1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Причащается раб Божий, младенец…

Причащается раб Божий, младенец…

Итак, свершилось! Это невозможно сразу осознать, но девять месяцев ожидания, тревог и волнений позади — у меня в руках маленький, трогательный комочек. Моя дочка… Самая красивая, самая хорошая, самая-самая. Я тебе обещаю, что сделаю все возможное и невозможное, чтобы ты была счастлива…

Думаю, все нормальные родители испытывали подобные чувства, хотели бы видеть своих детей здоровыми и радостными. Мы стараемся дать своему чаду все необходимое: пищу, одежду, образование, казалось бы, продумываем все до мелочей. Но подчас забываем о самом главном в воспитании ребенка — его душе.

Духовная жизнь невозможна без Церкви. Взрослый обычно рано или поздно сам приходит к такому выводу. Но ребенок этого понять не может, и родитель, осознавая полную меру ответственности перед самым дорогим для себя существом, просто обязан сделать за него правильный выбор.

Воцерковление — тяжелый, но необходимый труд, и нужно приложить все усилия к тому, чтобы у малыша оно прошло как можно легче. Начинать надо с себя. Дети не приемлют лжи. Если ребенок будет видеть разительное отличие того, что происходит в храме, от того, что он наблюдает дома, он никогда не сможет стать полноценным членом Церкви. И наоборот, если он будет видеть, что его семья — это «малая церковь», то он естественно и легко войдет в жизнь Церкви как таковой. Тем более что детство — самая благодатная пора, все, усвоенное в это время ребенком, сохранится им на всю жизнь, и ему не придется мучительно искать Истину.

Наверное, я не ошибусь, если назову центром церковной жизни по преимуществу два Таинства: Исповеди и Причастия. В Таинстве Покаяния человек получает прощение от Господа. Причащаясь Святых Христовых Таин — обретает силы для благодатной жизни во Христе. В Таинстве Причастия происходит самое реальное, подлинное соединение со Христом, поскольку исполняется то, о чем Господь сказал в Евангелии: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, и Я в нем (Ин. 6, 56).

Когда человек только начинает свой путь в Церкви, многое вызывает у него вопросы и недоумения. Тем больше возникает вопросов у родителей, которые входят в церковную жизнь вместе со своими маленькими детьми. На некоторые из них, а именно те, что связаны с Причащением детей, мы постараемся ответить на этот раз.

Какую роль играет Причастие в жизни детей? Ведь причащаемся мы «во оставление грехов», а какие грехи могут быть у детей?

— Естество каждого человека, независимо от его возраста, поражено той страшной порчей, которую мы чаще всего именуем первородным грехом. Кроме того, мы все немощны и нуждаемся в благодатной помощи Божией. А кто беззащитней ребенка? Он не умеет сам молиться. Его защищают молитвы родителей и молитвы Церкви. Причащаясь, он становится ее частью, и над ним простирается ее материнский покров. До 7 лет ребенок по традиции причащается без исповеди, поскольку считается, что до этого возраста он еще не в состоянии по-настоящему осознать греховность или, наоборот, безгрешность совершенных поступков, а после 7 лет перед Причастием ему необходимо будет исповедаться.

С какого возраста можно причащать детей? Бытует мнение, что ребенка надо крестить на 40-й, а причащать, следовательно, на следующий день.

Крестить ребенка можно сразу же после рождения — как только он будет к этому готов физически. Но на практике крещение чаще всего действительно совершается на сороковой день или же позднее. Сорок дней — период так называемого «послеродового очищения», в течение которого женщина не должна переступать порог храма. По прошествии этого времени над мамой и ребенком должны быть прочитаны особые молитвы (так называемые «молитвы сорокового дня»), после чего мама снова может ходить в храм и участвовать в церковных Таинствах. Как правило, их читают непосредственно перед Крещением. И, разумеется, когда ребенок крещен, то, начиная с этого времени, он уже и может причащаться.

В какой день можно приводить детей на Причастие? Когда лучше приходить?

Причащаться можно в любой день, когда служится Божественная литургия. В больших храмах это утро каждого дня (кроме понедельника, вторника и четверга в период Великого поста, когда литургия обычно не служится). В тех же храмах, где служба проходит не каждый день, лучше узнать об этом у священника заранее. К началу службы с маленькими детьми приходить не обязательно, поскольку они очень устанут сами, будут плакать, и этим утомят окружающих. Но, конечно, и не прямо к Причастию, лучше чуть раньше.

Как часто надо причащать детей и нужно ли родителям всегда причащаться одновременно с ними?

Причащение Святых Христовых Таин благотворно сказывается на ребенке. Чем чаще это будет происходить, тем лучше. По большому счету, если есть такая возможность, то ничто не препятствует причащать их и каждый день. Во всяком случае, причащать детей надо не реже 2 раз в месяц. Родители же причащаются так часто, как их благословляет духовник, после исповеди.

Как подготовить ребенка к Причастию? Нужно ли детям поститься?

Причастие — это Таинство, поэтому к нему должна быть соответствующая подготовка. Для взрослых установлены определенные правила, которые они должны соблюдать неукоснительно. Дети же в силу их возраста не способны выполнить все в полной мере. Однако и в этом случае есть рекомендации, в основном касающиеся приема пищи. Так, грудничков следует кормить за час-полтора до Причастия, детей до трех лет — чуть больше или хотя бы сократить объем завтрака (заменить его на постное печенье и воду). Детей постарше надо удерживать от приема пищи вовсе. Но в любом случае приучать к этому нужно постепенно, следя за тем, как ребенок себя чувствует.

Не менее важно перед Причастием объяснить ребенку (если его возраст уже позволяет это сделать) смысл Таинства, рассказать, как ему нужно себя вести: стоять спокойно, скрестив руки на груди, подходя к Чаше, назвать свое имя, полученное при крещении (светские имена зачастую не совпадают с церковными), и полностью проглотить Святые Дары, а затем спокойно подойти к столику с теплотой и просфорами. Если ребенок не в состоянии запомнить все это, то руководить им должен взрослый, но делать это нужно тихо. Перед Чашей лучше взять ребенка на руки.

Также было бы хорошо, если бы накануне ребенок прослушал молитвы из Последования к Причастию — столько, сколько он сможет выслушать с вниманием.

И, самое простое, но, к сожалению, часто упускаемое из виду: на ребенке обязательно должен быть крестик.

Сможет ли грудной ребенок причаститься Плоти и Крови Христовых?

Грудных детей причащают только Кровью, причем дают совсем чуть-чуть (поэтому Великим постом, на литургии Преждеосвященных Даров, когда верующие причащаются заранее освященными Дарами — частицей Тела Христова, напитанной Кровью, маленьких детей не причащают). Многие выражают сомнение на этот счет, предполагая, что ребенок «недостаточно причастился». Это предположение неверно, так как даже в самой малой частичке присутствует весь Христос. Подходя к Чаше, не надо держать малыша вертикально, поскольку в этой позе ему трудно принять Святые Дары. Лучше положить его на свою правую руку, как при кормлении.

Самых маленьких детей лучше пеленать или крепко держать, чтобы они ненароком не задели Чашу и не опрокинули Ее. Исходя из этих же соображений безопасности маленьких детей к Чаше прикладывать не следует. Вообще, за поведением детей любого возраста в этот момент нужно следить особо. Даже, казалось бы, большие дети, уже не раз причащавшиеся, могут неожиданно сделать неосторожное движение.

Что делать с одеждой ребенка, если на нее случайно попали капли Крови Христовой?

Иногда бывает так, что ребенок после Причастия срыгивает, или его тошнит, или же он просто может выронить изо рта Святые Дары. Конечно, нужно постараться этого не допустить (мама может заметить, при каких обстоятельствах происходят подобные вещи). Но если это все же произошло, и Кровь оказалась на одежде, нужно ее снять и отдать после службы для сжигания, какой бы дорогой она ни была. Поэтому хорошо бы перед Причастием надеть на ребенка нагрудник или салфетку, которую было бы не жалко.

Можно ли причащать ребенка против его воли?

Бывает так, что ребенок отказывается подходить к Чаше или, даже находясь на руках у родителей, вырывается и плачет. Этому может быть несколько объяснений: малыш устал, он голоден, а значит, капризничает, он не понимает происходящего и боится и т. д. У каждого родителя особый подход к своему ребенку. Нужно постараться заинтересовать его, рассказывая дома о Таинствах, жизни Церкви, пересказывая житийные сюжеты. Перед походом в храм создать дома праздничную обстановку. В храме указать на детей, которые причащаются, чтобы ребенок не боялся. Хорошим примером может стать причащение родителей или знакомых. После Причастия можно угостить малыша чем-нибудь вкусным. Если ребенок причастился, надо обязательно похвалить его. И со временем он привыкнет и будет с нетерпением ждать Причастия.

Хотя нужно обратить внимание родителей и на такой очень существенный момент: порой причина подобного поведения ребенка перед Чашей — их собственная жизнь. И потому, собираясь причащать сына или дочь, папа с мамой должны, конечно, подумать, не слишком ли давно исповедовались и причащались они сами.

Когда можно кормить ребенка после Причастия?

С кормлением малыша нужно немного подождать — для того, чтобы Причастие лучше «усвоилось». Детей постарше можно кормить сразу после Причастия и вкушения просфоры, до целования Креста (особенно, если ребенок с вечера ничего не ел и не пил). Но если ребенок в состоянии обойтись без еды до конца службы, лучше его не кормить.

Если у ребенка сильная аллергия, можно ли его причащать? И есть ли риск при Причастии чем-нибудь заразиться?

По-человечески такое волнение понятно, но если родители рассуждают подобным образом, это говорит о том, что они сами не сознают того, что происходит при Причастии. Эти страхи — от маловерия. Конечно, вместо теплоты можно дать ребенку принесенное с собой питье. Но может ли произойти что-либо вредное при приобщении Святых Христовых Таин? Ведь в Чаше не хлеб и вино, а Кровь и Тело Христово, это Жизнь, а значит, здоровье. Не было случая, чтобы Причастие вызвало приступ аллергии или привело к какой-то иной болезни. Если человек верит в то, что хлеб и вино действительно претворяются в Плоть и Кровь Сына Божия, то неужели он может полагать, что при Причащении всех из одной лжицы его чем-то «инфицируют»? И, наоборот, если он не в состоянии поверить, что Господь сохранит его при этом от всякого вреда, то как он поверит в то непостижимое чудо, которое совершается в этом Таинстве?

Понятие евхарастии

Таинство Евхаристии (в переводе с греческого – благодарения) заключается в том, что верующему человеку, принявшему Иисуса Христа своим Спасителем, преподносится чаша с вином и хлеб, которые символизируют Тело и Кровь Создателя. Посредством принятия причастия христианин получает единение с Богом.

Священники рекомендуют принимать участие в таинстве регулярно, желательно раз в месяц, взрослым людям и приносить для этого в храм и младенцев. Однако, прежде чем принять Святое Причастие, необходимо подготовиться к нему и духовно, и телесно.

Протоиерей Алексий Уминский: Неправильно, когда дети причащаются без родителей

В приходе храма Святой Троицы в Хохлах состоялось родительское собрание, на котором настоятель, протоиерей Алексий Уминский, рассказал об общих принципах подготовки детей к причащению Святых Христовых Таин, о поведении детей в храме и об отношении родителей к церковной жизни своих детей.

— В нашем храме с каждым годом все больше детей: дети разновозрастные. Именно поэтому часть родителей приходит с детьми сразу на службу, другие – к середине службы: некоторые дети ходят на занятия, некоторые – не ходят, то есть все происходит по-разному. И мне бы хотелось озвучить определенные общие принципы, чтобы у всех было понимание того, что такое служба, что такое Евхаристия.

Читать еще:  К чему снится похищение? К чему снится хотят похитить Быть похищенным во сне.

Первое, на что хотелось бы обратить ваше внимание: я думаю, очень неправильно, когда дети причащаются без родителей. Это становится не очень хорошей традицией – просто приносить детей к причастию. А что при этом с ребенком происходит? Как он это осмысливает для себя эмоционально, ведь по-другому ребенок понимать это не может? Получается, что причащение Святых Христовых Таин для младенца – это некий почти магический акт: родители думают, что если часто причащать ребенка, то с ним все будет хорошо. Мне кажется, это результат глубокого непонимания родителями того, что происходит в храме. Понятно, что и дети, вырастая, не будут понимать смысла Литургии.

Понимаем ли мы, когда подносим своего ребенка к Святой чаше, зачем это делаем? Может сейчас кто-нибудь из родителей ответить на этот вопрос?

– Чтобы ребенок соединился со Христом, чтобы Христос участвовал в его жизни.

Вы правильно сказали: и для ребенка и для взрослого – это одно и то же, это соединение со Христом, чтобы Христова жизнь и жизнь ребенка были общими. А что за этим следует? Давайте дальше развивать эту мысль.

– Мы вручаем жизнь нашего ребенка Богу.

– Правильно. А дальше что? Вы понимаете, что в этот момент происходит огромный риск, который совершает родитель по отношению к своему ребенку? В этот момент мы отдаем своего ребенка в руки Божии, делая его участником Евангелия. Но себя вместе с ним мы в руки Божии не отдаем. Это очень важно осознать: если мы не приходим к причастию вместе с ребенком, не разделяем его с ним, в этом есть какое-то несоответствие, ущербность. Может быть, мы думаем, что причащаясь, ребенок болеть не будет? Или будет питаться благодатью и вырастет добрым хорошим человеком? Или с ним что-то само по себе будет происходить: неведомое, мистическое, что сделает его глубоко верующим человеком помимо нас? Но это ошибочное, недостаточное, осознанно не продуманное и ущербное представление.

Ребенок действительно ничего не понимает, даже когда ему семь лет, даже в десять лет он почти ничего в этом не понимает. И думать, что само по себе в его уме, в его душе и сердце что-то происходит помимо нас – это величайшая иллюзия.

Гораздо удобнее, если дети причащаются отдельно, но ведь дети видят, как родители не причащаются, и не видят, как родители причащаются. Это очень серьезная вещь: это значит то, что мы представляем себе, как общую жизнь, остается декларативным и только. Мы потом можем сколько угодно объяснять детям, что причастие – это истинное Тело и Кровь Христовы, хотя вообще-то это никому не понятно… А тем более детям… Они воспринимают все совсем по-другому, прежде всего, эмоционально: у них работают глаза, уши в этот момент, им важно, что на них обращают внимание. И в этот важный момент родители оказываются просто – подносящими. Они не разделяют эмоциональную радость ребенка, и эта радость не идет вместе с ними домой. Вот они причастились вместе и с этой радостью возвращаются домой, вместе переживают эту радость общего причастия – этого всего нет, а это и есть самое главное. Это то, что детей учит тому, и что такое причастие, и что такое вера – что такое разделить свою жизнь со Христом. По-другому донести это до детей бывает очень сложно.

Поэтому первое, на что я хочу обратить ваше внимание, дорогие родители, давайте у нас такого не будет, и родители будут причащаться вместе с детьми.

– Что делать, если муж неверующий, много работает, дома только по выходным и я должна уделить ему время и не могу подготовиться к причастию, поэтому причащаюсь в другой день?

– Конечно, иногда приходится идти на компромиссы. Момент подготовки у детей и родителей разный, и частота причастия может быть разная, я согласен. Я понимаю, что не всегда родители и дети могут причащаться вместе, но это не должно быть превалирующим. Я против того, чтобы они причащались вместе только в виде исключения.

Главное – стремиться, чтобы семья причащалась вместе, ради этого можно в чем-то ослабить и пост, и внешнюю подготовку к причастию, но не внутреннее благоговение, состояние страха Божия. Главное – это общая жизнь, и здесь она должна быть общей.

Нашим многодетным семьям мы позволяем приезжать не к началу Литургии, но и не в самый последний момент. Можно приехать к концу службы, но все-таки не к самому причастию. Для нас очень важно, чтобы дети со всей семьей какое-то время побыли на Литургии в спокойном состоянии, чтобы не было беготни, чтобы все увидели красоту храма, послушали песнопение, чтобы для всех это, пусть небольшое время, стало временем молитвенного благоговейного состояния. Очень прошу: не прибегать в последний момент к Чаше. Родители сами должны определить, какая часть Литургии для их детей приемлема.

Может быть, это покажется странным, но я против того, чтобы детей обязательно причащали на каждой Литургии. Как это иногда происходит? Приехали в суматохе, поругались все с утра, доехали до храма к концу службы, быстро причастили и ушли… Я этого не понимаю: на Литургии никто не был, к ней не готовился… Суматоха, суета.. Но лишь бы причастить… Это тоже видится мне величайшей ошибкой: когда все выстраивается как механическое действие – есть младенец и его надо каждую неделю причащать… Почему? Зачем? Эти вопросы не задаются. И если это происходит как преодоление каких-то страшных препятствий, не надо такого. Ребенок, которого так причащают, будет кричать, вырываться, потому что родители приехали в раздраженном, озлобленном состоянии. В таком состоянии не надо приходить в храм. Вот так причащать – не надо. Пусть мы будем причащаться не каждое воскресенье, но пусть это будет семейный, нормальный, спокойный поход в храм.

Если мы сами боимся причащаться в суд или в осуждение, то зачем же ребенка причащать в таком состоянии. Что же мы делаем. Думаем, что он безгрешный, и ему ничего не будет. Нет, будет. Это не значит, что Господь будет осуждать ребенка, но мы понесем ответственность за то, что принесли ребенка в таком состоянии, и он воспринял причастие как акт насилия над собой. Нужно ли это? Нет, это вредно.

– А если ребенок всегда кричит при причастии?

– Я не думаю, что это связано с духовной проблемой, скорее это какая-то психологическая ситуация… Может быть, ребенок болел, ему давали лекарства и причастие стало у него ассоциироваться с приемом чего-то невкусного. А может быть, в храме его кто-то испугал… Значит подождите, не надо его в таком состоянии причащать. Пусть он от своей проблемы освободится.

Не всем детям с семи лет надо исповедоваться, некоторые к этому еще не готовы: они тормозят, боятся, им пока еще рано. Также не обязательно всем детям в раннем возрасте исповедоваться каждое воскресенье. Некоторые дети к этому готовы: они знают что говорить на исповеди, а есть дети, которые не могут ничего о себе сказать. Зачем их мучить? Им достаточно исповедоваться, может быть, раз в месяц. Надо исходить не только из возраста ребенка, но из его развития, его психологического состояния. Если дети не исповедуются, пусть просто подходят под благословение, чтобы у них присутствовала какая-то форма, показывающая, что подойти к причастию – это не так просто.

Готовятся к причастию все по-разному, и, конечно, готовиться надо. Каким-то образом ребенок должен настраиваться на то, что он будет причащаться.

Молитву перед причастием дети должны читать самостоятельно. Например, с раннего возраста можно читать«Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими…», объяснив детям смысл этой молитвы.

Потом можно прочитать молитву Иоанна Златоустого: «Верую, Господи, и исповедую…» и постепенно добавлять из правила две молитвы, четвертую и пятую, они достаточно простые. И обязательно объяснять смысл этих молитв. Думаю, достаточно такого небольшого правила. Все остальные молитвы из последования к детям никак не могут относиться, они никак не могут их к себе применить. Может быть, можно добавить какие-то отдельные тропарики из канона, посмотрите сами, перепечатайте их на отдельный листок, но тропари и каноны сложней для понимания, чем молитвы.

Считается, что лет с четырех ребенка можно уже не кормить перед причастием. Но, опять-таки, дети разные: если служба начинается в десять часов, а причастие около двенадцати, не все это могут выдержать.

Известно, что скорость эскадры определяется по самому медленному кораблю. Самое слабое звено в семье – должно быть главным, по нему вымеряется строй всей семьи: если младший устал – все остальные тоже должны отдыхать. Воцерковленные семьи считают, что детей надо воцерковить так, чтобы им мало не показалось. Я знаю семью, где ребенок с удовольствием ходит в храм, на литургию и всенощное бдение, посещает воскресную школу, но в обычной школе вдруг пошел в полный разнос. Родительский запрос таков, что ребенок должен явить себя святым. И ребенок старается, хочет быть хорошим, он видит, как это родителям важно, но его хватает только на это, на этот воскресный день, а потом он ни собраться, ни учиться уже не может. Не надо из детей делать экспериментальные площадки по святости. Не может ребенок в восемь лет три часа отстоять на всенощном бдении и два часа на Литургии, а потом – воскресную школу. Дети видят, как вам это важно, они будут стараться, но в обычной школе они учиться не смогут, у них нет отдыха. Поэтому устраивайте своим детям выходные, особенно младшим школьникам. Дайте им отоспаться, сходите с ними в парк, в музей, на лыжах покатайтесь… Видите: ребенок устал – дайте отдохнуть, отдохните с ним вместе, даже если семья воцерковленная.

Если вы приезжаете с детьми к началу Литургии, то уж за своими детьми, пожалуйста, следите. Не надо делать вид, что это не ваши дети. А то получается, что тот, который на руках, присмотрен, а остальные … И зачем это для детей? Они начинают бегать, шуметь, заниматься своими делами, другие прихожане начинают их успокаивать, а родители начинают возмущаться: как это моему ребенку делают замечание?! Это очень нехорошо. Дети в храме хоть какое-то время должны молиться. Ради этого мы приводим их в храм. Если дети в храме совсем не молятся, то зачем тогда все это?

Во время службы родители устраиваются на лавочках в дальней части храма, и дети не видят Литургии, потому что она заслонена от них спинами прихожан. Будьте любезны: идите вперед, занимайте лучшие места, это место для детей.

Родители, которые пришли на службу с детьми и от начала до конца посвящают свое внимание детям, во время Литургии не молятся. Если вы хотите быть с детьми в храме и молиться, значит, молиться будете вы, а все остальные будут заниматься вашими детьми, или вы будете заниматься вашими детьми, и тогда будут немножечко молиться ваши дети, а вы должны понять, что вам этого не удастся. И вообще, когда растут дети, глубокая, серьезная молитвенная жизнь получиться в принципе не может. Потом она возвращается, но на какое-то время, пока дети маленькие, она отодвигается, и молитва уступает место смирению и терпению, что, собственно говоря, равноценно молитве. Терпеливое смиренное отношение к детям и ближним в этот момент равноценно молитве. Когда вы в храме занимаетесь своими детьми, не бойтесь, – Господь вас видит, Он знает, чем вы сейчас заняты. А вы заняты очень важным делом – заботой о том, чтобы ваши дети сейчас перед Богом предстояли, чтобы он чувствовал вашу заботу. В какой-то момент вы можете с ними из храма выйти, когда кто-то из них устал, потом вернуться… Но именно они – объект вашего внимания. Если они ваше внимание теряют – это беда, это неправильно. Поэтому вы приходите в храм и смотрите за своими детьми – это самое главное.

Читать еще:  Католицизм в чехии. Какая вера, религия и ритуалы в Чехии? Религиозный состав чехии

– А разве не важно, чтобы дети видели, что их родители молятся?

– А вы думаете, что когда вы молитесь, а дети бегают вокруг подсвечников, они вас видят?

После литургии, в день причастия, как бы ни сложился потом день, детей наказывать нельзя. Всякое бывает: они сильно устают, в храме душно, родители тоже устают, а ребенок оказывается виноватым… Как бы плохо дети себя ни вели, как бы ни капризничали – все обязательно должно кончиться миром. Родительское терпение, даже если ребенок не прав, должно победить.

Пусть в этот день дома будет обязательно какой-то маленький праздник, что-нибудь вкусненькое, какой-нибудь тортик. Пусть с самого раннего детства воскресный день воспринимается как праздник, а не как долгое, тяжелое путешествие непонятно зачем.

И хорошо бы, хотя бы в двунадесятые праздники, придти в храм красиво одетыми. Родители: мама, папа, и ребенок – идут в храм как на праздник со всеми атрибутами праздника. И этот праздник потом обязательно должен отмечаться дома. Продумайте это обязательно, пусть этот день будет отмечен какой-то обычной детской радостью, чтобы она зафиксировала для него – это особенный день, это не просто день труда, какого-то напряжения и усталости, но день, который завершается радостным, хорошим событием, самым простым.

«И незачем детей водить к началу службы. »

На страницах портала Православие.Ru уже несколько раз поднималась тема, когда приводить маленьких детей в храм: к началу службы или только ко Причастию. Большинство родителей сталкивалось с тем, что дети определенного возраста не в состоянии сосредоточиться на Богослужении, они капризничают и своими капризами отвлекают остальных богомольцев от сосредоточенного переживания Божественной службы. Как поступить в этой ситуации: стать источником беспокойства для окружающих или ограничить время посещения храма для себя и своих детей, – на этот вопрос мы хотели бы получить и ваши ответы. Если вы – «состоявшийся родитель», т.е. смогли с детства воспитать свое, ныне подросшее чадо в православной вере, имеете живой опыт преодоления этой проблемы, пишите по адресу editor@pravoslavie.ru Лучшие заметки будут опубликованы.

Каждый раз, когда в храме или в православных СМИ заходит речь о детях на церковной службе, возникает типичная реакция: «А нечего детей водить на службу, молящихся отвлекать! Пришли, причастили – и свободны». Или бывает такой вариант: «В храме дети должны стоять чинно! У меня (моей знакомой прихожанки и т.п.) тоже есть дети, и они никому не мешают!» Конечно, чаще встретишь иные, снисходительные к матерям реакции. Но указанные две так категоричны и распространены, что хочется подробно разобраться в том, насколько они выполнимы и обоснованны…

Сразу прошу у читателя прощения: тема эта для меня животрепещуща, и мыслей я здесь выскажу скорей всего с избытком – избытком букв. Что поделать, почти «программная» статья – я прошу снисхождения.

«Я знаю по себе…»

Начну с утверждения, что заставить детей в храме стать невидимками несложно, потому что «я знаю по себе» или по знакомой, у которой дети – ангелы. К сожалению, это одна из самых больших ловушек в деле раздачи советов и оценочных суждений: мы выдаем совет, основанный на собственном опыте или опыте знакомых, забывая о том, что сколько людей – столько и опытов. Нам кажется, что мы ведем речь об одной и той же ситуации: «У этой дамы есть дети, и она зачем-то притащила их к началу службы. У моей подруги тоже есть дети, но она, умная мама, оставляет их дома, когда идет в храм с утра пораньше». Или: «У меня тоже есть дети: я просто держу ребенка на руках, он спит и никому не мешает».

«Тоже есть дети» – это слишком широкий критерий, чтобы думать, будто мы говорим об одинаковых ситуациях и можем давать советы в категоричном тоне. Если у матери Н. есть дети и есть бабушка, сидящая с детьми, она не сможет понять мать Л., у которой есть дети, а вот бабушка живет в другом городе, и оставить детей решительно не с кем. Мать М. даст совет пойти на службу, оставив ребенка с папой и попросив его подвезти малыша аккурат к Причастию. А мать В. на это горько усмехнется, поскольку ее муж – священник, и оставить его с ребенком, уходя на службу, уж точно не получится.

Бывает, что ситуации внешне более схожи. Например, у двух мам есть дети и есть бабушки, помогающие с детьми. Но у одной бабушка – пенсионерка, живущая в соседнем квартале, а у другой работает по сменам и живет на другом конце города. Наберется ли вторая мама наглости сказать: «Приезжайте-ка, бабушка, завтра к половине восьмого к внукам – я хочу помолиться сходить!»?

Или, допустим, у двух разных мам одинаково нет помощников, и они обе пришли на Литургию с детьми. Почему у одной шалят, а у другой стоят как свечки? Кроме очевидного: «одна мать – плохая, другая – хорошая» – есть еще тысячи разных «почему». У одной между детьми пять лет разницы, у другой – полтора года. Одна может держать младшего на руках, пока старший, сознательный, помогает чистить подсвечники и вообще уже постигает азы молитвы. А другая мама снова беременна, есть угроза выкидыша, и приходится маленького ребенка держать на полу, среди ног чужих «дядей и тетей», что, конечно, малыша «заводит». Или другая все-таки держит младшего на руках, но зато шумно взрывается старший-погодок, который еще сам с удовольствием посидел бы на руках, но нет возможности.

Даже дети-погодки, с одинаковой разницей в возрасте, у двух разных матерей ведут себя в храме по-разному. Есть ведь нюансы типа «зубы режутся», «забыли любимую игрушку», «есть захотели», «и вообще»… Да просто – разный темперамент у детей.

Бывает, что поведение одного и того же ребенка сильно зависит от храма, в который его привели. Если в своем приходе чадо чувствует себя как рыба в воде – вполне немая и незаметная, то, внезапно оказавшись в новом месте, оно может преподнести матери массу неприятных сюрпризов. Чаще всего это связано не с воспитанием, а с тем, что малыш испугался или, наоборот, так восхитился, что любопытство и эмоции бурным потоком льются в уши окружающим. И опять же, нельзя сказать: «А не водите детей в другие храмы!» Имеют же родители право сменить место жительства, сдать машину в ремонт, уехать на лето в деревню…

Да, встречаются дети, сохраняющие идеальное спокойствие во всех описанных ситуациях. Может быть, «идеальный ребенок» просто тихоня по темпераменту. Может быть, дело в благочестии матери, победившей свои страсти настолько, что дети и не знают иного примера поведения, кроме круглосуточных тишины и мира. Но если другие матери еще не таковы – это не повод для линчевания, даже когда кто-то считает себя достойным бросить первый камень.

А бывают и весьма печальные причины детской тихости. Однажды я позавидовала белой завистью одной маме, которая спокойно отпускала двухлетнего сына бродить по храму, и тот большую часть времени тихо стоял в сторонке, иногда выходя на улицу и самостоятельно возвращаясь. Я поспешила познакомиться со счастливой мамой, дабы педагогический опыт перенять. Что же оказалось? Оказалось, что мальчика методично запугивали: «Стой тихо, а то дядя заберет! Всё, иду отдавать тебя дяде! Смотри, вон за тобой уже волк идет, вон, видишь, там хвост торчит…» – ласковым голосом, спокойно так. Получился идеальный для посторонних ребенок, но какой ценой…

А ведь чаще всего дети со временем спокойно перерастают собственную шаловливость. Так, моя старшая дочь, которую на приходе раньше звали ураганом, этим летом вдруг полюбила ходить в сельский храм с утра пораньше и благочинно наблюдать, как читают на клиросе. Возможно, это счастье скоро закончится, и осенью в городе наступит новый всплеск ураганности, ведь там не так много мест, где можно излить детский задор до того, как попадешь в просторный и красивый храм. Возможно – это действительно взросление, и мне нечего опасаться.

Не только ребенок ребенку рознь, но и ребенок самому себе рознь, когда переходит на новую возрастную ступень.

В любом случае, это показывает, что не только ребенок ребенку рознь, но и ребенок самому себе рознь, когда переходит на новую возрастную ступень. И когда в храме мы видим маму, чьи дети далеки от идеала, нам стоит не сравнивать их с детьми соседки, а понять, что, возможно, далеки они лишь в данный момент и по причинам веским, но для нас неочевидным.

Что опаснее: шалость или «дикая» мама?

«Ну, хорошо, – мне возразят, – все дети разные. Но кто ж заставляет мамашу тащить детей в храм на службу, если именно ее дети – это ураган? Могла бы ведь прийти к концу Причастия, причастить и быстренько “освободить помещение”».

Хочется сначала ответить с точки зрения практической: это не всегда возможно. Во-первых, в храмах, слава Богу, есть такие многодетные мамы, у которых первые дети уже старше семи лет и могут сознательно присутствовать на службе, исповедоваться, но еще не доросли до того, чтобы быть отпущенными на Литургию заранее без родительницы, у которой младшие пребывают в возрасте несознательном и крикливом. Получается, что такая мама или приведет семейство к концу службы, из-за чего старшие останутся без должной подготовки к Причастию, или придет, допустим, к пению Херувимской со всеми старшими и младшими – собирать укоризненные взгляды.

Потом, очень трудно прийти с детьми точно к Причастию – конец службы по времени всегда немного «плавает». Летом в храм легко войти и легко выйти из него, если дитя капризничает. Но зимой стремительное выскакивание с ребенком из протопленного храма на мороз весьма чревато. Неужели мы действительно готовы оберегать свой «молитвенный покой» ценой чужого воспаления легких?

Но главная моя мысль здесь вот какая: а мамы – они вообще люди ли? Если женщине, готовой рожать детей, мы на полном серьезе рекомендуем приходить всегда только к концу службы, мы обрекаем ее на одно из двух: либо годы и годы полного отлучения от Причастия (да и исповеди тоже) – либо поспешное, скомканное, нервозное приступание к Чаше прямо с порога.

Да, можно меня обрубить фразой о том, что «послушание превыше поста и молитвы» и что долг матери – христианское воспитание детей, а всё прочее второстепенно, в том числе и собственные духовные запросы.

Но что есть христианское воспитание детей? Неужели только передача свода церковных «правил приличия»? Очень быстро на практике мамы-христианки приходят к осознанию того, что в воспитании задача-минимум – это по возможности оградить чадо от дурного влияния твоих собственных неизжитых страстей и подарить тепло любви, достаточное для того, чтобы ребенок мог познать Бога как Отца и Церковь как свою Мать. Потому что если земные отец и мать – это только раздражительность, угрюмство и крики, то в будущем слова о Небесном Отечестве выросших детей не слишком вдохновят. «Знаем, – скажут, – кто такие отец с матерью, проходили, больше не нуждаемся».

Мамы, лишенные хотя бы минимума церковной жизни, «дичают» особенно быстро. Что, кроме Чаши Жизни, может дать им обновление и силы?

Но, увы, материнство – это часто именно раздражительность и крики (да, это мой опыт, и его мало, чтобы говорить за всех, но я знаю слишком много мам, чей опыт весьма схожий). Мамы особенно быстро выдыхаются и «дичают», сталкиваясь с тем, насколько очевиднее становятся их страсти в процессе «сидения» с детьми. Мамы, лишенные хотя бы минимума церковной жизни, «дичают» особенно быстро. Что, кроме Чаши Жизни, может дать им обновление и силы?

Читать еще:  Не прячусь ли я за немощью, когда нет мужества и веры в жизнь?

Домашние молитвы и подвиги благочестия – это наши, человеческие усилия. Они – лишь подготовка к общению с Тем, Кто единственный властен вдохнуть жизнь и любовь в наше затрепанное грехами и бытом сердце. «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6: 53). И тем более не будем иметь любви, хотя бы отдаленно напоминающей ту, которую должны являть родители-христиане. Понимаем ли мы, что, пытаясь ради тишины под сводами храма, полностью выключить матерей из литургической жизни, мы «выключаем» собственное будущее – то будущее, которое сейчас растят эти матери?

Конечно, я не говорю о том, что матери каждую службу вместе со всеми детьми должны приходить к началу ради более полной подготовки родительницы ко Причащению. Но я считаю, что женщине жизненно необходимо хотя бы изредка уделять время именно для собственного участия в Литургии, продумав заранее, чем занять в храме малышей, которых часто совсем не с кем оставить. Об этом, впрочем, я уже пыталась рассуждать («Ребенок в поисках смысла»). Хорошо, когда есть возможность с кем-то оставить детей и не смущать прихожан, но возможность – объективно – есть не всегда. Зато мамы умеют ценить время. Эти редкие общецерковные молитвы будут теми просветами, между которыми в остальные дни, при согласии исповедующего священника, мать тоже сможет причащаться, даже приходя с детьми к концу службы. Душа, рассеивающаяся в «пеленочных» буднях, будет как бы подстраиваться периодически по камертону редких, но полных служб.

Немного громких слов о единстве

Конечно, последнее предложение – это вызов всем «нормальным» прихожанам, которые тоже хотели бы возможно полнее и спокойнее участвовать в богослужении, а не слушать писки и топот чад молящейся мамочки. Но дело в том, что мистическая сторона Литургии не исчерпывается таинственным соединением отдельных молящихся личностей со Христом. И уж тем более не сводится лишь к спокойному «выстаиванию» в храме для удовлетворения собственных «духовных потребностей».

Участие в Литургии, момент Причащения Телу Христову есть одновременно и момент приобщения всему соборному единству Церкви. Вдохновляюще написал об этом протоиерей Александр Шмеман: «Церковь есть восстановление единства, нарушенного, разорванного грехом, то есть себялюбием и отпадением от Бога. В ней крещеные – то есть соединенные со Христом и живущие участием в Его жизни через преломление хлеба – воссоединяются с Богом, а в Боге вновь обретают и единство друг с другом. Как же проявляется оно? Прежде всего, в деятельной любви, в которой каждый сознает себя принадлежащим всем, а всех – как принадлежащих ему…»

Нужно открыть глаза и увидеть в соседке с малышами не помеху нашим индивидуальным благочестивым интересам, а близкого человека.

Увы нам: здесь речь идет даже не о том, что хотя бы на Литургии надо найти в себе силы и мирно потерпеть ту соседку сбоку, у которой на руках дитя устроило джигитовку. Речь о том, что хотя бы на Литургии нам стоит открыть глаза так, чтобы увидеть в этой соседке не помеху нашим индивидуальным благочестивым интересам, а близкую родственницу, родного человека. А в ее «невыносимом» ребенке узреть как бы собственного внука или сына. И не просто не выгнать их куда подальше за плохое поведение, но предложить помощь, да так, чтобы мама, изнуренная стыдом за «концерт» в храме, не постеснялась ее принять…

Конечно, я понимаю, что рассуждаю так потому, что сама мама, и возможно, слишком «тяну одеяло на себя». Будь я монахиней, будь бездетной или пожилой и давно забывшей, что такое маленькие дети, я бы, наверное, «запела» по-другому.

К тому же, призывая к гуманному отношению к мамам со чадами, нужно признать и другой полюс у этой проблемы. Разновидность нашего, специфически-материнского духовного падения – это поза «Ах, смотрите: я мать-героиня, и мне все, все вокруг должны!» В таком состоянии женщина как-то отчаянно пускает любую ситуацию под откос, уже демонстративно не переживая из-за детских шалостей и агрессивно реагируя на малейший косой взгляд в свою сторону. Но, может быть, и здесь лекарство – это исповедь и Литургия, а не «Приходите, когда подрастете, – лет через пятнадцать».

Для чего нужно Причастие детей

Среди крещеных, но невоцерковленных родителей широко распространено мнение, что причащать ребенка нужно “чтобы не болел”, “для исцеления”, “от сглаза”, “чтобы все было хорошо”. Это глубокое заблуждение. Безусловно Бог хранит и оберегает своих любимых чад, но Причастие – это великое Таинство. Причащаясь, ребенок соединяется с Богом, наполняется радостью, что в свою очередь ведет человека к подлинному счастью. Причастие можно рассматривать как лекарство и жизненно необходимую пищу. Но лекарство и пищу не только для тела, а в первую очередь для души. Причастие – это единение человека с Богом, оно жизненно необходимо для духовного исцеления человека и спасения души.

“Господь да простит тебе согрешения твои, — только не отрекайся почаще приобщаться Святых Тайн Христовых — в этом великая помощь и милость Божия.” (преподобный Амвросий Оптинский).

Причастие детей

Ради чего ты водишь детей на Причастие?

Самое важное — это встреча ребенка с Богом. Кроме того, чадо постепенно приучается ходить в храм. Вы потом никогда не услышите от повзрослевшего ребенка: «Меня мама не приучила ходить в церковь…»

И ещё… Много раз родители убеждалась в том, что после причастия чадо не заболевало, хотя по анализам или внешним признакам болезнь казалась неизбежной. Гораздо спокойнее ведут себя и детки с неврологией, лучше едят и спят чада с любыми проблемами со здоровьем.

Вера — мощный источник спокойствия и уверенности для человека. А во время Крестного Знамения улучшается ритм сердцебиения и выравнивается дыхание.

Позже, когда чадо начнет исповедоваться, причастие и разговор с батюшкой, возможно, уберегут повзрослевшее чадо от чувства безнаказанности и вседозволенности, увы, свойственного подростковому возрасту.

Причащать ребенка нужно обязательно – это важно для его духовного и душевного развития, здоровья, для того, чтобы Небесный Покровитель, в честь которого окрещен ребенок, был близок к ребенку, охранял и оберегал его от всех неприятностей, которые подстерегают малыша на его жизненном пути.

Когда первый раз Причащать ребенка

К причащению мы допускаем детей с момента крещения, потому что в крещении они как бы таинственно погружаются во Христа и начинают жить Его жизнью. И наша принадлежность ко Христу не зависит от количества нашего знания. Ребенок душой может знать больше, чем его родители или чем взрослые люди. Поэтому вопрос не в том, что он столько не знает, не понимает и поэтому может ли он причаститься… Его душа ожила благодатью Христовой, и он с Ним общается.

Во время богослужения выносится Чаша, в которую предварительно положили нарезанный небольшими кусочками специальный освященный хлеб и налили разбавленное водой вино. Над этой чашей читаются молитвы, которые Вы, естественно, будете слышать, призывается святой дух Иисуса Христа и таким образом святой дух нисходит в эту чашу и считается что в ней невидимо кровь и плоть Христовы.

Сразу всех успокоим. Ни один человек не заболел от этого. Ни один малыш не получил ухудшения. Наоборот, детям как можно чаще нужно причащаться.

Первый приход в храм превратите в настоящий праздник! Если ребенок постарше, ему понравится ставить свечи, выбирать памятную иконку. Можно подарить интересную православную книгу, кассету; после церкви — где-нибудь вкусно поесть, а может, и погулять в веселой компании малышей, которых всегда много у Храма.

Как объяснить смысл Таинства малютке

Хорошо бы объяснить смысл Таинства в доступной для каждого малыша форме: двухлетней дочке или сыну объясните, что это встреча с Богом. Малышам не надо говорить о Теле и Крови Спасителя — дети к этому осознанию не готовы в силу своего возраста и они это поймут со временем или Вы со временем сможете уже сами это объяснить ребенку в доступной форме. Тут может помочь воскресная школа для деток или добрый разговор с Батюшкой, когда малыш немного подрастет и начнет больше понимать. Но не стоит говорить ребенку про «вкусненькое», если речь идет о Причастии. Что сказать? — Это Причастие. Вот и говорим мы нашим детям: солнышко, погляди, это — хлеб. Это — каша. Это сахар. Даем попробовать. И ребенок на всю жизнь усваивает полученную информацию.

Внешний вид, одежда родителей и деток
Для мамы — желательно в храм надеть длинную юбку, платок и кофту с длинными рукавами (в жару подойдет и рукав «три четверти»).Для монастыря эти условия строго обязательны. Но одежда может быть и красивой, и праздничной, по канонам «в чёрном» только вдовы ходят в Храм Божий.

Для деток — девочка должна быть в шапочке или платочке, а сын — без головного убора. Кстати, следует в церкви выключить сотовый телефон. Зимой в храме нужно снять варежки. Верхнюю одежду можно снять или расстегнуть.

Можно ли кормить детей перед Причастием

До 3-х лет ограничений в пище нет. Грудничков можно спокойно кормить, но желательно немного заранее (хотя бы за 30 мин., хотя, если есть возможность, лучше за 1,5 часа до Причастия), чтобы малыш не срыгнул после Причастия.

После трех лет дети причащаются на голодный желудок. Нельзя пить даже святую воду (вопрос о приеме лекарств можно задать Священнику).

Но после Таинства кормить деток нужно не обильно, особенно если вы добираетесь до дома на машине.

Когда приезжать на Причастие с детками

Лучше всего, конечно, заранее узнать расписание служб. Чаще всего литургия (Причащают только на литургиях) начинается в будни и по субботам — в 8, а в воскресение и в праздники — в 7 и в 9 или 10 утра.

Впрочем, в каких-то храмах может быть немного иначе: в 7, 7.30 или 6.30 утра…

Когда же приводить деток ко Причастию. Взрослые могут смотреть по состоянию ребенка, если он ведет себя спокойно можно постоять и на Службе. Обычно маленьких деток приносят перед самим Причастием, что происходит после молитвы «Отче наш», обычно через 50 минут, через час после начала Богослужения, но нужно быть готовыми, что служба будет длиннее. Расписание всегда вывешивается заранее. Детки до 7 лет могут быть на Службе со взрослыми или же гулять возле Храма.

Причастие

Перед тем как идти к Чаше (ко Причащению), возьмите Благословение у батюшки, который исповедует (стоять в очереди с детьми не нужно). Если батюшки нет – идите ко Причащению и скажите об этом Священнику, который Причащает.

Причастие — самая большая святыня, Сам Господь Бог! Кстати, именно поэтому перед Чашей не крестятся.

Дети постарше складывают на груди ручки крестообразно (правая — поверх левой). Малышей взрослые сажают на правую (!) руку, а грудничков кладут на правую руку головкой. Соску перед Чашей не дают. Это делается, чтобы ни единая капля Причастия не пролилась на одежду.

Алтарники во время причастия держат особую красную ткань — плат, да и ротик малышу обязательно промокнут.

И обязательно объясните малышу, что Частичку необходимо проглотить. А лучше — проследите сами, особенно в первый раз.

Если капелька Причастия попала на одежду или ребенок срыгнул после Причастия – подойдите к Батюшке и скажите об этом.

Сначала причащают детей. После слов батюшки: «Причащается раб Божий…» — нужно четко назвать церковное имя ребенка (имя, с которым крестили ребенка). За младенцев имя называет взрослый, а детки постарше называют свои имена самостоятельно.

После Причастия, не разговаривая сами и не позволяя разговаривать деткам, ведите их к специальному столику —запить причастие и взять кусочек просфоры.

Затем малыша можно приложить к Распятию либо же дождаться конца Службы и приложиться к Кресту, который вынесет священник в самом конце Службы.

Дожидаться конца Службы не обязательно – смотрите по состоянию ребенка.

До семи лет дети не исповедуются.

Статья подготовлена редакцией сайта «Детская»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector