0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Великий понедельник. Мост над пропастью греха

Великий понедельник. Мост над пропастью греха

Страстей Господних начатки, / настоящий день светлоносит. / Приидите убо празднолюбцы, усрящим песньми: / Создатель бо грядет Крест прияти, испытания и раны, Пилатом судимь. / Темже и от раба ударен быв по главе, / вся терпит, да спасет человека. / Сего ради возопиим Ему: / Человеколюбче Христе Боже, / прегрешений даруй оставление, / покланяющимся верою пречистым страстем Твоим.

Страстей Господних начатки / настоящий день блистательно приносит. / Придите же, любящие праздновать, / встретим его песнопениями: / ибо Создатель приходит Крест принять, / дознания и раны на суде Пилата. / Оттого, получив от раба удар в лицо, / все переносит, чтобы человека спасти. / Потому возгласим Ему: / «Человеколюбивый Христе Боже, / даруй согрешений отпущение / поклоняющимся с верою пречистым страданиям Твоим!»

Слава, и ныне, тойже.

И абие посем чтение в толковании Евангелия еже от Матфеа. И Слово Иоанна Златоустаго о изсохшей смоковнице, емуже начало: Якоже убо видя: И слово Дамаскиново о изсохшей смоковнице, и о притчи винограда.

Таже, И о сподобитися нам:

Слава, и ныне: и повторяем то же.

Евангелие от Матфеа, зачало 84:
[Мф. 21, 18 – 43.]

Евангелие от Матфея
зачало 84Б

Во время оно, возвращься Иисус во град, взалка. И узрев смоковницу едину при пути, прииде к ней, и ничтоже обрете на ней, токмо листвие едино, и глагола ей: да николиже от тебе плода будет во веки. И абие изсше смоковница. И видевше ученицы дивишася, глаголюще: како абие изсше смоковница? Отвещав же Иисус рече им: аминь глаголю вам, аще имате веру, и не усумнитеся, не токмо смоковничное сотворите, но аще и горе сей речете: двигнися, и верзися в море, будет. И вся, елика аще воспросите в молитве верующе, приимете. И пришедшу Ему в церковь, приступиша к Нему учащу архиерее и старцы людстии, глаголюще: коею властию сия твориши? И кто Ти даде власть сию? Отвещав же Иисус, рече им: вопрошу вы и Аз слово едино: еже аще речете Мне, и Аз вам реку, коею властию сия творю. Крещение Иоанново откуду бе; с небесе ли, или от человек? Они же помышляху в себе, глаголюще: аще речем, с небесе: речет нам, почто убо не веровасте ему? Аще ли речем, от человек: боимся народа: вси бо имут Иоанна яко пророка. И отвещавше Иисусови реша: не вемы. Рече им и Той: ни Аз вам глаголю, коею властию сия творю. Что же ся вам мнит? Человек некий имяше два сына, и пришед к первому, рече: чадо, иди днесь, делай в винограде моем. Он же отвещав, рече: не хощу. Последи же раскаявся, иде. И приступль к другому, рече такоже. Он же отвещав рече: аз, господи, иду. И не иде. Кий от обою сотвори волю отчу? Глаголаша Ему: первый. Глагола им Иисус: аминь глаголю вам, яко мытари и любодейцы варяют вы в Царствии Божии. Прииде бо к вам Иоанн Креститель путем праведным, и не веровасте ему, мытари же и любодейцы вероваша ему: вы же видевше, не раскаястеся последи, веровати ему. Ину притчу слышите: человек некий бе домовит, иже насади виноград, и оплотом огради его, и ископа в нем точило, и созда столп, и вдаст и делателем, и отыде. Егда же приближися время плодов, посла рабы своя к делателем прияти плоды его. И емше делателе рабы его, оваго убо биша, оваго же убиша, оваго же камением побиша. Паки посла ины рабы множайша первых: и сотвориша им такоже. Последи же посла к ним сына своего, глаголя: усрамятся сына моего. Делателе же видевше сына, реша в себе: сей есть наследник, приидите, убием его, и удержим достояние его. И емше его, изведоша вон из винограда, и убиша. Егда убо приидет господин винограда, что сотворит делателем тем? Глаголаша Ему: злых зле погубит их, и виноград предаст иным делателем, иже воздадят ему плоды во времена своя. Глагола им Иисус: несте ли чли николиже в Писаниих: камень, егоже не в ряду сотвориша зиждущии, сей бысть во главу угла? От Господа бысть сей, и есть дивна во очию вашею. Сего ради глаголю вам, яко отымется от вас Царствие Божие, и дастся языку творящему плоды его.

В то время, возвращаясь в город, Иисус ощутил голод и, увидев при дороге одинокую смоковницу, подошел к ней и ничего не нашел на ней, кроме одних только листьев. И говорит ей: да не будет от тебя плода вовек. И смоковница сразу засохла. И увидев, ученики с удивлением говорили: как это сразу засохла смоковница? Иисус же ответил им: истинно говорю вам: если будете иметь веру и не усомнитесь, сделаете не только то, что было со смоковницей, но, если и горе этой скажете: «сойди с твоего места и бросься в море», – будет. И все, чего ни попросите в молитве с верою, получите. И когда Он пришел в храм, подошли к Нему, пока Он учил, первосвященники и старейшины народа и спросили: какою властью Ты это делаешь, и кто Тебе дал эту власть? Иисус же ответил им: спрошу вас и Я об одном: если скажете Мне, то и Я скажу вам, какою властью это делаю. Крещение Иоанново откуда было: с неба или от людей? Они же рассуждали между собой: если скажем: «с неба», Он скажет нам: «почему же вы не поверили ему?» Если же скажем: «от людей», – боимся толпы, ибо все считают Иоанна пророком. И они сказали Иисусу в ответ: не знаем. Сказал им и Он: и Я вам не скажу, какою властью это делаю. А как вам кажется? У человека было двое детей; и он, подойдя к первому, сказал «дитя мое, иди сегодня, работай в винограднике». Он же ответил: «Иду, господин» и не пошел. И подойдя ко второму, он сказал то же. И тот ответил: «не хочу», а после раскаялся и пошел. Кто из двух исполнил волю отца? Они говорят: последний. Говорит им Иисус: истинно говорю вам: мытари и блудницы идут впереди вас в Царство Божие. Ибо пришел к вам Иоанн путем праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему, вы же, увидев, не раскаялись и после, чтобы поверить ему. Выслушайте другую притчу. Был человек хозяин дома, который насадил виноградник и стеной его обнес, и выкопал в нем точило, и построил башню, и сдал его виноградарям, и уехал. Когда же приблизилось время плодов, послал он своих рабов к виноградарям взять плоды свои; и взяли виноградари рабов его, кого прибили, кого убили, кого камнями побили. Снова послал он других рабов, в большем числе, чем первых; и поступили с ними так же. Наконец, послал он к ним сына своего, говоря: «устыдятся сына моего». Виноградари же, увидев сына, сказали друг другу: «это наследник; давайте, убьем его и завладеем наследством его». И взяв его, выбросили вон из виноградника и убили. Итак, когда придет господин виноградника, что сделает он с виноградарями теми? Говорят Ему: предаст их, как злодеев, заслуженной ими злой смерти и виноградник сдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды в свои сроки. Говорит им Иисус: никогда не читали вы в Писаниях: «Камень, который отвергли строители, он сделался главою угла: от Господа это, и удивительно в глазах наших»? Поэтому говорю вам: Царство Божие будет отнято у вас и дано приносящему его плоды народу. Мф 21:18–43

Посем псалом 50. Таже, Спаси Боже люди Твоя: Господи помилуй, 12.

Посем псалом 50 и молитва Спаси, Боже, народ Твой: Господи, помилуй (12) .

Читать еще:  Памяти епископа Якутского и Ленского Зосимы

7 пугающих мостов мира, преодолеть которые рискуют только смельчаки и экстремалы

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Любой мост вызывает восхищение и удивление человеческим умом, сотворившим столь гениальные конструкции. Но наряду с привычными переправами через овраги, реки и даже морские заливы, существуют уникальные сооружения, которые просто захватывают дух своей красотой. Хоть человечество уже научилось делать столь опасные переходы безопасными, но такие леденящие кровь аттракционы все равно не для слабонервных, и рискнуть преодолеть их могут только отчаянные смельчаки.

1. Мост из лозы через реку Ия (Япония)

На протяжении многих веков путешествующие переправлялись через реку Ия с помощью подвесных мостов, сделанных из обычной виноградной лозы. За несколько столетий было перекинуто 13 таких жутких и жизненно важных троп, но до наших дней сохранилось только три. Самым известным и экстремальным считается мост, который застыл в воздухе на 14-метровой высоте над водами бурлящей реки, протяженностью 45 метров. Примечательно, но его создавали воины, и для устрашения врага первоначальные 35 см моста не имеют ни одной перекладины и сами по себе они очень узкие.

А учитывая, что это подвесное сооружение и оно начинает двигаться во время вашего пути или просто порыва ветра, не всякий турист рискнет даже ступить на него, не то чтобы отправиться на другой берег. Хотя с его высоты и открывается просто восхитительный вид, как на саму реку, так и на природный заповедник и национальный парк Реповеси, в котором он и находится.

2. Подвесные мосты в Непале

Учитывая тот факт, что в Непале большое количество бурлящих и непредсказуемых рек, то наличие подвесных мостов абсолютно обыденный атрибут.

Конечно же, в последнее время их делают на стальных тросах, используя все необходимые меры предосторожности, но ужас и страх на туристов они все-таки навевают. Не говоря о тех стихийных и «самопальных» конструкциях, на которые и смотреть страшно, ведь созданы они без какой-либо страховки и уверенности в том, что дойдешь до конца сооружений, ни у кого не может даже возникнуть.

Хотя местным жителям этот путь вполне обыденный и даже ослики с яками спокойно по ним передвигаются, что не скажешь о туристах. Для непривычных людей движение на такой чудовищной высоте и по столь хлипкой конструкции равносильно подвигу.

3. Мост Carrick-a-Rede Rope Bridge в Северной Ирландии

Подвесной мост Carrick-a-Rede (Кэррик-Рид), расположенный на высоте 30 метров над пугающей пропастью с бурлящей под ногами водой протянулся всего лишь на 20 метров. Но этого вполне достаточно, чтобы получить огромную дозу адреналина переправляясь по нему с одной скалы на другую.

Ведь он постоянно раскачивается и от ветра и от движения по нему людей, поэтому переправа над покрытыми морской водой острыми камнями вызывает просто животный страх. Несмотря на то, что движение по мосту совершенно безопасно, но невероятно пугающий и одновременно притягивающий для 250 тыс. туристов аттракцион всегда остается в зоне внимания. Толпы людей ежегодно прибывают сюда, чтобы получить острые ощущения и полюбоваться красотами острова Ратлин (Rathlin Island), а также всей линией побережья.

4. Подвесная тропа в национальном парке Таман-Негара (Малайзия)

Леденящий кровь мост длиной полкилометра, возвышающийся над землей практически на 40 м., находится на территории малайзийского национального парка Таман-Негара. Прогулка на уровне крон деревьев на столь дальнее расстояние аттракцион не для слабонервных, особенно в сезон дождей. В это время он становится влажным и очень скользким, а значит и более опасным.

Поэтому движение по нему практически всегда одностороннее, ведь практически не находится смельчаков, потому что мало кто горит желанием возвращаться назад по такой пугающей и весьма опасной тропинке.

5. Мост Aiguille du Midi (Франция)

Этот небольшой мост, расположенный на высоте 3842 метра над уровнем моря находится на самой вершине горы Aiguille du Midi (Эгюий-дю-Миди), что во Франции. Это просто невероятное сооружение соединяет два пика скал, выступая в роли экстремальной смотровой площадки.

Чтобы к ней добраться, туристам надо подняться на фуникулере, потом преодолеть узкие горные тропы и несколько небольших мостиков, а уж потом перед их взором откроется живописнейший горный массив Монблана. Именно находясь на этом мосту можно бесконечно любоваться альпийскими вершинами не только Франции, но даже Италии и Швейцарии.

6. Самые ужасающие подвесные мосты Пакистана

В Пакистане очень много хлипких и жутких подвесных мостов, которые собраны из досок, порой в просто беспорядочном и хаотичном виде. Как правило, такие сооружения крепятся на простых веревках и простираются не на один десяток метров, и самым страшным из всех является мост Хуссаини (Hussaini bridge).

Мало того, что он крепится к берегу обычными якорями и хлипкими веревками, так и расстояние между досками, по которым можно добраться на другой берег реки Гунцы варьируется от 30 до 40 сантиметров! Такое расположение обусловлено необходимость снижения парусности сооружения, ведь в этих местах очень сильные ветры.

И этот факт делает переправу еще устрашающей и опасной, ведь каждый порыв ветра раскачивает конструкцию, тем самым вселяет просто животный страх и ужас.

7. Мост Titlis Cliff Walk на горнолыжном курорте Энгельберг (Швейцария)

Поистине уникальное сооружение создано на высоте 3020 метров над уровнем моря и расположено на швейцарском горнолыжном курорте Энгельберг. Это нависающее над пропастью чудо инженерной мысли является самым высоким подвесным мостом в мире и самым безопасным, хоть и страху на нем натерпеться можно безмерно.

Если у кого хватит смелости, то прогулка по раскачивающемуся мосту Titlis Cliff Walk над бездной заснеженных вершин и острых шпилей принесет невиданные эмоции и оставит неизгладимые впечатления от красоты живописных горных склонов швейцарских Альп.

Великий понедельник. Мост над пропастью греха

Над пропастью во ржи

Если вам на самом деле хочется услышать эту историю, вы, наверно, прежде всего захотите узнать, где я родился, как провел свое дурацкое детство, что делали мои родители до моего рождения, – словом, всю эту давид-копперфилдовскую муть. Но, по правде говоря, мне неохота в этом копаться. Во-первых, скучно, а во-вторых, у моих предков, наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если б я стал болтать про их личные дела. Они этого терпеть не могут, особенно отец. Вообще-то они люди славные, я ничего не говорю, но обидчивые до чертиков. Да я и не собираюсь рассказывать свою автобиографию и всякую такую чушь, просто расскажу ту сумасшедшую историю, которая случилась прошлым рождеством. А потом я чуть не отдал концы, и меня отправили сюда отдыхать и лечиться. Я и ему – Д.Б. – только про это и рассказывал, а ведь он мне как-никак родной брат. Он живет в Голливуде. Это не очень далеко отсюда, от этого треклятого санатория, он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. И домой он меня сам отвезет – может быть, даже в будущем месяце. Купил себе недавно «ягуар». Английская штучка, может делать двести миль в час. Выложил за нее чуть ли не четыре тысячи. Денег у него теперь куча. Не то что раньше. Раньше, когда он жил дома, он был настоящим писателем. Может, слыхали – это он написал мировую книжку рассказов «Спрятанная рыбка». Самый лучший рассказ так и назывался – «Спрятанная рыбка», там про одного мальчишку, который никому не позволял смотреть на свою золотую рыбку, потому что купил ее на собственные деньги. С ума сойти, какой рассказ! А теперь мой брат в Голливуде, совсем скурвился. Если я что ненавижу, так это кино. Терпеть не могу.

Лучше всего начну рассказывать с того дня, как я ушел из Пэнси. Пэнси – это закрытая средняя школа в Эгерстауне, штат Пенсильвания. Наверно, вы про нее слыхали. Рекламу вы, во всяком случае, видели. Ее печатают чуть ли не в тысяче журналов – этакий хлюст, верхом на лошади, скачет через препятствия. Как будто в Пэнси только и делают, что играют в поло. А я там даже лошади ни разу в глаза не видал. И под этим конным хлюстом подпись: «С 1888 года в нашей школе выковывают смелых и благородных юношей». Вот уж липа! Никого они там не выковывают, да и в других школах тоже. И ни одного «благородного и смелого» я не встречал, ну, может, есть там один-два – и обчелся. Да и то они такими были еще до школы.

Читать еще:  Можно ли присутствовать на литургии и не причащаться?

Словом, началось это в субботу, когда шел футбольный матч с Сэксонн-холлом. Считалось, что для Пэнси этот матч важней всего на свете. Матч был финальный, и, если бы наша школа проиграла, нам всем полагалось чуть ли не перевешаться с горя. Помню, в тот день, часов около трех, я стоял черт знает где, на самой горе Томпсона, около дурацкой пушки, которая там торчит, кажется, с самой войны за независимость. Оттуда видно было все поле и как обе команды гоняют друг дружку из конца в конец. Трибун я как следует разглядеть не мог, только слышал, как там орут. На нашей стороне орали во всю глотку – собралась вся школа, кроме меня, – а на их стороне что-то вякали: у приезжей команды народу всегда маловато.

На футбольных матчах всегда мало девчонок. Только старшеклассникам разрешают их приводить. Гнусная школа, ничего не скажешь. А я люблю бывать там, где вертятся девчонки, даже если они просто сидят, ни черта не делают, только почесываются, носы вытирают или хихикают. Дочка нашего директора, старика Термера, часто ходит на матчи, но не такая это девчонка, чтоб по ней с ума сходить. Хотя в общем она ничего. Как-то я с ней сидел рядом в автобусе, ехали из Эгерстауна и разговорились. Мне она понравилась. Правда, нос у нее длинный, и ногти обкусаны до крови, и в лифчик что-то подложено, чтоб торчало во все стороны, но ее почему-то было жалко. Понравилось мне то, что она тебе не вкручивала, какой у нее замечательный папаша. Наверно, сама знала, что он трепло несусветное.

Не пошел я на поле и забрался на гору, так как только что вернулся из Нью-Йорка с командой фехтовальщиков. Я капитан этой вонючей команды. Важная шишка. Поехали мы в Нью-Йорк на состязание со школой Мак-Берни. Только состязание не состоялось. Я забыл рапиры, и костюмы, и вообще всю эту петрушку в вагоне метро. Но я не совсем виноват. Приходилось все время вскакивать, смотреть на схему, где нам выходить. Словом, вернулись мы в Пэнси не к обеду, а уже в половине третьего. Ребята меня бойкотировали всю дорогу. Даже смешно.

И еще я не пошел на футбол оттого, что собрался зайти к старику Спенсеру, моему учителю истории, попрощаться перед отъездом. У него был грипп, и я сообразил, что до начала рождественских каникул я его не увижу. А он мне прислал записку, что хочет меня видеть до того, как я уеду домой, Он знал, что я не вернусь.

Да, забыл сказать – меня вытурили из школы. После рождества мне уже не надо было возвращаться, потому что я провалился по четырем предметам и вообще не занимался и все такое. Меня сто раз предупреждали – старайся, учись. А моих родителей среди четверти вызывали к старому Термеру, но я все равно не занимался. Меня и вытурили. Они много кого выгоняют из Пэнси. У них очень высокая академическая успеваемость, серьезно, очень высокая.

Словом, дело было в декабре, и холодно, как у ведьмы за пазухой, особенно на этой треклятой горке. На мне была только куртка – ни перчаток, ни черта. На прошлой неделе кто-то спер мое верблюжье пальто прямо из комнаты, вместе с теплыми перчатками – они там и были, в кармане. В этой школе полно жулья. У многих ребят родители богачи, но все равно там полно жулья. Чем дороже школа, тем в ней больше ворюг. Словом, стоял я у этой дурацкой пушки, чуть зад не отморозил. Но на матч я почти и не смотрел. А стоял я там потому, что хотелось почувствовать, что я с этой школой прощаюсь. Вообще я часто откуда-нибудь уезжаю, но никогда и не думаю ни про какое прощание. Я это ненавижу. Я не задумываюсь, грустно ли мне уезжать, неприятно ли. Но когда я расстаюсь с каким-нибудь местом, мне надо почувствовать, что я с ним действительно расстаюсь. А то становится еще неприятней.

Мне повезло. Вдруг я вспомнил про одну штуку и сразу почувствовал, что я отсюда уезжаю навсегда. Я вдруг вспомнил, как мы однажды, в октябре, втроем – я, Роберт Тичнер и Пол Кембл – гоняли мяч перед учебным корпусом. Они славные ребята, особенно Тичнер. Время шло к обеду, совсем стемнело, но мы все гоняли мяч и гоняли. Стало уже совсем темно, мы и мяч-то почти не видели, но ужасно не хотелось бросать. И все-таки пришлось. Наш учитель биологии, мистер Зембизи, высунул голову из окна учебного корпуса и велел идти в общежитие, одеваться к обеду. Как вспомнишь такую штуку, так сразу почувствуешь: тебе ничего не стоит уехать отсюда навсегда, – у меня по крайней мере почти всегда так бывает. И только я понял, что уезжаю навсегда, я повернулся и побежал вниз с горы, прямо к дому старика Спенсера. Он жил не при школе. Он жил на улице Энтони Уэйна.

Я бежал всю дорогу, до главного выхода, а потом переждал, пока не отдышался. У меня дыхание короткое, по правде говоря. Во-первых, я курю, как паровоз, то есть раньше курил. Тут, в санатории, заставили бросить. И еще – я за прошлый год вырос на шесть с половиной дюймов. Наверно, от этого я и заболел туберкулезом и попал сюда на проверку и на это дурацкое лечение. А в общем я довольно здоровый.

Словом, как только я отдышался, я побежал через дорогу на улицу Уэйна. Дорога вся обледенела до черта, и я чуть не грохнулся. Не знаю, зачем я бежал, наверно, просто так. Когда я перебежал через дорогу, мне вдруг показалось, что я исчез. День был какой-то сумасшедший, жуткий холод, ни проблеска солнца, ничего, и казалось, стоит тебе пересечь дорогу, как ты сразу исчезнешь навек.

Ух, и звонил же я в звонок, когда добежал до старика Спенсера! Промерз я насквозь. Уши болели, пальцем пошевельнуть не мог. «Ну, скорей, скорей!» – говорю чуть ли не вслух. – Открывайте!» Наконец старушка Спенсер мне открыла. У них прислуги нет и вообще никого нет, они всегда сами открывают двери. Денег у них в обрез.

Великий Понедельник. Что происходило на Страстной седмице

От целомудренного Иосифа до Жениха Христа

Основные мотивы богослужений Великого Понедельника – история ветхозаветного героя Иосифа, проданного завистливыми братьями в Египет, и проклятие Христом неплодной смоковницы. На утрене (в приходской практике ее обычно служат в Вербное воскресенье вечером) читают большой отрывок из 21-й главы Евангелия от Матфея:

Поутру же, возвращаясь в город, взалкал; и увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла. Увидев это, ученики удивились и говорили: как это тотчас засохла смоковница? Иисус же сказал им в ответ: истинно говорю вам, если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то́, что́ сделано со смоковницею, но если и горе сей скажете: поднимись и ввергнись в море,– будет; и всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите.

И когда пришел Он в храм и учил, приступили к Нему первосвященники и старейшины народа и сказали: какою властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть? Иисус сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какою властью это делаю; крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков? Они же рассуждали между собою: если скажем: с небес, то Он скажет нам: почему же вы не поверили ему? а если сказать: от человеков,– боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка. И сказали в ответ Иисусу: не знаем. Сказал им и Он: и Я вам не скажу, какою властью это делаю.

Читать еще:  Успенский пост: питание, история, проповеди

А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то́ же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый. Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путем праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему.

Выслушайте другую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои.

Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших? Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его.

Нетрудно заметить, что эта часть главы делится на три сюжета: проклятие смоковницы, первая притча о винограднике (в связи с Иоанном Предтечей), притча о злых виноградарях.

Первый фрагмент обычно толкуется в связи с отступлением от Истины народа Израиля, однако богослужебные тексты раскрывают образ неплодной смоковницы с другой стороны – как символ нераскаявшегося, не принесшего добрых плодов грешника:

Убоявшись наказания смоковницы, засохшей за бесплодие, принесем Христу, подающему нам великую милость, достойные плоды покаяния.

Другим двум фрагментам, как ни странно, в богослужении места не остается, несмотря на поэтичность и поучительность. В чем значимость сюжета про смоковницу?

В Евангелии от Луки (13,6-9) есть притча о неплодной смоковнице:

Некто имел в винограднике своем посаженную смоковницу, и пришел искать плода на ней, и не нашел; и сказал виноградарю: вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби её: на что она и землю занимает? Но он сказал ему в ответ: господин! оставь её и на этот год, пока я окопаю её и обложу навозом, – не принесет ли плода; если же нет, то в следующий [год] срубишь её.

Под виноградарем обычно понимают Христа, но если увязать эту притчу с чтением Великого Понедельника, то можно провести параллель с Иоанном Крестителем: это он проповедует – окапывает и обкладывает навозом смоковницу – народу Божьему, дабы Господь получил плоды. Но, как и говорит Спаситель фарисеям, покаялись только отверженные: мытари и блудницы, живущие постыдным трудом… Итак, смоковница плодов не дала, праведные израильтяне не исправились. Более того: самые главные праведники, то есть те, кто должен был как раз воспитывать лучшее в народе Божьем, выращивать для Хозяина лучшие плоды в Его винограднике, из жадности убили Его Сына. Возвращаясь к предыдущему образу – смоковница не только не дала плодов, но еще и взбунтовалась. За что и была проклята. Так что логически первый фрагмент – своего рода развязка следующих двух притч.

Второй теме Великого Понедельника – Иосифу Прекрасному (как его называют в ближневосточной традиции) – в богослужении уделяется гораздо больше внимания, причем ни одного ветхозаветного чтения о нем в этот день нет. Лишь на вечерне будет зачитано начало книги Исход, где сказано, что в Египте пришел к власти фараон, который не знал об Иосифе.

Здесь надо отметить, что судьба Иосифа, прозванного еще и целомудренным – почти прямое указание на искупительный подвиг Спасителя. Напомню сюжет: одному из младших сыновей праотца Иакова Иосифу позавидовали братья и продали его в рабство в Египет (горькая ирония: светлая мысль продать Иосифа пришла в голову брату по имени Иуда… остальные, правда, хотели его вообще убить, так что Иуда был особенно благословлен Богом и стал предком царя Давида, а следовательно, и Господа Иисуса Христа). В Египте Иосиф, хотя и оставался в рабстве, сначала своим примерным поведением достиг высокой должности в доме придворного, но вступил в конфликт с его супругой: женщина влюбилась в красавца-раба, но когда он ее категорически отверг, обвинила его в попытке изнасилования. Иосиф провел много времени в тюрьме, пока не выяснилось, что Бог дал ему способность разгадывать сны. Фараона мучали странные кошмары, он вызвал загадочного заключенного – и, получив мудрый ответ, приблизил его к себе. Иосиф стал его правой рукой, организовал запасы на случай неурожая, а в годы голода, бушевавшего, видимо, по всему Ближнему Востоку, помог перебраться в Египет своей семье. Братьев он простил, сказав им, что все вышло промыслительно: Господь Сам привел его в Египет, чтобы спасти близких от голода.

Этой драматичной истории посвящены кондак и икос канона утрени и одна из стихир:

Иаков скорбел о потере Иосифа, а тот доблестный восседал на колеснице, как царь почитаемый; ибо, не став прежде того рабом услаждений с египтянкой, он обрел за это славу от Видящего человеческие сердца и Дарующего венец нетленный.

К скорби ныне прибавим скорбь, и прольем слезы с Иаковом, оплакивая Иосифа славного и целомудренного, проданного в рабство телом, но душу непорабощенной сохранившего и власть над всем Египтом получившего: ибо Бог подает рабам Своим венец нетленный.

Вторую Еву в египтянке обретя, старался змий ее речами льстивыми соблазнить Иосифа; но он, оставив одежду, бежал от греха и, нагой, не стыдился, как первозданный до ослушания. Его мольбами, Христе, помилуй нас.

Вообще первые три дня Страстной седмицы тематически как бы перетекают одна в другую. Во вторник мы будем вспоминать несколько притч, в их числе – о десяти девах, ожидающих жениха. Поэтому одно из главных песнопений понедельника, вторника и среды – тропарь «Се, Жених грядет в полунощи…»:

Вот, в полночь приходит Жених – счастлив раб, которого найдет Он бодрствующим, но, напротив, недостоин тот, кого Он застанет в праздности и унынии. Так смотри, душа моя, не отягощайся сном, чтобы не быть преданной смерти и заключенной вне Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже! Молитвами Богородицы помилуй нас!

Здесь пересекаются две притчи: о десяти девах (Мф. 25) и рабах, ожидающих возвращения хозяина (Мф. 24) – в обеих описывается печальная судьба тех, кто не был готов к приходу Христа, причем «неготовность» может быть двоякая: недостаток «масла» (добродетели) и обилие грехов (безделье, пьянство, уныние и жестокость). «Се, Жених…» перекликается с песнопением из начала Великого поста, кондаком Великого покаянного канона «Душе моя…»: «Душа моя, вставай, что ты спишь? Конец приближается, и ты испугаешься; пробудись же, чтобы пощадил тебя Христос Бог, Вездесущий и все наполняющий», – однако в Великие дни та же мысль становится более выпуклой. Конец не приближается – он уже почти наступил, скоро полночь, шаги Жениха слышны…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector