0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воскрешение Лазаря: иконы, мозаики, фрески

Иконография Воскрешения Лазаря

В центре любого православного храма на аналое всегда лежит икона. Икона праздника, т.е. икона, отображающая сегодняшний праздник, событие, которое сегодня вспоминает вся Церковь. Этому событию посвящены тексты службы, посвящён Евангельский отрывок, читаемый за Богослужением, даже цвет облачений священнослужителей и самого храма посвящён конкретному сегодняшнему дню. И так — каждый день года. Есть, конечно, много общих мест. Например, пасхальное облачение — красное, но и в память великих мучеников тоже надевается красное облачение. Или общие тропари преподобным. И так далее. Но мы поговорим об иконографии праздников. Здесь тоже есть общие места: изображения мучеников (с крестом в руке, часто с красными плащами) или преподобных (монашеские одежды, благословляющие жесты, свитки в руках). Далеко не у каждого святого есть изображение. Много святых малоизвестных. В таких случаях на аналое обычно лежит икона минеи, где изображены несколько святых, празднуемых в эти дни.

А вот иконография праздников имеет много особенностей. При этом изображения одного и того же праздника могут отличатся друг от друга: каждый художник в рамках одной иконографии, в рамках канона может по-своему изобразить событие.

В 6-ю субботу Великого Поста Церковь вспоминает великое чудо, совершённое Спасителем накануне Своего входа в Иерусалим на Крестные страдания — Воскрешение Лазаря. Об этом событии рассказывает Евангелист Иоанн в 11 главе своего Евангелия.

1 Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее.
2 Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими.
3 Сестры послали сказать Ему: Господи! вот, кого Ты любишь, болен.
4 Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий.
5 Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря.
6 Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился.
7 После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею.
8 Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? 9 Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего;

10 а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним.
11 Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его.
12 Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет.
13 Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном.

14 Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер;
15 и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему.
16 Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним.
17 Иисус, придя, нашел, что он уже четыре дня в гробе.
18 Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати;
19 и многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в печали о брате их.
20 Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома.
21 Тогда Марфа сказала Иисусу: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.
22 Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог.
23 Иисус говорит ей: воскреснет брат твой.
24 Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день.
25 Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет.
26 И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?
27 Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир.
28 Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря: Учитель здесь и зовет тебя.
29 Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему.
30 Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа.
31 Иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она пошла на гроб — плакать там.
32 Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.
33 Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился
34 и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри.
35 Иисус прослезился.
36 Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его.
37 А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?
38 Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней.
39 Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе.
40 Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?
41 Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче!
благодарю Тебя, что Ты услышал Меня.
42 Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.
43 Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.
44 И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.

Прочитав, рассмотрим иконографию этого праздника.

Иконография Воскрешения Лазаря возникла очень рано, уже в римских катакомбах встречаются такие изображения. Это связано с погребальным характером искусства катакомб. Величайшее чудо, когда Господь воскресил умершего 4 дня назад человека, как нельзя лучше отвечало чаяниям первых христиан и задачам катакомбного искусства.

катакомба Петра и Марцеллина, 3 век.

Христос здесь как чудотворец, изображен в образе античного юноши, что часто встречается в живописи римских катакомб (художники воспитаны на античном классическом искусстве, христианское искусство только-только начинает свой путь, ведь и само христианство ещё гонимо, художники пользуются теми знаниями и навыками, которые у них существуют, приспосабливая их под новые задачи). Однако основная схема изображения чуда Воскрешения Лазаря уже присутствует здесь: гробница (здесь в форме усыпальницы-дома), повитое пеленами тело Лазаря и Спаситель, протягивающий ему руку: «Лазарь, иди вон!» (Ин.11:43)

Читать еще:  Алексей Лидов: Путь в Византию. Нам не дано предугадать..?

катакомба на виа Латина, Рим, 4 век.

Здесь основная схема дополнена учениками и народом, приступающими сзади. Спаситель так же в образе античного мужа, в руках у него палочка чудотворца — волшебная палочка. — предмет, через который художник хочет показать совершение чуда. В дальнейшем, в классической сложившейся иконографии палочки, конечно, не будет. Будет только жест Христа — выразительный, повелевающий, решительный.

фрагмент саркофага, 4 век.

С 4 века на изображениях Воскркшения Лазаря начинают появляться сёстры Лазаря — Марфа и Мария — так называемые припадающие. На данном фрагменте мы видим одну из сестёр. Таким образом, иконография ещё больше разворачивается, обрастая новыми подробностями, описанными в Евангелии.

дно стеклянного сосуда, 4 век.

мозаика церкви Сан-Аполинаре Нуово, Равеннаа, 5 век.

Более статическая композиция, один предстоящий ученик как знак и символ всех учеников и свидетелей чуда, но в целом, схема такая же, как мы видели в катакомбных росписях и на рельефах церковной утвари: гробница-дом с запеленутым Лазарем, Спаситель с жестом, повелевающим Лазарю выйти и + здесь предстоящий ученик — свидетель чуда.

Воскрешение Лазаря, икона из монастыря св.Екатерины на Синае, 10 век.

На этой иконе присутствует ещё один персонаж — человек, помогающий выйти Лазарю. И он закрывает нос! «Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе» (Ин. 11:39). На иконе это подтверждение уникальности именно этого чуда, ведь Спаситель воскресил четверодневного Лазаря! Вот, люди закрывают нос из-за запаха тления и вот, Лазарь выходит из гроба живой.

Западные врата Богородице-Рождественского собора. 1227-1238 г. Владимиро-Суздальский музей-заповедник. Фрагмент.

Эти врата выполнены в технике «золотой наводки» и являются уникальным и очень ярким памятником древнерусского искусства 12 века. Они поделены на клейма — фрагменты, одно из клейм — Воскрешение Лазаря. Схема композиции очень похожа на синайскую икону, но персонаж, помогавший там выйти Лазарю, здесь — разматывает погребальные пелены на нём, при этом его жест — не столько закрывание носа, сколько смущение, удивление, может, непонимание: как это произошло?!

Икона из праздничного чина иконостаса новгородского Софийского Собора. Ок.1341г. Фрагмент

Композиция обрастает подробностями. За Христом следуют ученики, а встречают Его иудеи. Припадают сёстры Марфа и Мария, человек распелёнывает Лазаря, а другой — отнимает крышку от гробницы. Кроме того, здесь пещера, ещё изображённая как гробница, помещена на фоне гор. Это переходный этап между изображением гробницы (построенного здания-усыпальницы) и пещеры, высеченной в скале.

В общем, на протяжении больше 1000 лет (мы рассмотрели памятники с 3 века по 14 век) никаких существенных изменений в композиции «Воскрешение Лазаря» мы не видим: кроме стилистических особенностей живописи всё осталось на своих местах, т.е. иконография фактически сложилась ещё в 3 веке, а дальше она лишь уточнялась или композиция приспосабливалась под конкретные формы (икона, фреска, рельеф сосуда и т.д.).

Воскрешение Лазаря, византийская икона, 14 век.

Воскрешение Лазаря, икона из праздничного чина иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля, 15 век.

Воскрешение Лазаря, икона из Новгородского музея, 15 век. Так называемая «новгородская таблетка».

Джотто. Воскрешение Лазаря. Фрагмент росписи капеллы дель Арена, 1305 г.

Несмотря на то, что Джотто — художник уже «западноевропейский», т.е. последовавший, один из первых, по пути объёмного и пространственного изображения, здесь присутствуют все детали известной нам композиции, причём с той же выразительностью, хотя стиль живописи отличается, он непривычен для русской и византийской иконы. Если вспомнить, что Ренессанс и Проторенессанс, к которому принадлежит искусство Джотто — это попытка вернуться к античности, то получается интересная история развития иконографии данного праздника.

Художники катакомб, воспитанные на искусстве античности, изображали по античным законам чудо Воскрешения Лазаря в катакомбах. Постепенно вырабатывается иконография и праздников, и святых, и Спасителя. Мы к 14 веку приходим к очень развёрнутой композиции Воскрешения Лазаря на иконах, с выработанной иконографией. А вот в Италии к началу 14 века художники вновь возвращаются к античному закону, к античному пониманию красоты. Но при этом, они имеют уже весь накопленный опыт тысячелентия развития искусства. И вот у Джотто, попытка усвоить античное пространство, античную пластику, античный объём, переплетается с выразительностью, плоскостностью и локальным цветом, так свойственным иконе. Искусство часто в своём развитии вращается по спирали, то придумывая что-то новое, то возвращаясь к «хорошо забытому старому».

(Впрочем, на мой взгляд, живопись Джотто — это настоящая икона.)

Воскрешение Лазаря. XII век

На выставке «Шедевры Византии» в Третьяковской галерее в Лаврушинском переулке – 18 икон, которые дают представление о различных периодах Византийского искусства и разных художественных центрах.


Воскрешение Лазаря. XII век. Дерево, темпера. Византийский и Христианский музей, Афины. via

Про икону XII века Воскрешение Лазаря рассказывает известный византинист-искусствовед Алексей Михайлович Лидов. Из статьи, посвященной выставке, на сайте «Православие и Мир».

Воскрешение Лазаря, XII век

» Самая ранняя икона на выставке. Небольшого размера, находится в центре зала в витрине. Икона представляет собой часть тябла (или эпистилия) – деревянной расписанной балки или большой доски, которая в византийской традиции ставилась на перекрытие мраморных алтарных преград. Эти тябла были первоосновой будущего высокого иконостаса, возникшего на рубеже XIV-XV века.

В XII веке на эпистилии обычно были написаны 12 великих праздников (так называемый Додекаортон), а в центре часто размещали Деисус. Икона, которую мы видим на выставке – фрагмент такого эпистилия с одной сценой «Воскрешения Лазаря». Ценно, что мы знаем, откуда происходит этот эпистилий – с Афона. По всей видимости, в XIX веке он был распилен на части, которые оказались в совершенно разных местах. За последние годы исследователям удалось обнаружить несколько его частей.

«Воскрешение Лазаря» находится в Афинском византийском музее. Другая часть, с изображением «Преображения Господня» оказалась в Государственном Эрмитаже, третья – со сценой «Тайной вечери» – находится в монастыре Ватопед на Афоне.

Икона, будучи не константинопольской, не столичной работой, демонстрирует тот высочайший уровень, которого достигла византийская иконопись в XII веке. Судя по стилю, икона относится к первой половине этого столетия и, с большой вероятностью, была написана на самом Афоне для монастырских нужд. В живописи мы не видим золота, которое всегда было дорогостоящим материалом.

2.

Воскрешение Лазаря. XII век. Дерево, темпера. Византийский и Христианский музей, Афины. Фотография из статьи. Source

Традиционный для Византии золотой фон здесь заменен красным. В ситуации, когда в распоряжении мастера не было золота, он использовал символический заменитель золота – красный цвет.

Так что перед нами один из ранних примеров краснофонных византийских икон – истоки традиции, получившей развитие на Руси XIII-XIV вв. «

Читать еще:  Среди православных есть две крайних точки зрения на влюблённость

Алексей Лидов – византолог, директор Научного центра восточнохристианской культуры, заведующий отделом Института мировой культуры МГУ, академик Российской академии художеств.

Выставка открыта до 23 апреля 2017, продлена, объявлялась дата закрытия – 9 апреля. Фотографировать запрещено.

Воскрешение Лазаря: иконы, мозаики, фрески

В.А. Ханько (МГУ имени М.В. Ломоносова)
Икона «Воскрешение Лазаря» из ГРМ в контексте развития поздневизантийской живописи

Икона «Воскрешение Лазаря» из ГРМ представляет собой один из лучших образцов поздней византийской живописи в российских собраниях. В экспозиции она датируется концом XIV – началом XV в. Цель данной работы – предложить и по возможности обосновать новую датировку, выделив общие для эпохи и характерные именно для этой иконы признаки и особенности, а также определить её место в контексте развития позднепалеологовского стиля.
Эта икона среднего размера, который характерен, в основном, для частных моленных образов или небольших иконостасов. Композиция иконы довольно плотная, архитектурный и пейзажный фон занимает почти всю поверхность изображения, оставляя пустой лишь небольшую полоску золотого фона. Вместе с золотыми бликами нимбов Спасителя и Лазаря это немного уравновешивает густоту заполнения изобразительной поверхности. Состав персонажей значительно расширен, но их расположение не хаотично, а довольно чётко подчинено делению на небольшие группы: ученики Иисуса, Марфа и Мария, юноши у гроба, фарисеи. Благодаря позам, поворотам тел или голов, направлениям взглядов эти группы делятся на ещё меньшие, вне которых остаётся только Христос. Его фигура, благодаря динамике позы и жеста, становится связующим звеном между этими группами. Кроме того, она является точкой пересечения двух главных композиционных осей, сформированных пейзажем: вертикали слева и диагонали, идущей к её основанию из правого верхнего угла (Илл. 1).
Все элементы пейзажного фона «вздыблены», резко устремлены вверх. Крутые горки, динамично расходящиеся кулисами, и архитектурный фон за ними образуют небольшое, сценическое по сути пространство, разделённое на ячейки.
Фигуры имеют почти правильные, близкие к классическим нормам пропорции, однако, всё же их головы слегка укрупнены, ступни уменьшены, плечи сделаны узкими и покатыми. Персонажи ведут себя активно, взаимодействуют друг с другом, в том числе с помощью выразительной жестикуляции, многие представлены в сложных разворотах. Черты лиц тонкие, некрупные, взгляды острые, направленные, иногда – на зрителя.
Колорит в основном густой, довольно плотный. Несколько цветов – золотистый, коричневый, зелёный – доминируют, разнообразие же достигается за счёт многообразия их оттенков. По контрасту с общим спокойным тоном в композиции выделяются чёткие цветовые пятна, сосредотачивающие наше внимание на ключевых моментах сюжета: алые платки фарисеев и одного из развязывающих пелены Лазаря юношей, а также синие детали одежд фарисеев, учеников Христа и гиматий Самого Спасителя. Яркий, глубокий цвет гиматия играет особую роль в построении композиции и создании общего впечатления, являясь главным цветовым акцентом, центром притяжения всей композиции.
Пластическую моделировку формы оживляет световая разработка. В основном это яркие пробела, ложащиеся изогнутыми линиями, штрихами или небольшими плоскостями, или же яркие белильные движки. Проникновения в материю, её полного перевоплощения нет, часто свет только подчёркивает и акцентирует уже намеченные членения.
Икона «Воскрешение Лазаря» упомянута всего в нескольких публикациях (в том числе – каталогах 1 ). Дважды о ней очень коротко упоминал В.Н.Лазарев, относя к первой половине XV века 2 . Так же широко («поздний XIV – ранний XV век») её датировала и О.С.Попова 3 . Позднее, в сборнике «Материальная культура Востока», С.И. Голубев, проводивший реставрацию иконы, предлагает более раннюю датировку – 70е–80-е гг. XIV в. 4 Главным доводом исследователя является трактовка света и цвета. Особое сияние, даже излучение, исходящее от гиматия Христа, по сравнению с «традиционной» разделкой одежд остальных персонажей, и сопутствующий этому образный строй исследователь объясняет созданием иконы во времена торжества исихастских идей, когда интерес к подобным темам был особенно велик.
Действительно, многое в этой иконе напоминает об искусстве второй половины XIV в.: размеренность построения композиции, внимание к деталям, пластическая лепка форм и главное – общая классическая устремлённость. Периодические обращения к классическому наследию, свойственные для Византии в целом, в последний период её существования можно назвать определяющим фактором в развитии иконописи. Начиная с эпохи Палеологовского Ренессанса, классицизирующая линия уже не уходила из искусства, в той или иной мере постоянно присутствуя в живописи. Чаще всего она доминировала. Показательно, что даже в период нового духовного подъёма, наступившего по завершении споров вокруг исихазма, классическая форма осталась базовой для создания нового, особо одухотворённого типа образности. Теперь она не просто перевоплощалась и обогащалась путём особых пластических и световых решений, но получала новую эмоциональную окраску – скорее духовную, чем душевную, направленную к самым высоким идеалам.
Обратимся к трактовке света и цвета – отправной точке для датировки С.И. Голубева. Что касается значительной роли синего цвета, то вряд ли можно сказать, что это является достаточным атрибуционным признаком. Случаи подобного его использования не слишком редки в поздневизантийском искусстве, в том числе – и в более раннее время (яркий пример – мозаики монастыря Хора). Более конкретный приём, который упоминается в описании С.И. Голубева, касается технической стороны исполнения: моделирование объёма при помощи постепенно уплотняющихся теней и использование обобщающего тона на выпуклых участках формы. Но этот признак также не приходится считать достаточным. Точно такие характеристики применимы, например, к иконе «Распятие» начала XV в. с Патмоса 5 . Она оказывается близкой «Воскрешению Лазаря» и по другим определяющим критериям – чуть удлиненные фигуры, разнообразие их поз, жестов, ракурсов, расширение состава персонажей, трактовка света. Особого внимания заслуживает передача пространства: довольно тесное, плотно заполненное, но вполне ясно организованное, ограниченное сзади архитектурным фоном. Здесь видна та же сценичность, та же тяга к сложносочинённости, нарративности повествования, которая есть в иконе из Русского музея. Многочисленные фигуры, хотя и поставлены достаточно тесно, композиционно и колористически так же распределены по небольшим группам. Персонажи объединены и путём сложного взаимодействия, драматической игры взглядов и жестов. Общий настрой патмосской иконы более трагичный, пронзительный (что логично при страстном сюжете), здесь присутствует больше экспрессии, но в целом обе иконы принадлежат к одной линии позднепалеологовского искусства. Её образы, пришедшие на смену торжественным, монументальным, часто предельно созерцательным персонажам икон последней трети XIV в., несут несколько иную интонацию. Надмирность и тончайший психологизм уступают место передаче близких человеческим эмоций и переживаний, общий пафос снижается, появляется стремление к большей декоративности изображений.
Перечисленные выше общие для позднепалеологовского искусства характеристики применимы и к иконе «Торжество Православия» из Британского музея, датируемой ок. 1400 г. 6 Персонажи здесь выстроены в два горизонтальных ряда, их трактовка свободна от решения обусловленных сюжетом задач. Фигуры преподобных даны фронтально или в лёгких поворотах. Так же как в иконе «Воскрешение Лазаря», головы персонажей кажутся чуть укрупнёнными, плечи опущены, схожи черты лиц. Обращают на себя внимание острые, направленные взгляды, подчёркнуто выразительные жесты рук. Очевидно, что эти признаки появились в византийском искусстве на несколько десятилетий раньше (мозаики монастыря Хора, мозаичные иконы первой четверти XIV в.), однако на этом этапе они приобретают другое качество: на смену яркой выразительности и экспрессии в образах преподобных приходит спокойная, ясная сосредоточенность.
От палеологовской эпохи до нас дошло сравнительно много икон, но их исследование осложняется почти полным отсутствием точных датировок. По-другому обстоит дело с монументальной живописью, на материале которой можно убедительно проследить описанные выше тенденции.
Фрески церкви Пантанасса в Мистре, созданные ок. 1428 г. – яркий пример позднепалеологовского стиля 7 . Эти росписи характеризуются яркостью, насыщенностью, активной повествовательностью. Иконографически композиции насколько возможно расширены и усложнены. Фактически сплошное заполнение поверхности во многом лишает эту живопись монументальности; масштабы фигур сопоставимы с человеческими. Вместе с сочной, яркой палитрой, экспрессивностью композиционных решений, обилием деталей, иногда доходящим почти до суетливости, это создаёт радостное, светлое впечатление, несколько омрачаемое, впрочем, перегруженностью, чрезмерной насыщенностью росписей. Колористическая и композиционная экспрессия доминируют. Несмотря на понятные различия монументальной живописи и иконописи, ансамбль Пантанассы представляется одной из самых близких аналогий «Воскрешению Лазаря» из Русского музея. Да и сами эти различия, учитывая указанные особенности росписей, значительно нивелируются.
Эти два памятника обладают разной мерой динамики и экспрессии, но близки по некоторым ключевым параметрам. Один из них – принципы моделировки формы. Персонажи, имеющие правильные пропорции, за счёт плавных тоновых моделировок обладают почти осязаемой объёмностью, округлостью. Драпировки не скрывают структуру фигур, легко облегая формы и подчёркивая их, изображение обнажённых частей тел свидетельствует о безукоризненном знании анатомии. Свет ложится тонко, деликатно, повторяя уже имеющуюся разделку и не противореча ей. Ещё больше общего обнаруживается при анализе поз, постановки фигур. Персонажи твёрдо стоят на позёме, опираются на него всей ступнёй, а не стоят «на носочках», не «летают» над ним. Как в иконе, так и в росписях чувствуется высокий уровень мастерства, позволяющий художникам без видимых усилий прекрасно передавать сложные развороты, ракурсы, легко справляться с композиционными задачами.
К счастью, в ансамбле сохранилась аналогичная иконе сюжетная композиция. Их сходство иногда доходит до буквального: почти абсолютно точно повторяются фигуры трёх юношей у гроба Лазаря. Кроме стабильных, присущих разным сюжетам иконографических особенностей, для каждого периода развития искусства (и более конкретно – стиля) существуют определённые «маркёры», детали, как правило, несущественные для целого. Такое иконографическое сходство (особенно – характерный жест свивающего пелены юноши) вряд ли может быть случайным. Трактовка этих второстепенных персонажей, напоминающих античные образы, явно свидетельствует о классицизирующем настрое художников.
Сценичность, сложная организация пространства, присущая иконе «Воскрешение Лазаря», также характерна для фресок Пантанассы 8 . Стремление донести до зрителя как можно больше информации лишает их композиции лёгкости прочтения, заполненность персонажами и их активность делает нарочито повествовательными. Общими являются и приёмы преодоления неизбежной в такой ситуации перенасыщенности: группировка фигур с помощью поз и жестов, колористические решения, активная роль пейзажа.
Таким образом, учитывая приведённые выше особенности иконы, можно примерно датировать её концом первой четверти XV в. Она является хотя и безусловно очень качественным, но всё же довольно типичным произведением последнего византийского «классицизма». Такие её черты, как, например, яркая индивидуальность персонажей и особенности колорита, не отменяют обрисованных выше общих для эпохи признаков. Важно отметить, что опора на сравнение с монументальной живописью предоставляет богатую почву для более обоснованного и широкого анализа памятников иконописи, поскольку именно в этот период они значительно сближаются по своим художественным принципам.

Читать еще:  «Расстриги» – о выгорании, одиночестве и жертвах

Икона «Воскрешение Лазаря»

Воскрешение Лазаря — великое чудо, подтверждающее безграничную силу Господа. Икона, посвященная этому событию, почитается всеми христианами.

Воскрешение Лазаря произошло во время путешествия Иисуса. Он не просто воскресил человека, но и вернул ему бессмертную душу, провозглашая волю Отца своего и доказывая, что искренняя вера дарует каждому бессмертие.

История иконы

На иконе «Воскрешение Лазаря» изображено событие, описываемое в Евангелии. Иисусу была знакома семья Лазаря. Марфа, его сестра, помазала Иисусу ноги миром и отерла своими волосами. Этот жест символически указывает на искупительную гибель Христа.

Лазарь был воскрешен Христом. Искренняя вера его родственников и Высшая Сила помогли усопшему. После слов Иисуса «Лазарь! Иди вон» из пещеры показался Лазарь. Его тело было обвито погребальными путами, а на лице был повязан платок. Иисус повелел освободить праведника, и воскресший Лазарь предстал перед сестрами и учениками Иисуса. После воскрешения он прожил еще 30 лет, своей жизнью доказывая силу справедливого Господа, всегда приходящего на помощь искренне верующим людям.

Описание иконы «Воскрешение Лазаря»

Икона появилась в раннехристианские времена. Ученики Спасителя изображены с левой стороны, как и сам Иисус, благословляющий вход в пещеру. С правой стороны расположен Лазарь, которого связывают погребальные путы. Он выходит из своей погребальной пещеры навстречу сестрам Марфе и Марии, которые находятся в коленопреклоненном положении. На некоторых списках с иконы изображены юноши. Один из них закрывает лицо рукой. Второй юноша отворяет вход в пещеру, убирая камень.

В чем помогает икона

Православные верующие обращаются с молитвами к иконе, чтобы утвердиться в своей вере. Просят перед ней прощения за свои греховные деяния, молятся об исцелении недугов. Икона Лазаря защищает всех верующих от любого зла и помогает преодолеть жизненные трудности.

Когда совершается празднование

В православной церкви чудо воскрешения Лазаря почитается в Лазареву субботу, которая наступает перед Вербным воскресеньем. Второй раз почитание совершается 30 октября (17 октября по старому стилю) как дань памяти перенесения святых мощей. В эти дни каждый верующий может помолиться и вознести слова благодарности Господу, попросить о решении своих насущных проблем.

В каких храмах находится икона

Иконы и фрески с изображением события можно найти по всей России, в том числе в следующих местах:

  • Московская область, село Городня, церковь Воскресения Христова;
  • город Мытищи, собор Рождества Христова;
  • город Суздаль, собор Рождества Пресвятой Богородицы;
  • Владимирская область, село Кубаево, Борисоглебская церковь;
  • город Нижний Новгород, Благовещенский монастырь;
  • город Санкт-Петербург, Исаакиевский собор;
  • город Калуга, собор Троицы Живоначальной.

Молитва перед иконой «Воскрешение Лазаря»

«Господи Иисусе, Спаситель душ наших! Щедроты Твои и милости даруй нам, рабам Твоим грешным. Ты, воскресивший Лазаря, даровавших каждому веру во спасение и бессмертие, не отверни взора своего от молящих Тебя. Даруй нам исцеление от недугов, терзающих плоть и душу, помоги не отвернуться от веры и не пойти по стопам неверующих в Тебя. Возносим Тебе молитвы праведные да веруем в Царствие Небесное. Аминь».

Молитвенные слова, идущие от самого сердца, помогут каждому сохранить искреннюю веру в Высшие Силы. Общайтесь со святыми покровителями, чтобы оберегать себя и свои семьи от любых неприятностей. Желаем вам счастья и здоровья, и не забывайте нажимать на кнопки и

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector