0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Материальное обеспечение приходского священника в конце XIX — начале ХХ веков Текст научной статьи по специальности; История и археология

Текст научной работы на тему «Материальное обеспечение приходского священника в конце XIX — начале ХХ веков»

1. Омаров Н.М. Внутренняя миграция в Кыргызстане: угрозы стабильности в обществе и пути их преодоления // Demos News, 1997. № 1. 29 с.

2. Омаров Н.М.Миграционные процессы в Кыргызской Республике в годы независимости: Итоги десятилетия. Бишкек, 2001. 19 с.

3. ЧокмороваА. Миграция населения: проблемы, задачи // Эмгек, 1998. № 2. С. 6-7.

4. Ионцев В.А. Международная миграция населения: Россия и современный мир // Социологические исследования, 1998. № 6. 41 с.

5. Статистический сборник. Бишкек, 2008. 4 с.

6. Дырылдаев А. О миграционных процессах в Кыргызской Республике.//Текущий архив Бишкекского офиса МОМ (IOM), 1997. С. 1-2.

7. Касымбеков М.Межнациональное согласие как стратегическое направление нашей политики // Мысль 2001. № 12.

8. Губогло М.Н. Этнодемографическая и языковая ситуация в столицах союзных республик СССР в конце 80-х — начале 90-х годов. М., 1993. С. 10-13.

9. Губогло М.Н. Этнодемографическая и языковая ситуация в столицах союзных республик СССР в конце 80-х-начале 90-х годов. М., 1993. С. 22-24.

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРИХОДСКОГО СВЯЩЕННИКА В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ ХХ ВЕКОВ

Панфилова Елена Владимировна — учитель истории, Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Центр образования № 12, магистрант, кафедра истории и философии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Череповецкий государственный университет, г. Череповец

Аннотация: в статье анализируется материальное обеспечение приходских священников в конце XIX — начале ХХ веков. Рассматриваются источники дохода церковнослужителей: жалование, требоисполнение, землевладение. Ключевые слова: приход, притч, приходское духовенство, требоисполнение.

Русская Православная Церковь вплоть до 1917 года играла важнейшую роль в жизни российского общества, как в духовном, так и в хозяйственном плане. Тем не менее, в отечественной историографии основное внимание уделено духовной составляющей функционирования Русской Православной Церкви. Материальное положение приходских священников и в частности вопросы землевладения и землепользования в период конца XIX — начале ХХ века, раскрыты фрагментарно, в контексте рассмотрения проблемы материальной обеспеченности служителей церкви.

Среди многочисленных вопросов, волновавших и беспокоивших представителей духовенства в начале XX века, были не только вопросы духовной и нравственной жизни. На рубеже XIX — XX веков особую актуальность приобрел вопрос о материальном положении духовенства, прежде всего сельского.

Необходимо отметить, что в историографии были обозначены основные проблемы: справляется ли приходское духовенство с возложенными на него многочисленными обязанностями, насколько оно обеспечено в материальном отношении, каков его социальный портрет.

Согласно церковному законодательству, «средствами содержания православного духовенства служили:

1) пособие от казны или казённое жалование;

2) личное вознаграждение причта за исполнение треб или за исполнение своих обязанностей;

3) доходы от пользования причтовой землёй, лесом и другими угодьями.

Начиная с конца XIX в. правительство неоднократно принимало меры к

улучшению материального положения приходского духовенства. Однако доля тех, кто не получал денег, оставалась достаточно высокой. По объяснительной записке к смете Св. Синода, казенное пособие получали в 1909 г. — 28 622 причта, в 1910 г. -29 984 причта и в1912г. -31218 причта. В среднем ежегодный рост составлял 856 причтов. При этом число приходов, совсем не получавших никакого жалования, также росло. В 1910 г. таких было 10 996 причта, а в 1912 г. — более 11 тыс. [4, 326].

Само же денежное содержание отличалось в большинстве случаев исключительно малым размером. По так называемым «средненормальным окладам» священник должен был получать 300 руб., диакон — 150 руб. и псаломщик — 100 руб. в год. На деле в 1916 г. из общего числа приходских священнослужителей в России (111 697 человек) 13 255 священников получали оклад менее указанного выше, а 25 992 духовных лица и вовсе не получали казенного жалования [4, 328]. Для сравнения скажем, что в 1913 году минимальная зарплата рабочего была 20 рублей в месяц, Преподаватель Закона Божьего в Шуйской женской гимназии получал 102 рубля, фельдшер — не менее 37, а депутат Госдумы -350 рублей в месяц. Чтобы приблизительно представить эти суммы в наших деньгах, можно умножить 1 дореволюционный рубль на 500 (на самом деле в зависимости от методики подсчетов 1 царский рубль равняется от 250 до 1108 современных, мы возьмем среднее значение). При таком подсчете максимальное годовое жалование священника будет равно 25-75 тысяч в год. [1]. Местное духовенство жаловалось на нищенские размеры оплаты своего труда, несопоставимые с окладами государственных служащих и даже учителей.

Читать еще:  Тимур Кибиров: Высмеивать власть легче, чем писать о вере

К началу ХХ в. казенное жалование постепенно, особенно в наиболее бедных приходах, вытесняло традиционный способ обеспечения приходского духовенства. Таким образом, казенное жалование стало важным подспорьем в повышении уровня жизни приходского духовенства, но и оно в совокупности с другими доходами не могло решить все проблемы. Священники в начале прошлого столетия жаловались на недостаточность казенного жалования, указывали на бедственное материальное положение и «укоризны со стороны прихожан при получении платы за требоисправления» [5].

В течение долгого времени основой финансового благополучия церкви были принадлежащие ей земли. Подати, которые платили крестьяне, жившие на церковных землях, были финансовой основой существования церковной организации. Правда, до приходских священников доходила лишь незначительная часть этих средств [3]. Основные доходы приходского духовенства, если не считать казенное жалование, состояли из двух частей — земельного надела и платы за требы и совершение богослужений. Практически при каждом сельском храме существовал земельный надел. Как правило, это была пашня и сенокосные угодья. Количество земли делилось между членами причта в той же пропорции, что и все церковные доходы. На трехштатном приходе (священник, дьячок, пономарь) земля делилась на 5 частей, 3 части получал священник, по одной — причетники. На четырехштатном — священник получал половину земли, другую половину делили между собой диакон, дьячок и пономарь. Как правило, семья священника не могла эффективно обрабатывать свой земельный участок, как по причине недостатка рабочих рук, так и из-за занятости на службе. Во многих приходах священнослужители сдавали свой надел местному землевладельцу, за что получали от помещика ругу деньгами и продуктами.

После крестьянской реформы помещики уже, как правило, землю не брали, ибо, потеряв крепостных, потеряли и дармовых работников. В конце XIX в. землю

священники сдавали в наем уже не помещикам, а местным крестьянам. Права приходского духовенства на пользование церковной землёй, выделенной приходу, путём сдачи её в аренду чётко регламентировались церковным законодательством, которое предусматривало возможность сдачи церковной земли в краткосрочную аренду.

Обеспеченность причтов землей имела в империи во многом региональные особенности. В одних епархиях земельное обеспечение православных приходов было удовлетворительное, и духовенство вело активную хозяйственную деятельность. В других причты практически не были наделены землей и существовали за счет казенного содержания и милостыни мирян.

Государственные средства не позволяли целиком и полностью обеспечивать все потребности клириков. Поэтому приходилось рассчитывать на прихожан, явным образом поддерживая традиции, сформировавшиеся в среде верующих в первые столетия существования православия. Доход приходского священника в первую очередь зависел от платы за требы, на которые твердых расценок фактически не было. Большое значение имели также субъективные моменты, такие как популярность священника или его склонность и умение «выбивать» плату. Исполнение «мирских треб» и богослужение во все времена оставалось основной целью существования прихода. В современном религиоведении принято разделять таинства, требы и обряды.

Требами называются «молебны о здравии конкретного лица, просительные или благодарственные в связи с каким-либо важным будущим или уже совершившимся событием». К числу таинств относятся крещение, миропомазание, покаяние, причащение, священство, брак, елеосвящение. Наряду с таинствами «в богослужебной практике православия имеются священнодействия, предлагаемые церковью как средство получения человеком Божественной помощи в его житейских делах». Это молебны по разным поводам. «Их и называют собственно обрядами»[2, 986]. В делопроизводстве консистории и даже отчетах епархиального архиерея такая четкая грань отсутствует, таинства часто называются требами и т.д. Это наиболее сложная для обозрения статья дохода, о которой очень мало источников. Несмотря на это, вопрос требоисполнения был часто обсуждаем в прессе. Из статей конца XIX в. в «Московских Церковных Ведомостях» мы узнаем, что средняя сумма дохода духовенства от треб составляла 500 рублей в год, правда, не указывается, доход ли это непосредственно священника, или всего причта. Годовой доход прихода составлял примерно 600 рублей (300 000), которые после уплаты налогов необходимо было разделить на пять частей.

В последние предреволюционные годы, особенно в военное время, поступление средств от требоисполнений резко снизилось. В годы Первой мировой войны все чаще в донесениях епархиальных начальств и в печати отмечались случаи, когда семьи призванных на войну солдат почти повсеместно отказывались платить духовенству не только за обязательные требы, но и по остальным обрядам. Миряне не без основания требовали, чтобы семьям, чьи кормильцы были мобилизованы на защиту отечества, разрешили заказывать церковные требы бесплатно.

Положение священника в начале ХХ века ухудшали налоги, которые должен был платить каждый приход. Из названной нами суммы годового дохода прихода от исполнения треб в 600 рублей 25 процентов уходило на содержание духовных школ и училищ. По указу Синода 1870 года весь доход от продажи венчиков и разрешительной молитвы отдавался на содержание бедных учеников. С кружечного сбора 1 процент уходил на лечение клириков и на содержание больного духовенства. После этого на оставшуюся часть доходов накладывались местные епархиальные налоги на содержание духовных училищ. Священный Синод и Епархиальные съезды духовенства могли вводить дополнительные налоги, но размер даже этих отчислений доходил до половины всех доходов. Из оставшихся 300 рублей нужно было потратить средства на поддержание храма, а уж оставшаяся часть делилась между клириками. Положение священников было настолько бедственным, что священники разных епархий писали в Синод прошения об упразднении должности дьякона, поскольку он

Читать еще:  Молитва об усопшем до 40 дней - молитвы об упокоении души новопреставленного святым, как и когда читать

получал 33 копейки с каждого рубля, а «будучи грубыми и необразованными» часто не способствуют украшению богослужения [1].

Таким образом, экономическое положение русской православной церкви в конце XIX — начале XX вв. было боле менее прочным, а источники дохода давно налажены и постоянно совершенствовались. Вместе с тем, следует отметить, что православная церковь, как и российское общество, не являлась однородным организмом. Мы наблюдаем как богатство отдельных церковных субъектов и духовных лиц, так и откровенную бедность большой группы священнослужителей.

1. Зайцев А. Насколько богата Церковь, или Повседневная жизнь сельского батюшки в начале XX века // Нескучный сад. [Электронный ресурс], 2012. Режим доступа: http://www.nsad.ru/articles/naskolko-bogata-cerkov-ili-povsednevnaya-zhizn-selskogo-batyushki-v-nachale-xx-veka/ (дата обращения: 29.10.2016).

2. Зуев Ю.П. Православие // Энциклопедия религий. М., 2008.

3. Кравецкий А. Церковный доход. На что жили приходские священники // КоммерсантЪ, 2016. 1 августа.

4. Морозан В. Экономическое положение Русской Православной Церкви в конце XIX — начале XX вв. // Нестор. [Электронный ресурс], 2000. № 1. Режим доступа: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/History_Church/Article/Mor_EkPol.php/ (дата обращения: 16.10.2016).

5. Обиженный. Разбитые мечты и обманутые надежды // Орловские епархиальные ведомости, 1906. № 12.

Обучение

В России есть не один десяток учебных заведений, где можно получить образование священнослужителя. Наиболее престижными считаются:

  • Московская духовная семинария;
  • духовная академия в Санкт-Петербурге;
  • Троице-Сергиевская академия;
  • Российский православный университет.

В общей сложности в Российской Федерации функционирует восемь православных вузов, 50 духовных семинарий, 32 духовных училища и 1 общецерковная аспирантура и докторантура имени святых Кирилла и Мефодия.

Обучение в семинарии длится пять лет. На протяжении этого времени ученики изучают базовые богословские основы, включая введение в богословие, Библейскую историю, катехизис, догматику, сравнительное богословие, пасторскую педагогику и сектоведение. Обязательно прохождение курса психологии. Все эти знания требуются для дальнейшей службы в приходском храме, соблюдения всех церковных традиций, умения общаться с прихожанами.

Переезд в Россию

Первый наш приход был в райцентре в Украине. Храм находился в заброшенном кинотеатре. Помещение было разрушено: с потолка падали балки, штукатурка осыпалась. Служить приходилось в небольшом вестибюле. В городке не было отопления, свет давали по расписанию. Чтобы провести службу, зимой приходилось включать обогреватели. А если не было света, кадило примерзало к рукам.

Если не было света, кадило примерзало к рукам

Муж прослужил там десять лет, служба не приносила денег, а детей у нас уже было четверо. Поэтому приняли решение переезжать.

Муж поехал в Троице-Сергиеву лавру к старцу за советом. Тот велел ехать «на север от Москвы». Так и вышло: муж нашел приход в областном центре, снял крошечную квартиру и прошел испытательный срок. Через полгода я взяла детей и иконы и переехала к нему.

В храме был купол, крест и входные двери. Внутри — ничего похожего на церковь. В советское время в помещении была птицефабрика и лесопилка, здание перешло в собственность РПЦ незадолго до нашего переезда. Не было иконостаса, пол разного уровня, внутренние помещения без отделки.

В самом храме лежали ненужные вещи до потолка, штук десять советских сервантов, кресел. Было ощущение, что люди несли ненужное в храм, чтобы не отвозить на свалку. Возможно, они делали это из добрых побуждений, но вещи и мебель стояли посреди церкви никому не нужные.

В советское время храм разделили на два этажа, нам пришлось срезать балки, которые держали второй уровень. В одном из приделов был туалет и душевые комнаты. Вокруг плесень и сырость, старинные фрески на стенах не сохранились.

Мы до сих пор, уже десять лет, приводим церковь в порядок. Первым делом вызвали два трактора с прицепом для хлама, потом поменяли пол: в нем были щели толщиной в палец. Всё это делаем на пожертвования.

Территорию вокруг храма раньше использовали как свалку для строительного мусора со всего города. Там были стекла, окна, песок, цемент, железобетонные блоки. Отвоевываем землю по кусочкам: вывозим мусор, сажаем цветы и деревья. Глубоко копать не получается, потому что внизу строительный мусор и бетон.

На территории храма стояло недостроенное помещение, которое мы приспособили под дом. Мы называем его своим, но юридически он принадлежит епархии. Если мужа переведут в другое место, дом мы потеряем.

Священники получают дополнительный доход с треб, но у них не должно быть установленных тарифов

Зарплата священника не исчерпывается окладом. Технически она не ограничена каким-либо потолком и зависит от спроса на услуги священника, его энтузиазма и щедрости прихожан.

Читать еще:  Как гаджеты вызывают зависимость и как с ней бороться

Требы — это службы, которые священнослужитель проводит в частном порядке на заказ. В церкви устоялась традиция, что за эти службы люди платят определённые суммы, часто по тарифам. Но это не правильно. Христианству чужд такой подход.

За требу можно благодарить финансово, но только столько, сколько человек посчитает нужным. Тарифы на услуги батюшки — это неправильно.

Тем не менее, что есть, то есть: батюшки часто знакомят прихожан с расценками, превращая их в клиентов. Для православной церкви это проблема и пятно на репутации, но воспринимается это как вынужденная мера. Ведь из этих доходов в теории складывается не только зарплата батюшки, но и из них же поступают финансы на прочие нужды прихода.

Как и на что живут священники РПЦ в России

На зарплаты и обязательные налоговые отчисления тратится около 40 % всей прибыли. Если я глава прихода, могу нанять хоть владычицу морскую. Унифицированных окладов нет. Стараются делать не ниже прожиточного минимума, чтобы не было проблем с налоговой. Если человеку нужен стаж, оформляют на полставки.

В РПЦ есть «Софрино» — производит всю церковную утварь, иконы, сосуды для богослужений, иконостасы, свечи, облачения. Это не обязательный поставщик, но каждая епархия должна оформить там заказ, чтобы загрузить производственные мощности.

Церковный налог около 20% платится официально.

В среднем освящение дома стоит 3 тысячи рублей.

Зарплаты

Начинающий священник априори не может много зарабатывать: 20 тысяч на требах и 15 тысяч зарплата — всего 35 тысяч. Но для выпускника вуза в областном городе это нормально. Я не говорю о Москве. Москва — другая страна. Священники тут могут 200 тысяч в среднем получать. Настоятель центрального храма — от миллиона рублей.

Мой доход колеблется от 70 до 120 тысяч рублей. У меня есть своя квартира, на оплату коммунальных услуг уходит 4–5 тысяч рублей.

Businessman утверждает, что настоятель храма в Москве получает от 100 000 рублей до миллиона, а на низовом уровне доход составляет от 60 000 до 80 000 рублей. Что касается регионов, то там доходы составляют от 20 до 200 тысяч рублей. В среднем начинающий священник зарабатывает 35 тысяч рублей в месяц.

Фактически, это реальное отражение экономической и финансовой ситуации в стране.

Расходы

На еду у меня 15–20 тысяч рублей. На это уходит не так много, потому что в России есть традиция приносить продукты за поминовение усопших. Так что хлеб, крупы, растительное масло, кагор, конфеты мы вообще не покупаем. Священник может спокойно уносить домой этот «сухой паек» — это обыденные вещи, но в питании вполне пригодные. Часто приносят что-то с огорода — лук, яблоки. В основном ем дома, но могу зайти в кафе или перекусить в фастфуде несколько раз в неделю. Это никак не возбраняется ни начальством, ни обществом. Конечно, люди оглядываются на человека в рясе, но большинство священников выходят в город в нормальной одежде.

На бензин и обслуживание машины расход большой, потому что на требы приходится выезжать на автомобиле: нужно везти с собой облачение и специальные предметы. Доходит до 20 тысяч рублей в месяц.

На одежду много не трачу. Какие-то расходные предметы гардероба могу обновить за 15–20 тысяч рублей. А подрясник и ряса настолько медленно изнашиваются, что покупается раз в пять-десять лет. Ряса стоит 15 тысяч рублей, подрясник еще 10 тысяч.

Ряд священников в крупных городах открывают мелкий бизнес — кафешки или магазины. Мечта каждого священника — чуть-чуть подкопить и получить свободу от духовного руководства. Потому что прессинг достаточно высокий, а хочется быть спокойным за свое будущее.

Священники редко берут кредиты, потому что есть постоянный приток денег. Чаще образуются накопления, которые переводят в недвижимость. У меня, например, есть вторая квартира, и я ее сдаю.

Почти все священники стараются посещать спортзал, чтобы себя не запустить, потому что богослужения,длящиеся часами, требуют физических сил. Ведь от долгого стояния со временем начинает болеть поясница. В месяц на это уходит около 3 тысяч рублей.

Все специфические траты идут за счет прихода. Например, облачение священника — это расходы церкви. Священник пользуется одним и те же облачением чуть ли не в течение всей жизни. Конечно, какое-то облачение может находиться в его собственности, но в основном все храмовое. Если человек хочет, то может дополнительно покупать для треб масло, свечи и иконки. Но это настолько малая сумма, что вряд ли отражается на его бюджете.

По законодательству священнику предоставляется отпуск — 28 дней.

О «нетрудовых» доходах и «серых» схемах писать нет смысла — как раз эту тему чуть не каждый день обсуждают повсюду. Прежде всего как раз потому, что в крупных городах всегда встречается несколько показушников, разъезжающих на «майбахах».

Вообще, это больна ятема, тоже отражающая проблемы общества.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector