестницей.

Уже в 30-е годы, находясь далеко от России, она болела за Церковь и за монашество. В статье «К делу», опубликованном в журнале «Новый Град», она высказывает опасения по поводу проблем, которым могут подвергаться монастыри: старение монахов и монахинь, их вымирание, запрет новых пострижений на Валааме, запрещение поступлений (в прибалтийские монастыри) не местных подданных и той роли, которую, по её мнению, должно нести современное монашество.

По её словам: «оно должно занять такое же органическое место в нашей жизни, какое принадлежало ему в отдаленные времена. Оно должно нести на своих плечах большие творческие задачи активного православия и организовывать около себя не только духовную, но и экономическую, и бытовую жизнь людей».

Мать Мария после пострига, в 1932 году в Париже, побывала в Прибалтике и Финляндии, приезжала в Ригу, прожила здесь около двух недель. В рижском женском Свято-Троицком монастыре ей сшили женское монашеское облачение.

Её приезд был связан с проведением съездов РСХД в Прибалтике, она встречалась с молодежью и даже приняла участие в их спортивном празднике на Рижском взморье, с ночевкой на сеновале. Многие отмечали необыкновенную общительность и живость монахини.

Она не обладала сентиментальным характером, но поездка в Прибалтику, которая состоялась почти сразу после её пострига, была неким символическим знаком. Ведь она покинула Ригу в младенчестве – Лизой Пиленко, а вернулась к родным местам в монашеском облачении.

Во время этой поездки она посетила и Эстонию. Здесь с группой женщин РСХД она побывала в Нарве, где они совершили поход к границе с СССР. Там из-под проволоки они нарвали цветов и накопали земли, которую мать Мария увезла в Париж.

В одной из статей, в моей книге, профессор Жорж Нива говорит: «Лиза Пиленко, Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, мать Мария… личность парадоксальная, многосложная, вызвавшая острые споры, но и цельная, дошедшая до конца, осуществившая себя в мере, редко кому дарованной…

Читать еще:  «Спитак» – не фильм-катастрофа. Это молитвенное воспоминание»

Она полностью принадлежит ХХ веку. Её гордая и смиренная, вечно алчущая душа искала свет в той «европейской ночи», о которой пел скептик и трагик Владислав Ходасевич. Она добровольно погрузилась в эту ночь тоталитаризма, пыток, холокоста, в её неминуемую тьму.

Судьба матери Марии присоединилась к судьбам миллионов жертв. Она вписывается в мартиролог века и в мартиролог поэзии рядом с Целаном, Мандельштамом, Цветаевой, Ахматовой, Шаламовым и многими другими».
Кривошеина Ксения

Недавно вышедшая в издательстве «Эксмо» книга К. Кривошеиной посвящена личности монахини Марии (Скобцовой). В этой книге впервые публикуется подробная биография монахини Марии (Скобцовой), летопись земного пути женщины, чье имя входит в совсем не многочисленный список людей, о которых можно было бы сказать, что это настоящие христиане ХХ века. Ее жизнь, сначала в России, а затем в эмиграции, была очень деятельной и яркой. Мать Мария открывала бесплатные столовые, дома для престарелых и бездомных. Во время Второй мировой войны и оккупации Франции она спасала и укрывала советских военнопленных. Эта опасная деятельность связала ее с французским Сопротивлением и в результате привела к ее трагической гибели в концлагере Равенсбрюк.

Имя матери Марии до сегодняшних дней используют как знамя для самых разных идей, а с ее жизнью и прославлением в Русской Православной Церкви связано много споров и недомолвок. В СССР ее преподносили обществу как партизанку и большевичку, а на Западе – как борца с косным православием и заступницу евреев. Это противостояние вокруг многогранной личности матери Марии (Скобцовой) продолжается до сих пор.

Вместе с издательством ЭКСМО мы задумали выпустить книгу не как академическое издание, а для широкого читателя, который, может быть, никогда не слышал этого имени.

Издательский Совет РПЦ дал гриф этому изданию, а поэтому книгу можно будет купить не только в светских магазинах, но и в церковных лавках. Книга снабжена фотографиями и цветными вставками живописных работ матери Марии, удалось найти и неизвестные биографические материалы, пригласить к написанию статей специалистов. Не мне судить, насколько наш коллектив справился с поставленной задачей, но могу сказать, что книга творилась с любовью и большим тщанием. Мне очень хотелось как можно шире рассказать о времени и людях, окружавших эту интереснейшую личность, о России, которую мы все потеряли, о Европе, которая сформировала не только её, но и весь русский Серебряный век.

События, перевернувшие историю России в 1917 году, и последовавшая гражданская война непосредственно коснулись Елизаветы Юрьевны Кузьминой-Караваевой — будущей матери Марии. Эти «окаянные дни» стали во многом поворотными в ее дальнейшей судьбе, которая через три года вынесла ее за пределы России в исход, где началась ее вторая жизнь.

Она родилась в Риге 8 декабря 1891 г. и была человеком своего времени, наследницей европейской культуры, идеалисткой с романтическими представлениями о «равенстве и братстве на земле». Мать Мария много писала о предназначении России и о ее будущем. Голос и творческое наследие монахини и сегодня звучат актуально.

Митрополит Антоний Сурожский глубоко почитал мать Марию и писал о ней: «Она сумела, следуя по стопам своего Господа и Учителя, любить «напрасно», «безрезультатно»: любить людей пропащих, безнадёжных, тех, «из кого всё равно ничего не выйдет», кого «и могила не исправит», — потому только, что они ей были «свои», русские, обездоленные, погибающие; а позже, во время войны, просто потому, что они были люди в смертной опасности, в страхе, в гонении, голодные, осиротелые — свои по крови не потому, что они принадлежали той или другой национальности, а потому, что для них Свою Кровь излил Христос, потому, что ею овладела до конца Божественная Его Любовь».

Сегодня, подойдя к рубежу 70 лет с момента её гибели, мы знаем о ней очень много, поминаем мать Марию не абстрактно, а как нашу современницу, свидетеля и активного участника трагического XX века. Она оставила после себя много интересных воспоминаний, богословских эссе, размышлений о добре и зле и определённые советы, основанные на собственном опыте, как обустроить «наше православное дело». Есть в ее жизни важные вехи становления личности — зарубки памяти, сохранились художественные произведения и даже те, что она создала в лагере. Умирая от истощения, она помогала выживать в нечеловеческих условиях своим солагерницам…Сегодня мать Мария возвращается к нам, живой и улыбающейся, и говорит, что смерти нет, а есть только любовь к Богу и человеку, и надежда на то, что ненависть и злоба будут повержены!

Она писала: «Мы безбытны. Что это – случай? Что это – наша житейская неудача? В такую, мол, несчастную эпоху мы родились? В области жизни духовной нет случайностей, и нет удачных и неудачных эпох, а есть знаки, которые надо понимать, и пути, по которым надо идти. И мы призваны к великому, потому что мы призваны к свободе».

В этом и есть смысл жизни и трудов матери Марии. Христианская свобода личности рассматривалась ею как бесценный дар Божий, и она шла на видимые и невидимые миру жертвы, чтобы сохранить его для тех, кто был рядом. При этом она сама оставалась по-настоящему свободным человеком. Её свобода активно проявлялась в неустроенности земного бытия: в храмах, спешно переоборудованных из гаражей и конюшен, в «стульях», сооружённых из пачек телефонных справочников, в незапиравшейся двери в бедную каморку под чёрной лестницей.

Уже в 30-е годы, находясь далеко от России, она болела за Церковь и за монашество. В статье «К делу», опубликованном в журнале «Новый Град», она высказывает опасения по поводу проблем, которым могут подвергаться монастыри: старение монахов и монахинь, их вымирание, запрет новых пострижений на Валааме, запрещение поступлений (в прибалтийские монастыри) не местных подданных и той роли, которую, по её мнению, должно нести современное монашество.

По её словам: «оно должно занять такое же органическое место в нашей жизни, какое принадлежало ему в отдаленные времена. Оно должно нести на своих плечах большие творческие задачи активного православия и организовывать около себя не только духовную, но и экономическую, и бытовую жизнь людей».

Мать Мария после пострига, в 1932 году в Париже, побывала в Прибалтике и Финляндии, приезжала в Ригу, прожила здесь около двух недель. В рижском женском Свято-Троицком монастыре ей сшили женское монашеское облачение.

Её приезд был связан с проведением съездов РСХД в Прибалтике, она встречалась с молодежью и даже приняла участие в их спортивном празднике на Рижском взморье, с ночевкой на сеновале. Многие отмечали необыкновенную общительность и живость монахини.

Она не обладала сентиментальным характером, но поездка в Прибалтику, которая состоялась почти сразу после её пострига, была неким символическим знаком. Ведь она покинула Ригу в младенчестве – Лизой Пиленко, а вернулась к родным местам в монашеском облачении.

Во время этой поездки она посетила и Эстонию. Здесь с группой женщин РСХД она побывала в Нарве, где они совершили поход к границе с СССР. Там из-под проволоки они нарвали цветов и накопали земли, которую мать Мария увезла в Париж.

В одной из статей, в моей книге, профессор Жорж Нива говорит: «Лиза Пиленко, Елизавета Юрьевна Кузьмина-Караваева, мать Мария… личность парадоксальная, многосложная, вызвавшая острые споры, но и цельная, дошедшая до конца, осуществившая себя в мере, редко кому дарованной…

Читать еще:  Отчего страдают подростки – 6 драматических историй

Она полностью принадлежит ХХ веку. Её гордая и смиренная, вечно алчущая душа искала свет в той «европейской ночи», о которой пел скептик и трагик Владислав Ходасевич. Она добровольно погрузилась в эту ночь тоталитаризма, пыток, холокоста, в её неминуемую тьму.

Судьба матери Марии присоединилась к судьбам миллионов жертв. Она вписывается в мартиролог века и в мартиролог поэзии рядом с Целаном, Мандельштамом, Цветаевой, Ахматовой, Шаламовым и многими другими».
Кривошеина Ксения

«Горюющая» мать уехала на съемки телешоу, не похоронив забитого сына

13:40, 24 марта 2016

Интернет-газете «Четвертая власть» стали известны некоторые подробности из жизни Марии Родиной и Владимира Ефимова, в доме которых нашли погибшим 7-летнего мальчика. По версии следствия, ребенка забили до смерти руками, ремнем и подлокотником от кресла. Обвинение в совершении преступления предъявлено Ефимову, отчим арестован, но, по мнению общественности, мать тоже заслуживает наказания.

Напомним, утром 18 марта стало известно о смерти мальчика по имени Саша. Когда врачи прибыли в частный дом на улице Мельничная в Кировском районе Саратова, они были в ужасе от увиденного: на ребенке буквально не было живого места – синяки от головы до пят, а спина исполосована от ударов ремнем.

Как рассказали «4В» друзья Марии Родиной из Ростова-на-Дону, она выросла в довольно непростых условиях — в многодетной и не очень благополучной семье – троих детей воспитывала одна мать. С людьми сходилась Мария не очень хорошо еще со школы.

Несколько лет назад у нее появились отношения с молодым человеком, но он бросил ее, как только узнал, что та беременна. После этого Родина нашла все-таки себе парня, с которым сыграли свадьбу (уже после родов), но брак через короткое время распался. Пока Саша рос, Мария предпринимала попытки наладить личную жизнь, но как-то не удавалось найти хорошего спутника. Например, один тоже был тираном, и доходило почти до рукоприкладства.

«Он бросал его (мальчика, — ред.) на землю и угрожал кулаком. Такие методы допустимы в разрешении конфликтов между взрослыми, но никак не по отношению к ребенку», — отметила знакомая Марии Родиной.

Последние года три каких-либо серьезных отношений жительница Ростова не заводила. Но в конце прошлого года Родина решила попытать счастья в социальных сетях и нашла там 21-летнего Владимира Ефимова из Саратова. Общение переросло в симпатию, и она решилась на поездку к Волге в январе. Пообщавшись с Владимиром в общей сложности 2 месяца, она согласилась бросить работу и переехать в Саратов вместе с ребенком.

«Маша очень хотела полноценную семью, чтобы у ребенка был отец. Думаю, что она так отчаянно пыталась устроить личную жизнь, что забыла обо всем», — считает собеседница «4В».

Тем временем, сам Ефимов был тоже без источника доходов. Как сообщил «Четвертой власти» старший следователь СО СУ СКР Павел Аксенчик, обвиняемый «не работал, не учился», но именно он снимал дом на Мельничной. «Вроде как подрабатывал на станциях (техобслуживания, — ред.), машины ремонтировал. Был в поисках работы», — отметил он. Ростовчанка тоже искала занятие, в частности, хотела устраиваться в ювелирный салон. По словам сотрудника СУ СК, с прежнего места работы Марии Родиной прислали характеристику, в которой о ней отзываются положительно.

После трагедии тело мальчика изучали судмедэксперты, но теперь все нужные работы провели, и его должны были похоронить. «Я давал ей (матери, — ред.) разрешение на захоронение», — подчеркнул Павел Аксенчик. Тем временем, по информации «4В», погибший ребенок все еще находится в морге. О том, что похорон не было, в СУ СК подтвердили.

Вместе с тем, Мария Родина 21 марта, то есть через три дня после смерти сына, отправилась в Москву, чтобы принять участие в ток-шоу на Первом канале «Мужское/ женское». Там она на всю страну рассказала о том, как ей было тяжело, и как пыталась препятствовать избиениям сына. Правда, ведущая Юлия Барановская, так же как и другие участники программы, не очень-то поверили в раскаяние ростовчанки.

Родина заявила, что поначалу Владимир был неплохим, даже наоборот. Но спустя две недели совместного проживания «как подменили человека». В середине февраля, когда отчим мальчика впервые взял ремень в руки, женщина заступилась за сына, но, по ее словам, тот стал угрожать расправой, если она будет жаловаться кому-то или попытается уйти. С тех пор жизнь якобы стала как каторга: Ефимов не пускал Родину никуда и сам сидел дома, одну практически не оставлял, не давал спокойно поговорить по телефону с родными и т.д. Более того, он стал бить и ее, утверждала Мария. Правда, ни травм, ни синяков у нее не оказалось.

Сожительница Владимира подчеркнула, что иногда у нее «было дикое желание взять нож и убить его». В частности, после того как 24 февраля он жестоко избил ее из-за скандала в гостях, когда Саша полазил в чужих вещах. «Неделю не могла выйти из дома», — не поднимая глаз, говорила Родина. По ее утверждению, сбежать она не имела возможности, в том числе из-за отсутствия денег, да еще и в незнакомом городе.

Ситуация с каждым днем накалялась. Примерно за два дня до смерти, со слов матери, мальчик упал и ударился головой об батарею. При этом он на какое-то время потерял сознание, но ни мать, ни отчим медиков вызывать не стали, травмы смазали зеленкой и включили мультфильмы, чтобы ребенок успокоился.

В то утро 18 марта мать увидела, как ее сожитель поливает ребенка холодной водой. Мальчик пояснил, что «папа» (так Саша стал называть обвиняемого) ударил его по голове. При этом от прежних травм у него перестали слушаться ноги. Мария обернула сына в полотенце, и вскоре тот перестал подавать признаки жизни. Отчим вызвал скорую помощь; медики прибыли за 12 минут, но они лишь констатировали смерть.

Мария Родина в конце передачи признала, что не приняла мер к спасению сына. Но у участников шоу сложилось мнение о ее возможной вине в оставлении человека в опасности или даже соучастии в убийстве. В следственном отделе СУ СК «4В» отметили, что действиям матери тоже дадут правовую оценку.

Пока же под арестом находится ранее несудимый Владимир Ефимов, ему предъявлено обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (часть 4 статьи 111 УК РФ). Насчет признаний им своей вины следователи пока не торопятся комментировать. Известно, что изначально он подтвердил, как действительно бил ремнем, но якобы один раз.

Причиной такого «воспитания» стало непослушание ребенка. Друзья Марии Родиной отметили, что ребенок и вправду не всегда слушал взрослых, был слишком активным. «И развитие у него было довольно ограниченное в плане кругозора. В целом мальчик нормальный, неглупый», — подчеркнул собеседник «4В».

Следователи дадут оценку и действиям чиновников, ответственных социализацию ребенка. «В ходе следствия также будет проанализирована деятельность органов образования, системы профилактики и контролирующих органов на предмет полноты и своевременности принятия мер превентивного характера в отношении семьи», — отмечали ранее в пресс-службе СУ СКР.

При этом, как поясняла глава комитета по образованию администрации Саратова Лариса Ревуцкая, семья нигде не значилась. В школе 7-летний мальчик не был, дошкольное учреждение не посещал, в поликлинику мать его не водила.

Выпуск ток-шоу на Первом канале «Мужское/ женское» от 23 марта

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector