0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как причащать младенцев

Как причащать младенцев

Некоторые родители считают, что у младенцев нет понятия греха, и какой смысл причащать младенца, не имеющего грехов? Однако святитель Феофан Затворник говорил, что причастие действенно и живо соединяет с Господом младенца, как нового члена Его Церкви. По учению святителя, Причастие освящает его, умиротворяет и защищает от темных сил Божией благодатью.

Каждый человек, даже несознательный грудной младенец открыт для приятия Божией благодати, которая воспринимается не сознанием, а душой. Кроме того, существуют свидетельства того, что часто причащающиеся дети меньше болеют, лучше спят, не капризничают. Но не все знают правила причащения детей. Постараемся ответить на самые популярные вопросы.

Поделиться статьей с друзьями:

«И незачем детей водить к началу службы. »

На страницах портала Православие.Ru уже несколько раз поднималась тема, когда приводить маленьких детей в храм: к началу службы или только ко Причастию. Большинство родителей сталкивалось с тем, что дети определенного возраста не в состоянии сосредоточиться на Богослужении, они капризничают и своими капризами отвлекают остальных богомольцев от сосредоточенного переживания Божественной службы. Как поступить в этой ситуации: стать источником беспокойства для окружающих или ограничить время посещения храма для себя и своих детей, – на этот вопрос мы хотели бы получить и ваши ответы. Если вы – «состоявшийся родитель», т.е. смогли с детства воспитать свое, ныне подросшее чадо в православной вере, имеете живой опыт преодоления этой проблемы, пишите по адресу editor@pravoslavie.ru Лучшие заметки будут опубликованы.

Каждый раз, когда в храме или в православных СМИ заходит речь о детях на церковной службе, возникает типичная реакция: «А нечего детей водить на службу, молящихся отвлекать! Пришли, причастили – и свободны». Или бывает такой вариант: «В храме дети должны стоять чинно! У меня (моей знакомой прихожанки и т.п.) тоже есть дети, и они никому не мешают!» Конечно, чаще встретишь иные, снисходительные к матерям реакции. Но указанные две так категоричны и распространены, что хочется подробно разобраться в том, насколько они выполнимы и обоснованны…

Сразу прошу у читателя прощения: тема эта для меня животрепещуща, и мыслей я здесь выскажу скорей всего с избытком – избытком букв. Что поделать, почти «программная» статья – я прошу снисхождения.

«Я знаю по себе…»

Начну с утверждения, что заставить детей в храме стать невидимками несложно, потому что «я знаю по себе» или по знакомой, у которой дети – ангелы. К сожалению, это одна из самых больших ловушек в деле раздачи советов и оценочных суждений: мы выдаем совет, основанный на собственном опыте или опыте знакомых, забывая о том, что сколько людей – столько и опытов. Нам кажется, что мы ведем речь об одной и той же ситуации: «У этой дамы есть дети, и она зачем-то притащила их к началу службы. У моей подруги тоже есть дети, но она, умная мама, оставляет их дома, когда идет в храм с утра пораньше». Или: «У меня тоже есть дети: я просто держу ребенка на руках, он спит и никому не мешает».

«Тоже есть дети» – это слишком широкий критерий, чтобы думать, будто мы говорим об одинаковых ситуациях и можем давать советы в категоричном тоне. Если у матери Н. есть дети и есть бабушка, сидящая с детьми, она не сможет понять мать Л., у которой есть дети, а вот бабушка живет в другом городе, и оставить детей решительно не с кем. Мать М. даст совет пойти на службу, оставив ребенка с папой и попросив его подвезти малыша аккурат к Причастию. А мать В. на это горько усмехнется, поскольку ее муж – священник, и оставить его с ребенком, уходя на службу, уж точно не получится.

Бывает, что ситуации внешне более схожи. Например, у двух мам есть дети и есть бабушки, помогающие с детьми. Но у одной бабушка – пенсионерка, живущая в соседнем квартале, а у другой работает по сменам и живет на другом конце города. Наберется ли вторая мама наглости сказать: «Приезжайте-ка, бабушка, завтра к половине восьмого к внукам – я хочу помолиться сходить!»?

Или, допустим, у двух разных мам одинаково нет помощников, и они обе пришли на Литургию с детьми. Почему у одной шалят, а у другой стоят как свечки? Кроме очевидного: «одна мать – плохая, другая – хорошая» – есть еще тысячи разных «почему». У одной между детьми пять лет разницы, у другой – полтора года. Одна может держать младшего на руках, пока старший, сознательный, помогает чистить подсвечники и вообще уже постигает азы молитвы. А другая мама снова беременна, есть угроза выкидыша, и приходится маленького ребенка держать на полу, среди ног чужих «дядей и тетей», что, конечно, малыша «заводит». Или другая все-таки держит младшего на руках, но зато шумно взрывается старший-погодок, который еще сам с удовольствием посидел бы на руках, но нет возможности.

Даже дети-погодки, с одинаковой разницей в возрасте, у двух разных матерей ведут себя в храме по-разному. Есть ведь нюансы типа «зубы режутся», «забыли любимую игрушку», «есть захотели», «и вообще»… Да просто – разный темперамент у детей.

Бывает, что поведение одного и того же ребенка сильно зависит от храма, в который его привели. Если в своем приходе чадо чувствует себя как рыба в воде – вполне немая и незаметная, то, внезапно оказавшись в новом месте, оно может преподнести матери массу неприятных сюрпризов. Чаще всего это связано не с воспитанием, а с тем, что малыш испугался или, наоборот, так восхитился, что любопытство и эмоции бурным потоком льются в уши окружающим. И опять же, нельзя сказать: «А не водите детей в другие храмы!» Имеют же родители право сменить место жительства, сдать машину в ремонт, уехать на лето в деревню…

Да, встречаются дети, сохраняющие идеальное спокойствие во всех описанных ситуациях. Может быть, «идеальный ребенок» просто тихоня по темпераменту. Может быть, дело в благочестии матери, победившей свои страсти настолько, что дети и не знают иного примера поведения, кроме круглосуточных тишины и мира. Но если другие матери еще не таковы – это не повод для линчевания, даже когда кто-то считает себя достойным бросить первый камень.

А бывают и весьма печальные причины детской тихости. Однажды я позавидовала белой завистью одной маме, которая спокойно отпускала двухлетнего сына бродить по храму, и тот большую часть времени тихо стоял в сторонке, иногда выходя на улицу и самостоятельно возвращаясь. Я поспешила познакомиться со счастливой мамой, дабы педагогический опыт перенять. Что же оказалось? Оказалось, что мальчика методично запугивали: «Стой тихо, а то дядя заберет! Всё, иду отдавать тебя дяде! Смотри, вон за тобой уже волк идет, вон, видишь, там хвост торчит…» – ласковым голосом, спокойно так. Получился идеальный для посторонних ребенок, но какой ценой…

А ведь чаще всего дети со временем спокойно перерастают собственную шаловливость. Так, моя старшая дочь, которую на приходе раньше звали ураганом, этим летом вдруг полюбила ходить в сельский храм с утра пораньше и благочинно наблюдать, как читают на клиросе. Возможно, это счастье скоро закончится, и осенью в городе наступит новый всплеск ураганности, ведь там не так много мест, где можно излить детский задор до того, как попадешь в просторный и красивый храм. Возможно – это действительно взросление, и мне нечего опасаться.

Не только ребенок ребенку рознь, но и ребенок самому себе рознь, когда переходит на новую возрастную ступень.

В любом случае, это показывает, что не только ребенок ребенку рознь, но и ребенок самому себе рознь, когда переходит на новую возрастную ступень. И когда в храме мы видим маму, чьи дети далеки от идеала, нам стоит не сравнивать их с детьми соседки, а понять, что, возможно, далеки они лишь в данный момент и по причинам веским, но для нас неочевидным.

Читать еще:  Когда дети говорят: “Взорвал бы я эту школу!”

Что опаснее: шалость или «дикая» мама?

«Ну, хорошо, – мне возразят, – все дети разные. Но кто ж заставляет мамашу тащить детей в храм на службу, если именно ее дети – это ураган? Могла бы ведь прийти к концу Причастия, причастить и быстренько “освободить помещение”».

Хочется сначала ответить с точки зрения практической: это не всегда возможно. Во-первых, в храмах, слава Богу, есть такие многодетные мамы, у которых первые дети уже старше семи лет и могут сознательно присутствовать на службе, исповедоваться, но еще не доросли до того, чтобы быть отпущенными на Литургию заранее без родительницы, у которой младшие пребывают в возрасте несознательном и крикливом. Получается, что такая мама или приведет семейство к концу службы, из-за чего старшие останутся без должной подготовки к Причастию, или придет, допустим, к пению Херувимской со всеми старшими и младшими – собирать укоризненные взгляды.

Потом, очень трудно прийти с детьми точно к Причастию – конец службы по времени всегда немного «плавает». Летом в храм легко войти и легко выйти из него, если дитя капризничает. Но зимой стремительное выскакивание с ребенком из протопленного храма на мороз весьма чревато. Неужели мы действительно готовы оберегать свой «молитвенный покой» ценой чужого воспаления легких?

Но главная моя мысль здесь вот какая: а мамы – они вообще люди ли? Если женщине, готовой рожать детей, мы на полном серьезе рекомендуем приходить всегда только к концу службы, мы обрекаем ее на одно из двух: либо годы и годы полного отлучения от Причастия (да и исповеди тоже) – либо поспешное, скомканное, нервозное приступание к Чаше прямо с порога.

Да, можно меня обрубить фразой о том, что «послушание превыше поста и молитвы» и что долг матери – христианское воспитание детей, а всё прочее второстепенно, в том числе и собственные духовные запросы.

Но что есть христианское воспитание детей? Неужели только передача свода церковных «правил приличия»? Очень быстро на практике мамы-христианки приходят к осознанию того, что в воспитании задача-минимум – это по возможности оградить чадо от дурного влияния твоих собственных неизжитых страстей и подарить тепло любви, достаточное для того, чтобы ребенок мог познать Бога как Отца и Церковь как свою Мать. Потому что если земные отец и мать – это только раздражительность, угрюмство и крики, то в будущем слова о Небесном Отечестве выросших детей не слишком вдохновят. «Знаем, – скажут, – кто такие отец с матерью, проходили, больше не нуждаемся».

Мамы, лишенные хотя бы минимума церковной жизни, «дичают» особенно быстро. Что, кроме Чаши Жизни, может дать им обновление и силы?

Но, увы, материнство – это часто именно раздражительность и крики (да, это мой опыт, и его мало, чтобы говорить за всех, но я знаю слишком много мам, чей опыт весьма схожий). Мамы особенно быстро выдыхаются и «дичают», сталкиваясь с тем, насколько очевиднее становятся их страсти в процессе «сидения» с детьми. Мамы, лишенные хотя бы минимума церковной жизни, «дичают» особенно быстро. Что, кроме Чаши Жизни, может дать им обновление и силы?

Домашние молитвы и подвиги благочестия – это наши, человеческие усилия. Они – лишь подготовка к общению с Тем, Кто единственный властен вдохнуть жизнь и любовь в наше затрепанное грехами и бытом сердце. «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6: 53). И тем более не будем иметь любви, хотя бы отдаленно напоминающей ту, которую должны являть родители-христиане. Понимаем ли мы, что, пытаясь ради тишины под сводами храма, полностью выключить матерей из литургической жизни, мы «выключаем» собственное будущее – то будущее, которое сейчас растят эти матери?

Конечно, я не говорю о том, что матери каждую службу вместе со всеми детьми должны приходить к началу ради более полной подготовки родительницы ко Причащению. Но я считаю, что женщине жизненно необходимо хотя бы изредка уделять время именно для собственного участия в Литургии, продумав заранее, чем занять в храме малышей, которых часто совсем не с кем оставить. Об этом, впрочем, я уже пыталась рассуждать («Ребенок в поисках смысла»). Хорошо, когда есть возможность с кем-то оставить детей и не смущать прихожан, но возможность – объективно – есть не всегда. Зато мамы умеют ценить время. Эти редкие общецерковные молитвы будут теми просветами, между которыми в остальные дни, при согласии исповедующего священника, мать тоже сможет причащаться, даже приходя с детьми к концу службы. Душа, рассеивающаяся в «пеленочных» буднях, будет как бы подстраиваться периодически по камертону редких, но полных служб.

Немного громких слов о единстве

Конечно, последнее предложение – это вызов всем «нормальным» прихожанам, которые тоже хотели бы возможно полнее и спокойнее участвовать в богослужении, а не слушать писки и топот чад молящейся мамочки. Но дело в том, что мистическая сторона Литургии не исчерпывается таинственным соединением отдельных молящихся личностей со Христом. И уж тем более не сводится лишь к спокойному «выстаиванию» в храме для удовлетворения собственных «духовных потребностей».

Участие в Литургии, момент Причащения Телу Христову есть одновременно и момент приобщения всему соборному единству Церкви. Вдохновляюще написал об этом протоиерей Александр Шмеман: «Церковь есть восстановление единства, нарушенного, разорванного грехом, то есть себялюбием и отпадением от Бога. В ней крещеные – то есть соединенные со Христом и живущие участием в Его жизни через преломление хлеба – воссоединяются с Богом, а в Боге вновь обретают и единство друг с другом. Как же проявляется оно? Прежде всего, в деятельной любви, в которой каждый сознает себя принадлежащим всем, а всех – как принадлежащих ему…»

Нужно открыть глаза и увидеть в соседке с малышами не помеху нашим индивидуальным благочестивым интересам, а близкого человека.

Увы нам: здесь речь идет даже не о том, что хотя бы на Литургии надо найти в себе силы и мирно потерпеть ту соседку сбоку, у которой на руках дитя устроило джигитовку. Речь о том, что хотя бы на Литургии нам стоит открыть глаза так, чтобы увидеть в этой соседке не помеху нашим индивидуальным благочестивым интересам, а близкую родственницу, родного человека. А в ее «невыносимом» ребенке узреть как бы собственного внука или сына. И не просто не выгнать их куда подальше за плохое поведение, но предложить помощь, да так, чтобы мама, изнуренная стыдом за «концерт» в храме, не постеснялась ее принять…

Конечно, я понимаю, что рассуждаю так потому, что сама мама, и возможно, слишком «тяну одеяло на себя». Будь я монахиней, будь бездетной или пожилой и давно забывшей, что такое маленькие дети, я бы, наверное, «запела» по-другому.

Читать еще:  Мантра ганеши для привлечения денег луны. Мантра ганеши для привлечения денег и процветания

К тому же, призывая к гуманному отношению к мамам со чадами, нужно признать и другой полюс у этой проблемы. Разновидность нашего, специфически-материнского духовного падения – это поза «Ах, смотрите: я мать-героиня, и мне все, все вокруг должны!» В таком состоянии женщина как-то отчаянно пускает любую ситуацию под откос, уже демонстративно не переживая из-за детских шалостей и агрессивно реагируя на малейший косой взгляд в свою сторону. Но, может быть, и здесь лекарство – это исповедь и Литургия, а не «Приходите, когда подрастете, – лет через пятнадцать».

Малыш и таинство: Святое причастие

Крещение — это только первый шаг на пути христианина. Важнейшим таинством Православной Церкви является причастие. Как причащать детей, и особенно младенцев? Какие для этого существуют правила и послабления? Как не переусердствовать, приобщая малыша к Церкви и ее таинствам? Читайте об этом в сегодняшнем рассказе мамы уже крещеного ребенка.

Мы с мужем — православные родители, и поэтому наше решение о крещении малыша было обоюдным. За духовное воспитание малыша отвечают его крестные родители. Мы понимали это, поэтому уделили особое внимание выбору будущих крестных мамы и папы для своего ребенка. И вот, наш малыш — православный христианин.

Читайте также: Полузабытое Таинство милосердия

Как оказалось, самой важной частью духовного воспитания ребенка является причастие. Оно нужно не только для того, чтобы ребенок был ближе к Богу, но и для того, чтобы Ангел-хранитель, в честь которого окрещен малыш, охранял и оберегал его от разных неприятностей.

Батюшка нам сказал, что в первый раз нужно приходить на причастие спустя две недели после крещения ребенка. И абсолютно неважно, что мы, родители, сами причащаемся редко или не причащаемся вовсе. Ведь малыш душой может знать гораздо больше, чем взрослые люди. Дети до семи лет причащаются без исповеди, а уже после — как взрослые: сначала должны исповедаться, и только потом идти на причастие.

Еще один немаловажный момент — обычно причастие происходит натощак. Конечно же, младенцам, разрешают позавтракать. Только покормить малыша следует хотя бы за полчаса до причастия, чтобы он не срыгнул. После трех лет надо уже стараться не кормить ребенка, но строгих рамок как таковых не существует до семи лет. Батюшка рассказывал, что детки с трех лет спокойно выдерживают без еды с вечера. Главное, вводить это постепенно и в качестве некого таинства — чем раньше ребенок привыкнет, тем потом ему будет проще. А немного позже можно приучать деток поститься, но не строго. Например, отказаться от игр, мультфильмов, мяса или чего-то особо вкусного.

На вопрос, как часто следует причащать ребенка, каждый должен ответить себе сам. Младенцев можно каждый день, более взрослых детей — раз в неделю. Мы же стараемся причащать малыша раз в две недели и по великим праздникам. Причащение происходит на литургиях — лучше заранее узнавать время начала и конца службы в храме. Сначала причащаются дети, потом женщины и мужчины.

С грудным малышом разрешается приходить непосредственно к причастию. С более взрослыми детками можно приходить пораньше в зависимости от того, как долго ребенок способен выдержать. Как правило, детям не нравится находиться долго в церкви, это я по себе помню. Мне всегда казалось, что там очень душно, приходится очень долго стоять без движения. Следует понимать, что терпения у детей меньше, а вот энергии — наоборот, больше. Ко всему нужно подходить с понимаем — если малыш не может долго устоять на месте, не заставляйте его, прививая с детства нелюбовь к этому обряду.

И вот, наступило время таинства причащения. Священник выносит из алтаря Чашу и читает молитву, слова которой нужно повторять и от всей души молиться за своего ребенка. Так как на причащение мы ходим исключительно с крестным папой или мамой малыша, то в это время малютку держит кто-то из них. Перед Чашей не крестятся, дети постарше складывают на груди ручки крестообразно, а совсем маленьких держат на правой руке. Батюшка подходит к каждому ребенку и громко говорит: «Причащается Раб Божий…», после чего называется его имя. Наш пока маленький, и поэтому крестные родители называют его имя за него. Когда ребенок подрастет, то должен будет сам называть себя по имени. Затем дают на ложке немного кагора, а маленьким деткам — святую воду. В самом конце службы малыша прикладывают к кресту.

День причастия — праздничный день. В церкви обычно все друг друга поздравляют. Очень радостно видеть на лицах счастье и душевное спокойствие. Я надеюсь, что наш ребенок подрастет, сам все это увидит и захочет продолжать те основы и традиции, в которых мы его воспитали.

Читайте самое интересное в разделе «Религия»

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Как проходит причастие детей в церкви

Первый раз младенца приносят на причастие спустя 2 недели после проведения обряда крещения. Такие мамочки с грудничками допускаются к таинству в первую очередь. Если малыш слишком капризный или его мучают газы, допускается не стоять в храме всю литургию, а приходить непосредственно к принятию хлеба и вина.

Детей до исполнения им 7 лет причащают, минуя исповедь, с 7-летнего возраста – только после беседы со священником, чтобы таинство не превратилось в формальную процедуру. Принимают вино и хлеб натощак, поэтому детям после 3 лет необходимо исключить завтрак, однако только в том случае, если малыш полностью здоров. После достижения ребенком возраста 7 лет можно отказаться и от ужина накануне причастия.

Как правило, таинство происходит на литургиях, поэтому родителям необходимо заранее узнать расписание, чтобы младенец долго не мучился в ожидании, так как детям с их энергией трудно долго стоять на одном месте. Само причастие в храме происходит следующим образом:

  1. Священнослужитель выносит Чашу с вином и совершает над ней молитву.
  2. Эту же молитву произносят и прихожане, прося Господа благословить вино.
  3. Маленьких детей держат на руках, старшие стоят около родителей.
  4. Священник по очереди подходит к каждому малышу и произносит слова — «Причащается раб Божий (ребенок или крестные называют имя младенца).
  5. Совсем маленьким деткам, вместо кагора, дают святую воду, ребятишкам постарше – на кончике чайной ложки вина.

Причастие младенцев

Причастие младенцев

По обычаю Церкви младенцы после их крещения до семилетнего возраста могут причащаться очень часто, не только каждую неделю, но и каждый день, притом без предварительной исповеди и поста. Начиная с 5-6 лет, а если возможно — и с более раннего возраста, полезно приучать детей причащаться натощак.
В храм с младенцами следует приходить не к самому причастию, а заранее, рассчитав время так, чтобы не опоздать к причастию, но вместе с тем, чтобы ребенок мог по мере сил и возраста побыть на литургии. Конечно, здесь у каждого своя мера, но детей необходимо приучать к молитве в Церкви. Делать это нужно постепенно, чтобы не утомить младенца и не причинять беспокойства молящимся в храме. Дети 6–7 лет, если их правильно приучали к службе, могут присутствовать почти на всей литургии.

Читать еще:  Как заказать просительный молебен в церкви. Как правильно заказать молебен в церкви и каких святых о чем принято просить

Пока ребенку не исполнилось семи лет, его можно причащать без исповеди и поста. С трех-четырехлетнего возраста младенцев обычно причащают натощак. Примерно с трехлетнего возраста дети вместе с родителями накануне причащения могут прочесть две-три известные им молитвы.
Конечно, многое зависит от того, какой жизнью живут сами родители, является ли для них храм домом вожделенной встречи с Богом, а молитва — вторым дыханием. Многие родители приносят своих детей к началу службы, вместе с ними молятся, причащаются сами и подносят к Чаше Жизни своих чад, и не стоят перед вопросом, когда же приносить ребенка к причащению. Если в семье несколько другая ситуация, то можно приносить маленьких детей к началу Евхаристического канона или непосредственно к самому моменту причащения.

Но необходимо приучать свое чадо к благодатной церковной атмосфере, тогда будет меньше проблем с поведением ребенка у Святой Чаши. Решение же, как поступить в случае, если ребенок плачет и не желает причащаться, должен принимать тот священник, который в этот момент сам видит поведение ребенка. Ребенка необходимо также готовить к причастию. Прочитайте над его кроваткой канон, акафист, отрывок из Священного Писания. Все это будет способствовать духовному возрастанию вашего чада.

Подходя к святой чаше, грудных младенцев нужно держать горизонтально, головкой на своей правой руке. Ручки следует придерживать, чтобы ребенок случайно не толкнул чашу, или не схватил лжицу (ложку). Грудничков не следует плотно кормит перед литургией, чтобы после причащения они не срыгнули.

Родители, причащая детей, должны также стараться приступать к святым тайнам, показывая тем самым пример своим чадам. Семья – это малая церковь, где люди вместе идут к Богу, вместе спасаются и причащаются от одной чаши.

Маленьких детей обычно причащают под одним видом (только кровью Христовой). Но если младенец причащается часто и ведет себя у чаши спокойно, священник может дать ребенку (не грудному) небольшую частицу.

На литургии Преждеосвященных даров младенцев, не принимающих частицу, не причащают, потому что на этой литургии в чаше находится тело Христово, напоенное кровью, и налито вино, не претворенное в кровь Спасителя.

Некоторые родители по своему неразумию и маловерию боятся причащать детей, лишая их тем самым спасительной и укрепляющей благодати. Объясняют они это тем, что ребенок, принимая причастие от одной ложки и чаши со всеми, может заразиться какой-нибудь болезнью.

Эта боязнь есть неверие в спасительную силу таинства. Как правило, так рассуждают люди нецерковные и малоцерковные, ничего не знающие о жизни Церкви. Евхаристия есть величайшее чудо на земле, совершаемое постоянно, и еще одним доказательством истинности этого чуда является то, что литургия не прерывалась даже во время страшных эпидемий чумы, холеры и других заразных смертельных заболеваний.

В Киеве в XVIII – начале XIX века служил весьма известный в городе протоиерей Иоанн Леванда. Он был знаменит своим даром проповедника, люди специально собирались послушать его проповеди. Служил он в районе, называемым Подол. В 1770 году в городе началась эпидемия чумы, которая особенно свирепствовала на Подоле. Тела умерших увозили целыми обозами. За два месяца в районе умерло шесть тысяч человек. И вот этот священник не прерывал своего служения. Он исповедовал, причащал, окормлял, утешал своих прихожан, и болезнь не тронула его. И таких случаев очень много. Священнослужители – диаконы и священники – после причащения верующих потребляют оставшиеся святые дары. Делали они это всегда, во все времена, не боясь заразиться во время страшных поветрий.

Митрополит Нестор (Анисимов; 1884–1962), миссионер, в бытность епископом Камчатским построил для прокаженных лепрозорий и освятил там храм. После того, как все прокаженные причащались, священнослужители потребляли дары, и никто из них не заразился.

Святителю Московскому Филарету (Дроздову) один чиновник подал рапорт, где повествовал о мужественном поступке одного священника и просил представить его к награде. Этот чиновник стал свидетелем того, как к одному его родственнику, больному холерой, пришел для напутствия святыми тайнами священник. Но больной был настолько слаб, что не смог удержать во рту частицу тела Христова и выронил ее изо рта на пол. И вот этот священнослужитель, не поколебавшись, потребил сам упавшую частичку.

Ни священники, ни диаконы, которые потребляют святые дары и потом замывают святую чашу, выпивая воду, не болеют чаще, чем любые другие люди. Поэтому причащающие детей и сами приступающие к причащению должны оставить всякую брезгливость, боязнь и маловерие.

Православная Жизнь

«Православной Жизни» рассказал об этом епископ Каширский Иов (Смакоуз).


– Владыко, маленькие дети, особенно дошкольного возраста, часто томятся во время Божественной литургии, которая длится несколько часов. Поэтому молодые родители приводят детей уже к Причастию Святых Таин, но сами при этом не имеют возможности присутствовать на Литургии. Как эта проблема решается с канадской паствой?

– При Варваринском кафедральном соборе в Эдмонтоне по инициативе и под руководством прихожанoк Марии Журовой и Светланы Семижон и благословению правящего архиерея проходят занятия с детьми дошкольного и младшего школьного возраста по Закону Божию.

Особенность этих занятий состоит в том, что они проходят во время первой части Божественной литургии – «литургии оглашенных». И это дает возможность родителям присутствовать с самого начала на Литургии, во время чтения часов и на «литургии оглашенных», исповедоваться и подготовиться к Причастию. А дети тем временем изучают Закон Божий, рисуют, занимаются по специальной программе. Все это дает возможность участвовать в Литургии сознательно, подготавливает их к церковной жизни в будущем.

– В чем состоит особенность этих занятий?

– Главной в 1-м семестре, кроме изучения доступных и важных для детского понимания библейских событий и главных моментов богослужения при помощи изображения их на бумаге и разрисовывания цветными карандашами уже готовых картинок, была подготовка к празднику Рождества Христова. Детки своими руками делали фигурки Ангелов и Ноев ковчег, в который помещали своих любимых животных, например голубя, в виде которого сошел на Христа во время Его крещения Святой Дух, а также украшали бутылочки для святой крещенской воды. Во 2-м семестре акцент делается на подготовке к светлому празднику Святой Пасхи.

Таким образом, дети, изучая в трапезном зале собора богослужение, библейскую историю, молитвы, церковные песнопения, совершают Богу свою – «детскую литургию», не мешая в это время родителям и прихожанам принимать усердное участие в соборной молитве, слышании чтения Священного Писании и проповеди священника.

– Сколько длятся такие занятия?

– Приблизительно через час после начала Божественной литургии и начала наших занятий, уже после пения Херувимской песни, детки вместе с педагогами тихонько поднимаются в храм и со вниманием благоговейно приступают к причастию Святых Таин Христовых.

– Известно, что из Украины в Канаду уезжает немало прихожан Украинской Православной Церкви. Как они себя чувствуют в новых церковных условиях, в том числе и их дети?

– Конечно, в другой стране своя специфика жизни. Но церковная жизнь, службы те же, и на богослужениях люди не чувствуют свою оторванность от родины, более того – Церковь помогает им осознавать, что с ними Господь, где бы они ни были. Молебны, исповедь, Причастие Святых Христовых Таин, сама церковная жизнь помогают им адаптироваться на новом месте в новых региональных условиях.

В настоящее время на занятия приводят маленьких детей новых эмигрантов (их немного), и это дает возможность проводить индивидуальные занятия с каждым из них. В это же время мальчики старшего возраста прислуживают в алтаре.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector