0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Великая Пятница — толкования, проповеди, песнопения

Содержание

Оптина Пустынь

Толкования
Священного
Писания

Новая книга

В издательстве нашего монастыря опубликована новая книга — «Житие священномученика Вениамина (Казанского), митрополита Петроградского и Гдовского, и иже с ним пострадавших преподобномученика Сергия (Шеина), мучеников Юрия Новицкого и Иоанна Ковшарова».

В новой книге известного русского агиографа архимандрита Дамаскина (Орловского) читателю предлагается житие митропо­лита Петроградского Вениамина (Казанского) — одного из первых святителей-священномучеников, не погрешивших своей душой, ни совестью во время начавшихся гонений и отдавших свою жизнь за Христа и Его Церковь.

Не должно разслабевать, но дух свой разогревать то чтением духовным, то памятию вечности, то молитвою хотя краткою, говоря ко Господу: разсеянный мой ум собери, Господи, и ожесточенное сердце мое страхом Твоим смири и помилуй мя! Ибо мы без помощи Божией ничего не сильны сделать, даже и с мухами не сладим, не точию с невидимыми врагами.

оптинские
книги

Расписание Богослужений

Последний фотоальбом

Видео

Духовные беседы с паломниками

Великая Пятница Воспоминание Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа

В о имя Отца и Сына и Святаго Духа. На Тайной Вечере был все еще Ветхий Завет. Господь сказал: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон, но исполнить». Господь все сделал по закону — принял обрезание, крещение, исцелял больных, бесноватых, воскрешал мертвых. То же самое делали и пророки. Иудеи с радостью принимали чудеса Господни. После насыщения пятью хлебами пять тысяч они ходили за Ним и хотели сделать Его царем. Чудеса были привычны для иудеев. Но когда Господь сказал им: Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе (Ин. 6, 51), они возроптали. Но Христос не стал их разубеждать в том, что они неправильно поняли Его слова. Христос добавил: Аз есмь Хлеб животный, Иже сшедый с небесе; и хлеб — Плоть Моя есть, Юже Аз дам за живот мира. Ядый Мою Плоть, и пияй Мою Кровь, во Мне пребывает и Аз в нем (Ин. 6, 56).

В Евангелии сказано, что после этих слов многие не просто из иудеев, но даже из Его учеников отошли от Него, говоря: жестоко есть слово сие, и кто может Его послушати? Из этого выходит, что для плотского существа нашего сами по себе чудеса не так уж и необычны.

Человек может не верить во Христа, но при этом верить в магию, колдовство и разные чудеса. А вот веровать в то, что под видом вина и хлеба мы принимаем плоть и кровь Господню, это настоящий мысленный крест не только для иудеев, но и для нас, современных христиан. Невозможно насытить себя мыслями и чувствами, чтобы осознать всю величину этого таинства.

Можно благочестиво размышлять, но все равно душа не проникается осознанием величия той тайны, которая происходит во время Литургии. Мы знаем, что подвижники, совершая ночью Литургию, бывало пропитывали потом всю землю, так что она превращалась в грязь. Святой Иоанн Кронштадтский так напряженно молился на Литургии, что приходилось менять его рубашки, потому что они были мокрыми от пота.

Мы сами не можем так чувствовать, не можем его так думать, как святые, ибо это не от плоти, а от духа. Почему же мы сами не можем судить о величии этого таинства хотя бы по его плодам? Как бы мы хотели с вами, чтобы после каждого причащения мы напитывались божественной любовью, становились мирными, кроткими, тихими, и душа наша устремлялась к небу, чтобы мы чувствовали обильную благодать в душе. Но у многих ли это бывает. Как часто мы чувствуем лишь небольшое и главное кратковременное благое изменение, а дальше все возвращается на круги своя. Мы возвращаемся к своей обычной жизни, в которой грех стал привычным делом. Такое великое таинство, и такой слабый эффект, если не говорим, то чувствуем так просебя и привыкаем к этой мысли, привыкаем, что так и должно быть, и что иначе не будет. Мы пытаемся действовать неким невидимым образом, а мы должны лишь смиренно принимать все, как происходит, и не дерзать на большее. Почему же мы не чувствуем этого величия, которое случается с нами — Сам Бог соединяется с нами в Своих тайнах, проходит во все наши составы, во утробу, в сердце, опаляет наши грехи, напитывает Собой наши помышления и чувствования? Конечно от нашего недостоинства.

Обратим внимание на эпизод, предшествующий преломлению хлеба, когда апостол Петр сказал Господу, что Он не умыет ног его во век. Представим эту горницу, где собрались апостолы, и Господь омывает ноги сначала первому апостолу, потом второму. И каждый ждет своей очереди. Какие чувства охватывали их в это время? Смесь трогательной любви, смущение, растерянность отчасти, и при этом особая мирность, тихость и кротость, то, что Сам Господь смиряется перед ними, Сам Господь моет ноги простым рыбакам. И только Петр по своей горячности, казалось бы, из-за любви и особого почтения к Богу, ко Христу восклицает: «не умыеши ногу мою во веки».

Петр искренне любил Христа, но к этому чувству примешалось плотское мудрование, на самом деле — гордость. Петр готов был ради Христа страдать, готов был терпеть лишения, сражаться за Него и даже умереть. Но Господь обезоружил его Своим поступком, обезоружил, умывая ему ноги. Петр инстинктивно почувствовал, что ничем не может воздать Господу за это, что все его подвиги ради Христа, вся его горячность не может возместить Христу Его смирение, что можно отплатить только той же монетой, только таким же глубоким смирением. Петр почувствовал, должно быть, интуитивно страх для себя самого, из-за того, что Господь предлагает ему смерть, смерть его ветхого человека, предлагает умереть не просто его порокам и страстям, умереть даже его добрым качествам, всему тому, что Петр считал в себе хорошим и добрым. Поэтому он отвергает инстинктивно этот дар Божий, чувствуя, что не готов расстаться с самим собой, не готов предаться по-настоящему в руки Божии. Но когда Господь говорит ему, что тогда не будешь иметь части со Мной в Царстве Небесном, Петр мгновенно меняет свое решение, хотя внутренне он не осознает еще того, что с ним произошло.

Святые, такие как Мария Египетская, причастившись, начинали новую жизнь. Со смирением подходя к чаше, мы можем получить эту новую жизнь. Без смирения мы не способны не только не войти в Царство Небесное, но даже достойно причащаться. Однако же мы с вами не имеем такого смирения. Мы только на пути к нему. Мы чувствуем себя людьми грешными и слабыми. Почему же? И как же нам в этой ситуации быть?

На самом деле даже недостойно причащаешься, если человек получает Божью благодать. По тайности милости Божьей человек подходит к чаше и понимает внутренне, что он недостоин и не потому, что он не прочитал правило или не был на вечерней службе, не потому, что он в смертных грехах. Об этом мы вообще не говорим. А потому что он чувствует, что он ежедневно согрешает сознательно, согрешает сознательно по любви ко греху. И главное, подходя к чаше, он осознает всем своим существом, что после причащения он не будет менять свою жизнь. Он не готов отказаться от того, как он живет, и все же подходит к чаше. И происходит явление милости Божьей. Человек причащается и на короткое время чувствует в себе благое изменение ни за что, просто так, по одной милости Божьей, чувствует, как умиряются его помыслы, утихают на время страсти, как он становится тихим хотя бы на время.

Читать еще:  Многозадачность — это миф. Мы переключаемся между делами 27 раз в час

Господь сказал иудеям: «еще на малое время свет есть с вами; ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма». Он сказал это про Себя. Но одновременно это можно применить и к таинству причащения. Еще мало в вас буду, говорит Господь нам всем причащающимся. Господь знает, как крепок в нас ветхий человек, знает, что мы не готовы отдать себя Ему, всю свою жизнь. Поэтому Он говорит нам: малое время после причащения Я буду с вами; малое время Я буду пронизывать вас Своим светом, малое время Я соединюсь с вами всем Своим существом.

Святой Николай (?) говорил, что всякая пища, которую мы принимаем, претворяется в нас в плоть и кровь. А вот Хлеб Жизни, — Он Сам, Он Сам претворяет нас в Себя, Он Сам смешивается с нашими составами. Он Сам соединяется с нами. Но это время кратковременно. Господь говорит: пока с вами свет, веруйте во свет; пока Я с вами, пока вы только причастились, веруйте, что Я в вас. И под видом вина и хлеба Я, в сущности, в вас. Веруйте в то, что сейчас начинается новая жизнь.

Господь реально попаляет наши грехи и устремления после причащения. Наши помыслы, наши страсти — все это отменяется на короткое время. Мы с вами оказываемся как бы перед листом чистой бумаги и можем написать на нем свою новую жизнь. К сожалению, очень часто мы с вами выводим одни и те же греховные закорючки. Мы стоим перед листом чистой бумаги. Старое все прошло. Се творю все новое.

Так каждый может сказать себе, начать новую жизнь. «Доньдеже свет имати, веруйте во свет, да сынами света будете», сынами Христа, то есть будете боги по благодати, будете соединены неразрывно с божественной благодатью в этой жизни. У кого-то хватает сил остаться таким в течение дня после причащения, у кого-то на несколько дней. Потом снова требуется нам идти в храм и причащаться. Наш ветхий человек не хочет умирать. Он вопит, что его убивают. Он не желает исчезать и давать место некоему новому незнакомцу в нас, которого мы боимся. Нам кажется, что это не мы, а кто-то чужой. Мы, родные знакомые сердобольцы со своими грехами и немощами, мы себя очень любим такими, защищаем себя всеми силами, в том числе и от Христа. Поэтому Господь говорит: еще малое время буду у вас, ходите во свете. То есть ходите по заповедям Господним после причащения, старайтесь думать иначе, мыслить и чувствовать, как мыслил Христос. Нам и так будет нетрудно после причащения. Открывается много возможностей, когда человек может начать новую жизнь. Ведь мы сами очень быстро возвращаемся к тому, кем мы были, возвращаемся, фактически из пепла возрождая ветхого человека. Через память очень легко это сделать.

Наша память собирает нашу личность, собирает все, чем мы были раньше. Все наши мысли, чувствования, наши стремления, планы все через память в нас остается и сохраняется. Память предлагает нам услужливо снова думать также, снова верить в то же и стремиться к тому же, чем были до причащения. И мы с радостью возвращаемся в этот знакомый мир тех же самых действий, чувствований и мыслей. Моментально возвращается ветхий человек со всеми его греховным настроем. Причащение на время уничтожает его и дает нам свободу творить себя заново с помощью Божьей благодати. Откликнемся ли мы на этот призыв, зависит от каждого. Мы с вами по-настоящему любим грех, хотя мы оправдываем себя, что совершаем его по немощи, что мы соблазняемся, потому что в мире очень много поводов к соблазну. Но на самом деле основная причина к тому, что мы творим грех, потому что мы внутренне чувствуем, что для нас грех составляет некое благо. Мы веруем, что грех хорош, хотя и понимаем, как он плох. И покуда не произойдет это покаянное изменение в нашей душе, покуда мы не переоценим эти ценности, которые поставлены в нашей жизни, мы не можем расстаться с нашим ветхим человеком. Поэтому так необходима подготовка к причастию, необходим поворот души, необходимо истинное покаяние, когда мы переоцениваем то, к чему мы стремились, то, как мы живем.

Мы приходим к чаше с желанием начать новую жизнь. Но, к сожалению, большинство из нас — и мирян и монахов всех сословий и родов, приходят к чаше для того, чтобы по сути укрепить своего ветхого человека, потому что наш ветхий человек страдает, скорбит от не достижения своих целей, своих планов, своих желаний и постоянных конфликтов с другими людьми. Вот мы приходим в изнеможении, желая, чтобы причастие Господне укрепило нас. Укрепило кого? Конечно же, ветхого человека. Но не в этом смысл причастия, не в этом смысл Тайной Вечери. Смысл в новой жизни, которую Господь дает нам. Но надо приходить на причастие, желая новой жизни, желая начать новый этап ее после причастия сразу же. Как иудеи говорили: слово это жестоко есть, так и это слово на самом деле жестоко для каждого. Новая жизнь трудна, пугающа. Новая жизнь, но мы совершенно не готовились к ней и не решались.

Мы просто пришли в храм причаститься. На самом деле мы любим грех, но надо же когда-то положить начало, надо же когда-то начать что-то новое в своей жизни, то, что наполнит нас любовью, истинной духовной радостью. Апостол Иоанн Богослов сказал: аще говорите, что имеете общение с Ним, а ходите во тьме, то лжете, потому что поступаете не по истине. Если же ходите во свете, как Он во свете, то имеете общение друг с другом. И кровь Христа Сына Божия очищает всякое согрешение. Аминь.

Великая Пятница — толкования, проповеди, песнопения

Великая Пятница — толкования, проповеди, песнопения

Страстная Пятница — воспоминание Святых и Спасительных Страстей Христовых. В этот день Сам Господь принес Себя в жертву за грех мира.

Комментарии к евангельским текстам, посвященным этим событиям, читайте по ссылке

Страдания Господа нашего Иисуса Христа от вечера четверга до з-х часов дня пятницы.

Одному Святому Старцу, который всегда размышлял о Крестных страданиях Христовых, и горько рыдал, явился Христос и подробно рассказал ему, как Он претерпел страдания и сколько пролил крови ради спасения человеческого рода, начиная от вечера Четверга до погребения:

Сердечных воздыханий испустил — 109.
Из Тела Моего истекло крови — 225000 капель.
Вооруженных воинов было — 118 человек.
С ними творили бесчинства — 230 человек.
Всего было — 348 человек.
3 воина вели Меня на распятие и творили Мне различные пакости.
За волосы и бороду терзали и влачили Меня — 77 раз.
Спотыкался и падал на землю (начиная от вертограда до Архиерея Анны) — 7 раз.
Претерпел руками по устам и щекам — 105 ударов.
Кулаком били по лицу — 20 раз.
Уставал и надрывался от начала до конца страданий — 707 раз.
Сильных ударов получил — 1199 раз.
Били Меня со всею силою тростью и палицею — 40 раз.
Когда возложили на Меня терновый венец — 5 остриев вонзились Мне в череп до мозгов, из них 3 преломились и остались в главе Моей, с ними и погребли Меня.
От прободения венца тернового истекло крови — 3000 капель.
А ран на голове Моей от прободения венца было — 1000.
Терновый венец возлагался и падал с главы моей — 8 раз.
Неся Крест по дороге на Голгофу, падал на землю — 5 раз.
Смертных ударов претерпел — 21 раз.
Поднимали Меня от земли за волосы и усы — 23 раза.
Плевали в лицо — 73 раза.
По шее претерпел ударов — 25 раз.
По лицу и устам были кулаком — 5 раз.
От этих ударов истекло много крови и выбили у Меня — 2 зуба.
Терзали Меня за нос — 20 раз.
По переносице били Меня — трижды.
За уши терзали Меня — 30 раз.
Великих ран было — 72.
Сильнейших ударов в грудь и голову принял — 38 раз.

И во страдании Своем имел 3 наибольшие болезни:

1 болезнь: «Во страдании Своем Я на видел ни одного кающегося, и как-будто кровь Моя напрасно проливается».
2 болезнь: Матери Моей, стоящей у Креста и горько плачущей.
3 болезнь: «Когда Мои руки и ноги пригвоздили ко Кресту».
Так сбылись слова Пророка: «. Изочтоша вся кости Моя».

Песнопения Страстной седмицы

«Се, Жених грядет в полунощи…»

Тропарь, глас 8

Се, Жени́х гряде́т в полу́нощи,/ и блаже́н раб, его́же обря́щет бдя́ща,/ недосто́ин же па́ки, его́же обря́щет уныва́юща./ Блюди́ у́бо, душе́ моя́,/ не сно́м отяготи́ся,/ да не сме́рти предана́ бу́деши/ и Ца́рствия вне затвори́шися,/ но воспряни́ зову́щи:/ Свят, Свят, Свят еси́, Бо́же,// Богоро́дицею поми́луй нас.

Читать еще:  Святитель Феофан Затворник: Как всегда помнить о Боге?

Перевод: Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот раб, кого найдет Он бодрствующим, но, напротив, недостоин тот, кого Он найдет беспечным. Смотри же, душа моя, не будь побеждена сном, да не будешь смерти предана, и заключена вне Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже, по молитвам Богородицы помилуй нас!

Тропарь поется на утрене в первые три дня Страстной седмицы. В этом тропаре Церковь внушает нам спасительный страх внезапного пришествия Судии мира и побуждает нас к духовному бодрствованию. В его основе лежит притча о десяти девах ( Мф.25:1-13 ).

«Чертог Твой вижду, Спасе мой…»

Черто́г Твой ви́жду, Спа́се мой, украше́нный, и оде́жды не и́мам, да вни́ду в онь: просвети́ одея́ние души́ моея́, Светода́вче, и спаси́ мя.

Перевод: Чертог Твой вижу я, Спаситель мой, украшенным, но одежды не имею, чтобы войти в него. Сделай светлым одеяние души моей, Податель света, и спаси меня.

Эксапостиларий поется в первые четыре дня Страстной седмицы. В этом песнопении мы исповедуем перед Господом свое недостоинство, сокрушаемся и плачем, подобно невесте, оставленной вне брачного чертога.

«Егда славнии ученицы…»

Тропарь, глас 8

Егда́ сла́внии ученицы́/ на умове́нии ве́чери просвеща́хуся,/ тогда́ Иу́да злочести́вый/ сребролю́бием неду́говав омрача́шеся,/ и беззако́нным судия́м Тебе́, Пра́веднаго Судию́, предае́т./ Виждь, име́ний рачи́телю,/ сих ра́ди удавле́ние употреби́вша!/ Бежи́, несы́тыя души́,/ Учи́телю такова́я дерзну́вшия;// И́же о всех Благи́й, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Перевод: Когда славные ученики при умовении на вечере просвещались, тогда Иуда нечестивый, заболевший сребролюбием, омрачался и беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию, предает. Смотри, любитель стяжаний, на удавление из-за них стяжавшего! Беги от ненасытной души, на такое против Учителя дерзнувшей! Господи, ко всем благой, слава Тебе!

Песнопение «Егда славнии ученицы…» поется в Великий Четверг и на утрене Великой Пятницы. В течение Великого поста оно также читается в последовании ко Святому Причащению.

«Вечери Твоея тайныя…»

Тропарь, глас 6

Ве́чери Твоея́ та́йныя днесь, Сы́не Бо́жий, прича́стника мя приими́; не бо враго́м Твои́м та́йну пове́м, ни лобза́ния Ти дам, я́ко Иу́да, но я́ко разбо́йник испове́даю Тя: помяни́ мя, Го́споди, во Ца́рствии Твое́м.

Перевод: Вечери Твоей таинственной участником в сей день, Сын Божий, меня прими. Ибо не поведаю я тайны врагам Твоим, не дам Тебе поцелуя, такого, как Иуда. Но как разбойник исповедаю Тебя: «Помяни меня, Господи, в Царстве Твоём!»

Песнопение «Вечери Твоея тайныя…» поется во Святой и Великий Четверг вместо Херувимской песни.

«Днесь висит на древе…»

Антифон 15, глас 6

Днесь ви́сит на дре́ве, И́же на вода́х зе́млю пове́сивый: венце́м от те́рния облага́ется, И́же А́нгелов Царь: в ло́жную багряни́цу облача́ется, одева́яй не́бо о́блаки: зауше́ние прия́т, и́же во Иорда́не свободи́вый Адама: гвоздьми́ пригвозди́ся Жени́х Церко́вный: копие́м прободе́ся Сын Де́вы. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́: покажи́ нам и сла́вное Твое́ Воскресе́ние.

Перевод: Ныне висит на древе Тот, Кто повесил землю на водах; терновым венцом покрывается Ангелов Царь; в порфиру шутовскую одевается Одевающий небо облаками; пощечины принимает Освободивший (от греха) Адама в Иордане; гвоздями прибивается Жених Церкви; копьем пронзается Сын Девы. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, покажи нам и всеславное Твое Воскресение.

«Днесь висит на древе…» — песнопение утрени Великой Пятницы, имеющей особое название: Последование Святых и спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа.

«Разбойника благоразумнаго…»

Эксапостиларий

Разбо́йника благоразу́мнаго, во еди́ном часе́ ра́еви сподо́бил еси́, Го́споди, и мене́ дре́вом кре́стным просвети́, и спаси́ мя.

Перевод: Разбойника благоразумного в тот же день Ты рая удостоил, Господи. И меня древом Крестным просвети и спаси меня.

Благоразумный разбойник — один из двух разбойников, распятых на Голгофе рядом с Иисусом Христом, раскаявшийся, уверовавший во Христа, смиренно выразивший перед Ним свою веру и получивший от Него обетование, что «ныне же» будет пребывать с Ним в раю. Покаяние благоразумного разбойника воспоминается в песнопении на утрене Великой Пятницы при чтении Двенадцати Евангелий.

«Благообразный Иосиф…»

Тропарь, глас 2

Благообра́зный Ио́сиф,/ с дре́ва снем пречи́стое Те́ло Твое́,/ плащани́цею чи́стою обви́в,// и воня́ми во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Перевод: Благородный Иосиф, с древа (с Креста) сняв пречистое тело Твое, чистым полотном обвив и помазав благовониями, в гробнице новой положил.

Иосиф Аримафейский, о котором говорится в тропаре, был богатым иудеем, членом синедриона и тайным учеником Христа. После смерти Спасителя Иосиф испросил Его тело у Пилата для погребения. Когда позволение было получено, вместе с Никодимом он снял тело Спасителя с креста, обвил его плащаницей, с благовониями, как обыкновенно погребали иудеи, и положил в новом гробе, недавно высеченном в скале в его саду, привалив большой камень к двери гроба.
Тропарь «Благообразный Иосиф» поется во время выноса Плащаницы на вечерне Великой Пятницы и на утрене Великой Субботы (совершается вечером в Великую Пятницу).

«Да молчит всякая плоть человеча…»

Тропарь, глас 8

Да молчи́т вся́кая плоть челове́ча, и да стои́т со стра́хом и тре́петом, и ничто́же земно́е в себе́ да помышля́ет: Царь бо Ца́рствующих и Госпо́дь госпо́дствующих прихо́дит закла́тися и да́тися в снедь ве́рным. Предхо́дят же сему ли́цы А́нгельстии со вся́ким Нача́лом и Вла́стию, многоочи́тии Херуви́ми и шестокрила́тии Серафи́ми, ли́ца закрыва́юще и вопию́ще песнь: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа.

Перевод: Да умолкнет всякая плоть человеческая, и да стоит со страхом и трепетом, и ни о чем земном в себе да не помышляет, ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклаться и дать Себя в пищу верным. Пред Ним шествуют сонмы Ангелов со всяким их начальством и властью, многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, закрывая лица и возглашая песнь: Аллилуия, Аллилуия, Аллилуия.

Во Святую и Великую Субботу на Литургии, вместо Херувимской песни, поют «Да молчит всякая плоть человеча».

«Не рыдай Мене, Мати…»

Ирмос, глас 6

Не рыда́й Мене́, Ма́ти, зря́щи во гро́бе, Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́ Сы́на: воста́ну бо и просла́влюся, и вознесу́ со сла́вою непреста́нно я́ко Бог, ве́рою и любо́вию Тя велича́ющыя.

Перевод: Не рыдай надо Мною, Матерь, видя, что Тот Самый Сын, Котораго Ты без семени зачала во чреве, во гробе: вот Я восстану и прославлюсь и, как Бог, превознесу навсегда и во славе тех, которые с верою и любовно прославляют Тебя

Ирмос 9-й песни канона утрени «Не рыдай Мене, Мати» поется как задостойник на Литургии в Великую Субботу.

«Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго…»

Стихира на целование Плащаницы

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго и Живота́ всех испроси́вшаго: даждь ми Сего стра́ннаго, Иже не имеет где главы́ подклони́ти; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же ученик лука́вый на смерть предаде́; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же Ма́ти зря́щи на кресте́ ви́сяща, рыда́ющи вопия́ше и ма́терски восклица́ше: увы Мне, Ча́до Мое! Увы Мне, Све́те Мой и утро́ба Моя возлю́бленная! Симео́ном бо предрече́нное в церкви днесь собы́стся: Мое сердце оружие про́йде, но в радость Воскресения Твоего плач преложи́. Покланя́емся страсте́м Твоим, Христе, покланя́емся страсте́м Твоим, Христе, покланяемся страсте́м Твоим, Христе, и Святому Воскресению.

Перевод: Придите, прославим Иосифа, навеки памятного, ночью к Пилату пришедшего и Жизнь всех испросившего: «Отдай мне Сего Странника, Который не имеет, где главу приклонить; отдай мне Сего Странника, Которого ученик коварный предал на смерть; отдай мне Сего Странника, Которого Матерь, видя висящим на Кресте, с рыданиями взывала и по-матерински восклицала: «Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне, Свет Мой и Жизнь Моя возлюбленная! Ибо предсказанное в храме Симеоном в сей день сбылось: Мое сердце меч пронзил, но в радость о воскресении Твоем плач претвори!» Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, и святому воскресению!

При пении этой стихиры люди подходят приложиться к Плащанице в Великую Пятницу. В песнопении вспоминается тайный ученик Христа Иосиф Аримофейский, который после смерти Спасителя пошел к Пилату и попросил у него Тело Господа, которое затем предал погребению вместе с праведным Никодимом, тоже тайным Его учеником. Они сняли с Креста Тело Спасителя, обернули плащаницей и положили в новом гробе, в котором никто ранее не был погребен (этот гроб святой Иосиф приготовил заранее для себя) в Гефсиманском саду, в присутствии Богоматери и святых жен-мироносиц.

Песнопения Страстной седмицы

«Се, Жених грядет в полунощи…»

Тропарь, глас 8

Читать еще:  Доктор Лиза Глинка о предательстве и любви

Се, Жени́х гряде́т в полу́нощи,/ и блаже́н раб, его́же обря́щет бдя́ща,/ недосто́ин же па́ки, его́же обря́щет уныва́юща./ Блюди́ у́бо, душе́ моя́,/ не сно́м отяготи́ся,/ да не сме́рти предана́ бу́деши/ и Ца́рствия вне затвори́шися,/ но воспряни́ зову́щи:/ Свят, Свят, Свят еси́, Бо́же,// Богоро́дицею поми́луй нас.

Перевод: Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот раб, кого найдет Он бодрствующим, но, напротив, недостоин тот, кого Он найдет беспечным. Смотри же, душа моя, не будь побеждена сном, да не будешь смерти предана, и заключена вне Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже, по молитвам Богородицы помилуй нас!

Тропарь поется на утрене в первые три дня Страстной седмицы. В этом тропаре Церковь внушает нам спасительный страх внезапного пришествия Судии мира и побуждает нас к духовному бодрствованию. В его основе лежит притча о десяти девах ( Мф.25:1-13 ).

«Чертог Твой вижду, Спасе мой…»

Черто́г Твой ви́жду, Спа́се мой, украше́нный, и оде́жды не и́мам, да вни́ду в онь: просвети́ одея́ние души́ моея́, Светода́вче, и спаси́ мя.

Перевод: Чертог Твой вижу я, Спаситель мой, украшенным, но одежды не имею, чтобы войти в него. Сделай светлым одеяние души моей, Податель света, и спаси меня.

Эксапостиларий поется в первые четыре дня Страстной седмицы. В этом песнопении мы исповедуем перед Господом свое недостоинство, сокрушаемся и плачем, подобно невесте, оставленной вне брачного чертога.

«Егда славнии ученицы…»

Тропарь, глас 8

Егда́ сла́внии ученицы́/ на умове́нии ве́чери просвеща́хуся,/ тогда́ Иу́да злочести́вый/ сребролю́бием неду́говав омрача́шеся,/ и беззако́нным судия́м Тебе́, Пра́веднаго Судию́, предае́т./ Виждь, име́ний рачи́телю,/ сих ра́ди удавле́ние употреби́вша!/ Бежи́, несы́тыя души́,/ Учи́телю такова́я дерзну́вшия;// И́же о всех Благи́й, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Перевод: Когда славные ученики при умовении на вечере просвещались, тогда Иуда нечестивый, заболевший сребролюбием, омрачался и беззаконным судьям Тебя, Праведного Судию, предает. Смотри, любитель стяжаний, на удавление из-за них стяжавшего! Беги от ненасытной души, на такое против Учителя дерзнувшей! Господи, ко всем благой, слава Тебе!

Песнопение «Егда славнии ученицы…» поется в Великий Четверг и на утрене Великой Пятницы. В течение Великого поста оно также читается в последовании ко Святому Причащению.

«Вечери Твоея тайныя…»

Тропарь, глас 6

Ве́чери Твоея́ та́йныя днесь, Сы́не Бо́жий, прича́стника мя приими́; не бо враго́м Твои́м та́йну пове́м, ни лобза́ния Ти дам, я́ко Иу́да, но я́ко разбо́йник испове́даю Тя: помяни́ мя, Го́споди, во Ца́рствии Твое́м.

Перевод: Вечери Твоей таинственной участником в сей день, Сын Божий, меня прими. Ибо не поведаю я тайны врагам Твоим, не дам Тебе поцелуя, такого, как Иуда. Но как разбойник исповедаю Тебя: «Помяни меня, Господи, в Царстве Твоём!»

Песнопение «Вечери Твоея тайныя…» поется во Святой и Великий Четверг вместо Херувимской песни.

«Днесь висит на древе…»

Антифон 15, глас 6

Днесь ви́сит на дре́ве, И́же на вода́х зе́млю пове́сивый: венце́м от те́рния облага́ется, И́же А́нгелов Царь: в ло́жную багряни́цу облача́ется, одева́яй не́бо о́блаки: зауше́ние прия́т, и́же во Иорда́не свободи́вый Адама: гвоздьми́ пригвозди́ся Жени́х Церко́вный: копие́м прободе́ся Сын Де́вы. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Христе́: покажи́ нам и сла́вное Твое́ Воскресе́ние.

Перевод: Ныне висит на древе Тот, Кто повесил землю на водах; терновым венцом покрывается Ангелов Царь; в порфиру шутовскую одевается Одевающий небо облаками; пощечины принимает Освободивший (от греха) Адама в Иордане; гвоздями прибивается Жених Церкви; копьем пронзается Сын Девы. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, покажи нам и всеславное Твое Воскресение.

«Днесь висит на древе…» — песнопение утрени Великой Пятницы, имеющей особое название: Последование Святых и спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа.

«Разбойника благоразумнаго…»

Эксапостиларий

Разбо́йника благоразу́мнаго, во еди́ном часе́ ра́еви сподо́бил еси́, Го́споди, и мене́ дре́вом кре́стным просвети́, и спаси́ мя.

Перевод: Разбойника благоразумного в тот же день Ты рая удостоил, Господи. И меня древом Крестным просвети и спаси меня.

Благоразумный разбойник — один из двух разбойников, распятых на Голгофе рядом с Иисусом Христом, раскаявшийся, уверовавший во Христа, смиренно выразивший перед Ним свою веру и получивший от Него обетование, что «ныне же» будет пребывать с Ним в раю. Покаяние благоразумного разбойника воспоминается в песнопении на утрене Великой Пятницы при чтении Двенадцати Евангелий.

«Благообразный Иосиф…»

Тропарь, глас 2

Благообра́зный Ио́сиф,/ с дре́ва снем пречи́стое Те́ло Твое́,/ плащани́цею чи́стою обви́в,// и воня́ми во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Перевод: Благородный Иосиф, с древа (с Креста) сняв пречистое тело Твое, чистым полотном обвив и помазав благовониями, в гробнице новой положил.

Иосиф Аримафейский, о котором говорится в тропаре, был богатым иудеем, членом синедриона и тайным учеником Христа. После смерти Спасителя Иосиф испросил Его тело у Пилата для погребения. Когда позволение было получено, вместе с Никодимом он снял тело Спасителя с креста, обвил его плащаницей, с благовониями, как обыкновенно погребали иудеи, и положил в новом гробе, недавно высеченном в скале в его саду, привалив большой камень к двери гроба.
Тропарь «Благообразный Иосиф» поется во время выноса Плащаницы на вечерне Великой Пятницы и на утрене Великой Субботы (совершается вечером в Великую Пятницу).

«Да молчит всякая плоть человеча…»

Тропарь, глас 8

Да молчи́т вся́кая плоть челове́ча, и да стои́т со стра́хом и тре́петом, и ничто́же земно́е в себе́ да помышля́ет: Царь бо Ца́рствующих и Госпо́дь госпо́дствующих прихо́дит закла́тися и да́тися в снедь ве́рным. Предхо́дят же сему ли́цы А́нгельстии со вся́ким Нача́лом и Вла́стию, многоочи́тии Херуви́ми и шестокрила́тии Серафи́ми, ли́ца закрыва́юще и вопию́ще песнь: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа.

Перевод: Да умолкнет всякая плоть человеческая, и да стоит со страхом и трепетом, и ни о чем земном в себе да не помышляет, ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклаться и дать Себя в пищу верным. Пред Ним шествуют сонмы Ангелов со всяким их начальством и властью, многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, закрывая лица и возглашая песнь: Аллилуия, Аллилуия, Аллилуия.

Во Святую и Великую Субботу на Литургии, вместо Херувимской песни, поют «Да молчит всякая плоть человеча».

«Не рыдай Мене, Мати…»

Ирмос, глас 6

Не рыда́й Мене́, Ма́ти, зря́щи во гро́бе, Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́ Сы́на: воста́ну бо и просла́влюся, и вознесу́ со сла́вою непреста́нно я́ко Бог, ве́рою и любо́вию Тя велича́ющыя.

Перевод: Не рыдай надо Мною, Матерь, видя, что Тот Самый Сын, Котораго Ты без семени зачала во чреве, во гробе: вот Я восстану и прославлюсь и, как Бог, превознесу навсегда и во славе тех, которые с верою и любовно прославляют Тебя

Ирмос 9-й песни канона утрени «Не рыдай Мене, Мати» поется как задостойник на Литургии в Великую Субботу.

«Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго…»

Стихира на целование Плащаницы

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго и Живота́ всех испроси́вшаго: даждь ми Сего стра́ннаго, Иже не имеет где главы́ подклони́ти; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же ученик лука́вый на смерть предаде́; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же Ма́ти зря́щи на кресте́ ви́сяща, рыда́ющи вопия́ше и ма́терски восклица́ше: увы Мне, Ча́до Мое! Увы Мне, Све́те Мой и утро́ба Моя возлю́бленная! Симео́ном бо предрече́нное в церкви днесь собы́стся: Мое сердце оружие про́йде, но в радость Воскресения Твоего плач преложи́. Покланя́емся страсте́м Твоим, Христе, покланя́емся страсте́м Твоим, Христе, покланяемся страсте́м Твоим, Христе, и Святому Воскресению.

Перевод: Придите, прославим Иосифа, навеки памятного, ночью к Пилату пришедшего и Жизнь всех испросившего: «Отдай мне Сего Странника, Который не имеет, где главу приклонить; отдай мне Сего Странника, Которого ученик коварный предал на смерть; отдай мне Сего Странника, Которого Матерь, видя висящим на Кресте, с рыданиями взывала и по-матерински восклицала: «Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне, Свет Мой и Жизнь Моя возлюбленная! Ибо предсказанное в храме Симеоном в сей день сбылось: Мое сердце меч пронзил, но в радость о воскресении Твоем плач претвори!» Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, и святому воскресению!

При пении этой стихиры люди подходят приложиться к Плащанице в Великую Пятницу. В песнопении вспоминается тайный ученик Христа Иосиф Аримофейский, который после смерти Спасителя пошел к Пилату и попросил у него Тело Господа, которое затем предал погребению вместе с праведным Никодимом, тоже тайным Его учеником. Они сняли с Креста Тело Спасителя, обернули плащаницей и положили в новом гробе, в котором никто ранее не был погребен (этот гроб святой Иосиф приготовил заранее для себя) в Гефсиманском саду, в присутствии Богоматери и святых жен-мироносиц.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector