0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вместе с машиной разбилась жизнь, а родные посоветовали меня «сдать»

Мать погубленного коронавирусом 28-летнего врача: «Тело привезли на ржавой «Газели»

Жизнь и смерть Наиля Саматова

21.05.2020 в 15:43, просмотров: 50363

Еще один доктор не вернулся из боя с коронавирусом. Наилю Саматову было только 28. Он работал участковым терапевтом в поликлинике в небольшом российском городке. Из родной Башкирии приехал заработать денег на свадьбу. Из защитных средств при обходе участка у него были только маска и перчатки.

С температурой больше 40 он лежал сначала в местной ЦРБ, когда его состояние ухудшилось, попал в больницу в областном центре. 9 дней провел на ИВЛ, 4 дня в коме. Несмотря на все предпринятые усилия медиков, в ночь на 6 мая его сердце остановилось.

Справку о смерти его маме вручил мигрант из Таджикистана, который привез тело доктора на родину, в деревню Ахуново, на ржавой «Газели». В документе было указано, что у Наиля Саматова была двухсторонняя пневмония.

О последнем разговоре со своим единственным сыном, о том, что показала КТ, о странной справке, выданной после похорон, о звонках его пациентов, а также об ипотеке, которую предстоит выплачивать, родители доктора, Рагида Нуриева и Раиль Саматов, рассказали «МК».

«Медицина — это мое»

В медицину Наиль Саматов пошел по стопам мамы.

— Я закончила сначала экономический факультет университета в Уфе, а потом меня привлекла медицина, я пошла в медицинское училище. И всю жизнь проработала медсестрой, — рассказывает мама Наиля, Рагида. — И сыну посоветовала после 9-го класса поступить в Саткинский медицинский колледж. Он сначала учился без особого энтузиазма, но через полгода у него проснулся интерес, загорелись глаза, как-то приехал, сказал: «Мама, какой интересный открывается мир, медицина — это мое». С тех пор знания поглощал как губка, ему все было интересно.

По рассказам друзей, Наиль на равных разговаривал с врачами. На практике его неизменно выделяли среди всех студентов.

— У сына была легкая рука. Когда он летом работал на практике в районной больнице, все больные отмечали, насколько он безболезненно ставит уколы и в вену попадает с первого раза, — говорит папа Наиля, Раиль. — Еще и словом лечил, разговаривал с пациентами, все им объяснял, всячески подбадривал. Я шел по деревне и слышал: «Какой у тебя сын внимательный медик. Правильный путь в жизни выбрал».

Закончив медицинский колледж, Наиль решил поступать в Башкирский медицинский университет.

— Конкурс был огромный. Сын набрал хорошую сумму баллов — 210. Сначала был в списках на бюджетном отделении. И буквально в последнюю ночь его перекинули на коммерческое, платное отделение, — рассказывает Рагида. — Одна его знакомая девушка, например, со 199 баллами осталась на бюджете. У нас не было никаких знакомых в вузе, никакой поддержки. И нам пришлось за учебу сына платить по полной программе.

Родители Наиля развелись, когда ему было 6 лет. Его воспитанием занималась в основном мама.

— Мы с матерью Наиля не жили вместе, но о сыне я никогда не забывал, он у меня единственный, — говорит Раиль. — Раньше я работал вахтенным методом на Севере, теперь тружусь администратором в санатории. Мы скидывались с бывшей женой, отдавали последние деньги, чтобы сын получил высшее образование. Приходилось оплачивать парню и скромную съемную квартиру в Уфе, потому что общежитие ему не полагалось.

Вкладывались в Наиля родители не зря. В университете после первой же практики стали говорить, что Саматов — доктор от Бога. И даже заметили, что парню надо было идти в педиатрию, настолько он был деликатный, мягкий, общительный. Ко всем пациентам мог найти подход, а особенно ему удавалось ладить с детьми.

— После окончания университета Наиль работал в медицинском центре, давал консультации по страховой медицине, — рассказывает Раиль. — Эту работу порекомендовала сыну его невеста, Дина, с которой он встречался 8 лет. Девушка на год раньше Наиля закончила авиационный технический университет и работала в аэропорту.

Но сын этой работой тяготился. Да и зарплата там была маленькая. Договорились было, что его возьмут в госпиталь МВД, но Наиль уже списался с ребятами из своего выпуска, которые раньше отправились работать, и решил рвануть за ними.

В октябре Наиль и Дина решили пожениться. И парень решил поехать, подзаработать денег на свадьбу. 27 января, в свой день рождения, он написал заявление о приеме на работу. Позвонил маме, сказал: «Я сделал себе вот такой подарок!».

— Мы ему еле собрали денег на билет. По месту прибытия сыну обещали хорошую работу и зарплату, а также предоставить квартиру, — рассказывает Рагида. — Но на деле он сам платил за жилье по 12 тысяч рублей. А так как не имел еще стажа, получал в месяц около 32 тысяч рублей. Вот и вся обещанная хорошая зарплата.

Поехал вдохновленным, говорил, что это будет колоссальный опыт. Потом признался, что нагрузка очень большая. Он был участковым терапевтом. До четырех работал в поликлинике, а потом шел по вызовам. Рабочий день у него был до 18.00. Но вызовов было настолько много, что реально он работал до восьми часов вечера, а иногда приходил домой и позже.

— Звонил сыну, спрашивал: «Ну, как работа?» Слышал: «Работы очень много», — дополняет рассказ Раиль. — Наиль все время был на дежурствах, на выездах. Как самый молодой, он пахал за троих. Сколько раз набирал ему на сотовый, отвечал незнакомый голос, объяснял, что доктор сейчас общается с пациентом. А его телефон остался в машине, в неотложке. Думаю, что большая нагрузка и накопившаяся усталость могли подорвать иммунитет сына.

«Прости меня, не плачь»

Родители, встревоженные сообщениями о вспышках коронавируса, интересовались у Наиля эпидемической обстановкой в его городке. Он говорил, что в центральной районной больнице оборудовали специальный бокс, но он пока пустует.

— Потом сын мне позвонил, рассказал, что сам в приемном покое местной ЦРБ принимал первых пациентов с подозрением на коронавирус. Тут же направил их на обследование, — рассказывает Раиль. — У меня прямо в сердце тогда закололо. Я предложил сыну: «Может, ты уедешь?» Он сказал: «Ну, как я сейчас уеду? Я только начал работать. Все подумают, что я струсил. Я же врач. Давал клятву Гиппократа. Должен спасать людей».

В тот сложный период повидаться с Наилем приехала его невеста Дина.

— Она гостила у сына неделю. Как-то в телефонном разговоре он признался, что хочет доработать до отпуска, а потом вернуться в Уфу.

12 апреля Наиль проводил Дину. Его невеста вернулась в Уфу. А через два дня у доктора поднялась температура.

— Я с сыном все время была на связи. Каждое утро он меня приветствовал, а в конце дня желал спокойной ночи, и каждый раз добавлял: «Береги себя!» — рассказывает мама Наиля. — 14 апреля он сообщил, что его госпитализировали в местную больницу. И добавил: «Нет сил».

Это было так не похоже на моего сильного духом, выносливого сына… Видимо, эта болезнь действительно настолько коварна. Почти сразу температура с 39 у него подскочила до 42. Врачи всеми силами пытались ее сбить, кололи сыну антибиотики. Но ничто не помогало.

22 апреля ему сделали КТ, он позвонил, сказал, что у него полностью поражено левое легкое и что на следующий день его подключают к ИВЛ. Мне кажется, я до сих пор слышу его слова: «Мамочка, мы больше не сможем с тобой разговаривать». А потом сын добавил: «Если я умру, все твои проблемы сразу уйдут. Прости меня, и прошу, только не плачь». Я начала Наиля успокаивать, говорить: «Мой дорогой, о каких проблемах ты говоришь? Ты — моя радость».

Это был последний разговор матери с сыном.

27 апреля, когда состояние доктора Наиля Саматова ухудшилось, его перевезли в другую больницу.

— Я ни до кого там не могла дозвониться, чтобы узнать о состоянии Наиля. Один раз доктор взял трубку, я услышала: «Таких, как ваш сын, здесь уйма. Нам некогда разговаривать». И отключился.

Я работаю главной медсестрой в санатории. Пришлось подключить известных людей, которые у нас отдыхали. Я узнала, что сыну сделали трахеостомию, произвели надрез в нижней части шеи, рассекли переднюю стенку трахеи, вставили дыхательную трубку. Я просила по-человечески, умоляла врача, с которым удалось связаться, чтобы рядом с сыном положил его сотовый телефон, каждый день отправляла Наилю СМС, писала: «Сынок, вставай!», «Проснись, мой дорогой», «Не умирай!». Думала, что сыну будут их читать. Он тогда еще был в сознании. Но, как выяснилось, телефона рядом с ним не было…

Врачи каждый день проводили консилиум. Применяли разные алгоритмы лечения. Но спасти коллегу не смогли. У Наиля развился септический шок. Он впал в кому.

— За день до смерти мне позвонили, сказали, что сыну стало лучше. Он стал активнее реагировать на свет, двигать ногами. Я наконец-то в ту ночь поспала. Думала, что Наиль выкарабкается. А утром, 6 мая, узнала, что моего сына больше нет. У него наступила полиорганная недостаточность, отказали все органы. В два ночи у него остановилось сердце.

«Коронавирус — не инфицирован»

Изначально родители Наиля хотели сами забрать тело сына. Но им сказали, что никто их в город не пустит.

— Нам позвонили и сказали, что поедет микроавтобус, что тело сына будет сопровождать врач или фельдшер. Что будет два водителя. Нам передадут какие-то грамоты сына, благодарственные письма, его вещи. А вы, мол, готовьте могилу, — рассказывает Раиль. — В результате приехала ржавая, прогнившая «Газель». Даже у нас таких старых машин нет, а тут такая развалюха приехала. За рулем — пожилой мигрант-таджик. Видимо, никто больше не согласился везти тело умершего человека с коронавирусом.

Читать еще:  Сергей Худиев о задачнике для русских православных

Мы ждали машину 8 мая, все приготовили. Но выяснилось, что «Газель» по дороге сломалась. Потом водитель еще дважды останавливался, чтобы ее отремонтировать. Приехал только 9 мая. Не было ни сменного водителя, ни сопровождающего. До нас — более полутора тысяч километров. Видимо, решили, что это слишком далеко и хлопотно.

Придать земле Наиля Саматова родственники решили в его родной деревне Ахуново, где покоятся все его бабушки и дедушки, как родные, так и двоюродные. По требованию Роспотребнадзора, Равиль съездил в райцентр, привез оттуда защитные костюмы. Приготовил, как просили, воду.

— Стояла жара, приехали представители Роспотребнадзора, приготовили раствор. Машина с телом сына приехала только ближе к 16 часам. Мы облачились в «скафандры», выгрузили из «Газели» саркофаг — сундук с четырьмя ручками по бокам, который был, по мусульманской традиции, обшит зеленой тесьмой. Санитарные врачи сразу обработали раствором и саркофаг, и машину. Имам кинул в могилу горсть земли, начал читать джаназу. Он тоже был одет в «скафандр».

К самой могиле допустили только пять человек в защитных костюмах.

— Я была в одной маске, но все равно подошла, — говорит Рагида. — Сказала, пусть я заболею, пусть я умру, но я буду стоять рядом с сыном. Мне вообще не хотелось жить. Когда узнала о смерти Наиля, около меня день и ночь дежурили наши врачи. И сейчас я живу только на уколах и лекарствах.

Когда Наиля похоронили, все сняли защитные костюмы, представители Роспотребнадзора их тут же поместили в дезинфицирующий раствор, сказали, что отправят потом их на утилизацию.

К несчастной матери подошел водитель «Газели» и отдал ей документы. В справке о смерти было написано, что у Наиля Саматова была двухсторонняя пневмония. И указано: «коронавирус — не инфицирован».

— Я когда это прочитала, чуть не упала в обморок, меня еле успели подхватить, — говорит Рагида. — Мы хоронили сына с санитарными врачами, все наши родственники стояли вдалеке, не могли подойти к могиле. Я не увидела сына, не попрощалась с ним. И тут водитель, которому, по непонятно каким причинам, перепоручили функции сопровождающего, вручил мне бумагу, что никакого коронавируса у сына не было. Зачем это было сделано?

Рагида созвонилась с заведующей поликлиникой, в которой работал ее сын. Она сказала, что тест, взятый у Наиля Саматова по месту работы, показал положительный результат. У него лабораторным путем был подтвержден коронавирус.

— Один из больных, кого сын посещал на дому, потом умер от коронавируса, — говорит Рагида. — Я не понимаю, как можно было так оформить справку о смерти сына?

Родители Наиля до сих пор не могут поверить, что их сына, 28-летнего крепкого парня, который постоянно занимался спортом, подтягивался на турнике, поднимал гири, не пил, не курил, нет в живых.

— Я постоянно сижу на его кровати, мне кажется, что я слышу его голос, — говорит Рагида. — Мне не дает покоя мысль, что он чувствовал, когда лежал на аппарате искусственной вентиляции легких? Он же сам врач и понимал, что с ним происходит…

Чтобы у сына с семьей была своя квартира в Уфе, Рагида взяла ипотеку. Платила в месяц 20 тысяч рублей при зарплате в 25. Бывший муж, Раиль, тоже помогал как мог.

— Так хотели, чтобы Наиль с Диной были счастливы, так мечтали о внуках, — говорит Рагида. — Дом этот еще не достроен, а сына уже нет. За 15 лет нам надо отдать еще 1 700 000 рублей. Вот только где на это взять силы?

— Мы для сына это делали. Зачем нам эта новостройка теперь? — вопрошает Раиль. — Мне некоторые говорят, вам, мол, должны выплатить за Наиля миллион рублей компенсации. Я говорю, что сам бы ходил без штанов, выплатил бы этот миллион, чтобы только мой сын остался жив.

Родителям доктора Саматова звонят в Башкирию его пациенты.

— Говорят: «Такая утрата! Мы так привыкли к вашему сыну. Какой он был внимательный и знающий доктор». А ведь он только два с половиной месяца успел поработать у них на участке. И такую оставил память о себе. Бабушки сложились и со своих мизерных пенсий отправили мне 5 тысяч рублей.

Недавно Рагиде позвонила 98-летняя петербурженка Зинаида Корнева — ветеран Великой Отечественной войны, которая по примеру британского ветерана Тома Мура собирает деньги на помощь российским врачам и их семьям. И предложила помощь — 30 тысяч рублей. Сказала, что отправила деньги уже 60 адресатам.

Имя 28-летнего Наиля Саматова включили в «Список памяти», где указаны имена медиков, погибших во время пандемии COVID-19.

— Я думал, что наш сын — самый молодой в этом списке, — говорит его отец Раиль. — Но там есть и те, кому 26 лет. Как это страшно. Этот вирус косит и пожилых, и молодых. У всех были мечты, надежды… Наш Наиль тоже мечтал поступить в ординатуру в Казани, хотел дальше специализироваться на судебной медицине. Поехал, на свою беду, подзаработать. Теперь вернулся на родину. Уже навсегда.

Заголовок в газете: «Мамочка, если я умру, прости и не плачь»
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28270 от 26 мая 2020 Тэги: Смерть, Коронавирус, Компенсации, Лекарства, Медицина Организации: МВД Роспотребнадзор Места: Башкортостан, Уфа, Казань, Таджикистан

Мама погибшей в авиакатастрофе уроженки Мордовии: «Был случай, когда дочь сдала билет на самолет, который потом разбился»

Какой запомнили Елену Давыдову родственники и знакомые

Еще одной жертвой авиакатастрофы, которая случилась 11 февраля в Подмосковье, стала 31-летняя уроженка Рузаевки Елена Давыдова (Рыскина), которая летела на АН-148 из Москвы в Орск, где почти год работала в Южно-уральской горно-перерабатывающей компании… «В тот роковой день мне позвонила старшая дочь, которая от мужа узнала о крушении самолета, — вспоминает мама погибшей Нина Лимонникова. – «Когда Лена улетает из Москвы?» — спросила она. «Сегодня», — ответила я. «Мама, это тот самый самолет!» Я сначала ничего не поняла… А потом включила телевизор…» Какой запомнили Елену Давыдову родственники, друзья и знакомые – в материале САШИ МАКЕЕВОЙ.

Уроженка Рузаевки летела в Орск по делам фирмы. Фото: Столица С

…В квартире родителей Елены Давыдовой на улице Юрасова собрались родственники. Все плачут. Даже мужчины. На столе горит лампадка. Рядом икона и свадебная фотография Лены. «За два дня до трагедии видела нехороший сон, — рассказывает двоюродная сестра погибшей. – Стою около окна вместе с дочерью, а прямо на нас несется самолет. «Как низко летит, наверное, хочет поехать как машина», — подумала я во сне. А самолет был как будто круглым, совсем небольшим… Как и тот, в котором была Лена…» «Буквально в пятницу, за день до отлета в Москву, дочь каталась со своей подругой на сноубордах недалеко от Новотроицка – это город в Оренбургской области, где она жила, — продолжает Нина Лимонникова. – Эта девушка звонила вечером 10 февраля – рассказывала, как они весело провели время. Так получилось, что из Москвы до Орска не было билетов, поэтому Лена поехала в Оренбург, добиралась всю ночь. И уже оттуда на самолете вылетела в Москву. Она вообще любила дорогу, часто путешествовала. Помню однажды отправилась отдыхать в Крым. Что-то там не понравилось, и своим ходом одна добралась до Абхазии. И на пароме переправлялась, и пешком ходила. Деловая была, бойкая, ничего не боялась…» «Она была легкая на подъем, коммуникабельная, — рассказывает одна из родственниц. — Помню, как в Саранск приехал кто-то из ее музыкальных кумиров, так она каким-то образом прошла за кулисы и взяла автограф…»

Елена (первый ряд, четвертая слева) закончила рузаевскую школу №4 с серебряной медалью и сразу отправилась покорять Москву. Фото: Столица С

Директор рузаевского лицея №4 Татьяна Дуденкова листает большую красную книгу «Школьная Летопись». «В старших классах Лена организовала мероприятие, которое запомнили все, — рассказывает женщина. — Это был персональный танцевальный концерт. Мы даем такую возможность детям, которые хотят себя проявить. Лена сама продумывала костюмы, делала афиши и приглашения. Ей удалось заинтересовать ребят разных возрастов, которым было интересно оставаться после уроков и репетировать. Лена просила меня их не проверять. Я как директор сильно переживала, вдруг что-то натворят, но выполнила просьбу. И все получилось ярко, интересно. Хип-хоп, вальс, танго, народные танцы… Один стиль сменялся другим и у каждого своя история. Лена была блистательной ученицей! А еще она никогда не боялась пойти против чужого мнения, отстаивала свою точку зрения, даже если оппонентом являлся человек старше ее. Я это качество очень ценила. С Леной можно было говорить на равных. Мысли у нее были всегда очень глубокие. Она обладала живым умом, оперативно находила выход из любой ситуации. Никогда не боялась признаться, что не поняла темы, просила учителя повторить. Была заводилой, и класс за ней тянулся. Еще она умела находить общий язык с «трудными» детьми. Если у педагога возникали недопонимания, могла по своему объяснить ситуацию сверстнику. Про таких говорят: «Своя в доску».

Окончив школу в 2003 году, серебряная медалистка Елена Рыскина уехала в Москву, где сама успешно поступила финансовую академию при правительстве РФ. Уже на втором курсе устроилась на работу. Как рассказывают близкие, она успевала все, без ущерба для учебы. Спустя несколько лет Елена работала в столичной компании «MTS retail», где познакомилась с Максимом Давыдовым. В 2014 году молодые люди сыграли свадьбу. Вместе с избранником она путешествовали по Европе. 2018-й они встретила в Грузии, где катались на лыжах. Последний год Лена жила в Новотроицке, где трудилась в горно-перерабатывающей компании. Супружеская пара зарабатывала на покупку квартиры в Москве. Должность у Лены была хорошо оплачиваемая. Поэтому молодые супруги решились жить на расстоянии. Но почти каждые выходные ездили друг к другу.

Читать еще:  Брак или монастырь – только два пути для христианина?

«Последний раз дочь навещала нас незадолго до Нового года, — вспоминает мама Елены. — Мы часто ходили с ней в лес на лыжах… Странно, но в день трагедии не было никакого предчувствия, может быть она просто не думала обо мне в тот момент… Лена говорила в шутку, что она какая-то бедовая, так как родилась за день до трагедии в Чернобыле. А еще был случай, когда она сдала билет на самолет, который потом разбился… Когда привезут останки — неизвестно, но мне сообщили, что могу сдать анализ на ДНК в Рузаевке, а потом его доставят в Москву…»

В социальной сети Инстаграмм Лена делилась фотографиями, сделанными во время командировок, встреч с друзьями…

Под одной из них оставила запись: «10 фактов обо мне: 1. Я родилась в Мордовии и приехала покорять Москву в 16 лет. 2. Я никогда не планировала связывать свою жизнь с финансами, а должна была стать великой актрисой (шутит девушка). 3. Я обожаю кофе из «Макдака». 4. Я амбидекстр — пишу левой и правой рукой, к сожалению, как считают многие, на уровень интеллекта это никак не влияет. 5. В детстве я часто болела, и мама-врач отправила меня в спорт. Я занималась всем, что было доступно в моем городе: бег, волейбол, баскетбол, карате, лыжи и прочее. 6. Пять лет я прожила в студенческой общаге, и благодарна тому времени за закаленный характер, друзей и «вправление мозга». 7. Безумно боюсь жуков и бабочек, если бы была агентом, меня легко можно было бы расколоть, посадив на меня жука. 8. Мне очень нравилась моя челка, но чтобы казаться старше, и чтобы на работе меня воспринимали серьезнее, пришлось ее отрастить. 9. Говорят, что я пеку самый крутой торт «Наполеон» в мире. Люблю печь для друзей, но сама не ем, потому что считаю себя «очень толстой». 10. Считаю свой характер несносным и ценю всех, кто его терпит — мама, муж, друзья, коллеги.

Под фотографией столицы России: «Она такая красивая… Я люблю Москву… Люблю ее энергию, ритм, даже пробки… Люблю людей, которых она мне подарила! Очень скучаю…»

Глава РМ Владимир Волков выразил искренние соболезнования маме, всем родным и близким Елены Давыдовой. «Эта трагедия является нашей общей невосполнимой утратой, тяжелым горем для всех жителей Мордовии, — говорится в телеграмме. — Уважаемая Нина Васильевна, мы глубоко скорбим вместе с вами, сил вам, душевной крепости и стойкости».

Ошибки, штрафы и неразбериха

В среду, 20 мая, в столице резко сократился суточный прирост числа заболевших COVID-19 — до 2,6 тыс. по сравнению с 3,5 тыс. днем ранее. Тем не менее сейчас в Москве число смертей от коронавируса выше, чем в начале мая (68 за сутки по данным на 21 мая по сравнению с 47 на 1 мая).

Опрошенные РБК 25 москвичей, оказавшихся на домашнем карантине, рассказали о проблемах в работе приложения «Соцмониторинг», ошибках при внесении в базу заболевших и мониторинге нарушения режима самоизоляции.

В опросе РБК приняли участие 11 жителей столицы с подтвержденным диагнозом COVID-19, десять членов их семей и четыре человека с пневмонией и отрицательными результатами тестов. Все опрошенные РБК больные лечились амбулаторно. Из них 17 подписали постановление об изоляции — документ, обязывающий их в течение двух недель не покидать место проживания.

Судя по результатам опроса, более чем половине опрошенных не предложили подписать постановление об изоляции, они не получали СМС с требованием установить приложение «Социальный мониторинг». Также находящиеся на карантине москвичи столкнулись с проблемами при вызове врачей, невозможностью узнать результаты теста на COVID-19 и трудностями при выписке.

РБК направил запросы в московский оперативный штаб по борьбе с коронавирусом, Главное контрольное управление (Главконтроль) и мэрию столицы.

Кто обязан соблюдать карантин

В указе от 5 марта мэр Москвы Сергей Собянин ввел режим домашней изоляции для людей, вернувшихся из стран с опасной эпидемической обстановкой. Через две недели Роспотребнадзор потребовал, чтобы карантин соблюдали все, кто вернулся из-за границы. Указ московских властей от 27 марта обязал соблюдать изоляцию и тех, кто проживает вместе с людьми, вернувшимися из-за границы. В указе от 21 апреля соблюдать карантин обязали также москвичей с симптомами ОРВИ и проживающих с ними.

Насколько жестко контролируется соблюдение карантина

Восемь из десяти опрошенных РБК членов семей больных коронавирусом рассказали, что к ним с требованием соблюдать карантин никто не обращался. «Мой заболевший папа — у него были все признаки коронавируса, температура, потеря обоняния, кашель — сам отправился в поликлинику, там его заставили подписать постановление об изоляции, о родственниках никто не спрашивал», — рассказал РБК Марк Иванов, сын одного из респондентов с положительным диагнозом на коронавирус. Позже его отец получил звонок, подтвердивший его диагноз. «В тот же день со мной связались из Роспотребнадзора, спросили, с кем я живу, — пояснил Виктор Иванов. — Я ответил, но с моими родственниками так никто и не связался, постановление [об изоляции] они не подписывали, потому что их об этом не просили».

Одна из членов семьи больного COVID-19 рассказала РБК, что сама вызвала себе врача, после того как у ее мужа диагностировали коронавирус. «Медсестра, которая пришла у меня брать тест, сказала: «Я б на вашем месте тест не сдавала — больше проблем, а так к родственникам мы сами не ходим брать тест — рук не хватает», — вспомнила она.

В департаменте здравоохранения РБК сообщили, что все граждане, находящиеся в квартире в момент визита врача, подписывают соответствующие бумаги об изоляции. «Врач не несет ответственности в случае, если сведения о совместно проживающих гражданах предоставляются неточно», — отметили в пресс-службе департамента.

Что такое «Соцмониторинг»

Это мобильное приложение, созданное, чтобы следить за соблюдением москвичами режима самоизоляции. Оно было разработано ГКУ «Информационный город», которое, судя по данным СПАРК, принадлежит департаменту информационных технологий Москвы (ДИТ). Сейчас оно доступно в Google Play и Apple Store. Программист Владислав Здольников сообщил «Медиазоне», что, судя по расшифровке кода приложения, оно отправляет данные эстонскому сервису Identix, предназначенному для распознавания лиц, и немецкой хостинговой компании Hetzner. Вскоре после этого «Соцмониторинг» был удален из магазинов приложений, но потом появился там снова.

Приложение фиксирует местоположение смартфона и пять-семь раз в день запрашивает селфи пользователя. В начале мая СМИ писали о массовых сбоях в его работе и о том, что оно автоматически выписало москвичам 35 тыс. штрафов. Главконтроль Москвы, который отвечает за выписывание штрафов, сообщал, что ни один из них не был обжалован. Позже представитель ДИТа сообщил РБК, что с конца апреля был установлен запрет на идентификацию через приложение с 22 до 9 часов, а выписанные «ночные» штрафы будут официально отозваны из Главконтроля.

Использование приложения нарушает конституционные права граждан, считает эксперт по информационной безопасности Иван Бегтин. «Во многих странах внедрение даже гораздо более простых приложений сбора данных о пользователях ограничено, — уточнил он. — Например, в Австралии принят закон о биобезопасности, регулирующий хранение и удаление данных после пандемии, а в Израиле кнессет прямо ограничивает правительство в сборе информации». Пока мэрия Москвы не примет нормативный документ, явно определяющий процедуру удаления всех собранных данных, «нет и не может быть доверия ко всем декларируемым ее официальными представителями уверениям в их благих намерениях», убежден Бегтин.

Жизнь в съемной квартире: ожидания и реальность

Опыт читателей Т—Ж

Но разочарования все равно иногда случаются. Мы продолжаем изучать ситуацию на российском рынке недвижимости по историям читателей Т—Ж . В этот раз — о том, как ожидания начинающего арендатора могут разбиться о суровую реальность.

Деньги

Ожидание: выгодно снять подешевле и сделать ремонт за свой счет.

Реальность: квартира была в доме рядом с крупным предприятием, поэтому кто в ней только не жил. Состояние было отвратительное: засаленные обои, прокопченные потолки и стены. Сделали ремонт, а через год нас попросили съехать, так как сын хозяйки освободился из тюрьмы и ему негде было жить.

Ожидание: деньги за аренду всегда можно перевести на карту.

Реальность: живу в этой съемной квартире почти два года. Хозяин — пенсионер, каждый месяц приходит за арендной платой ко мне домой. Якобы у него нет карты и ему нужна только наличка. Встречаться в другом месте он не может. Ну ладно.

Периодически с хозяином приходит и его жена. Под разными предлогами: «Ой, да решила прогуляться и зайти», «Да мы после тебя сразу в магазин поедем». Но понятно, что это проверки. Смотрит сохранность техники и прочего. Как-то раз даже залезла в стиральную машину с грязным бельем — не побрезговала же! Постоянно отчитывает, что сантехнику запустила. Женщина, ваша сантехника при Ельцине уже была не очень, чего вы от меня хотите?

Ожидание: если даже платить наличкой, то хотя бы в удобное для всех время.

Реальность: весной 2018 года снимали с девушкой квартиру очень близко к центру Казани. Хозяйка показалась очень доброй и приятной женщиной. Первым звоночком стало то, что она отказывалась принимать деньги на карту и требовала только наличного расчета. Могла приезжать только перед работой в 5—6 утра.

Как-то раз мы уехали на неделю к родственникам и это время совпало с датой оплаты квартиры. Мы предложили отправить деньги на карту. Она отказала и недовольно заявила, что мы могли бы съездить к родственникам как-нибудь в другой раз.

Пока нас не было, хозяйка пришла в квартиру и устроила рейд. Прислала почти 40 фотографий с недовольными комментариями. Когда мы вернулись, она вместе с нами стала отмывать полы, мыть наши ботинки. Финал: открыла шкаф, а там презервативы. С криками «Вы что, тут еще и непотребствами занимаетесь?!» потребовала съехать по окончании срока аренды. Жалко квартиру, была очень удобной.

Читать еще:  «Духовный» туризм – чума монастырей, но многим обителям нравится

Ожидание: залог могут не вернуть, только если вы действительно что-то испортите.

Реальность: хозяйка отказалась отдавать остаток залога — 6000 Р . После нашего отъезда они решили поменять старую газовую плиту, которую мы якобы загадили, хотя на самом деле покрытие испортилось давно. Холодильник и микроволновку мы не успели помыть перед отъездом, шторы-тюль ни разу не стирали за три года. Потом увидел в интернете объявление — в квартире сделали ремонт и стали сдавать на 4500 Р дороже, за 30 000 Р .

Бытовые условия

Ожидание: в квартире должно быть тепло.

Реальность: подписал с хозяевами договор на три месяца, так как собирался потом подыскать жилье получше. Поначалу хозяйка показалась мне вполне адекватной, уверяла, что в доме зимой тепло, и я охотно поверил. Но под конец срока моего проживания на улице похолодало и температура дома опустилась пропорционально — до +5 °C. Пришлось разжиться тепловой пушкой, чтобы не замерзнуть.

Ожидание: если квартира в плохом состоянии, то собственникам не за что будет переживать.

Реальность: жила с маленьким ребенком в Строгине в типичной «бабушкиной» двушке со всеми прелестями — ковры, трюмо, югославские стенки, нажитые непосильным трудом, убитый паркет, вздутый местами линолеум на кухне.

Выбрасывать ничего нельзя, личные вещи собственников были свалены как попало в недрах шкафов. Увезти их по каким-то причинам они не могли и трогать не позволяли. Каждый месяц по субботам часов в 9 они приезжали за деньгами и устраивали ревизию. Собственник, иногда в сопровождении жены, начинал пристрастный осмотр часа на 2—3. Очень хорошо помню эти подозревающие меня в чем-то лица.

Ожидание: все бытовые проблемы хозяева решили перед тем, как найти жильцов.

Реальность: хозяйка затеяла ремонт и делала его своими силами. Чтобы не мешать жильцам, то есть нам с мужем, решила приходить в квартиру в наше рабочее время. Каждый день мы возвращались в тревоге, не зная, что там ждет на этот раз: цементная пыль, ровным слоем покрывающая все вещи, очищенные от плитки стены ванной с запахом свежей земли или ряды банок и мешков со стройматериалами, через которые нужно перешагивать по пути на кухню.

Хозяйка приносила с собой еду и оставляла в холодильнике, а от ремонтных работ отдыхала на кровати.

Через два месяца ремонта нам удалось найти другую квартиру. Очевидно, хозяйка на это и рассчитывала, желая заселить новых жильцов за более высокую плату и не желая предупреждать об этом старых, чтобы те не съехали раньше времени, а продолжали платить.

Ожидание: если снимать квартиру в новостройке, то там все будет новое.

Реальность: в 2—3 часа ночи раздался короткий оглушительный писк. Вскочили с невестой, не поняли, в чем дело, только начали засыпать — и тут снова. Стало не по себе. Минут 10 поисков привели к кухонному беспроводному противопожарному датчику, который, как оказалось, таким способом сигнализировал о севшей батарейке. При этом он был наполовину закрыт слоем штукатурки — для доступа к батарейке пришлось выдрать его из потолка вместе с этой самой штукатуркой. Владелец квартиры был в легком шоке: ремонт от застройщика, он даже не знал про такую особенность. Но вошел в положение.

Ожидание: если в ЖК закрытая территория, значит, соседи приличные и бояться нечего.

Реальность: квартира заброшенная, убитая, облезлая, но жить можно. В четырехэтажке почти в области, посреди леса и частных участков с домами. Закрытая территория, въехать во двор можно, только имея ключ-кнопку от дистанционных ворот. Отличная детская площадка, на которой есть даже столы для пинг-понга.

Первые полгода вроде все было тихо. Соседи там уже сто лет живут, все друг друга знают. А вот потом выяснилось, что не все так гладко. Сначала у нас украли из подъезда прикрученный велосипед — явно по наводке соседей, камеры зафиксировали человека и что он делал.

Потом соседи дрались, пришлось вызывать полицию, так как кровь по всему подъезду, их дети плачут — жутко, в общем. Нас уверяли, что такого никогда не было. Теперь слабо верится.

Личное пространство

Ожидание: если хозяева сдают квартиру, значит, они не будут ей пользоваться.

Реальность: приходили домой, а вещи лежали не на своих местах. Оказалось, пока нас не было, супруга хозяина квартиры встречалась там со своим ухажером. Узнали мы об этом по воле случая: на работе была проверка и рядовых сотрудников отпустили домой с обеда. Я пришла в квартиру и была в шоке.

Ожидание: важные для них вещи владельцы вывезут из квартиры перед тем, как сдать ее.

Реальность: хозяйка квартиры проникла в жилье, пока меня не было. Написала, что ей очень не нравится, что я трогаю книги ее отца: в квартире их было около трехсот. Сказала, что забрала Шекспира. А я именно там хранил отложенные для оплаты квартиры деньги. Говорю: «Внутри книги деньги — это за следующий месяц». Через неделю попросила съехать, придумав историю про брата, которому негде жить.

Ожидание: хозяин не может прийти без предупреждения.

Реальность: я был на работе, а жена дома занималась фитнесом, была в наушниках. Хозяин просто открыл квартиру своим ключом, ходил по ней, забирал вещи, которые ему были нужны. Потом зашел в комнату, чем сильно перепугал жену. На немой вопрос ответил в духе: «Ну вы на звонок не ответили, а я просто рядом проходил, решил пару вещей прихватить заодно».

Отношения с хозяевами

Ожидание: квартиру сдает ее владелец.

Реальность: сняла через знакомых знакомых классную двушку. Правда, дико грязную. Вещи валялись так, будто кто-то убегал и в спешке все побросал.

Сдала мне квартиру молодая женщина — вдова хозяина, без договора. В процессе уборки я нашла фото семьи: там был толстый дядька-милиционер, которого убили, его дети, а вот в качестве жены была совсем другая женщина. Это меня напрягло, но было лень снова переезжать, и я закрыла на это глаза.

Дальше начались звонки на домашний телефон и молчание в трубку. Стало не по себе. Однажды прихожу, а там эта «вдова» со своим двухлетним сыном. Говорит: «Меня выгнали родители, мне негде жить — поживу пока здесь». Я офигела, конечно, но была скромная, ничего ей не возразила.

Она напилась и вырубилась на моей кровати. Ее сын бегал в какашках по всей квартире. Он успел, извините, обоссать черновики моей диссертации. Я его отмыла, накормила. На следующий день, когда я пришла с работы, в полутемном коридоре квартиры встретила мужика восточной национальности. «Вдова» снова валялась пьяная, проорала, что это ее гость, и вырубилась. История с ребенком повторилась — только на этот раз я предусмотрительно купила ему что-то детское поесть.

Короче, мое терпение иссякло через неделю. Сказала, что или я уеду, или она пусть уезжает. Она свалила. А звонки и молчание в трубку продолжились. В общем, скоро я оттуда уехала, так как стало совсем жутко. Подозреваю, что дядьку убили в каких-то разборках, а «вдова» на самом деле была его любовницей. Звонить же могла настоящая жена или тот, кто претендовал на квартиру.

Ожидание: с хозяином всегда можно договориться.

Реальность: с хозяйкой был уговор, что все коммунальные услуги мы оплачиваем сами. Наверное, многие молодые люди, начинающие самостоятельную жизнь, сталкиваются с такой проблемой, как оплата коммунальных услуг: куда идти, кому платить, как списывать показания счетчиков. Мы не стали исключением. Нам было по 19—20 лет, и решили ее мы максимально просто — не платили.

Когда хозяйка узнала о накопившемся долге — около 10 тысяч рублей в 2012 году — она выбрала наиболее противозаконный, однако наиболее действенный способ получить деньги с двух оболтусов. Пока мы с товарищем были в университете, она пришла в квартиру, нашла наши паспорта и наиболее ценные для студентов вещи — ноутбуки. После самовольной «конфискации» уведомила нас о том, что все вернет, как только мы представим ей оплаченные квитанции. Пришлось в срочном порядке изыскать возможность для расчета с организациями ЖКХ.

«Заложники» вернулись в тот же день, с хозяйкой жили душа в душу еще пару лет.

Ожидание: многие против кошек и собак, но с грызунами проблем нет.

Реальность: хозяйка пришла раньше оговоренного времени, пока никого не было дома, и нашла в шкафу — почему бы не полазить по шкафам? — клетку с крысой. Устроила истерику по телефону, потом лично: теперь ее шкаф провонял животным. Хотя крыса не покидала клетки, можно было просто проветрить и решить все проблемы. Но хозяйка в тот же день пыталась отнять ключи. В итоге удалось договориться и съехать за пару недель.

Ожидание: если что-то пойдет не так, можно спокойно съехать.

Реальность: хозяйке было далеко за 60. Она следила, чтобы мы с подругой не водили в квартиру парней. Периодически дежурила на улице перед домом, хотя сама жила на другом конце города.

Если удавалось угадать по окнам, что нас нет, заходила в квартиру и пересчитывала свои старые пуховые подушки и советский хрусталь. Ежемесячно сплавляла нам старье из своей квартиры на хранение. До сих пор помню ручную стиральную машинку «Малышка» на половину ванной.

В день отъезда она хотела сидеть на стуле возле наших кроватей всю ночь и дежурить, чтобы мы не украли ее старый хрусталь и ключи от квартиры. Выпроводить ее удалось только матом. На следующий день в 7 утра она была уже на пороге, чтобы все пересчитать.

Ожидание: после предостережений Т—Ж может показаться, что лучше вообще никогда ничего не снимать.

Реальность: снимал скромную, но уютную однушку в Кузьминках. Хозяева — приятные люди, молодая пара. С проверками не приезжали, сделали дезинсекцию по просьбе. Виделись два раза — при сдаче и при выезде. Когда въезжал, нашел на столе бутылку шампанского и конфеты от хозяев, при выезде тоже оставил им сувенир. Расстались на хорошей ноте, поздравляем друг друга с Новым годом.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector