0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Великая Суббота: Припадем ко Гробу Господню

Великая Суббота Страстной седмицы Великого поста

Сия суббота есть преблагословенная, в ней же Христос уснув воскреснет тридневен.
Заключительная строка кондака и икоса

В Великую субботу Православная Церковь воспоминает телесное погребение Иисуса Христа и сошествие Его во ад.

Снятие с креста. Мозаика храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

Первосвященники и фарисеи знали, что Иисус Христос предрекал о Своем воскресении, но не веря сему предсказанию и опасаясь, чтобы Апостолы не похитили Тела Иисуса Христа и не сказали народу: воскрес из мертвых, – в субботу выпросили у Пилата военную стражу, приставили ко гробу и самый гроб запечатали (Мф. 27, 57-66; Ин. 19, 39-42) и тем доставили истине новое подтверждение.

Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Христос положен был в новом гробе, в котором никто прежде не был положен, чтобы воскресение не могло быть приписано кому-нибудь другому, вместе с Ним лежащему; чтобы ученики, по близости этого места, легко могли придти и быть зрителями случившегося и чтобы свидетелями погребения были не только они, но и враги. То, что положены были печати на гроб и приставлена стража из воинов, это действительно, с их стороны было свидетельством погребения, так как Христос хотел, чтобы и погребение Его было не менее достоверно, чем воскресение. Потому-то и ученики ревностно стараются доказать, что Он действительно умер. Воскресение Его было подтверждаемо всем последующим временем: между тем, если бы смерть Его в то время была скрыта и не сделалась совершенно известною, то это могло бы повредить слову о воскресении».

Положение во гроб. Мозаика храма Воскресения Христова в Иерусалиме. Фото: А.Поспелов / Православие.Ru

Все дни превосходит святая Четыредесятница, но больше Четыредесятницы святая и Великая Седмица (Страстная) и больше самой седмицы Страстной есть Великая и святая Суббота. Ибо как в первом миротворении Бог, создав все твари и в шестой день окончательно сотворив человека, в седьмой день почил от всех дел Своих, и освятил его, наименовав субботою, то есть покоем: так и в делании умного творения, совершив все (дело искупления), и в шестой день – пяток, паки возсоздавши истлевшего грехом человека и обновив его живоносным крестом и смертью, в настоящий седьмой день Господь успокоился, уснув животоестественным и спасительным сном. Бог Слово плотию снисходит во гроб, снисходит же и во ад (1 Петр. 3, 19-20) с естественною и Божественною душою, через смерть отделившеюся от тела и преданною им в руки Отца, Которому Он принес и Кровь Свою, сделавшеюся нашим избавлением. Но душа Господня во аде не была удержана, подобно душам святых, ибо она не подлежала прародительской клятве. Вселился Господь наш Иисус Христос во гробе телесно и с Божеством, соединившимся с плотию; но в то же время Он был и в раю с разбойником и, как прежде сказано, во аде с обнаженною Своею душою, преестественно же был яко Бог неописанный, неограниченный. Испытало Господне тело и тление, то есть разрешение души от тела, но не разрушение плоти и членов и совершенную порчу их. Святое тело Господне Иосиф, сняв с древа, погребает в новом гробе и в вертограде, над входом гроба полагает весьма великий камень. Отселе ад содрогается и изумевается, ощутив могущественнейшую силу; и в скором времени он, неправедно поглотивший, изрыгает и Христа, – твердейший и краеугольный камень, и тех, коих заключал во чреве своем, как снедь и наслаждение для себя.

Сошествие во ад

На утрени Великой Субботы, после Великого славословия, Плащаница при пении «Святый Боже…» выносится священнослужителями из храма на главе, при участии народа, и обносится вокруг храма в воспоминание сошествия Иисуса Христа во ад и победы Его над адом и смертью. Затем, по внесению Плащаницы во храм, она подносится к открытым Царским Вратам, в знамение того, что Спаситель неразлучно пребывает с Богом Отцом и что Он Своими страданиями и смертью снова отверз нам двери рая.

По окончании Литургии бывает благословение хлебов и вина, а в большинстве храмов происходит освящение куличей, пасох и яиц.

В двенадцатом часу ночи совершается полунощница, на которой поется канон Великой Субботы. В конце полунощницы священнослужители молча переносят Плащаницу с середины храма в алтарь Царскими Вратами и кладут ее на Престол, где она остается до праздника Вознесения Господня, в память сорокадневного пребывания Иисуса Христа на земле по Воскресении Его из мертвых.

В исследовании Православной веры, кн. 3, гл. 28

Песнопения из службы в субботу Страстной седмицы Великого Поста

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

Музыка

Стена

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Великая Суббота: Припадем ко Гробу Господню.Архимандрит Тихон (Агриков)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Да молчит всяка плоть человеча, и да стоит со прахом и трепетом…»

Возлюбленные братия и сестры! Есть скорби, ко­торые выше сетования, когда сердце, кажется, исте­кает кровью и как бы застывает в своем безмерном страдании. Есть скорби, которые не выразишь ника­кими словами, только горячие слезы, при полном молчании, могут дать выход горю. Но скажу больше, есть горе, которое выше слез, ибо слезы облегчают душу, а это горе — оцепенение невыразимого ужа­са… Так страдала Матерь Божия у креста, где в му­ках умирал Ее Сын, кроткий, безвинный Сын Бо­жий, Искупитель мира.

Такую скорбь переживали мироносицы, когда по­матывали бездыханное тело Иисусово, когда погребали своего любимого Учителя, свою надежду… Сле­зами горя плакала Магдалина у Гроба Христова. Так горько плакала, так погрузилась в скорбь ее благодарная, верная душа, что она не узнала Госпо­да, когда Он спросил: «Жено! что плачеши? кого ищеши?»

Возлюбленные братия и сестры, и мы стоим уГро­ба Спасителя. И для нас бесконечно дорог Божествен­ный Страдалец, положенный в нем. Как же нам надо стоять? Мы тоже привыкли, что Он всегда был рядом с нами в наших скорбях, радостях и затруднениях, на всех путях нашей жизни. А теперь Он нуждается в на­шем участии, в нашем внимании. Погасло Солнце, освещавшее весь мир своей чистотой, любовью. Не бьется сердце, горевшее заботой о всех. Перестала течь пречистая кровь, запеклись кровавые раны на Его истерзанном теле. Мы стоим, как стояла когда-то вокруг Него небольшая группа Его верных друзей. Но с какими чувствами, с какими мыслями?

Читать еще:  Может быть, мы станем христианами не на словах?

«Да молчит всяка плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да по­мышляет…»

У этого Гроба нет места словам. Пусть любовь на­ша к Страдальцу Христу выразится трепетным молча­нием и искренним, сердечным плачем. О чем же нам думать, о чем помышлять в безмолвии? Конечно, о Нем, о Нем Едином, достойном нашей любви, нашего внимания и благодарности.

Подумаем: Кто перед нами, какую Он прожил жизнь, какую принял смерть и все ради кого. Поду­маем, осознаем… Безгрешный Сын Божий сошел на землю ради спасения Своего создания, принял плоть человеческую, понес многие труды, тяготы и скорби человеческого существования, наконец, принял смерть мучительную, позорную… За что, ради чего? За наши грехи, за искупление падшего человечества.

… Наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Наказание мира нашего — на Нем… Сколько было, сколько есть в мире беззакония, неправды, зла, всякого нечестия, притеснения, стра­стей разгульных — все это Он пронес до самой Голго­фы, все это терзало Его сильнее ран, сильнее гвоздей и ударов, все это было причиной Его смерти.

И наши личные грехи— сколько их! Он все вынес и умер за нас. А мы. Можем ли, способны ли мы умереть за Него, как Он умер за нас? Способны ли мы хоть что-нибудь принести Ему в жертву? Когда мы хороним дорогого человека, то на свежую могилку приносим живые цветы. Что мы положим на Гроб на­шего драгоценного и любимого Господа? Что прине­сем Ему как последний дар?

Предание говорит, что мироносицы целую ночь не смыкали глаз, готовили Любимому драгоценное ми­ро для помазания Его тела. Что же приготовим мы, возлюбленные братия и сестры? Мы тоже не спали ночь— темную, страшную ночь Христова погребе­ния… Усталость смыкала глаза, но мы стояли и стара­лись найти в душе хоть капельку тепла для нашего Господа, Которого мы все так хотим любить, так хо­тим отблагодарить за Его к нам любовь и Его безгра­ничное терпение.

Принесем же Ему вечно живые цветы добродете­лей: смирения, любви к Нему и братиям нашим, пре­данности святой вере и Святой Православной Церк­ви, воздержания, чистоты и еще много-много пре­красных цветов добродетелей, которые будут луч­шим приношением на гроб Спасителя.

Кувуклия Гроба Господня

Ведь мы собрались сюда потому, что любим наше­го Господа Иисуса Христа, мы собрались почтить, поклониться Его измученному бездыханному телу. Но бывает, что душа в эти святые минуты так бедна, так скудна добром, что в ней не находится ничего, что можно было бы принести к Гробу Господню.

Что делать, если святой пост прошел для нас плохо, если мы провели его не как должно. Одна женщина всё это время проболела. Она не ходила на службы, не хранила пост, не имела терпения в болезни. В ночь на Великую Субботу, когда все заснули, она сползла со своей постели, добралась на коленях до переднего угла, упала ниц и… зарыдала. Слезы лились по лицу, по одежде. Наконец она подняла голову и сказала: «Господи, у меня нет благовонного мира на святую плащаницу, нет ни одного доброго дела, вот только эти мои горькие слезы. Приими же их, как ты принял их от блудницы…»

Припадем же и мы к Его Гробу, дорогие мои. При­падем со слезами и скажем: «Господи Милосердный! У нас нет драгоценного мира добродетелей, чтобы помазать пречистое тело Твое. У нас ничего, ничего нет, хотя мы и хотели бы принести Тебе что-либо доброе и ценное… Но приими от нас эти слезы, как принял Ты две лепты вдовицы. Приими, не отрини и нашего малого приношения. Приими это наше по­клонение, ночное бодрствование и малую нашу мо­литву, чтобы нам сподобиться видеть и славное Твое воскресение». Аминь.

Процитировано 2 раз
Понравилось: 1 пользователю

Православная Жизнь

Main menu

18 апреля — Великая Суббота

В Ве­ли­кую Суб­бо­ту Пра­во­слав­ная Цер­ковь вос­по­ми­на­ет те­лес­ное по­гре­бе­ние Иису­са Хри­ста и со­ше­ствие Его в ад.

Си­нак­сарь в Ве­ли­кую Суб­бо­ту на­чи­на­ет­ся сти­ха­ми:

Всуе хра­ни­ши гроб ку­сто­дие:
Не бо со­дер­жит ра­ка са­мо­жи­во­тия.

Сняв с кре­ста и об­вив пе­ле­на­ми с бла­го­во­ни­я­ми, по обы­чаю иуде­ев, Иосиф и Ни­ко­дим по­ло­жи­ли Пре­чи­стое те­ло Гос­по­да в но­вом ка­мен­ном гро­бу в са­ду Иоси­фо­вом, на­хо­див­шем­ся неда­ле­ко от Гол­го­фы. К две­рям гро­ба при­ва­ли­ли боль­шой ка­мень. При по­гре­бе­нии Иису­са Хри­ста на­хо­ди­лись Ма­рия Маг­да­ли­на и Ма­рия, мать Иа­ко­ва и Иоси­е­ва.

Пер­во­свя­щен­ни­ки и фа­ри­сеи зна­ли, что Иисус Хри­стос пред­ре­кал о сво­ем вос­кре­се­нии, но не ве­ря это­му пред­ска­за­нию и опа­са­ясь, чтобы апо­сто­лы не по­хи­ти­ли те­ла Иису­са Хри­ста и не ска­за­ли на­ро­ду: вос­крес из мерт­вых, – в Суб­бо­ту вы­про­си­ли у Пи­ла­та во­ен­ную стра­жу, при­ста­ви­ли ко гро­бу и са­мый гроб за­пе­ча­та­ли (Мф.27:57-66; Ин.19:39-42) и тем до­ста­ви­ли ис­тине но­вое под­твер­жде­ние.

«Хри­стос по­ло­жен был в но­вом гро­бе, в ко­то­ром ни­кто преж­де не был по­ло­жен, чтобы Вос­кре­се­ние не мог­ло быть при­пи­са­но ко­му-ни­будь дру­го­му, вме­сте с Ним ле­жа­ще­му; чтобы уче­ни­ки, по бли­зо­сти это­го ме­ста, лег­ко мог­ли прий­ти и быть зри­те­ля­ми слу­чив­ше­го­ся и чтобы сви­де­те­ля­ми по­гре­бе­ния бы­ли не толь­ко они, но и вра­ги. То, что по­ло­же­ны бы­ли пе­ча­ти на гро­бе и при­став­ле­на стра­жа из во­и­нов, это, дей­стви­тель­но, с их сто­ро­ны бы­ло сви­де­тель­ством по­гре­бе­ния, так как Хри­стос хо­тел, чтобы и по­гре­бе­ние Его бы­ло не ме­нее до­сто­вер­но, чем Вос­кре­се­ние. По­то­му-то и уче­ни­ки рев­ност­но ста­ра­ют­ся до­ка­зать, что Он дей­стви­тель­но умер. Вос­кре­се­ние Его име­ло быть под­твер­жда­е­мо всем по­сле­ду­ю­щим вре­ме­нем; меж­ду тем, ес­ли бы смерть Его в то вре­мя бы­ла скры­та и не сде­ла­лась со­вер­шен­но из­вест­ною, то это мог­ло бы по­вре­дить сло­ву о вос­кре­се­нии».

Все дни пре­вос­хо­дит св. Че­ты­ре­де­сят­ни­ца, но боль­ше Че­ты­ре­де­сят­ни­цы свя­тая и Ве­ли­кая сед­ми­ца (Страст­ная) и боль­ше са­мой сед­ми­цы Страст­ной есть Ве­ли­кая и свя­тая Суб­бо­та. Ибо как в пер­вом ми­ро­тво­ре­нии Бог, со­здав все тва­ри и в ше­стой день окон­ча­тель­но со­тво­рив че­ло­ве­ка, в седь­мой день по­чил от всех дел сво­их и освя­тил его, на­име­но­вав суб­бо­тою, т.е. по­ко­ем: так и в де­ла­нии ум­но­го тво­ре­ния, со­вер­шив все (де­ло ис­куп­ле­ния), и в ше­стой день – Пя­ток, па­ки вос­со­здав­ши ис­тлев­ше­го гре­хом че­ло­ве­ка и об­но­вив его жи­во­нос­ным кре­стом и смер­тью, в на­сто­я­щий седь­мой день Гос­подь успо­ко­ил­ся, уснув жи­во­то­есте­ствен­ным и спа­си­тель­ным сном. Бог Сло­во пло­тью снис­хо­дит во гроб, снис­хо­дит же и в ад (1Пет.3:19-20) с есте­ствен­ной и бо­же­ствен­ной ду­шой, чрез смерть от­де­лив­ше­ю­ся от те­ла и пре­дан­ною им в ру­ки От­ца, Ко­то­ро­му Он при­нес и кровь Свою, сде­лав­шу­ю­ся на­шим из­бав­ле­ни­ем. Но ду­ша Гос­под­ня во аде не бы­ла удер­жа­на, по­доб­но ду­шам свя­тых, ибо она не под­ле­жа­ла пра­ро­ди­тель­ской клят­ве. Все­лил­ся Гос­подь наш Иисус Хри­стос во гро­бе те­лес­но и с Бо­же­ством, со­еди­нив­шим­ся с пло­тью: но в то же вре­мя Он был и в раю с раз­бой­ни­ком, и, как преж­де ска­за­но, в аду с об­на­жен­ной сво­ей ду­шой, пре­есте­ствен­но же был как Бог неопи­сан­ный, неогра­ни­чен­ный: «ни­что же бо Бо­же­ству во гро­бе страж­ду­щу, яко же ни­же на кре­сте». Ис­пы­та­ло Гос­подне те­ло и тле­ние, т.е. раз­ре­ше­ние ду­ши от те­ла, но не раз­ру­ше­ние пло­ти и чле­нов и со­вер­шен­ную пор­чу их. Свя­тое те­ло Гос­подне Иосиф, сняв с дре­ва, по­гре­ба­ет в но­вом гро­бу и в вер­то­гра­де, над вхо­дом гро­ба по­ла­га­ет весь­ма ве­ли­кий ка­мень. От­се­ле ад со­дро­га­ет­ся и изум­ля­ет­ся, ощу­тив мо­гу­ще­ствен­ней­шую си­лу; и в ско­ром вре­ме­ни он, непра­вед­но по­гло­тив­ший, из­ры­га­ет и Хри­ста, – твер­дей­ший и кра­е­уголь­ный ка­мень, – и тех, ко­то­рых за­клю­чал во чре­ве сво­ем, как снедь и на­сла­жде­ние для се­бя. «Раз­ре­ше­ния в сти­хии, из ко­то­рых со­став­ле­но, и ис­чез­но­ве­ния не по­тер­пе­ло те­ло Гос­по­да», – го­во­рит свя­той Иоанн Да­мас­кин.

Читать еще:  Кирилл Мартынов: В России путь к консерватизму был особенно стремительным и тяжелым. Фсб берет под контроль внутреннюю политику рф Кирилл мартынов биография

Молитвы

Кондак Великой Субботы, глас 6

Бездну заключивый мертв зрится,/ и смирною и плащаницею обвився,/ во гробе полагается, яко смертный, Безсмертный,/ жены же приидоша помазати Его миром,/ плачущия горько и вопиющия:/ сия суббота есть преблагословенная,// в нейже Христос уснув, воскреснет тридневен.

Тропари Великой Субботы, глас 2

Благообразный Иосиф,/ с Древа снем Пречистое Тело Твое,/ плащаницею чистою обвив и вонями,// во гробе нове покрыв положи. Егда снизшел еси к смерти, Животе Безсмертный,/ тогда ад умертвил еси блистанием Божества./ Егда же и умершия от преисподних воскресил еси,/ вся Силы Небесныя взываху:// Жизнодавче, Христе Боже наш, слава Тебе. Мироносицам женам при гробе представ, Ангел вопияше:/ мира мертвым суть прилична,// Христос же истления явися чуждь.

Страстная седмица. Утреня Великой Субботы. Погребение Плащаницы

В Великую Субботу Православная Церковь воспоминает телесное погребение Иисуса Христа и сошествие Его во ад. Этот день еще с древности является преддверием Светлого Христова Воскресения и по своему значению превосходит все дни Страстной седмицы. «Как Великая седмица,— говорит Златоуст,— есть сама глава прочих седмиц, так Великая Суббота есть глава сей седмицы, и что в теле — глава, то суббота — всей седмицы».
Богослужение Великой Субботы говорит о времени между смертью Христа и Его воскресением, толкует смысл трехдневного периода между погребением и восстанием; богослужение Великой Субботы есть литургическое сопряжение Пасхи распятия и Пасхи воскресения.

Утреня Великой Субботы

Богослужение Великой Субботы есть благоговейное бдение перед гробом Господним. Воспоминая в этот день все события, относящиеся к погребению Христа, Церковь на утрене Великой Субботы совершает чин погребения Спасителя. Посреди храма возвышается Плащаница, изображающая лежащего во гробе Богочеловека, все молящиеся зажигают свечи, и начинается пение «непорочных» — стихир, чередующихся со стихами из 118-го псалма. Это чинопоследование произошло следующим образом.

У иудеев был обычай во время Пасхальной вечери и по окончании ее петь псалмы и преимущественно псалом 118-й, посвященный исходу из Египта. Согласно евангельскому повествованию, и Христос с учениками вышел из дома, где совершалась Вечеря, при пении псалма, по всей вероятности, именно 118-го: И, воспев, пошли на гору Елеонскую (Мк.14, 26). Стихом «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим» отпевал Себя Господь; этот стих всегда поется Церковью при погребении умерших.

В «непорочных» Ветхий и Новый Завет таинственно перекликаются между собой; происходит как бы некий диалог между Христом и Церковью. На каждый стих псалма Церковь отвечает «похвалами» Христу Богу и величанием Его страданий и погребения.

Статия первая.

Благослове́н еси́, Го́споди, научи́ мя оправда́нием Твои́м.
1. Блаже́ни непоро́чнии в путь, / ходя́щии в зако́не Госпо́дни.
Жизнь во гро́бе положи́лся еси́, Христе́, / и А́нгельская во́инства ужаса́хуся, / снизхожде́ние сла́вяще Твое́.
2. Блаже́ни испыта́ющии свиде́ния Его́, / всем се́рдцем взы́щут Его́.
Животе́, ка́ко умира́еши? / Ка́ко и во гро́бе обита́еши, / сме́рти же ца́рство разруша́еши, / и от а́да ме́ртвыя возставля́еши?. . .

Слава: Воспева́ем, Сло́ве, Тебе́, всех Бо́га, / со Отце́м и Святы́м Твои́м Ду́хом, / и сла́вим Боже́ственное Твое́ погребе́ние.
И ныне, Богородичен: Блажи́м Тя, Богоро́дице Чи́стая, / и почита́ем тридне́вное погребе́ние / Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего ве́рно.
Жизнь во гро́бе положи́лся еси́, Христе́, / и А́нгельская во́инства ужаса́хуся, / снизхожде́ние сла́вяще Твое́.

В них выражается и удивление ангелов к столь глубокому снисхождению Жизнодавца Христа к роду человеческому: «Жизнь в гробе положился еси, Христе, и ангельская воинства ужасахуся, снисхождение Твое славящее»; и горький плач Матери-Девы над гробом Сына Своего и Бога: «Увы Мне, Свете Мой, Иисусе Мой вожделенный, вопияше Дева, горько взываше». Выражается в них и обращение «к горам, холмам и человеков множеству», чтобы они «восплакали и совозрыдали с Материю Бога их»; и слово обличения к «гордому Израилю, убийственным людям, Варавву свободившим и Спаса предавшим кресту», и к «скверному убийце ученику, чтобы он открыл свой нрав злобы, которым был предатель Христов, и не притворялся бы человеколюбием, продавая миро на цене!».

Но кроме этих печальных мотивов слышны и другие: «Ад лютый потрепета, егда Тя виде Солнце славы Безсмертне, и издаваше юзники тщательно». «Велие и ужасное видение ныне зрится: живота Сый виновный, смерть подъят, оживити хотя всех».

Слышим мы снова о том, что Господь пострадал ради людей: «Прободаешися в ребра, и пригвождаешися Владыко руками, язву от ребра Ты исцеляя, и невоздержание рук праотец». «Песньми Твое, Христе, ныне распятие и погребение, вси вернии празднуем, избавльшеся смерти погребением Твоим» .

Слышим обращение к Божией Матери: «Жизнь рождшая, Пренепорочная Чистая Дево, утоли церковныя соблазны, и подаждь мир яко Благая». Похвалы заканчиваются обращением к Святой Троице о помиловании мира и прошением к Божией Матери: «Видети Твоего Сына воскресение, Дево, сподоби Твоя рабы». В этих словах в первый раз выступает воскресный мотив и уже зрится восходящая заря воскресения.

Хор радостно поет воскресные тропари «Ангельский Собор удивися зря Тебе в мертвых вменившася», с припевом «Благословен еси Господи», возвещающие о том, что уже слетает ко гробу Жизнодавца блистающий ангел, чтобы провещать мироносицам о Воскресении Спаса.
Тропари воскресные:
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
А́нгельский собо́р удиви́ся, / зря Тебе́ в ме́ртвых вмени́вшася, / сме́ртную же, Спа́се, кре́пость разори́вша, / и с Собо́ю Ада́ма воздви́гша, / и от а́да вся свобо́ждша.
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
Почто́ ми́ра с ми́лостивными слеза́ми, / о учени́цы растворя́ете? / Блиста́яйся во гро́бе А́нгел мироно́сицам веща́ше: / ви́дите вы гроб и уразуме́йте, / Спас бо воскре́се от гро́ба.
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
Зело́ ра́но мироно́сицы теча́ху / ко гро́бу Твоему́ рыда́ющия, / но предста́ к ним А́нгел и рече́: / рыда́ния вре́мя преста́, не пла́чите, / Воскресе́ние же апо́столом рцы́те.
Благослове́н еси́, Го́споди, / научи́ мя оправда́нием Твои́м.
Мироно́сицы жены́, с ми́ры прише́дшия / ко гро́бу Твоему́, Спа́се, рыда́ху, / А́нгел же к ним рече́, глаго́ля: / что с ме́ртвыми Жива́го помышля́ете? / Я́ко Бог бо воскре́се от гро́ба.
Слава, Троичен: Поклони́мся Отцу́, / и Его́ Сы́нови, и Свято́му Ду́ху, / Святе́й Тро́ице во Еди́ном Существе́, / с Серафи́мы зову́ще: / Свят, Свят, Свят еси́, Го́споди.
И ныне, Богородичен: Жизнода́вца ро́ждши, / греха́ Де́во Ада́ма изба́вила еси́, / ра́дость же Е́ве / в печа́ли ме́сто подала́ еси́, / па́дшия же от жи́зни / к сей напра́ви, / из Тебе́ воплоти́выйся Бог и Челове́к.
Аллилу́иа, аллилу́иа, аллилу́иа, сла́ва Тебе́, Бо́же. Трижды.

Хор Даниловского монастыря

Читать еще:  Skyforge – вот как выглядит форма бога. Словарь бессмертных и богов Skyforge Божественная форма в Skyforge - что она дает

Но еще не отвален камень от гроба, и Евангелие, обычно читаемое на утрене о Воскресении, в эту утреню Великой Субботы не читается и по окончании «похвал» поется исключительный по своей красоте канон «Волною морскою».
Песнь 1.
Ирмос: Волно́ю морско́ю / Скры́вшаго дре́вле, / гони́теля мучи́теля, под земле́ю скры́ша / спасе́нных о́троцы; / но мы, я́ко отрокови́цы, / Го́сподеви пои́м, / сла́вно бо просла́вися.

Хор Данилова монастыря

Ирмос первой песни этого канона говорит о том, что потомки спасенных когда-то при переходе через Чермное море иудеев скрывают под землей (погребают) Того, Кто некогда скрыл волною морскою их гонителя и мучителя — фараона.

Этот канон есть надгробная песнь Отверзшему нам «врата жизни» Своим погребением. Многочисленные образы пророчеств Аввакума, Исаии, Ионы о воскресении мертвых и востании сущих во гробех и о радости всех земных встают в этом каноне как богодухновенные прозрения веры древних людей, зревших из тьмы веков Ветхого Завета невечерний свет Богоявления и Воскресения Христова. Божие Слово снисходит с плотью во гроб, сходит и во ад с нетленною и Божественною Своей душою, отделившейся смертью от тела. Но не может ад удержать душу Его: «Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим: Ты бо положся во гробе Державне, живоначальною дланию, смерти ключи развергл еси, и проповедал еси от века тамо спящым, избавление неложное быв, Спасе, мертвым Первенец».

Если начинается канон печалью, то заканчивается уже нескрываемой радостью Воскресения: «Да радуется тварь, да веселятся вси земнороднии, враг бо пленися ад: с миры жены да сретают, Адама со Евою избавляю всеродна, и в третий день воскресну!».

Песнь 9.
Ирмос: Не рыда́й Мене́, Ма́ти, / зря́щи во гро́бе, / Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́ Сы́на. / Воста́ну бо и просла́влюся, / и вознесу́ со сла́вою, непреста́нно, я́ко Бог, / ве́рою и любо́вию Тя велича́ющия.

Хор Даниловского монастыря

Стихиры на «хвалитех» вместе с изображением лежащего во гробе Спасителя вновь прославляют Его непостижимое о нас смотрение: «Приидите, видим Живот наш во гробе лежащ, да во гробех лежащыя оживит. Приидите днесь иже из Иуды спяща зряще, пророчески Ему возопиим: возлег уснул еси яко лев, кто воздвигнет Тя, Царю; но востани самовластно, давый Себе о нас волею, Господи, слава Тебе!».

Погребение Плащаницы

В конце Великого славословия священнослужители поднимают Плащаницу, и с погребальным пением и перезвоном молящиеся обходят вслед этой траурной процессии вокруг храма. Вместе с учениками Христовыми мы провожаем Божественного Пастыреначальника, как провожаем в последний путь всех почивших. Это торжественное шествие как бы переносит нас на много веков назад, и мы вместе с Иосифом и Никодимом становимся участниками погребального шествия учеников Христовых с телом их Учителя. Наверное, никто из присутствующих в этот момент в храме не может остаться равнодушным при виде этой погребальной процессии, когда несут положить во гроб Тело Самого Господа. Самое жесткое сердце, наверное, размягчается при виде несомого во гроб Творца всей Вселенной. . .

Крестный ход возвращается в храм, и Плащаница снова полагается в центре. Но чтобы никто не усомнился при виде усопшего Тела Христова, Святая Церковь торжественно исповедует над Плащаницей, как будто над самим гробом Спасителя, свою веру как в Его воскресение, так и в общее воскресение всех членов Его благодатного Царства. В тропаре пророчества и в прокимне уже прямо говорится о Его воскресении: «Содержай концы, гробом содержатися изволил еси, Христе, да от адова поглощения избавиши человечество и воскрес, оживиши нас, яко Бог безсмертный». «Воскресни, Господи, помози нам, и избави нас имене ради Твоего».

В следующей затем паремии из пророка Иезекииля с особой яркостью изображается всеобщее воскресние мертвых. Боговдохновенный пророк силою Божиею поставляется среди поля, полного сухих костей человеческих. Господь повелевает ему прорещи на кости сия: кости сухия, слышите слово Господне. Се глаголет Адонаи Господь костем сим: се, Аз введу в вас дух животен и дам на вас жилы, и возведу на вас плоть и простру по вам кожу, и дам дух Мой в вас, и оживете, и увесте, яко Аз есмь Господь. Когда пророк произнес заповеданное ему, бысть глас и се, трус, и совокупляхуся кости, кость к кости, каяждо ко составу своему. И видех, и се, быша им жилы, и плоть растяше, и восхождаше и протяжеся им кожа верху, духа же не бяше в них. После этого Господь повелевает Иезекиилю прорещи о духе: от четырех ветров прииди, душе, и вдуни на мертвыя сия, и да оживут и вниде в ня дух жизни, и ожиша и сташа на ногах своих, собор мног зело (Иез.37, 4–10). Эта паремия при погребении Спасителя читается как предызображение грядущего Воскресения Христова, которое положит начало всеобщему воскресению всех людей.

После нее читается Апостол, говорящий, что Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва (Гал. 3, 13), и Евангелие, повествующее о том, как иудейские первосвященники и фарисеи опечатали Гроб Господень (см.: Мф. 27, 62–66). Это было по Божию устроению, дабы воскресение совершилось при засвидетельствовании того, что гроб был запечатан и охраняем.

После чтения Евангелия бывает целование Плащаницы, а хор поет стихиру «Придите, ублажим Иосифа приснопамятного…», которая заканчивается следующими словами, подготавливающими нас уже к встрече Христа воскресшего: «Но в радость воскресения Твоего плач преложи. Покланяемся страстем Твоим, Христе и Святому Воскресению».

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, / в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго, / и Живота́ всех испроси́вшаго: / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, / И́же не име́ет где главы́ подклони́ти; / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, Его́же учени́к лука́вый на смерть предаде́; / даждь ми Сего́, Стра́ннаго, / Его́же Ма́ти зря́щи на Кресте́ ви́сяща, / рыда́ющи вопия́ше, / и ма́терски восклица́ше: / увы́ Мне, Ча́до Мое́! / Увы́ Мне, Све́те Мой, / и утро́ба Моя́ возлю́бленная! / Симео́ном бо предрече́нное в це́ркви днесь собы́сться, / Мое́ се́рдце ору́жие про́йде, / но в ра́дость Воскресе́ния Твоего́ / плач преложи́. / Покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / покланя́емся Страсте́м Твои́м, Христе́, / и Свято́му Воскресе́нию.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector