4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Убийство монахов в Оптиной пустыни — как это было

Новые подробности убийства на Пасху 1993 года Оптинских монахов

Милостью Божией в эти Пасхальные дни я сподобился побывать на Афоне. В одном из монастырей я познакомился с монахом, который в 90-е годы подвизался в Оптиной и был хорошо знаком с убиенными братьями о. Василием, о. Трофимом и о. Ферапонтом.

О. Силуан (так представился мой новый знакомый) во время одной из наших прогулок по Святой Горе рассказал о некоторых моментах Оптинской Пасхи 1993 года, когда были убиты трое братьев.

Проведя в суровых подвигах Поста свои последние земные дни, о. Василий с самого утра Великой Субботы уже был в храме. Совершалось богослужение; а потом его ждали на исповедь духовные чада и паломники, приехавшие в обитель на Пасху.

Практически весь день отец Василий (Росляков) исповедовал. Он был всегда физически крепкий, прежде даже состоял в Олимпийской сборной по водному поло, но тогда он даже чуть не потерял сознание в храме, настолько был утомлен. О. Силуан рассказал, что Батюшка еле стоял на ногах и был очень бледным. Сказывались сильная усталость, службы, послушания. Один из братьев, освящавших куличи, увидел, что о. Василий теряет сознание и несколько раз покропил его святой водой. Тот, испытав облегчение, еще минутку постоял, держась за аналой, и продолжил исповедовать. О. Василий всегда говорил, что лучше умереть на послушании, чем оставить его. Исповедовал он практически до самой ночной Пасхальной службы.

Благочинным тогда был игумен Мелхиседек (Артюхин). Он распределял послушание братьям: священникам, дьяконам, монахам. И он перед Пасхальной службой едва стоявшего на ногах о. Василия назначил совершать Проскомидию.
Но вот праздничная служба закончилась. Братия, разговевшись, разошлись по своим келлиям, а о. Василия благочинный послал в Скит — исповедовать паломников перед поздней Литургией. На просьбу одного из братьев дать передышку о. Василию о. Мелхиседек ответил: «А кому сейчас легко?»

Артюхин был извещен властными структурами о том, что на предстоящую Пасху сатанистами, обитавшими рядом с Оптиной, планируется убийство монахов. Поэтому в ночь на 18 апреля 1993 года в монастырь для охраны насельников и прихожан были привлечены практически все милиционеры из близ лежащего города Козельска. Однако сразу после ночной службы о. Мелхиседек представителей правопорядка отпустил. Милиционеры покинули обитель, а о. Василий один пошел в Скит.

Вернувшись домой, я перечитал книгу «Пасха Красная». Там сказано, что, действительно, о. Василий пошел в Скит через 15 минут после того, как охрана была снята.

Бывший в то время благочинным о. Мелхиседек подтверждал, что он знал об опасности, которая подстерегала монахов в роковую ночь 18 апреля 1993 года. «Есть свидетельства о том, что в ночь Пасхи на территории монастыря находились еще четыре подозрительных человека, — говорил он. — Они наблюдали за совершением убийства. Одного из них видели над телом иеромонаха Василия. Паломники слышали его слова: “Все равно мы их достанем”».

Я вспомнил, что недавно в одной из газет видел статью, в которой мама убиенного иеромонаха Василия называет одним из виновников смерти ее сына архимандрита Мелхиседека (Артюхина); позвонил на Афон и спросил о. Силуана, правда ли это. Он коротко сказал: «Да».

Услышав ответ, я его спросил: «Быть может, это обыкновенная халатность и непредусмотрительность о. Мелхиседека, отпустившего милицию раньше времени?»

На это афонит ответил: «Нет, деньги. Деньги и власть. Только это его интересовало и интересует».

18 апреля 1993 года в Оптиной Пустыни сатанистом были убиты три её насельника.

Пасхальным утром 18 апреля 1993 года в Оптиной Пустыни сатанистом были убиты три её насельника: иеромонах Василий, инок Трофим, инок Ферапонт

Убийство было тщательно подготовленным. Местные жители позже вспоминали, как перед Пасхой убийца приходил в монастырь, сидел на корточках у звонницы, долго смотрел на звонарей и по-хозяйски осматривал входы и выходы. У восточной стены монастыря была большая поленница. Именно по ней потом забрался убийца, чтобы перемахнуть через высокую стену. Около стены он бросил короткий самодельный окровавленный меч с меткой “сатана 666”, финку с тремя шестерками на ней.

То далекое от нас Пасхальное утро протекало так: в 5.10 закончилась литургия, и монастырские автобусы увезли из Оптиной местных жителей и паломников, возвращающихся домой. С ними уехала и милиция. А братия и паломники, живущие в Оптиной, ушли в трапезную. Вспоминают, что о. Василий лишь немного посидел со всеми за столом, не прикасаясь ни к чему. Впереди у него были еще две службы, а служил он всегда натощак. Посидев немного с братией и тепло поздравив всех с Пасхой, о. Василий пошел к себе в келью. Видимо, его мучила жажда, и проходя мимо кухни, он спросил поваров:
— А кипяточку не найдется?
— Нет, отец Василий, но можно согреть.
— Не успею уже, — ответил он.

Очень радостным в тот день был инок Трофим. “Батюшка, — обратился он к игумену Александру, — благословите, иду звонить”. Игумен Александр вспоминает:
«Я благословил и спросил, глядя на пустую звонницу:
— Да как же ты один будешь звонить?
— Ничего, сейчас кто-нибудь подойдет».

В поисках звонарей о. Трофим заглянул в храм, но там их не не было.
С крыльца храма Трофим увидел инока Ферапонта. Оказывается, он первым пришел на звонницу и, не застав никого, решил сходить к себе в келью. “Ферапонт!” — окликнул его инок Трофим. И двое лучших звонарей Оптиной встали к колоколам, славя Воскресение Христово.

Первым был убит инок Ферапонт. Он упал, пронзенный мечом насквозь.
Следом за ним отлетела ко Господу душа инока Трофима, убитого также ударом в спину. Инок упал. Но уже убитый — вернее, смертельно раненный — он воистину “восста из мертвых”: подтянулся на веревках к колоколам и ударил в набат, раскачивая колокола уже мертвым телом и тут же упав бездыханным. Он любил людей и уже в смерти восстал на защиту обители, поднимая по тревоге монастырь. Это был набат. Тревога, призыв.

Иеромонах Василий шел в это время исповедовать в скит, но, услышав зов набата, повернул к колоколам и побежал навстречу убийце.

Убийца рассчитал все, кроме этой великой любви Трофима, давшей ему силы ударить в набат уже вопреки смерти. И с этой минуты появляются свидетели. Три женщины шли на хоздвор за молоком, а среди них паломница Людмила Степанова, ныне инокиня Домна. Но тогда она впервые попала в монастырь, а потому спросила: “Почему колокола звонят?” — “Христа славят”,- ответили ей. Вдруг колокола замолкли. Они увидели издали, что инок Трофим упал, потом с молитвой подтянулся на веревках, ударил несколько раз набатно и снова упал.

Читать еще:  Древнееврейский глагол бара ‘сотворил’: опыт богословской интерпретации

Отец Василий встретился лицом к лицу с убегающим с места преступления убийцей, и был между ними краткий разговор: отец Василий спрашивал, что случилось, а после доверчиво повернулся спиной к человеку, не подозревая, что именно это убийца. Удар был нанесен снизу вверх — через почки к сердцу. Но о. Василий еще стоял на ногах и, сделав несколько шагов, упал, истекая кровью. Он жил после этого еще около часа.

Мы поминаем сегодня верных, погибших за Христа.
Иеромонаха Василия, инока Трофима, инока Ферапонта.

И с особым чувством молюсь я за своего однокашника, выпускника факультета журналистики МГУ Игоря Рослякова, того, с кем учились мы в одних аудиториях, у одних учителей.
Это он заставляет меня каждый год, и не один раз, вспоминать о том, что у нас на факультете учился человек, отдавший жизнь за Христа.

Смерть его была мученической, жизнь — удивительной.
Бесконечно одарённый человек, он был не только журналистом и поэтом, он был мастером спорта,чемпионом Европы, капитаном сборной МГУ по ватерполо.

«Я родился зимою, когда ветер и снег, Когда матери стукнуло сорок. » — это строчки Игоря Рослякова.

Поздний ребёнок в семье, талантливый и одарённый. Таким его помнят одноклассники, учителя, все, кто знал его.

Рассказывает тележурналист, мастер спорта Олег Жолобов, член сборной команды МГУ по водному поло: “О дарованиях Игоря Рослякова говорили: “Его Бог поцеловал”. Это был выдающийся спортсмен нашего века, так и не раскрывшийся, на мой взгляд, в полную меру своих возможностей. Сначала этому помешало то, что Игорь стал “невыездным”. Несколько лет подряд он завоевывал звание лучшего игрока года, и при этом его не выпускали на международные соревнования. Потом началась перестройка, Игорю стали давать визу, правда, в пределах соцстран. Он выполнил тогда норматив мастера спорта международного класса, был на взлете и вдруг ушел в монастырь.
Помню прощальный вечер, когда мы собрались командой, провожая Игоря в Оптину. Все охали, переживали и, как ни странно, понимали его. Все мы были еще неверующими, но уважали веру Игоря и знали: он не может иначе. И как когда-то он вел нашу команду в атаку, так, став о. Василием, он привел нашу команду к Богу, не навязывая своей веры никому. Он убеждал нас не словами, но всей своей жизнью. И вот отдельные случаи, запомнившиеся мне.
Из-за его постничества в команде было сперва недовольство. Он был ведущим и самым результативным игроком команды, и мы боялись проиграть, если он ослабеет постом. Помню, Великим постом сидели мы с ним на бортике бассейна в Сухуми, и Игорь сказал: “Главное, чтобы были духовные силы, а физические после придут. Дух дает силы, а не плоть”. На следующий день у нас был решающий финальный матч с “Балтикой”, очень сильной командой в те годы. И как же стремительно Игорь шел в атаку, забивая и забивая голы! Мы победили, и пост был оправдан в наших глазах».

В 1985 году Игорь закончил МГУ с квалификацией — литературный работник газеты. Уже тогда он был глубоко верующим человеком:

И тогда ничего мне не стоит
Бросить все и уйти в монастырь
И упрятать в келейном покое,
Как в ларце, поднебесную ширь.

Не сидел я в собрании смеющихся и не веселился: под тяготеющей на мне рукою Твоею я сидел одиноко, ибо Ты исполнил меня негодования”. (Иеремия 15, 17-19)

Не сидел я в кругу захмелевших друзей,
Не читал им Рубцова и Блока.
Опечалился я, и с печалью своей
Я сидел у икон одиноко.

Анна Михайловна, мама Игоря, никак не могла понять того, что владело душой её сына. Она вспоминала:
«Вдруг сын опустился передо мной на колени — и слезы в глазах: “Мама, благослови меня в монастырь”. И тут я в ужасе закричала про Бога такое, что сын сразу в дверь и бежать. Только слышу, как застучал каблуками по лестнице. До сих пор в ушах каблуки стучат. ”.

И долго пыталась мать уговорить сына не уходить в монастырь,а жить с ней вместе, строить дачу. «В Царствии Небесном построим дачу», — отвечал ей её всегда такой послушный сын.

А мама вспоминала, как баловал её сынок, какие роскошные цветы ей покупал, а сейчас уходил он от неё туда, куда она за ним пойти не могла: она не верила в то, во что верил сын.

Долгим, непростым был её путь к вере. Уже после смерти отца Василия долгие часы сидела мать у могилы сына, спрашивала, плакала, обвиняла, находила утешение и. начинала молиться.

16 декабря 1999 года раба Божья Анна приняла монашеский постриг с именем Василиссы.

Можно долго рассказывать о том, каким был монахом отец Василий, сколько сделал он для своих духовных чад. Я же приведу слова только одной молодой женщины, потерявшей своего мужа и изнемогающей от горя:

«Горе душило порой с такой силой, что нечем было дышать. И я шла тогда из своей деревни десять километров пешком в Оптину, чтобы повидаться с о. Василием. Молча посмотрим друг другу в глаза, о. Василий помолится и так же молча благословит меня в обратный путь. Слов при этом почему-то не требовалось. Но я чувствовала, как он снимает с меня мое горе. Вот и ходила по десять километров пешком, понимая тогда и теперь, что без о. Василия мне было бы не выстоять”.

И нам не выстоять без таких людей, как иеромонах Василий, инок Трофим, инок Ферапонт.
Но пока жива вера православная, будут с нами наши отцы, братья и сестры, подвижники, молитвенники и защитники. Христос Воскресе!

(Воспоминания современников, стихи отца Василия взяты из прекрасной книги Нины Павловой «Красная Пасха». )

Убийство монахов в Оптиной пустыни — как это было

Массовое убийство монахов в Оптинской пустыни в 1993г. в документальном фильме «Метка посланника Сатаны» из цикла Вахтанга Микеладзе «Приговорённые пожизненно»

Ранним утром 18 апреля 1993 г. на территории монастыря Оптина Пустынь были убиты иноки о.Ферапонт, о.Трофим и иеромонах о.Василий.

Брошенный преступником на крыльце здания братских келий нож — по сути это был кустарно изготовленный широкий короткий меч — имел следы крови и по своим геометрическим параметрам соответствовал ранам, полученным погибшими; он был признан экспертизой орудием преступления. На обеих сторонах лезвия были выполнены гравировки: с одной — 666, с другой — слово «САТАНА». Также была найдена военная шинель предполагаемого убийцы.

Фоторобот и словесный портрет неизвестного мужчины были составлены быстро и — главное! — точно. Сотрудниками Козельского РОВД по фотороботу был опознан некий Аверин Николай Николаевич, житель деревни Волконск, Козельского района, Калужской области. Уже вечером 18 апреля во все РОВД Калужской и соседних областей разошлись ориентировки, содержавшие установочные данные на этого человека.

Читать еще:  Папа умер, но еще 5 лет дочь получала цветы на день рождения

Николай Аверин, родившийся 13 июня 1961 г., служил в Афганистане, где, по его словам и «пришел к Богу»; впервые попал в поле зрения правохранительных органов летом 1990 г., когда вместе с приятелем попытался изнасиловать пожилую женщину. До суда дело тогда не дошло, все закончилось покаянными извинениями обидчиков со ссылками «на пьяную голову».
Хотя, как точно стало тогда известно милиционерам, эта попытка была далеко не первой выходкой Аверина такого рода.
В апреле 1991 г., как раз в канун Пасхи, Аверин совершает новое преступление — и опять посягательство на изнасилование. Жертва была сильно им избита и ни о каких «покаянных» слезах на этот раз и речи быть не могло. Уголовное дело с достаточно простой фабулой и очевидным, казалось бы, исходом, было закончено в месячный срок и попало в Козельский районный суд, который потребовал психиатрической экспертизы Аверина. остановлением от 8 августа 1991 г. суд освободил Аверина от уголовного наказания как шизофреника. Суд констатировал, что попытка изнасилования была предпринята Николаем Авериным в состоянии невменяемости и определил этого человека на принудительное лечение. До февраля 1992 г. Аверин находился в психиатрической больнице имени Ганнушкина с обычным режимом наблюдения. Вышел он оттуда инвалидом 3 — й группы.

Опрошенные родители Николая Аверина подтвердили, что сын уехал в монастырь в Пасхальную ночь. Был он одет в куртку, на голове имел кепку с оторванным козырьком. Тем временем с отправленного в Москву на исследование орудия убийства удалось снять несколько пригодных для идентификации отпечатков пальцев. Один из них однозначно соответствовал безымянному пальцу Николая Николаевича Аверина.

Аверин проявил характерную для циклоиднывх шизофреников склонность — неосознанное стремление возвратиться в привычную спокойную обстановку. Такие люди чуствуют себя намного лучше среди знакомых предметов , рядом с родными, с ощущением строгости и упорядоченности дневного графика. Парадоксально то, что Аверин, прекрасно понимавший, что его будут искать и постаравшийся скрыться, после успешного бегства оказался в тупике; он просто не знал, что же ему делать дальше. Как установило несколько позже следствие, он сумел убежать очень далеко — лесами прошел аж в Тульскую область, там совершил кражу в дачном кооперативе, после чего решил отправиться назад, в Калугу. В Калугу он поехал автобусом дальнего следования, потом перебрался в Козельск, совсем близко к дому. В Козельске явился к тетке. Любой не шизофреник на его месте мог бы предположить , что дом тетки и дом родителей Аверина к тому моменту находились уже под негласным наблюдением. Николай Аверин ни о чем таком не думал.

Группа наружного наблюдения не имела команды задерживать преступника. Ему дали время расслабиться; он спокойно позвонил соседям родителей (каков конспиратор!), попросил им передать, чтоб они собирались и ехали к тетке в Козельск; потом покушал, отогрелся, успокоенный ощущением безопасности лег спать. И только тогда в дом вошла группа захвата, тихо забрала обрез охотничьего ружья, стоявший у кровати, и мгновенно навалилась на похрапывающего убийцу. Когда Аверин пришел в себя на нем уже были наручники.

Привезенный в Козельское РОВД, Аверин сразу стал говорить. Он рассказал о Голосе, толкнувшем его на борьбу с Богом, об отданном свыше приказе убить иноков («если бы я не совершил это, мы проиграли бы войну с Богом»), о том, что еще 13, а затем и 15 апреля он приходил в монастырь с намерением совершить убийство. Аверин на допросах также подчеркивал мистический характер содеянного. Он прямо заявлял, что убийство монахов совершено им умышленно и готовилось заблаговременно. В качестве побудительного мотива он назвал повеления внутреннего Голоса, который постоянно звучал в его голове на протяжении нескольких лет. Голос этот долгое время мучил Аверина разного рода грохотом и гулом, что вызывало страшные головные боли. Бороться с ним не было никакой возможности и с течением времени Голос добился полного подчинения Аверина. По приказанию Голоса преступник совершал самые невообразимые поступки: поедал использованную туалетную бумагу, разрубил топором Библию, совершал нападения на женщин, безудержно ругался матом на людях и пр. Голос ненавидел Православие и все, связанное с христианством, а потому и сам Аверин проникся к религии ненавистью. Преступник соглашался с тем, что этот внутренний голос принадлежит Сатане, и что он сам — Николай Аверин — является сознательным помощником нечистой силы.

Несмотря на то, что преступник был схвачен и изобличен, ряд весьма существенных моментов так и не получил своего разъяснения в ходе следствия. Остался необъясненным факт появления у Николая Аверина месяца за три до совершения преступления значительной суммы денег. Между тем, многие знавшие его прежде как постоянно нуждавшегося в средствах человека, с удивлением отмечали, что он вдруг начал с легкостью давать взаймы и поить пьяниц. Сам Аверин не пил, но после Нового года (в 1993 г.) вдруг с легкостью стал давать деньги на выпивку людям, от которых возврата долга ждать не приходилось. Но это, видимо, нисколько не беспокоило будущего убицу: ссужая деньгами местных пьяниц, давая деньги взаймы сослуживцам, он словно вырастал в собственных глазах и наслаждался заискиванием окружающих.

Следствие так и не установило из каких источников и за какие заслуги получал Аверин деньги в первые месяцы 1993 г., хотя сам по себе факт его неожиданного обогащения невольно наводит на мысль о существовании неустановленных друзей (и возможно, единомышленников) убийцы-сатаниста. Следствие не захотело рассмотреть по существу многочисленные свидетельства, указывавшие, пусть и косвенно,на возможность существования организованной группы сатанистов, поставившей перед собой цель запугать монахов Оптиной пустыни и прихожан угрозой террора. Целый ряд независимых источников свидетельствует, что в начале 90-х годов 20-го века такого рода угрозы были отнюдь не мифом.

Усиленно распространялись слухи о том, что «на Пасху монахов резать будут». Уже после трагических событий 18 апреля 1993 г. некоторые из прихожан сообщали о том, что друзья-атеисты уговаривали их не ходить в монастырь пасхальной ночью, поскольку там будут убивать верующих. Кого-то друзья по работе просили сбрить бороду, чтобы не походить на православного верующего, ибо в ближайшие дни это могло оказаться небезопасным.

О такого рода слухах и предостережениях вспоминали разные люди и не подлежит сомнению, что подобная молва в самом деле ходила в народе. За две недели до гибели монахов в монастырскую переплетную мастерскую, где работал о. Трофим, заглянул неизвестный мужчина, который крикнул с порога: «Монахов надо убивать и скоро вас начнут резать!» Этот возглас слышали все, находившиеся в мастерской. Оставив свою работу, о. Трофим приблизился к незнакомцу и предложил отвести его в столовую, дабы тот покушал там супа. Миролюбивое предложение инока, видимо, только раззадорило незваного гостя и тот ответил о. Трофиму: «Пойди-ка сам пожри рыбы!» После этого он похлопал по плечу инока и добавил: «Ты — наш, наш!»

За день до Пасхи, омраченной страшной трагедией, произошел другой случай, оставививший самый мрачный след в памяти свидетелей. Во время литургии в храм вбежал никому не известный человек и закричал во все горло: «Я тоже могу сделаться монахом, если убью трех монахов!» После чего стремительно выбежал вон. Охрана монастыря во всех подобных случаях так и не смогла установить личности горлопанов. Ясно было, что это не паломники, а люди пришлые, никому не известные.

Читать еще:  «У Оли больные ноги, а не голова – ей не нужны оценки из жалости»

Один из оптинских игуменов, имя которого не оглашалось из соображений безопасности, в Великий Пост 1993 г. с интервалом в неделю получил два идентичных анонимных письма. В каждом находилась фотография открытого пустого гроба и коротенькая записка, в которой его обещали убить золотым шомполом в темя. После трагических событий 18 апреля оба письма были переданы правоохранительным органам.

Помощник наместника Оптиной Пустыни игумен Мелхиседек (Артюхин) отказывается признавать сумасшествием «открытое служение Сатане. Всегда ecть люди, одержимые бесом, и это их свободный выбор». Он выступает со своей версией происшедшего. По его мнению, Аверин был членом сатанистской секты, которая поручила бывшему «афганцу» исполнение ритуального убийства. «Есть свидетельства о том, что в ночь Пасхи на территории монастыря находились еще четыре подозрительных человека, — говорит отец Мслхиседек. — Они наблюдали за совершением убийства. Одного из них видели над телом иеромонаха Василия. Паломники слышали его слова: «Все равно мы их достанем».

Прокуратура не отвергает полностью версию о принадлежности Аверина к тайной секте. Следствию удалось выяснить, что незадолго до убийства Аверин ездил в Москву и Киев в поисках единомышленников по «войне с Богом

Примечательно, что сам Аверин не делал тайны из своих намерений. Буквально накануне убийства он появился в механической мастерской при аэродроме сельскохозяйственной авиации, где работал последнее время, и принялся точить свой меч. Рабочие заинтересовались диковинным оружием и кто-то из них спросил будущего убийцу: «На кого зуб точишь?»-«Монахов хочу подрезать»,- ответил Аверин. Даже лукавить не стал. Затем, выйдя из мастерской во двор, он показывал наточенный клинок другим рабочим и рассуждал о том, что они еще о нем услышат!

Следствие так и не смогло установить происхождение этого меча с сатанинской гравировкой. Аверин показал, будто секач этот был изготовлен мастером на механизаторском дворе колхоза «Дружба», гравировку на лезвие нанесли в мастерской в Калуге. Но ни мастера с мехдвора, ни гравера из мастерской следствию выявить так и не удалось. Может быть, потому, что их не существовало вовсе.

Аверин в очередной раз был признан невминяемым и отправлен на принудительное лечение, о дальнейшей его судьбе неизвестно.

Оптина Пустынь

Толкования
Священного
Писания

Новая книга

В издательстве нашего монастыря опубликована новая книга — «Житие священномученика Вениамина (Казанского), митрополита Петроградского и Гдовского, и иже с ним пострадавших преподобномученика Сергия (Шеина), мучеников Юрия Новицкого и Иоанна Ковшарова».

В новой книге известного русского агиографа архимандрита Дамаскина (Орловского) читателю предлагается житие митропо­лита Петроградского Вениамина (Казанского) — одного из первых святителей-священномучеников, не погрешивших своей душой, ни совестью во время начавшихся гонений и отдавших свою жизнь за Христа и Его Церковь.

Где мир, там Бог, а где враж­да, там соп­ро­тив­ный, от ко­то­ро­го да из­ба­вит нас Гос­подь!

оптинские
книги

Расписание Богослужений

Последний фотоальбом

Видео

Духовные беседы с паломниками

Два взгляда на убийство трёх оптинских братьев

М ученичество, — говорит свщмч. Киприан Карфагенский, — это крещение, после которого уже не грешат.

«Пасхальная трагедия» произошедшая в Оптиной Пустыни в 1993 году имела с самого начала двухполюсное напряжение: с одной стороны — пик Пасхальной радости, а с другой — пик великой скорби о зловещем убийстве братии.

Прошло уже 20 лет со дня страдальческой кончины братии, и мы вправе и даже обязаны еще раз взглянуть и трезво и рассудительно оценить происшедшее. С одной стороны есть прямо-таки очевидные факты, позволяющие многим говорить то, что братия пострадала и пролила кровь свою за Христа.

Панихида по убиенным братьям у Воскресенской часовни

Во-первых, это заклание братии мечом, на котором выбито было апокалиптическое число антихриста 666 и написано его злорадное имя сатана.

Во-вторых, свидетельство самого убийцы, раскрывающее подлинный религиозный мотив преступления (о нем мы будем говорить позже).

И к третьему факту можно подвести ряд обстоятельств, подтверждающих первые два. Это убийство на Пасху (имеющее тоже религиозную цель), братья причастились Животворящих Тайн Христовых и то, что они умерли на послушании. Один из них шел исполнять свой долг исповедника, двое, ни больше, ни меньше были закланы во время священнодействия своего послушания, имея на то свидетельство от Самого Христа: «В чем застану, в том и сужу».

С другой стороны, существует мнение, что дело убийства братии носило не ритуальный характер, а скорее бытовой и есть дело болезненного воображения невменяемого человека. Действительно, медэкспертиза признала, что гражданин Аверин был невменяемым во время убийства и является душевнобольным человеком. Однако, даже будучи невменяемым и душевнобольным Аверин имел четко определенную цель преступления, и он руководствовался пусть «бредовой», но заранее продуманной мотивацией своего преступного плана. Допрос убийцы, зафиксированный как письменно, так и на видеосъемку, дает возможность обнаружить подлинные мотивы преступления.

Итак, цель преступления — убить врагов сатаны, как выразился сам Аверин: «Они были врагами сатанизма». Это первое. Второе — «Я начал ненавидеть Бога» и «хотел достать Бога через монахов», «мне не хотелось убивать, но больше я никак не мог достать Бога». Эти устные свидетельства очевидно показывают не только религиозный, но (особенно второй пункт) сверхрелигиозный характер преступления.

Далее, жертвой для этой зловещей цели были выбраны (причем сознательно и заранее) ни первый попавшийся, что могло произойти при невменяемом состоянии, а именно служители культа — монахи. Как свидетельствовал на допросе Аверин: «Когда Крестный ход шел, я не хотел, чтобы кто-то случайно попался, мне стало жутко, что кого-то могу зацепить из гражданских».

Из этих свидетельств видно, что мотив преступления носит не бытовой, а чисто культовый, религиозный характер. Спорным здесь может быть только одно, было ли убийство ритуальным? В пользу того, что убийство было ритуальным, говорит, во-первых, оружие убийства, на котором были начертаны ритуальные надписи. Во-вторых, выбранный убийцей день Праздников Праздник и место — территория монастыря.

В противовес этому — отсутствие ритуальных действий. Ритуальный акт состоит не только из вещей, которыми он совершается, но и действий — так называемых мистерий, которые всегда сопровождают его. В данном случае такие действия отсутствуют, и сам убийца о них не упоминает.

Итак, убийство оптинской братии на Пасху 1993 года носит, независимо от состояния убийцы, чисто религиозный характер. Это является свидетельством того, что братия пролила кровь свою за Христа, и умерщвлены они были Бога ради.

В связи с этим становится актуальным вопрос, поднятый председателем комиссии по канонизации святых епископом Панкратием, о канонизации трех оптинских отцов убитых на Пасху. Причтение к лику святых этих блаженных страдальцев показывает нам сокровенную силу Церкви Христовой. Она может внезапно рождать святых. И побеждать там, где, казалось бы, Ей нанесен смертельный ущерб, ибо Свет Христова Воскресения и во тьме светит и тьма не сможет объять Его.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector