0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ты думаешь, «Лествица» – это такая методичка?

Ты думаешь, “Лествица” – это такая методичка?

«Выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить?». В неделю преподобного Иоанна Лествичника священник Сергий Круглов размышляет над главным творением святого и нашим восприятием этого творения».

– Батюшка, ты «Лествицу»-то читаешь?

-Да , читал когда-то…

– Но не постоянно держишь ее, так сказать, на ночном столике у изголовья?

-Нет, вовсе нет. Такие книги, знаешь… Прочитал, что-то усвоил… А потом приходит время что-то из них применять в жизни… Ну, это уж как Бог даст.

– Ну да… Но перевод же – ужасно архаический. «Итак поспешим теперь исполнить повеление истинных рабов Божиих, которые благочестиво нас понудили и верою своею убедили; в несомненном послушании прострем недостойную нашу руку и, принявши трость слова от их же разума, омочим в темновидное, но светящееся смиренномудрие..» Ну что это такое, если не, так сказать, «литературный памятник»? Это скорее стихи какие-то. Как таковыми словами руководиться современному человеку?

– Вообще, я думаю, что святоотеческим сочинениям, в том числе и «Лествице», непременно предстоит быть заново переведенными, для современных читателей. Как и Евангелие, например – вот же новые и новые переводы появляются. Так и эти писания , в которых люди делятся бесценным конкретным опытом применения Евангелия в своей жизни … А новые переводы отцов непременно нужны: то, что было понятно для одних в 18-м скажем веке, может быть непонятным для других в веке 21-м, а дело-то не в самой сути излагаемого, а просто в языке, в переводе. Ну, думаю, дал нам Бог книгу – даст и переводчиков…

Но меня другое задело в твоих словах – выражение «руководиться». Ты что думаешь, эта книга – это такая что ли методичка?

– Так ведь вы, священники, так ее обычно прихожанам и преподносите…

-Да?…В самом деле, есть такое. Ну, уж ты нас прости…

-Да ладно, ничего… А правда, что это – единственная православная книга, про которую икона написана?

– Правда. Вот она, эта икона. Смотри: лестница от земли до неба, у подножия – Иоанн Лествичник такой в кафедре стоит , проповедует, а на лестницу карабкаются человечки. Одни дальше лезут, ко Христу, вокруг них ангелы, другие срываются, падают, их черные подхватывают, утаскивают…

-Как думаешь, я на ней – где?

– Ох. Откуда мне знать. Это ты сам должен чувствовать.

-Ох!… Не знаю, брате.

– Кстати, к вопросу о «методичке». Вот, батюшка, я думаю: книга эта – памятник монашеской литературы. Так? Она ведь – для монахов. А мы-то с тобой – не монахи. Знаешь, сколько новоначальных пыталось эту книгу буквально применить в жизни, ничего у них не вышло, только повредились в своем житии, и вовсе бросили всякое делание. А то и из Церкви ушли, разочаровавшись?…

– Да ничего… Нужная вроде бы книга, важная – но как нам-то ее, мирским, читать? Мы не отшельники, не в пустыне средневековой живем?

-Как читать? А вот именно – не как «методичку». А читать – творчески.

– А примеряя прочитанное – не букву, но дух, по слову евангельскому – к себе, к устроению своего «я» и своей жизни.

– Ну вот смотри. Книга, говоришь, монашеская. Но вот как Лествичник изображает последовательность ступеней, ведущих к Небу, хоть монаха, хоть любого христианина:

  • Отречение мирского жития
  • Беспристрастность (отложение попечений и печали о мире)
  • Странничество (уклонение от мира)
  • Послушание
  • Покаяние
  • Память о смерти
  • Плач о своей греховности
  • Кротость и безгневие
  • Удаление памятозлобия
  • Несквернословие
  • Молчание
  • Правдивость
  • Отсутствие уныния и лености
  • Борьба с чревоугодием
  • Целомудрие
  • Борьба со сребролюбием
  • Нестяжание
  • Преодоление преград в аскетической жизни
  • Искоренение нечувствия
  • Малый сон, усердие к братской молитве
  • Телесное бдение
  • Отсутствие боязливости и укрепление в вере
  • Искоренение тщеславия
  • Отсутствие гордыни
  • Кротость, простота и незлобие
  • Смиренномудрие
  • Низложение страстей и укрепление добродетелей
  • Безмолвие души и тела
  • Молитва
  • Бесстрастие
  • Вера, надежда и любовь

Вот, брате, выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить? Сможешь ли быть самим собой, то есть человеком, дитём Божиим? Лествичник так про это пишет: «Всех одаренных свободною волею Бог есть и жизнь, и спасение всех, верных и неверных, праведных и неправедных, благочестивых и нечестивых, бесстрастных и страстных, монахов и мирских, мудрых и простых, здравых и немощных, юных и престарелых; так как все без изъятия пользуются излиянием света, сиянием солнца и переменами воздуха; «несть бо лицеприятия у Бога» (Рим.2:11)».

– Да… Пожалуй, ты прав, батюшка…

– «Прав»… В том ли дело, прав я или нет…

– А в том, что мы с тобой, пока тут разговариваем, смотри куда уже по этой лествице-то забрались.

– Ох!… Ёлки!… И точно.

– Вроде пока и невысоко – а голова-то кружится, скажи.

– Бать… Страшно мне… Навернёмся.

– Мне что ли не страшно. Но первое правило восхождения помнишь? Оно общечеловеческое: подымаешься вверх – не смотри вниз, не оборачивайся назад. Только вперед.

– А второе – уже чисто христианское: никто не восходит ко Христу в одиночку, не самоспасается, не самовозносится. Мы в Церкви, брате. Ты меня подсадишь. Я тебя подтяну. Только так, и никак иначе. Ну что, лезем дальше?

Читать еще:  Американец принял православие и готов служить в Российской армии

Ты думаешь, «Лествица» – это такая методичка?

«Выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить?». В неделю преподобного Иоанна Лествичника священник Сергий Круглов размышляет над главным творением святого и нашим восприятием этого творения.

– Батюшка, ты «Лествицу»-то читаешь?

-Да , читал когда-то…

– Но не постоянно держишь ее, так сказать, на ночном столике у изголовья?

-Нет, вовсе нет. Такие книги, знаешь… Прочитал, что-то усвоил… А потом приходит время что-то из них применять в жизни… Ну, это уж как Бог даст.

– Ну да… Но перевод же – ужасно архаический. «Итак поспешим теперь исполнить повеление истинных рабов Божиих, которые благочестиво нас понудили и верою своею убедили; в несомненном послушании прострем недостойную нашу руку и, принявши трость слова от их же разума, омочим в темновидное, но светящееся смиренномудрие..» Ну что это такое, если не, так сказать, «литературный памятник»? Это скорее стихи какие-то. Как таковыми словами руководиться современному человеку?

– Вообще, я думаю, что святоотеческим сочинениям, в том числе и «Лествице», непременно предстоит быть заново переведенными, для современных читателей. Как и Евангелие, например – вот же новые и новые переводы появляются. Так и эти писания , в которых люди делятся бесценным конкретным опытом применения Евангелия в своей жизни … А новые переводы отцов непременно нужны: то, что было понятно для одних в 18-м скажем веке, может быть непонятным для других в веке 21-м, а дело-то не в самой сути излагаемого, а просто в языке, в переводе. Ну, думаю, дал нам Бог книгу – даст и переводчиков…

Но меня другое задело в твоих словах – выражение «руководиться». Ты что думаешь, эта книга – это такая что ли методичка?

– Так ведь вы, священники, так ее обычно прихожанам и преподносите…

-Да?…В самом деле, есть такое. Ну, уж ты нас прости…

-Да ладно, ничего… А правда, что это – единственная православная книга, про которую икона написана?

– Правда. Вот она, эта икона. Смотри: лестница от земли до неба, у подножия – Иоанн Лествичник такой в кафедре стоит , проповедует, а на лестницу карабкаются человечки. Одни дальше лезут, ко Христу, вокруг них ангелы, другие срываются, падают, их черные подхватывают, утаскивают…

-Как думаешь, я на ней – где?

– Ох. Откуда мне знать. Это ты сам должен чувствовать.

-Ох!… Не знаю, брате.

– Кстати, к вопросу о «методичке». Вот, батюшка, я думаю: книга эта – памятник монашеской литературы. Так? Она ведь – для монахов. А мы-то с тобой – не монахи. Знаешь, сколько новоначальных пыталось эту книгу буквально применить в жизни, ничего у них не вышло, только повредились в своем житии, и вовсе бросили всякое делание. А то и из Церкви ушли, разочаровавшись?…

– Да ничего… Нужная вроде бы книга, важная – но как нам-то ее, мирским, читать? Мы не отшельники, не в пустыне средневековой живем?

-Как читать? А вот именно – не как «методичку». А читать – творчески.

– А примеряя прочитанное – не букву, но дух, по слову евангельскому – к себе, к устроению своего «я» и своей жизни.

– Ну вот смотри. Книга, говоришь, монашеская. Но вот как Лествичник изображает последовательность ступеней, ведущих к Небу, хоть монаха, хоть любого христианина:

Отречение мирского жития
Беспристрастность (отложение попечений и печали о мире)
Странничество (уклонение от мира)
Послушание
Покаяние
Память о смерти
Плач о своей греховности
Кротость и безгневие
Удаление памятозлобия
Несквернословие
Молчание
Правдивость
Отсутствие уныния и лености
Борьба с чревоугодием
Целомудрие
Борьба со сребролюбием
Нестяжание
Преодоление преград в аскетической жизни
Искоренение нечувствия
Малый сон, усердие к братской молитве
Телесное бдение
Отсутствие боязливости и укрепление в вере
Искоренение тщеславия
Отсутствие гордыни
Кротость, простота и незлобие
Смиренномудрие
Низложение страстей и укрепление добродетелей
Безмолвие души и тела
Молитва
Бесстрастие
Вера, надежда и любовь

Вот, брате, выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить? Сможешь ли быть самим собой, то есть человеком, дитём Божиим? Лествичник так про это пишет: «Всех одаренных свободною волею Бог есть и жизнь, и спасение всех, верных и неверных, праведных и неправедных, благочестивых и нечестивых, бесстрастных и страстных, монахов и мирских, мудрых и простых, здравых и немощных, юных и престарелых; так как все без изъятия пользуются излиянием света, сиянием солнца и переменами воздуха; «несть бо лицеприятия у Бога» (Рим.2:11)».

– Да… Пожалуй, ты прав, батюшка…

– «Прав»… В том ли дело, прав я или нет…

– А в том, что мы с тобой, пока тут разговариваем, смотри куда уже по этой лествице-то забрались.

– Ох!… Ёлки!… И точно.

– Вроде пока и невысоко – а голова-то кружится, скажи.

– Бать… Страшно мне… Навернёмся.

– Мне что ли не страшно. Но первое правило восхождения помнишь? Оно общечеловеческое: подымаешься вверх – не смотри вниз, не оборачивайся назад. Только вперед.

– А второе – уже чисто христианское: никто не восходит ко Христу в одиночку, не самоспасается, не самовозносится. Мы в Церкви, брате. Ты меня подсадишь. Я тебя подтяну. Только так, и никак иначе. Ну что, лезем дальше?

Читать еще:  Правда экспертов — против правды ликвидаторов

Священник Сергий Круглов
Православие и Мир

Ты думаешь, “Лествица” – это такая методичка?

«Выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить?». В неделю преподобного Иоанна Лествичника священник Сергий Круглов размышляет над главным творением святого и нашим восприятием этого творения.

– Батюшка, ты «Лествицу»-то читаешь?

-Да , читал когда-то…

– Но не постоянно держишь ее, так сказать, на ночном столике у изголовья?

-Нет, вовсе нет. Такие книги, знаешь… Прочитал, что-то усвоил… А потом приходит время что-то из них применять в жизни… Ну, это уж как Бог даст.

– Ну да… Но перевод же – ужасно архаический. «Итак поспешим теперь исполнить повеление истинных рабов Божиих, которые благочестиво нас понудили и верою своею убедили; в несомненном послушании прострем недостойную нашу руку и, принявши трость слова от их же разума, омочим в темновидное, но светящееся смиренномудрие..» Ну что это такое, если не, так сказать, «литературный памятник»? Это скорее стихи какие-то. Как таковыми словами руководиться современному человеку?

– Вообще, я думаю, что святоотеческим сочинениям, в том числе и «Лествице», непременно предстоит быть заново переведенными, для современных читателей. Как и Евангелие, например – вот же новые и новые переводы появляются. Так и эти писания , в которых люди делятся бесценным конкретным опытом применения Евангелия в своей жизни … А новые переводы отцов непременно нужны: то, что было понятно для одних в 18-м скажем веке, может быть непонятным для других в веке 21-м, а дело-то не в самой сути излагаемого, а просто в языке, в переводе. Ну, думаю, дал нам Бог книгу – даст и переводчиков…

Но меня другое задело в твоих словах – выражение «руководиться». Ты что думаешь, эта книга – это такая что ли методичка?

– Так ведь вы, священники, так ее обычно прихожанам и преподносите…

-Да?…В самом деле, есть такое. Ну, уж ты нас прости…

-Да ладно, ничего… А правда, что это – единственная православная книга, про которую икона написана?

– Правда. Вот она, эта икона. Смотри: лестница от земли до неба, у подножия – Иоанн Лествичник такой в кафедре стоит , проповедует, а на лестницу карабкаются человечки. Одни дальше лезут, ко Христу, вокруг них ангелы, другие срываются, падают, их черные подхватывают, утаскивают…

-Как думаешь, я на ней – где?

– Ох. Откуда мне знать. Это ты сам должен чувствовать.

-Ох!… Не знаю, брате.

– Кстати, к вопросу о «методичке». Вот, батюшка, я думаю: книга эта – памятник монашеской литературы. Так? Она ведь – для монахов. А мы-то с тобой – не монахи. Знаешь, сколько новоначальных пыталось эту книгу буквально применить в жизни, ничего у них не вышло, только повредились в своем житии, и вовсе бросили всякое делание. А то и из Церкви ушли, разочаровавшись?…

– Да ничего… Нужная вроде бы книга, важная – но как нам-то ее, мирским, читать? Мы не отшельники, не в пустыне средневековой живем?

-Как читать? А вот именно – не как «методичку». А читать – творчески.

– А примеряя прочитанное – не букву, но дух, по слову евангельскому – к себе, к устроению своего «я» и своей жизни.

– Ну вот смотри. Книга, говоришь, монашеская. Но вот как Лествичник изображает последовательность ступеней, ведущих к Небу, хоть монаха, хоть любого христианина:

Отречение мирского жития
Беспристрастность (отложение попечений и печали о мире)
Странничество (уклонение от мира)
Послушание
Покаяние
Память о смерти
Плач о своей греховности
Кротость и безгневие
Удаление памятозлобия
Несквернословие
Молчание
Правдивость
Отсутствие уныния и лености
Борьба с чревоугодием
Целомудрие
Борьба со сребролюбием
Нестяжание
Преодоление преград в аскетической жизни
Искоренение нечувствия
Малый сон, усердие к братской молитве
Телесное бдение
Отсутствие боязливости и укрепление в вере
Искоренение тщеславия
Отсутствие гордыни
Кротость, простота и незлобие
Смиренномудрие
Низложение страстей и укрепление добродетелей
Безмолвие души и тела
Молитва
Бесстрастие
Вера, надежда и любовь

Вот, брате, выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить? Сможешь ли быть самим собой, то есть человеком, дитём Божиим? Лествичник так про это пишет: «Всех одаренных свободною волею Бог есть и жизнь, и спасение всех, верных и неверных, праведных и неправедных, благочестивых и нечестивых, бесстрастных и страстных, монахов и мирских, мудрых и простых, здравых и немощных, юных и престарелых; так как все без изъятия пользуются излиянием света, сиянием солнца и переменами воздуха; «несть бо лицеприятия у Бога» (Рим.2:11)».

– Да… Пожалуй, ты прав, батюшка…

– «Прав»… В том ли дело, прав я или нет…

– А в том, что мы с тобой, пока тут разговариваем, смотри куда уже по этой лествице-то забрались.

– Ох!… Ёлки!… И точно.

– Вроде пока и невысоко – а голова-то кружится, скажи.

– Бать… Страшно мне… Навернёмся.

– Мне что ли не страшно. Но первое правило восхождения помнишь? Оно общечеловеческое: подымаешься вверх – не смотри вниз, не оборачивайся назад. Только вперед.

– А второе – уже чисто христианское: никто не восходит ко Христу в одиночку, не самоспасается, не самовозносится. Мы в Церкви, брате. Ты меня подсадишь. Я тебя подтяну. Только так, и никак иначе. Ну что, лезем дальше?

Читать еще:  Она умрет, давайте вам нового ребенка подыщем

Священник Сергий Круглов
Православие и Мир

Ты думаешь, «Лествица» – это такая методичка?

«Выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить?». В неделю преподобного Иоанна Лествичника священник Сергий Круглов размышляет над главным творением святого и нашим восприятием этого творения.

– Батюшка, ты «Лествицу»-то читаешь?

-Да , читал когда-то…

– Но не постоянно держишь ее, так сказать, на ночном столике у изголовья?

-Нет, вовсе нет. Такие книги, знаешь… Прочитал, что-то усвоил… А потом приходит время что-то из них применять в жизни… Ну, это уж как Бог даст.

– Ну да… Но перевод же – ужасно архаический. «Итак поспешим теперь исполнить повеление истинных рабов Божиих, которые благочестиво нас понудили и верою своею убедили; в несомненном послушании прострем недостойную нашу руку и, принявши трость слова от их же разума, омочим в темновидное, но светящееся смиренномудрие..» Ну что это такое, если не, так сказать, «литературный памятник»? Это скорее стихи какие-то. Как таковыми словами руководиться современному человеку?

– Вообще, я думаю, что святоотеческим сочинениям, в том числе и «Лествице», непременно предстоит быть заново переведенными, для современных читателей. Как и Евангелие, например – вот же новые и новые переводы появляются. Так и эти писания , в которых люди делятся бесценным конкретным опытом применения Евангелия в своей жизни … А новые переводы отцов непременно нужны: то, что было понятно для одних в 18-м скажем веке, может быть непонятным для других в веке 21-м, а дело-то не в самой сути излагаемого, а просто в языке, в переводе. Ну, думаю, дал нам Бог книгу – даст и переводчиков…

Но меня другое задело в твоих словах – выражение «руководиться». Ты что думаешь, эта книга – это такая что ли методичка?

– Так ведь вы, священники, так ее обычно прихожанам и преподносите…

-Да?…В самом деле, есть такое. Ну, уж ты нас прости…

-Да ладно, ничего… А правда, что это – единственная православная книга, про которую икона написана?

– Правда. Вот она, эта икона. Смотри: лестница от земли до неба, у подножия – Иоанн Лествичник такой в кафедре стоит , проповедует, а на лестницу карабкаются человечки. Одни дальше лезут, ко Христу, вокруг них ангелы, другие срываются, падают, их черные подхватывают, утаскивают…

— Как думаешь, я на ней – где?

– Ох. Откуда мне знать. Это ты сам должен чувствовать.

-Ох!… Не знаю, брате.

– Кстати, к вопросу о «методичке». Вот, батюшка, я думаю: книга эта – памятник монашеской литературы. Так? Она ведь – для монахов. А мы-то с тобой – не монахи. Знаешь, сколько новоначальных пыталось эту книгу буквально применить в жизни, ничего у них не вышло, только повредились в своем житии, и вовсе бросили всякое делание. А то и из Церкви ушли, разочаровавшись?…

– Да ничего… Нужная вроде бы книга, важная – но как нам-то ее, мирским, читать? Мы не отшельники, не в пустыне средневековой живем?

-Как читать? А вот именно – не как «методичку». А читать – творчески.

– А примеряя прочитанное – не букву, но дух, по слову евангельскому – к себе, к устроению своего «я» и своей жизни.

– Ну вот смотри. Книга, говоришь, монашеская. Но вот как Лествичник изображает последовательность ступеней, ведущих к Небу, хоть монаха, хоть любого христианина:

Отречение мирского жития
Беспристрастность (отложение попечений и печали о мире)
Странничество (уклонение от мира)
Послушание
Покаяние
Память о смерти
Плач о своей греховности
Кротость и безгневие
Удаление памятозлобия
Несквернословие
Молчание
Правдивость
Отсутствие уныния и лености
Борьба с чревоугодием
Целомудрие
Борьба со сребролюбием
Нестяжание
Преодоление преград в аскетической жизни
Искоренение нечувствия
Малый сон, усердие к братской молитве
Телесное бдение
Отсутствие боязливости и укрепление в вере
Искоренение тщеславия
Отсутствие гордыни
Кротость, простота и незлобие
Смиренномудрие
Низложение страстей и укрепление добродетелей
Безмолвие души и тела
Молитва
Бесстрастие
Вера, надежда и любовь
Вот, брате, выбери из этой лестницы любой пункт, любую ступеньку, и, хорошенько подумав, скажи: лишняя она в твоей жизни? Сможешь без нее жить? Нужна она тебе, без нее – сможешь ли со Христом быть и ближних любить? Сможешь ли быть самим собой, то есть человеком, дитём Божиим? Лествичник так про это пишет: «Всех одаренных свободною волею Бог есть и жизнь, и спасение всех, верных и неверных, праведных и неправедных, благочестивых и нечестивых, бесстрастных и страстных, монахов и мирских, мудрых и простых, здравых и немощных, юных и престарелых; так как все без изъятия пользуются излиянием света, сиянием солнца и переменами воздуха; «несть бо лицеприятия у Бога» (Рим.2:11)».

– Да… Пожалуй, ты прав, батюшка…

– «Прав»… В том ли дело, прав я или нет…

– А в том, что мы с тобой, пока тут разговариваем, смотри куда уже по этой лествице-то забрались.

– Ох!… Ёлки!… И точно.

– Вроде пока и невысоко – а голова-то кружится, скажи.

– Бать… Страшно мне… Навернёмся.

– Мне что ли не страшно. Но первое правило восхождения помнишь? Оно общечеловеческое: подымаешься вверх – не смотри вниз, не оборачивайся назад. Только вперед.

– А второе – уже чисто христианское: никто не восходит ко Христу в одиночку, не самоспасается, не самовозносится. Мы в Церкви, брате. Ты меня подсадишь. Я тебя подтяну. Только так, и никак иначе. Ну что, лезем дальше?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector