0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вознесение. И ты теперь не только сын, но соработник, соратник и друг

Содержание

Толкование Евангелия на каждый день года.
Четверг 14-й седмицы по Пятидесятнице

Тогда пришел Иисус на другой берег моря, в страну Гадаринскую. И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, одержимый нечистым духом, он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни; увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему, и, вскричав громким голосом, сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня! Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека. И спросил его: как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много. И много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той. Паслось же там при горе большое стадо свиней. И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них. Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, выйдя, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море. Пасущие же свиней побежали и рассказали в городе и в деревнях. И жители вышли посмотреть, что случилось. Приходят к Иисусу и видят, что бесновавшийся, в котором был легион, сидит и одет, и в здравом уме; и устрашились. Видевшие рассказали им о том, как это произошло с бесноватым, и о свиньях. И начали просить Его, чтобы отошел от пределов их. И когда Он вошел в лодку, бесновавшийся просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус не дозволил ему, а сказал: иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобою Господь и как помиловал тебя. И пошел и начал проповедывать в Десятиградии, что сотворил с ним Иисус; и все дивились.

Мы живем в мире, где все более ощущается присутствие диавола. И потому сегодняшнее Евангелие об исцелении Гадаринского бесноватого представляет для нас особый интерес. Этот человек был во власти злых духов, и он был безумен. Замысел врага рода человеческого – установить на земле такую власть над всеми людьми.

Мы не можем не удивляться силе Гадаринского бесноватого. Никто не мог связать его, и он разрывал не только веревки, но и железные цепи, и разбивал оковы. Именно так нужно диаволу свести с ума всех, и прежде всего молодежь. Как этого достигнуть? Он знает, что избирающие путь ничем не ограниченного греха избирают путь добровольного безумия. Диавол хочет, чтобы заповеди Божии, законы совести и стыда люди ощущали как цепи и оковы, которые мешают им свободно жить. И пусть они разбивают их. Пусть они свободно берут от жизни все, что можно. Но не зря сказано о Гадаринском бесноватом, что он мог жить только в гробах. Для него это стало единственной естественной средой обитания, и ему невыносимо было прикосновение к нормальной человеческой жизни.

Мы видим, что Христос, спасая души от власти сатаны, спасает живых от власти смерти. Евангелие говорит, что Гадаринский бесноватый был ужасом и мучением для себя и для окружающих. Какая жуткая картина ада на земле предстает перед нами! Всегда, днем и ночью в горах и гробах этот человек кричал и бился о камни. Диавол – жестокий господин. Жестокость – вот что в предельной степени определяет отпадение от Бога. Что есть человек, когда свергнут его разум и на месте разума утверждает свой престол сатана? Что бы стало с родом человеческим, если бы не спасал его Господь от насильства греха, смерти, диавола?

Но как ни страшны в своей жестокости и гнусности бесы, мы не должны их бояться, потому что они трепещут от одного приближения Христа. Гадаринский бесноватый, издалека увидев Господа, прибежал и поклонился Ему. К другим людям он бежал, чтобы наброситься на них. А здесь – бежит с ужасом и покорностью, потому что в присутствии Христа в одно мгновение вся его власть и сила исчезают. «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего?» – кричит диавол в человеке голосом этого человека. Диавол исповедует Христа Сыном Божиим, и мы не должны удивляться, когда святейшие истины исходят из нечестивейших уст. Чем ближе время «человека беззакония», тем больше мы можем наблюдать благочестие только на словах. И верхом лжи будет исповедовать Христа Сыном Божиим, откровенно воюя против Него. Перед нами пророчество о последнем времени, когда, покоряясь Господу, диавол не может скрыть своей вражды к Нему. «Что Тебе до меня, – говорит он, – не трогай моей свободы. Не Ты ли Сам мне ее дал?»

Читать еще:  Три врача уговаривали моих родителей сделать аборт

Христос спрашивает бесноватого: «Как тебе имя?» и тот отвечает, бесы за него отвечают: «Легион имя мне, потому что нас много». Легион – это огромное войско. Бесы воюют против Бога и человека. И в сегодняшней войне против Православия и нравственных устоев легионы бесов вторгаются в нашу Россию. Особенностью последней, третьей мировой войны является соединение войны земной и войны небесной. Одновременно организуются легионы враждебных России формирований, чтобы уничтожить ее. И для подавления всякого сопротивления сатанинская власть будет готова использовать легионы, в буквальном смысле, мировой военной силы.

«Нас много», – хвастаются бесы, и в этих их словах вдруг начинает звучать как бы вызов Самому Христу. «Нас слишком много, чтобы кто-то мог нас одолеть. Нас много, и мы едины». Бесов много, но они – один легион, направленный на осуществление единой цели. Сколь зловещим может быть единство без добра, без истины, без Христа. И мир, мы знаем, все более устремляется к такому единству. Какая это грозная сила! Кто устоит перед таким легионом? Какой человек, какой народ, какое человечество? Мы не можем сказать, что у нас достаточно сил, чтобы отразить нашествие наших врагов, видимых и невидимых. Но в Господе и с силой Его мы можем победить.

Однако мир снова и снова оказывается свидетелем, как люди отрицаются от Христа, несмотря на явное чудо Его любви, как целый народ, только что избавленный от власти одних бесов, уныло выходит навстречу Христу и просит Его отойти от их пределов, как бы повторяя слова бесноватого: «Что Тебе до нас! Зачем ты раньше времени пришел к нам! Не отнимай от нас свободы быть во власти бесов». Господь показывает, что на войне, в которой так или иначе участвуют все, необходимо чем-то жертвовать. Нам хорошо знакома психология Гадаринского народа, потерпевшего внезапный, ощутимый урон. Сколько раз мы такое слышали: «Мы ничего не имеем против вашего Христа. Да, Он исцелил этого безумного человека. Но разве этого достаточно, чтобы восполнить нашу потерю, которую нельзя не связать с Его приходом? Вероятно, Он, действительно, велик. За исцеленного можно порадоваться, Но кто вернет нам наших свиней, откормленных, приготовленных на продажу?» На продажу, потому что сами они, как предписывает Закон, ни за что не будут есть свинину.

Как бы обращаясь к каждому из тех, кто стоит в недоумении перед этим событием, Господь говорит: «Ваше свинолюбие, не ужасайтесь всему этому, потому что то, что происходит с вами и вокруг вас, не менее страшно». Они не хотят понять, что Господь намеренно так поступил, чтобы коснуться самой глубины их душ, где гнездится диавол. Корень всех зол, всех грехов, власть диавола над душами человеческими – в любви к материальным ценностям, к миру и тому, что в нем. Если бы люди исполнились подлинной решимости рассчитаться со своими грехами, Господь тотчас же даровал бы им жизнь и радость. У Него всегда есть, что нам предложить взамен нашего убожества. Но вот, поставленные перед необходимостью отказаться от своих грехов вместе со своим мнимым богатством, люди предпочитают оставить своего Спасителя.

Однако Господь не оставляет никогда никого. Прежде чем наступит полное торжество зла, можно сказать, всеобщее беснование перед кончиной мира, Он дает надежду спасения всякому, кто не утратил еще главный признак человека – способность к состраданию. Со всех сторон окружают нас несчастные, искалеченные грехом. И время от времени Господь посылает к нам людей, которых мы раньше знали совсем другими. И теперь, глядя на разительную перемену их жизни, самые непробиваемые из нас не могут не задуматься. Так Он послал исцеленного бесноватого домой к его близким, к тем, кто знал его совсем в другом состоянии, чтобы он засвидетельствовал, что сотворил с ним Господь и как помиловал его. Он должен был засвидетельствовать не столько о силе Божией, сколько о милости Его, чтобы все увидели, какую милость и жалость имеет Господь к пребывающим в несчастье, мучимым диаволом.

Как никогда явлена сегодня жестокость диавола. Как никогда мучим им род человеческий. И Господь милосердием Своим обращается к последним нашим глубинам: кто отзовется на людское страдание, у кого дрогнет душа, кто обратится с верой ко Господу? Потому что здесь уже начинается тайна Страшного Суда, последнего испытания каждого человека.

«То, что Эдуард Успенский был тираном, не новость», говорит третья жена писателя

Российская государственная детская библиотека присвоила имя Эдуарда Успенского литературной премии «Большая сказка». И это вызвало протест его дочери, которая считает своего отца тираном.

«Думаю, что человек, чьим именем называют государственную премию, должен быть прежде всего добрым и нравственным… Мой отец был человеком очень жестоким, совершавшим в течение всей жизни домашнее насилие, это была его система отношений в семье. Считаю, что имя человека, практиковавшего много лет насилие в своей семье, в том числе в отношении детей, не должно быть присвоено премии в такой гуманистической области, как детская литература…», — объяснила свою позицию Татьяна Успенская.

Она отметила, что насилие было физическим, психологическим и эмоциональным и повторялось по отношению как к ней и ее матери, так и к внукам и детям другой жены — телеведущей Элеоноры Филиной.

— То, что Эдуард Николаевич был тираном в семейной жизни не новость, — подтвердила «КП» третья жена Успенского Элеонора Филина . — Эту премию учредила государственная библиотека, как я предполагаю, с подсказки вдовы Успенского – Елены Борисовны. Когда Татьяна (дочь от первого брака писателя – Ред.) об этом узнала, она захотела написать протестное письмо и высказать свое отношение к этой ситуации. Она знает, что Успенский издевался не только над ней, но и над моими детьми.

— Но ведь последняя жена Эдуарда Николаевича (она же и вторая его жена) Елена Борисовна, видимо, так не считает. Или, возможно, она не была свидетельницей его тирании…

— Просто она в этом никогда не признается, ей это невыгодно. Все наследство Успенского – все движимое и недвижимое имущество досталось ей. Увековечить его память – это ее долг, особенно когда она получила от мужа несколько загородных домом, квартиры в центре Москвы , несколько квартир в Анапе и авторские права…

— Какое это состояние суммарно?

— Когда мы с ним разводились в 2011 году, только один наш дом в Троицком оценивался в 3 миллиона долларов. Это была лишь малая часть имущества Эдуарда Николаевича. Он оставил своей вдове многомиллионное состояние. И не в рублях, а в долларах. Он много раз писал завещание, несколько раз переписывал его. Я ему говорила, что в этом завещании надо назвать всех: и детей, и его брата, и других родственников. Надо всем что-то оставить. Елена Борисовна другой человек. Поэтому в окончательном завещании Успенского указана только она. Эта ситуация ее устраивает, она решила, что это нормально, нет никаких угрызений по этому поводу.

По мнению директора детской библиотеки Марии Веденяпиной , имя Эдуарда Успенского присвоено в знак признания его литературных заслуг, не принимая во внимания его личные качества.

Эдуард Успенский – известный детский писатель, придумавший крокодила Гену и Чебурашку, кота Матроскина , дядю Федора, почтальона Печкина , пса Шарика. Был одним из создателей программ «Спокойной ночи, малыши!» и «В нашу гавань заходили корабли». Эдуард Николаевич скончался два года назад.

Читать еще:  Бывало, что «Чаю воскресения мертвых» переводили как «чай» — напиток

ПО ТЕМЕ

Дочь Эдуарда Успенского — об отце: «Грубость и хамство, контроль и принуждение постепенно стали нормой его жизни»

Татьяна Успенская опубликовала открытое письмо с просьбой не давать литературной премии имя писателя (подробности)

Читайте также

«Это связано с личной жизнью»: Анна Семенович рассказала, почему никак не может похудеть

За время самоизоляции певица поправилась на пять кило

Александр Цекало – о молодой жене: «Мы с Даришей любим друг друга и занимаемся сексом»

59-летний продюсер сделал заявление о своей 29-летней супруге

«Никогда не увидят седой и морщинистой»: близкий друг сболтнул лишнее о Надежде Бабкиной

Певица в свои 70 лет даст фору молодым

Юлия Барановская рассталась с возлюбленным после двух лет отношений

Многодетная мать впервые рассказала о личной жизни

Новая возлюбленная Сергея Жигунова сделала пластику и стала копией Заворотнюк

Продюсер Сергей Жигунов живет с 47-летней Викторией Ворожбит, но до сих пор не может забыть звезду «Моей прекрасной няни»

Младший брат Владимира Кузьмина спивается и молит о помощи

Проблемы с алкоголем довели Александра Кузьмина чуть ли не до нищеты

Поменял гитару на штурвал: экс-басист группы «Звери» оставил коллектив и стал пилотом

Теперь парень покоряет не «Лужники», а небесное пространство

У поклонников перехватило дух от вида Алсу в лосинах и обтягивающей майке

Певица впервые рассказала, сколько она сейчас весит

Вахтанг Кикабидзе: «В России не был с 2008 года — нельзя петь людям, которые хотят побить»

Советский актер — о скрытом финале «Мимино», изоляции, тоске по СССР и Фрунзике Мкртчяне

«Хочу оставить свою маму без внуков»: эпатажный сын Елены Яковлевой сделал признание

Денис Шальных пришел в гости к Лере Кудрявцевой

Четыре квартиры Бабкиной в Болгарии упали в цене: элитная недвижимость звезд теперь стоит в три раза дешевле

Артисты не могут даже сдать выгодно апартаменты

Пассия Жигунова осадила поклонников после сравнения с Заворотнюк

Виктории Ворожбит палец в рот не клади

Бизнесмен Владислав Фоменко, влюбленный в Волочкову: Настя, где наш ребенок?

Владислав Фоменко уверен, что балерина избавилась от его малыша

Рудковская — жене Малахова: «Хочется, чтобы ты испытала чувство, какое испытала я»

Продюсер Димы Билана объяснила, почему разорвала дружбу с семьей телеведущего и призналась, что мечтает еще раз стать матерью

Зарплаты хоккеистов уже не те: подавшая на развод Пелагея сильно потеряет в алиментах

Спустя несколько месяцев после расставания с Иваном Телегиным певица решила официально расторгнуть брак

Знакомые певицы: Полина Гагарина ушла от мужа из-за денег

Друзья назвали причину развода Полины Гагариной и Дмитрия Исхакова: супруг мало зарабатывал и был домашним тираном

Бросившая мужа Полина Гагарина сделала заявление

Певица решилась на откровения с поклонниками

Русская эмиграция тоскует на карантине: Шейк смотрит «Поле чудес» под пельмени, Водянова — с рюмашкой на пикнике

Обитатели США, Великобритании и Франции никак не могут забыть родину

Сергей Шнуров: Этих липовых звезд кормят не зрители, а госзаказы на «голубых огоньках»

Музыкант написал для kp,ru эксклюзивную колонку — о скандале с Пригожиным и не только

Жена народного артиста РФ Бориса Щербакова: «Стыдно за известных актеров, которые жалуются на безденежье»

Пока одни жалуются из хором на потерю доходов, другие помогают пожилым коллегам и сотрудникам театров из личных накоплений

«Любовь и подарки от депутата Госдумы»: Журналист рассекретила тайного покровителя Ольги Бузовой

Ирина Барышева поделилась с «КП» архивными фото

«То, что Эдуард Успенский был тираном, не новость», говорит третья жена писателя

Дочь Эдуарда Николаевича Татьяна написала открытое письмо, в котором заявила, что ее отец был «очень жестоким» человеком»

Иосиф Пригожин: Я мразенышем Шнура не называл, у меня его телефона нет. Это пранкеры!

В эфире Радио «КП» скандальный продюсер заявил, что «готов мириться с кем угодно», но «добро никогда не победит зло»

Звезды поделились лайфхаками, как пережить самоизоляцию

В России при поддержке «Комсомольской правды» стартовала социальная акция #всевтвоихруках

Такими вы звезд не видели: Гудков, Шнуров и Земфира до того, как стали знаменитыми

Будущие артисты и их последний день в школе: как учились и к чему стремились

Телеведущая Светлана Жильцова два года выхаживала умирающего мужа

83-летняя диктор прожила с супругом 58 лет

Возрастная категория сайта 18+

„Разговор с сыном” Стихотворение

Мой сын! Послушай мой рассказ
О нашей Родине, о нас,
О тех, кто много лет назад,
Подняв Москву и Петроград,
Под красным знаменем в бою
Свободу отстоял свою
И отдал молодость борьбе,
Чтоб хорошо жилось тебе!

Ты ходишь в школу, в третий класс,
Как тысячи детей.
Немало школьников у нас,
И каждый — грамотей!
А раньше, много лет назад,
Страною правил царь.
И были не у всех ребят
Тетрадки и букварь.

Учились дети богачей:
Сынки купцов, дворян.
Не много в школы шло детей
Рабочих и крестьян.
Из года в год мужик пахал,
И сеял, и молол,
А хлеб мужицкий попадал
К помещику на стол.

Трудился из последних сил,
Недоедал бедняк,
А барин досыта кормил.
Охотничьих собак.
На сотни вёрст — леса, паля,
Равнины и луга,
А всё — помещичья земля,
Где ни ступи нога!

В лугах — господская трава,
В лесах — господские дрова,
На всём лежит запрет.
А барин знай себе живёт
На свой помещичий доход,
И сладко ест, и сладко пьёт
Ему и горя нет!

А в городах из года в год,
До гроба, весь свой век,
Работал также на господ
Рабочий человек.
Стоит рабочий у станка,
У доменной печи,
Стоит столяр у верстака
Работай и молчи!

А если станет невтерпёж,
В сердцах сожмёшь кулак,
Прибавки требовать пойдёшь,
Поднимешь красный флаг
Жандармы схватят, изобьют,
Узнаешь, где острог
И как колодники поют,
Когда их путь далёк.

Но были люди на земле,
Что думали о тех,
Кому живётся в кабале
На свете хуже всех.
Они бежали из тюрьмы,
Чтоб свой народ вести,
Чтоб вековое царство тьмы
С лица земли смести.

Они хотели, чтоб народ
Был сыт, обут, одет
И не работал на господ,
Как было сотни лет.
Чтоб и свободна и сильна,
Среди соседей-стран,
Стояла первая страна
Рабочих и крестьян!

Ничто — ни ссылка, ни острог,
Ни тяжкий гнёт оков,
Никто не мог — ни царь, ни бог
Сломить большевиков!
И тот, кто жизнь в борьбе провёл,
Кто испытал нужду,
На штурм дворцов народ повёл
В семнадцатом году.

Всё то, что грезится другим,
У нас в стране сбылось,
И это нам с тобой самим
Увидеть довелось.
Ты посмотри по сторонам.
Всё это — наше, это — нам:
И горы, и луга.
На сотни вёрст — леса, поля,
И всё — народная земля,
Где ни ступи нога!

Цветут сады не для господ
Они для нас цветут!
И во дворце не граф живёт,
А школьники живут.
И из мешков зерно бежит
Не в закрома купцу.
И Днепрогэс принадлежит
Не частному лицу.

Мы сеем хлеб, броню куём,
Мы в шахтах уголь достаём,
В дома проводим газ,
И этот уголь, эта рожь,
И газ, и дом, где ты живёшь,
И всё вокруг — для нас!

Всё то, что делает завод,
Всё то, что фабрика даёт,
Чем Родина горда,
Чем мы сильны на страх врагам,
Всё это — наше, это — нам
Навечно! Навсегда!

Смотри, шагает генерал!
Служить народу рад,
Он возле Смольного стоял,
Вернувшись с баррикад.
Он был юнцом в тот грозный час,
Он был безус, но смел,
И революции приказ
Он выполнить сумел.

Читать еще:  Роль религии в видеоиграх и как студенты-атеисты пишут слово «Бог»

Смотри, выходит из ворот
Московского Кремля,
По Красной площади идёт
Знакомая моя.
Она профессор, депутат
От города Орла,
Где раньше, много лет назад,
Кухаркою была.

Смотри, три школьника идут!
Их летом ждёт Артек.
Один — латыш, другой — якут,
А третий друг — узбек.
Они равны, они дружны,
У них один отряд.
Сражались рядом в дни войны
Отцы троих ребят.

Великий Ленин наш народ
В одну семью сплотил.
И наш народ теперь не тот,
Каким он раньше был!
Не сосчитать всех гроз, всех бед,
Что мы перенесли,
Но день за днём мы столько лет
Боролись и росли.

В пустынях строил города
Советский человек;
Ему послушная, вода
Меняла русла рек.
В труде не покладая рук
Он чудеса творил.
А сколько он постиг наук!
А сколько тайн открыл!

Он превращал руду в металл
Для славных, честных дел.
Свой труд, свой дом он защищал
И защитить сумел.
И в битвах не было преград,
Которых бы не брал
Советской Армии солдат,
Советский генерал!

Живи, учись, гордись, мой сын,
Что ты советский гражданин,
И, в жизни выбрав путь,
Везде: в сраженьях и в труде,
Всегда: и в счастье и в беде,
Отчизне верен будь!

Не забывай, что ты рождён,
Товарищ молодой,
Под сенью ленинских знамён,
Под красною звездой.
Нас наша Партия ведёт,
И с ней народ един,
Советской Родины народ
Могучий исполин.

Мы далеко вперёд глядим,
Мы видим цель свою,
И то, что мы создать хотим,
Мы общей волей создадим
В своём родном краю!

Вознесение. И ты теперь не только сын, но соработник, соратник и друг

Войти

Павел Антокольский. «Сын». Отрывки.

(Отрывки из поэмы)

Памяти младшего лейтенанта
Владимира Павловича Антокольского,
павшего смертью храбрых 6 июня 1942 года

— Вова! Я не опоздал? Ты слышишь?
Мы сегодня рядом встанем в строй.
Почему ты писем нам не пишешь,
Ни отцу, ни матери с сестрой?

Вова! Ты рукой не в силах двинуть,
Слез не в силах с личика смахнуть,
Голову не в силах запрокинуть,
Глубже всеми легкими вздохнуть.

Почему в глазах твоих навеки
Только синий, синий, синий цвет?
Или сквозь обугленные веки
Не пробьется никакой рассвет?

Видишь — вот сквозь вьющуюся зелень
Светлый дом в прохладе и в тени,
Вот мосты над кручами расселин.
Ты мечтал их строить. Вот они.

Чувствуешь ли ты, что в это утро
Будешь рядом с ней, плечо к плечу,
С самой лучшей, с самой златокудрой,
С той, кого назвать я не хочу?

Слышишь, слышишь, слышишь канонаду?
Это наши к западу пошли.
Значит, наступленье. Значит, надо
Подыматься, встать с сырой земли.

И тогда из дали неоглядной,
Из далекой дали фронтовой,
Отвечает сын мой ненаглядный
С мертвою горящей головой:

— Не зови меня, отец, не трогай,
Не зови меня — о, не зови!
Мы идем нехоженой дорогой,
Мы летим в пожарах и в крови.

Мы летим и бьем крылами в тучи,
Боевые павшие друзья.
Так сплотился наш отряд летучий,
Что назад вернуться нам нельзя.

Я не знаю, будет ли свиданье.
Знаю только, что не кончен бой.
Оба мы — песчинки в мирозданье.
Больше мы не встретимся с тобой.

. Но разве это, разве тут начало?
Начала нет, как, впрочем, нет конца.
Жизнь о далеком будущем молчала,
Не огорчала попусту отца.
Она была прекрасна и огромна
Все те года, пока мой мальчик рос,—
Жизнь облаков, аэродромов, комнат,
Оркестров, зимних вьюг и летних гроз.

И мальчик рос. Ему ерошил кудри
Весенний ветер, зимний — щеки жег.
И он летел на лыжах в снежной пудре
И плавал в море — бедный мой дружок.
Он музыку любил, ее широкий
Скрипичный вихорь, боевую медь.
Бывало, он садится за уроки,
А радио над ним должно греметь,
Чтоб в комнату набились до отказа
Литавры и фаготы вперебой,
Баян из Тулы, и зурна с Кавказа,
И позывные станции любой.

Он ждал труда, как воздуха и корма:
Чертить, мять в пальцах, красить что-нибудь.
Колонки логарифмов, буквы формул
Пошли за ним из школы в дальний путь,
Макеты сцен, не игранных в театре,
Модели шхун, не плывших никуда.
Его мечты хватило б жизни на три
И на три века,— так он ждал труда.
И он любил следить, как вырастали
Дома на мирных улицах Москвы,
Как великаны из стекла и стали
Купались в мирных бликах синевы.

Он столько шин стоптал велосипедом
По всем Садовым, за Москвой-рекой
И столько пленки перепортил ФЭДом,
Снимая всех и всё, что под рукой.
И столько раз, ложась и встав с постели,
Уверен был: «Нет, я не одинок. »
Что он любил еще? Бродить без цели
С товарищами в выходной денек,
Вплоть до зимы без шапки. Неприлично?
Зато удобно, даже горячо.
Он в сутолоке праздничной, столичной
Как дома был. Что он любил еще? .

. Снега. Снега. Завалы снега. Взгорья.
Чащобы в снежных шапках до бровей.
Холодный дым кочевья. Запах горя.
Всё неоглядней горе, всё мертвей.
Всё путаней нехоженые тропы,
Всё сумрачней дорога, всё мертвей.
Передний край. Восточный фронт Европы
Вот место встречи наших сыновей.

Мы на поле с тобой остались чистом,—
Как ни вывертывайся, как ни плачь!
Мой сын был комсомольцем.
Твой — фашистом.
Мой мальчик — человек.
А твой — палач.
Во всех боях, в столбах огня сплошного,
В рыданьях человечества всего,
Сто раз погибнув и родившись снова,
Мой сын зовет к ответу твоего.

. Он вышел из окопа. Запах поля
Дохнул в лицо предвестьем доброты.
В то же мгновенье разрывная пуля,
Пробив губу, разорвалась во рту.

Он видел всё до точки, не обидел
Сухих травинок, согнутых огнем,
И солнышко в последний раз увидел,
И пожалел, и позабыл о нем.
И вспомнил он, и вспомнил он, и вспомнил
Всё, что забыл, с начала до конца.
И понял он, как будет нелегко мне,
И пожалел, и позабыл отца.
Он жил еще. Минуту. Полминуты,
О милости несбыточной моля.
И рухнул, в три погибели согнутый.
И расступилась мать сыра земля.
И он прильнул к земле усталым телом
И жадно, отучаясь понимать,
Шепнул земле — но не губами — целым
Существованьем кончившимся:
«Мать».

Прощай, мое солнце. Прощай, моя совесть.
Прощай, моя молодость, милый сыночек.
Пусть этим прощаньем окончится повесть
О самой глухой из глухих одиночек.

Ты в ней остаешься. Один. Отрешенный
От света и воздуха. В муке последней,
Никем не рассказанный. Не воскрешенный.
На веки веков восемнадцатилетний.

О, как далеки между нами дороги,
Идущие через столетья и через
Прибрежные те травяные отроги,
Где сломанный череп пылится, ощерясь.

Прощай. Поезда не приходят оттуда.
Прощай. Самолеты туда не летают.
Прощай. Никакого не сбудется чуда.
А сны только снятся нам. Снятся и тают.

Мне снится, что ты еще малый ребенок,
И счастлив, и ножками топчешь босыми
Ту землю, где столько лежит погребенных.

На этом кончается повесть о сыне.
1943

В 1946 году Павел Антокольский получил за эту поэму Сталинскую премию. Их со Сталиным объединяло общее горе — оба они не дождались с фронта своих сыновей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector