0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

У Алеши удалили опухоль в мозгу. Но его правую руку парализовало

Жизнь после удаления опухоли головного мозга

Опухоли головного мозга очень опасны для жизни человека. В большинстве случаев они требуют медицинского вмешательства и проведения операции, что позволяет избежать их разрастания и разрушения мозговых тканей. После удаления опухоли головного мозга человека могут ждать неприятные последствия. Избежать многих из них удается с помощью правильной реабилитации, уделяющей особое внимание состоянию здоровья больного.

Виды опухолей

Все новообразования головного мозга классифицируются по разным признакам. Основное деление на виды подразумевает наличие доброкачественных и злокачественных опухолей. Первые не несут в себе серьезной опасности. Как правило, они растут очень медленно, не затрагивают близлежащие ткани или органы, не дают рецидивов или метастазов. В редких случаях они способны переформироваться во второй тип, что меняет картину. Злокачественные представляют собой рак. Они максимально агрессивны, быстро распространяются по всем тканям, разрастаются с высокой скоростью и зачастую дают рецидивы или метастазы.

Выделяют два подвида опухолей с учетом повторности их возникновения. Они могут быть первичными. В таком случае новообразование возникает в первый раз, образовываясь из мозговых тканей. Обычно оно развивается медленно. Также опухоли могут быть вторичными. Тогда они называются метастазами и развиваются в результате распространения основного образования в мозге на другие структуры. Иногда они могут даже переходить на спинной мозг или ближайшие органы.

Больше всего внимания уделяется именно злокачественным опухолям. Они очень опасны, из-за чего требуют обязательного медицинского вмешательства. Некоторые из них практически не поддаются лечению, что создает серьезные трудности как для больного, так и для врачей. Такие новообразования классифицируются по своим отличительным чертам.

Наиболее распространенные злокачественные опухоли:

  • глиома – ее развитие обусловлено поражением клеток нервных тканей, считается самым встречающимся типом опухолей;
  • астроцитома – разрастается из вспомогательных мозговых клеток, входит в категорию глиальных опухолей;
  • глиобластома – крайне агрессивная опухоль из категории глиом, быстро распространяется на ближайшие участки мозга, нарушая их функционирование;
  • пинеобластома – начальным участком такой опухоли становится шишковидная железа, относится к подвиду астроцитом;
  • эпендимома – происходит из мембранных тканей желудочков, часто вызывает метастазы, затрагивая спинной мозг, может врастать в основные мозговые структуры;
  • менингиома – относится к категории оболочечных новообразований, локализуется в твердой оболочке мозга;
  • олигодендроглиома – появляется из вспомогательных клеток нервных тканей, частично связана с астроцитомой по схожим образующим составляющим;
  • гемангиома – местом образования таких опухолей становятся поврежденные сосуды, откуда они могут разрастаться на сам мозг.

Существуют и другие типы опухолей. Например, эмбриональные. Они крайне опасны и развиваются исключительно у детей в период внутриутробного развития. Удаление такой опухоли мозга может быть очень сложным, но встречаются они довольно редко.

Иногда даже злокачественные опухоли замедляются в развитии, прекращая наносить вред организму.

Также врачи выделяют глиозный тип новообразований. Они представляют собой своеобразные рубцы, образованные в результате различных патологий. Зачастую может встретиться киста, которая является полостью с различным наполнением внутри тканей. Схожее поражение мозга возникает при образовании внутримозговых и субдуральных гематом, что чаще всего связано с травмами или аневризмой сосудов.

Диагностика

Перед проведением операции больному назначают обследование, которое даст полную информацию о новообразовании. Оно крайне важно, так как от результатов будет зависеть выбор типа операции. На основании диагностики также врач сможет составить приблизительный прогноз, указав всевозможные риски. Чаще всего опухоли удается обнаруживать на стадии их значительного развития, что негативно сказывается на будущем больного.

Начинается обследование с осмотра пациента группой врачей. В нее обязательно входят: терапевт, невролог, онколог, хирург и офтальмолог. Они проводят индивидуальную беседу с больным, оценивают его состояние, а также дают общие рекомендации по дальнейшей терапии. После этого у пациента берут на общий анализ кровь и мочу, проводят исследование на онкомаркеры, делают рентген черепа, а также КТ и МРТ мозга. Чаще всего этим обследование не ограничивается.

  • ПЭТ КТ – показывает наличие патологий, подразумевает введение в кровь пациенту специального радиоактивного индикатора;
  • допплерометрия – отображает обследуемый участок мозга, показывает состояние сосудов и кровоток;
  • УЗИ мозга – позволяет определить минимальные смещения срединных мозговых структур от своего начального положения;
  • контрастная ангиография с ЭЭГ – проверяют функционирование отдельных участков мозга, а также наличие различных патологий;
  • сцинтиграфия – отображает состояние мозговых структур и исследует их работоспособность;
  • биопсия – подразумевает забор мозговой ткани для микроскопического исследования, осуществляется с помощью хирургии;
  • вентрикулоскопия – используется для изучения состояния желудочков мозга с применением эндоскопических приборов.

После операции с удалением опухоли головного мозга некоторые методы диагностики будут применяться повторно с рекомендованной врачом периодичностью. Это требуется для отслеживания состояния больного, а также своевременного выявления возможных рецидивов или развития различных осложнений.

Хирургические операции

Самым распространенным методом удаления опухолей стало проведение хирургических операций. Такое решение подразумевает создание отверстия в черепе, через которое и будет извлечено новообразование. Обычно для этого требуется делать трепанацию довольно крупного размера, что упрощает доступ к пораженному участку, но повышает общий риск. Проведение нейрохирургических операций допускается только в тех случаях, если опухоль не успела начать распространяться на близлежащие ткани.

При таком вмешательстве удаление бывает полным или частичным. Также иногда операцию делят на два этапа, так как она может продлиться несколько часов. В редких случаях, когда смысла в хирургии нет, пациенту могут все равно назначить оперативное вмешательство с целью облегчения его состояния.

Нейрохирургические операции имеют ряд противопоказаний, которые обязательно должны быть учтены врачами. Если они не будут приняты во внимание, то итогом может стать инвалидность или летальный исход.

  • яркая декомпенсация отдельных органов;
  • распространение новообразования на несколько тканей;
  • развивающиеся метастазы по всему мозгу;
  • физическое истощение организма больного.

Проведение подобных операций сопряжено с серьезным риском. Даже при большом опыте врача и положительном результате всей процедуры остается вероятность развития осложнений. Некоторые из них могут проявляться не сразу, а спустя месяцы, что ухудшает ситуацию.

  • повреждение мозговых тканей и сосудов;
  • проникновение инфекций;
  • отек мозга;
  • метастазы или усиленные рецидивы.

Отдельно врачи выделяют эндоскопию. Ее главное отличие от стандартных хирургических вмешательств в том, что она подразумевает использование специальных приборов, для которых не требуется делать большие разрезы в черепе. Очень часто таким образом удаляют кисту или гематому. Для проведения оперативного эндоскопического вмешательства может быть использован нос, т.е. все приборы проводятся к мозгу трансназально.

Риск осложнений после эндоскопических операций значительно ниже, так как вероятность повредить важные структуры мозга минимизирована.

Лучевая терапия

Пациентам могут назначать лучевые операции на головном мозге при любых опухолях, если их устранение классическим методом невозможно по каким-либо причинам. Обычно такое происходит при наличии у больного некоторых сопутствующих патологий или необычном расположении новообразования, когда оно находится, например, слишком далеко, что затрудняет к нему доступ.

Иногда лучевая терапия назначается в качестве дополнительной меры после нейрохирургии. Это позволяет снизить риск рецидива. Также применение такого оборудования поможет уничтожить оставшиеся элементы опухоли, которые не были заметны при проведении стандартной операции.

Суть лучевой терапии в том, чтобы воздействовать на опухолевые клетки с помощью радиации. Они к ней гораздо более чувствительны, чем обычные. Поэтому для самого человека метод считается довольно безопасным. Во время процедуры больному облучают именно ту область мозга, где расположилось новообразование. Доза подбирается индивидуально, а длиться процесс может до нескольких десятков минут. Все зависит от особенностей самой опухоли. Но даже при правильном выборе условий воздействия есть риск развития осложнений.

  • внутримозговое кровотечение;
  • ожоги кожного покрова;
  • образование язв на коже, ее покраснение или пигментация;
  • беспрерывный зуд на участке облучения;
  • частичное выпадение волос;
  • токсическое отравление организма.

Радиохирургия – подвид лучевой терапии. Она включает два метода: гамма-нож и кибер-нож. Первый подразумевает высокочастотное облучение опухоли кобальтом с помощью одного направленного луча. Под прямым воздействием гамма излучателя вся структура новообразования быстро разрушается, а его кровоснабжение прекращается. Операция должна проходить только в один этап, на который потребуется время. Иногда длительность процедуры достигает нескольких часов. Кибернож отличается использованием специального ускорителя, который облучает опухоль сразу по нескольким направлениям. Оба варианта отличаются низким риском развития осложнений.

Химиотерапия

Лечение опухолей с помощью химиотерапии относится к системным методам. Это связано с воздействием лекарственных препаратов сразу на весь организм, что отчасти негативно сказывается на здоровье. Врачи назначают больному прием средств алкилирующей группы, антибиотиков, синтетиков, антиметаболитов и некоторых других лекарств. Обычно выписывают только один препарат либо составляют план терапии с поочередным использованием нескольких. Они могут вводиться внутривенно или приниматься в виде таблеток. Чуть реже для приема назначается ликворный шунт.

Читать еще:  Наперсный крест убиенного иерея Даниила Сысоева

Курс лечения с помощью химиотерапии обычно состоит из нескольких циклов, между которыми оставляют длительный перерыв, чтобы организм мог восстановить силы. В это время врачи оценивают, насколько эффективным было воздействие на новообразование, и принимают решение о продолжении терапии или ее пересмотре. Удаление опухоли головного мозга с помощью химической терапии зачастую дополняется лучевым методом. Такое решение позволяет повысить результативность лечения в целом. Но, как и другие способы терапии, химическая терапия способна вызывать осложнения.

  • сокращение количества здоровых кровеносных клеток;
  • нанесение вреда костному мозгу;
  • нарушения в работе нервной системы;
  • сбои в сердечно-сосудистой системе и легких;
  • дисфункция пищеварительной системы;
  • бесплодие или снижение вероятности зачатия;
  • повышенная уязвимость к заражению инфекциями;
  • появление грибковых заболеваний;
  • полное облысение;
  • пигментация кожи;
  • значительное похудение;
  • развитие других опухолей.

Проходить новообразование будет только при условии правильного подбора лекарственного препарата. Поэтому на этапе диагностики очень важно изучить опухолевые ткани и проверить, как на них будут действовать те или иные средства.

При лечении с помощью химиотерапии больной должен находиться под наблюдением родственников, так как ему может понадобиться помощь при ухудшении состояния или некоторых неприятных осложнениях.

Реабилитация

После операции по удалению опухоли головного мозга у пациента будет болеть голова. Он может столкнуться с нарушением речи, мыслительных процессов. У некоторых происходит изменение личности, разрушается эмоциональная составляющая психики. Иногда больной не может двигаться, так как его физической активности мешают постоянные судороги, потеря координации, нестабильность походки. Они могут сопровождаться частичным парезом. Такое происходит, если поврежден мозжечок. После операции есть высокий риск внезапного развития менингита или эпилепсии, возможен инсульт. Если шансов на полное восстановление нет, то больной получает инвалидность.

Реабилитация – важнейший период в жизни человека, который пережил удаление опухоли. Главной целью на это время должно стать восстановление всех утраченных функций организма. Для этого потребуется заново обучиться основным навыкам, добиться нормализации работы всех органов и вернуть самостоятельность. Для каждого пациента врачи составляют свою программу реабилитации, включающую ряд краткосрочных и несколько долгосрочных задач. При этом он должен находиться под наблюдением целой группы специалистов. После выписки из больницы родственники могут ухаживать за больным сами, но все равно потребуется помощь врача, который поможет ему восстанавливаться. Если операцию перенес ребенок, то за ним потребуется усиленный уход.

Очень важно регулярно проходить все послеоперационные обследования. Они помогут скорректировать план реабилитации и своевременно выявить возможные метастазы или рецидивы. Обычно восстановление в домашних условиях длится около 4-х месяцев, после чего человек может вновь жить полноценной жизнью. Ему будет нужно лишь иногда проверяться у врача.

На период реабилитации важно:

  • соблюдать диету — питание должно быть максимально легким и полезным;
  • полностью отказаться от употребления алкоголя и курения;
  • избегать авиаперелетов, чрезмерной активности, включая легкий бег;
  • исключить длительное воздействие солнца и посещение бани.

Также врач может дать дополнительные рекомендации, которые потребуется обязательно выполнить. Очень часто больным назначают физиотерапию с помощью магнитного воздействия или лазера, массаж всего тела, а также лечебную физкультуру. С последней следует быть максимально осторожными, нагружая себя очень умеренно и избегая резких движений.

Последствия операции на головном мозге при удалении опухоли не так страшны. В некоторых случаях могут возникать неприятные осложнения, но при правильных действиях врачей риск сводится к минимуму. От пациента требуется лишь регулярно проверяться и полноценно заниматься своей реабилитацией.

Нейрохирург объяснил, почему нельзя оперировать парализованную Анастасию Заворотнюк

Врачи сказали, что опухоль головного мозга у Анастасии Заворотнюк неоперабельна. Фото: Борис КУДРЯВОВ

Информация о состоянии Анастасии Заворотнюк по-прежнему поступает из анонимных источников, однако продюсер «Ласкового мая» Андрея Разин подтвердил «КП», что актриса находится в больнице, медики ввели ее в искусственную кому. Также, по словам продюсера, подтвердился и диагноз, который изначально сообщил журнал «Тайны звезд». Речь идет о глиобластоме – одной из самых коварных и агрессивных опухолей головного мозга, сгубившей Жанну Фриске и Дмитрия Хворостовского.

Как сообщают СМИ, утром субботы артистку парализовало. «Комсомолка» пообщалась с экспертом, чтобы понять, чем это грозит, и почему Заворотнюк не проводят экстренную операцию.

— Главная сложность глиобластомы в том, что она прорастает сквозь здоровые ткани головного мозга, поэтому четко ограничить ее размеры невозможно. Обычно такая опухоль на 2-3 сантиметра больше, чем врач видит с помощью КТ (компьютерной томограммы) или МРТ (магниторезонансной томографии), — объянил kp.ru нейрохируг Вячеслав Рак, сотрудник Центра радиохирургии НИИ им. Н.В. Склифосовского, который специализируется на заболеваниях головного мозга. – Если опухоль развилась до такой стадии, что пациент находится в коме, возможности провести операцию уже нет. Поэтому при таком заболевании редко используется оперативное вмешательство, чаще – комбинированная терапия, химиотерапия, лучевая. Только так можно продлить жизнь человеку. К сожалению, победить эту опухоль практически невозможно, и пятилетняя выживаемость составляет считанные проценты.

— Получается, что это заболевание неизлечимо и лучший прогноз – пять лет жизни?

— К сожалению, да, заболевание неизлечимое и является одним из самых злокачественных поражений головного мозга. Опухоли бывают разные – чуть лучше, чуть хуже. Есть и такие агрессивные, с которыми ничего нельзя сделать даже первично.

Возможно, омолаживающие процедуры с применением стволовых клеток навредили здоровью актрисы. Фото: Борис КУДРЯВОВ

— Если пациент находится в коме, если его парализовало — что это значит?

— Это значит, что опухоль проросла в критически значимые для человека структуры мозга, и могут помочь только медикаменты. Иногда отек мозга можно снять с помощью гормональных препаратов, но если это помогло, значит, двигательные центры уже разрушены и тогда наступает паралич. При таком сценарии, как правило, события развиваются стремительно: в течение нескольких дней после даже легкого пареза состояние ухудшается до критического.

— Есть ли связь между глиобластомой и омоложением стволовыми клетками?

— Причины возникновения глиобластомы медикам до сих пор неизвестны. Чтобы с уверенностью говорить о такой взаимосвязи, нужны клинические исследования – они пока еще не проводились. Возможно, связь есть, потому что введение дополнительных факторов роста, которые применяются в различных процедурах омоложения, может способствовать развитию новообразований.

— Можно ли обнаружить глиобластому на ранней стадии?

— Опухоли такого типа могут расти без всяких симптомов, их коварство в том, что их зачастую обнаруживают их уже на последних стадиях, когда врачи бессильны. Кроме того, при первичном обращении пациента врач может перепутать глиобластому с ишемическим инсультом: очень похожа картинка на КТ, поэтому очень важно, чтобы диагностика была на высоком уровне. Ведь лечение от инсульта совершенно не помогает при глиобластоме, и человек теряет драгоценное время.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Лошадиные дозы лекарств сделают только хуже»: почему Заворотнюк могли отключить от интенсивной терапии

О том, что 14 сентября врачи прекратили интенсивное лечение находящейся в реанимации 48-летней Анастасии Заворотнюк, сообщил ряд интернет-ресурсов со ссылкой на собственные источники. В ожидании официальных новостей о здоровье актрисы за нее молятся не только поклонники, но и коллеги-артисты. Вслед за продюсером «Ласкового мая» Андреем Разиным пост в поддержку Заворотнюк оставил Филипп Киркоров (подробности)

«Ее сгубило омоложение стволовыми клетками»: продюсер «Ласкового мая» рассказал о состоянии Анастасии Заворотнюк

Андрей Разин держит связь с врачами, которые наблюдают артистку [эксклюзив kp.ru]

У Анастасии Заворотнюк отек мозга, она в коме

Разговоры о том, что у «прекрасной няни» та же болезнь, что у Жанны Фриске, подтвердились (подробности)

Еще больше материалов по теме: « Анастасия Заворотнюк: досье KP.RU »

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы.

Что нужно знать про рак мозга и как вовремя его распознать? Интервью с нейрохирургом

Рак мозга – заболевание, которое вызывает в обществе много вопросов и обсуждений. Этот недуг не смогли побороть Дмитрий Хворостовский, Жанна Фриске, Валерий Золотухин и др. А теперь вся страна следит за новостями о состоянии здоровья Анастасии Заворотнюк. Если даже многие знаменитости, у которых много ресурсов, не всегда могут справиться с этой болезнью, то как быть всем остальным?

О том, почему рак мозга – особенный рак, насколько это распространенная болезнь и как обнаружить ее, пока не поздно, Amic.ru поговорил с главным нейрохирургом Алтайского края, заведующий отделением нейрохирургии краевой клинической больницы, профессором Дмитрием Андреевичем Долженко.

Особенный рак

– Дмитрий Андреевич, давайте начнем с самого простого. Рак мозга – что это вообще за болезнь?

– Я бы сказал, что рак мозга – это, по сути, неправильный термин, он не обозначает какую-то конкретную опухоль. Нейроонкологических заболеваний много, и все они по-разному называются.

Раковая опухоль поражает любой орган человеческого тела: желудок, легкие, печень и т.д. Да, нейроонкология – это часть общей онкологии. Но головной мозг очень специфичен. Он состоит из нейронов – особых клеток, которые соединяются между собой миллиардами связей. Поэтому можно сказать, что нервная система – это даже не компьютер по уровню сложности. Я бы сказал, что она сложнее, чем сама галактика.

Читать еще:  Ольга Седакова и протоиерей Алексей Уминский — «Православие и мир»

Поэтому нейроонкологические заболевания – отдельная специфика. Вот смотрите: если опухоль растет из печени – это рак печени, если из легких – это рак легких и так далее. В этих случаях болезнь развивается по стадиям: первая стадия, вторая стадия, на третьей клетки метастазируют, а на четвертой уже разносятся по всему организму. А вот в головном мозге опухоль практически не метастазирует. Обычно она растет компактно, одним очагом. Есть всего лишь два-три вида опухоли, которые могут разноситься по организму, и встречаются они редко. Например, медуллобластома.

У нас по степеням делится только гистология. Если первая степень – это доброкачественная опухоль, то четвертая степень – самая злокачественная.

– Поэтому рак мозга и считается особенным онкологическим заболеванием?

– Отчасти поэтому. Но главное коварство опухолей мозга заключается в другом. Специфика такова, что опухоль может быть злокачественной и довольно большой, но она находится в доступной для хирурга зоне, в так называемой «немой зоне», в той области, которая мало отвечает за какие-то функции: за движение, речь, память и т.д. Около 50% всего вещества мозга – это немые зоны. Тогда эту злокачественную опухоль можно без проблем убрать в пределах здоровых тканей.

А бывает доброкачественная опухоль, но она расположена в тех структурах, которые для хирурга практически недоступны. Допустим, клетки, отвечающие за работу сердца, за артериальное давление находятся в стволе мозга. И вот представьте, что там находится доброкачественная опухоль. Близок локоток – да не укусишь. С практической точки зрения ее бывает очень трудно убрать, или она вообще неоперабельная. Поэтому у нас понятие злокачественности и доброкачественности, операбельности и неоперабельности опухоли несколько относительное.

– Значит, злокачественные и доброкачественные опухоли могут быть одинаково опасны для человека?

– Так тоже нельзя сказать. Доброкачественную опухоль гораздо проще вылечить. Мы удаляем ее практически в любой локализации, и у человека наступает выздоровление. Правда, если опухоль росла из тех зон головного мозга, которые ответственны за какие-либо функции, они могут пострадать. В этом случае у пациента может в дальнейшем наблюдаться какой-либо определенный неврологический дефицит. Допустим, слабость в руке, онемение в ноге или еще что-то в этом роде.

А вот если клетки злокачественные, то здесь мы работаем совместно с онкологами. Такие пациенты подлежат комбинированному лечению. Нейрохирург делает свою работу: оперирует больного, удаляя опухоль в пределах здоровых тканей. Затем, в зависимости от гистологии, принимается решение о проведении химической или лучевой терапии. После этого люди у нас наблюдаются. Через определенное время, когда мы убедились, что продолженного роста нет, мы снимаем их с учета.

– В прессе часто звучит название «глиобластома». Действительно ли это самый агрессивный вид раковой опухоли мозга?

– На самом деле я бы так не сказал. Да, она весьма агрессивна, но есть и более агрессивные опухоли. Например, саркома. Всего существует около 30 различных наименований злокачественных опухолей. В диагнозе мы, как правило, пишем «объемное образование головного мозга». А затем уже идет расшифровка: что за опухоль, какой степени злокачественности.

Как лечат опухоли мозга?

– Всегда ли больным необходима операция? Или же в некоторых случаях можно обойтись лучевой и химиотерапией?

— Нет, хирургически удалять опухоль приходится не всегда. Технический прогресс стремительно развивается. Мне есть, что вспомнить, ведь я уже 43 года в нейрохирургии. Еще в недалеком прошлом был только хирургический метод лечения. Но сейчас есть методы стереотаксической лучевой терапии, такие, как гамма-нож и кибернож. Они позволяют сделать операцию, не проводя трепанацию черепа. Но такие методы подходят только для опухолей небольших размеров. Гамма-нож справляется с опухолью до 2,5-3 сантиметров в диаметре. Кибернож – до 5-6 сантиметров. Поэтому сегодня не всегда приходится прибегать к хирургическому методу лечения.

– А у нас в крае тоже используют гамма-нож и кибернож?

– К сожалению, в Алтайском крае ни гамма-ножа, ни киберножа пока нет. Для Алтайского края такое оборудование – большая роскошь. Оно очень дорогостоящее, поэтому должно в достаточной степени эксплуатироваться. В Алтайском крае попросту не наберется столько пациентов, чтобы организовать поток. Но планы по приобретению стереотаксического оборудования есть. Тогда, конечно, мы будем принимать больных и из других регионов. Сейчас пациентов, которым необходимо лечение гамма-ножом и киберножом, мы в основном отправляем в Новосибирскую область.

– Насколько распространены онкологические заболевания мозга?

– На это можно смотреть по-разному. Конечно, это всего полтора процента от числа всех онкологических заболеваний. Это очень мало. Но на это можно взглянуть и с другой стороны. Население Алтайского края – 2 300 000 человек. Каждый в год мы проводим около 300 операций по удалению опухолей мозга. И еще около 100 человек отправляем на лечение в другие регионы. С этой точки зрения, я бы сказал, больных довольно много. В основном поражается, к сожалению, самая работоспособная часть населения. Но оперируем мы всех. Вспоминаю свою молодость, когда на 65-летнего человека смотрели и думали: «а зачем ему вообще операция?». Сейчас ограничений нет. Понятие «старческий возраст» ушло из обихода. Оперируем и в 70, и даже в 80 лет.

– А что приводит к смерти человека?

– К смерти приводит продолженный рост. Когда лишняя ткань все прибывает, мозг значительно увеличивается в размерах и в полости черепа создается высокое давление, и от этого человек погибает. Удалить уже практически невозможно. Вернее, удалить можно, но при этом удалятся важные зоны мозга, и человек просто перестанет быть человеком. Перейдет в вегетативное состояние. Или второй вариант: опухоль прорастает в жизненно важный центр. Отказывают нужные для организма функции, и человек погибает.

– И какие прогнозы для больных раком мозга? В СМИ часто пишут конкретные сроки, сколько человек может прожить с опухолью мозга.

– Нехороший вопрос. Хотя я понимаю, что он очень важный. Нужно понимать, что в случае с мозгом все сугубо индивидуально. Многое зависит от гистологии. Мы можем сделать все возможное, что в наших силах. На самом высоком уровне провести оперативное вмешательство, лучевую и химиотерапию. Но если клетки опухоли сверхзлокачественные, то мы можем только продлить человеку жизнь. К сожалению, мы еще не достигли такого уровня, чтобы гарантировать человеку полное выздоровление.

Сроки реабилитации тоже индивидуальные. Все зависит от того, в каком возрасте пациент, где была расположена опухоль, понадобилась ли ему лучевая или химиотерапия после операции. Я бы не сказал, что есть какая-то общая картина для больных со злокачественной опухолью мозга.

Стоит ли паниковать?

– Есть ли какие-то симптомы, по которым можно распознать рак мозга вовремя?

– Клиника здесь двоякая. Она делится на общемозговые симптомы и локально-очаговые симптомы. Вот представим себе: если у человека опухоль растет в малом тазу или в брюшной полости. Это обширные пространства, растяжимые мягкие ткани. Опухоль может свободно расти, ничего не сдавливая, и достигать больших размеров. А теперь представим замкнутую полость черепа. Это закрытое шарообразное пространство. И внутри – полтора килограмма вещества мозга. И если опухоль начинает расти, внутри черепной коробки становится тесно. А раз тесно, то первое, чем начинает проявляться болезнь, – головные боли, преимущественно в утренние часы. Затем это может сопровождаться тошнотой, рвотой.

И второе – это очаговая симптоматика. В зависимости от того, в какой зоне мозга растет опухоль, клиника будет меняться. Допустим, опухоль растет в лобной доле, справа. В этом случае человек потихоньку станет замечать, что его левая рука потихоньку слабеет, неточно выполняет движения. Значит, поражена двигательная зона. Если опухоль растет в теменной зоне, которая отвечает за чувствительность, у человека на левой руке могут начать неметь пальцы. Если опухоль локализуется слева в височной доле, где находится речевой центр, человек станет замечать, что ему стало труднее подбирать слова, говорить.

В этом случае нужно обратиться к неврологу и пройти обследование.

– А есть ли наследственная предрасположенность к раку мозга?

– То, что существуют наследственные факторы при онкозаболеваниях, давно доказано. Я помню одну семью, это было в начале моей карьеры. Я оперирую отца. Удаляю у него опухоль. Проходит лет 10-15, он привозит своего ребенка. У него та же локализация и та же гистология. Он спросил меня, передается ли это по наследству. Сказал, что у него есть еще один сын. Я ему предлагаю: «Лучше привезите, мы его обследуем». Обследовали: тоже опухоль. Удалили, пока еще не было никаких клинических симптомов.

Такие случаи давно описаны в литературе. Действительно, наследственная предрасположенность есть.

– А какие существуют факторы риска? В СМИ сейчас пишут о том, что процедура ЭКО может спровоцировать развитие опухоли.

– Факторы риска те же, что и в общей онкологии. Вообще, когда я начинал свою деятельность, онкологических заболеваний было намного меньше. Если посмотреть на экологическую обстановку в мире, то причины становятся понятны. Любой прогресс несет в себе как положительное, так и отрицательное.

Читать еще:  «Сделай такой фильм. Ты единственная из нас всех уцелеешь»

А вот на вопрос про ЭКО я не отвечу. Я не изучал никогда эту тематику. Чтобы что-то утверждать, нужна статистика и серьезные исследования. Берутся группы людей, которые получали такую услугу и которые не получали. И наблюдение за ними ведется годами. Поэтому невозможно ответить точно, влияет это как-то на развитие опухоли или нет.

– Что вы можете посоветовать людям, которые после новостей в СМИ начинают переживать за себя и искать у себя признаки болезни?

– Если обо всем постоянно переживать, можно просто свихнуться. Все-таки если обратиться к статистике, нейроонкология – это очень маленький процент от всех других заболеваний. Настолько маленький, что паниковать уж точно не стоит.

Есть вполне четкие клинические симптомы, о которых я уже сказал. Появляется клиника – обращайтесь сразу к неврологу, и он проведет обследование.

“Я все слышу и чувствую”. Репортаж с уникальной операции на открытом мозге

15 января 2018 в 12:58
Вероника Уласевич, СБ Беларусь Сегодня

Уникальные операции на головном мозге проводят детям в РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Работа ювелирная: пару лишних миллиметров — и может случиться непоправимое. Поэтому операции проводят без тотальной анестезии. Ребенку не дают уснуть для того, чтобы полностью контролировать все функции организма. На операции побывала корреспондент «СБ Беларусь сегодня».

Фото: sb.by

Приглушенный свет в конце коридора падает на пока не работающую табличку «Не входить» и дверь в операционную. Совсем скоро окажусь там. Но сперва — женский санпропускник и стерильная одежда. Спустя десять минут за мной беззвучно съеживаются герметичные двери операционной № 5 РНПЦ неврологии и нейрохирургии. Пятнадцатилетний Влад неподвижно лежит в центре комнаты на столе. Голова его тщательно зафиксирована титановыми шурупами, правая часть затылка направлена в потолок. Именно в правом полушарии мозга у парня когда-то обнаружили опухоль. Сегодня ее будут удалять. Мальчик не спит. Более того, он будет находиться в сознании всю операцию…

Анестезиолог-реаниматолог на протяжении операции должен разговаривать с мальчиком и контролировать функцию движений руки и лица

«Мы начинаем!»

— Вам попозировать? — спрашивает слегка дрожащим голосом Влад у фотокора и, не дожидаясь ответа, поднимает вверх руку с двумя вытянутыми пальцами. Парень делает вид, что не волнуется. Когда-нибудь он тоже станет врачом и будет спасать человеческие жизни. Не зря он просит снять весь процесс «колдовства» над коварным новообразованием на видео, чтобы после, в спокойной обстановке, изучить все подробности.

Готовить пациента к операции начали около часа назад. Тотальная анестезия головы уже сделана. Ее хватит минимум на пять часов. В просторной комнате ощущаю, что мне тяжело дышать. Нервничаю: через пару минут начнется сложнейшая операция по удалению злокачественной опухоли в головном мозге ребенка. Сработать должны две врачебные бригады — нейрохирурги и анестезиологи-реаниматологи — в составе почти десятка человек.

На часах — 12.32. Белая простыня условно разделила зал на две зоны. С одной стороны к затылочной части головы подступили нейрохирурги. А с противоположной, слева от мальчика, примостился анестезиолог-реаниматолог Дмитрий Дунаев. У него непростая задача: разговаривать с парнем все время операции, отвлекая от печальных мыслей, а заодно контролировать функцию движений руки и лица пациента.

— Влад, привет! Как дела? — интересуется один из нейрохирургов, подготовившись к трепанации черепа.

— Вроде нормально, — доносится из-за простыни голос мальчика.

— Отлично, тогда начинаем…

Фото: sb.by

На время трепанации отворачиваюсь: не могу заставить себя смотреть. Но фотокорреспондент успокаивает: не все так страшно. Несколько недель назад парню проводили аналогичную процедуру, поэтому ткани не успели срастись до конца.

К решению повторить операцию Владу специалисты пришли после того, как обнаружили на данных магнитно-резонансной томографии оставшуюся нездоровую ткань. Опухоль на них сложно различима. Непростую задачу усугубляет еще одна проблема: опухоль с куриное яйцо пристроилась рядом с функционально значимой зоной, которая отвечает за движение руки и ноги, языка, глаз, за мимику.

Чувствовать, но не болеть

Чтобы проложить путь к опухоли, нужно дополнительно обезболить оболочки мозга: они особенно болезненны.

— Кажется, я что-то чувствую, — забеспокоился Влад, когда врачи приступили к оболочкам.

— Это нормально, чувствовать и болеть — две разные вещи, — успокаивает анестезиолог-реаниматолог.

Уникальные операции на головном мозге детям в сознании начали проводить в РНПЦ неврологии и нейрохирургии в прошлом году. Сегодняшнее вмешательство — шестое по счету. Почему ребенку не дают уснуть? Как раз для того, чтобы полностью контролировать все функции организма. Работа ювелирная: пару лишних миллиметров — и может случиться непоправимое.

— При операциях в сознании очень важен психологический момент. Сначала мы подробно рассказываем ребенку, что это важно для него и врачей, затем разъясняем, как нужно себя вести в той или иной ситуации. Например, если нос зачесался или нога затекла, то он должен попросить помощи у врача, а не делать это самостоятельно, — детский анестезиолог-реаниматолог Дмитрий Дунаев не сводит глаз с пациента. — После основного этапа операции, удаления опухоли, пациенту может быть сложно лежать неподвижно, тогда вводим наркоз, и он засыпает. С Владом такого не случится, мы же еще не всех футболистов обсудили…

Наблюдаю, как на широком экране микроскопа розовато-бордовые фрагменты пульсирующей ткани разворачиваются под острием безжалостного скальпеля, образуя впалое кольцо. Наконец врачи добрались до опухоли. Смотрю на часы — прошло около 30 минут. Сердце замирает: настал самый ответственный момент…

Линия жизни

— Включила! У меня показывает лицо, — после команды нейрохирурга к процессу подключается специалист по нейромониторингу.

— Влад, открой рот. А сейчас просто покажи язык. Все работает! — доносится голос анестезиолога-реаниматолога из-за простыни.

Нейрохирурги анализируют результаты МРТ и готовятся к удалению опухоли. Чтобы не затронуть функционально значимые зоны, специалисты обязательно проводят диагностику.

— Чтобы выполнить интраоперационный нейромониторинг, я еще в процессе подготовки к операции повесила иголочки на левые руку и ногу (их контролирует правое полушарие. — прим. авт.), отдельно — на кисть и предплечье и на лицо мальчика. Мы пропускаем ток через мозг и получаем результат на экран в виде мышечно-двигательных ответов. Если линия прямая — все отлично, кривая — есть угроза нарушения функции. Следовательно, в этой зоне нейрохирург должен быть особенно осторожным, — научный сотрудник нейрохирургического отдела Ольга Змачинская раскладывает по полочкам сложные элементы диагностики. — Чтобы проверить, работает та или иная зона, просим ребенка выполнить элементарные команды.

Тишина. Через полминуты понимаю, что процесс приостановился. Что-то случилось? Лучшие детские нейрохирурги страны Михаил Талабаев и Александр Корень почти беззвучно что-то обсуждают у широкого экрана. «Сейчас они по УЗИ-навигации будут удалять невидимые глазу остатки опухоли. Ювелирная работа…» — заметив, что я немного испугалась, шепотом подсказывает медсестра.

— Влад, ты как? — сделав последний надрез скальпелем, спрашивает один из нейрохирургов.

— Нормально, только лежать надоело, — молниеносно отзывается мальчик.

— Молодец, ты красавец! Всем спасибо за работу!

Такими словами заканчивается рутинная для врачей и волнительная для родных пациента и его самого операция. Сегодня все получилось: функции головного мозга — в норме, коварная опухоль обезврежена. Можно и дух перевести.

Фото: sb.by

Михаил Талабаев, руководитель Республиканского центра детской нейрохирургии, главный внештатный специалист по детской нейрохирургии Минздрава, заведующий отделением РНПЦ неврологии и нейрохирургии, кандидат медицинских наук:

— Еще лет пятнадцать назад результаты хирургического вмешательства на головном мозге не радовали. И даже сейчас, если обыватель слышит, что человеку сделали операцию на головном мозге, то сразу приписывает его к не совсем нормальным. На самом деле нейрохирургия стала гораздо менее опасной для пациента, для качества жизни. Планируя любую операцию, мы думаем, как сохранить в нормальном состоянии функции, за которые отвечает мозг.

Именно с этой целью мы начали проводить операции пациентам в сознании. Это помогает контролировать функции головного мозга во время операции — речь, движение, зрение. Причем если пациент говорит на двух языках, например русском и английском, то мы стараемся сохранить возможность говорить на обоих. Это рядом расположенные, но все же разные отделы мозга. Конечно, когда оперируем в сознании, есть ограничения по возрасту. Не каждый пациент, особенно ребенок, сможет неподвижно пролежать несколько часов. Детям, которым мы проводили подобные операции, было от 13 до 16 лет.

Операции в сознании не гарантируют абсолютного отсутствия неврологических нарушений. В некоторых случаях мы объясняем, что для пациента безопаснее иметь какие-то нарушения функции, нежели оставить часть опухоли. Тем более есть вероятность, что со временем функция может отстроиться.

Совсем недавно мы освоили новый путь при подходе к опухоли. Кстати, пациент был в сознании. Дело в том, что к новообразованиям определенной локализации предусмотрены стандартные подходы, которые подразумевают впоследствии выпадение некого поля зрения у человека. Пациент после операции может плохо видеть. Так вот более длинная дорога через другое полушарие позволила нам обойти зрительные пути — зрение осталось на прежнем уровне.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector