3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Трудные места Евангелия: «Отойди от Меня, сатана!»

Толкование Евангелия на каждый день года.
Среда 8-й седмицы по Пятидесятнице

Тогда Иисус запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос. С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

Исповедание веры Петра – поворотный пункт в Евангелии, когда Господь обращает Свой взор на дорогу в Иерусалим. Господь запрещает Своим ученикам говорить кому-либо, что Он – Христос. Он облекает их Божественным доверием. Он раскрывает им Божественный замысел спасения. Он вверяет им абсолютно все. Как это непостижимо! Превечный всесильный Бог вселенной так обращается к Своему творению. Со страхом и трепетом, и изумлением мы слушаем эти слова.

Что же следует за этим? Еще более глубокое откровение для учеников. Он вводит их в самые непостижимые тайны. Он дает им предузнать, какой ужас Его ожидает и какая слава. Теперь Господь начинает открывать им глаза на то, что для Него не существует иного пути, кроме пути Креста. Он говорит им, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников – духовных вождей Израиля.

«И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему». Когда он слышит, что Христос идет в Иерусалим, чтобы умереть, он отводит своего Учителя и Господа в сторону и начинает выговаривать Ему: «Да не будет этого с Тобою, милосердный Господи. Ты Помазанник Божий. Ты не можешь быть убитым. В Твоей власти победить мир. Ты – Сын Божий. Ты можешь восстановить былую мощь и славу Израиля. Ты можешь накормить голодных, одеть нагих. Ты можешь установить на земле царство правды и справедливости». Обнимая Христа, он как бы хочет удержать Его от этого самоубийственного, как ему кажется, пути. «Это не должно, это не может случиться с Тобою».

И тогда мы слышим перехватывающий наше дыхание ответ Христа: «Отойди от Меня, сатана!» Только что Господь говорил: «Блажен ты, Симон», а теперь – «Отойди от Меня, сатана!» Но для того, и для другого были основания. Только что приобщившийся благодати Божией человек внезапным искушением может стать непохожим сам на себя. Самое изощренное лукавство сатаны может быть в искушении нас через наших ближайших друзей. И мы должны различать голос диавола – говорит ли он через благочестивого христианина или через древнего змия. Мы должны иметь мужество беспощадно обличить угрожающую нашему спасению ложь. «Ты Мне соблазн» – ты пытаешься стать преградой на Моем пути – подобно диаволу, искушавшему Меня в самом начале Моего служения. Господь не обличил столь резко Своего ученика, когда тот трижды отрекся от Него, как теперь – когда Петр пытается воспрепятствовать Ему восходить ко Кресту ради спасения всех. «Потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое».

Хотя ученики поняли, что их Учитель – Христос, Божественный Мессия, для них по-прежнему это значило победоносного земного Мессию, Который изгонит римских завоевателей из Палестины и восстановит царство Израиля. Прежде чем выйти в мир с проповедью о Христе, они должны были сами понять о каком спасении идет речь. Реакция Петра показывает, насколько далеки были ученики от этого.

Слова Петра – это наши слова, произносимые нами в разных местах и в разные эпохи. Какого царства, силы и славы ищем мы для России, для Церкви и для себя? Самую главную нашу молитву «Отче наш» мы завершаем возгласом «яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков». Единственная слава, которую ищет Христос, – слава Креста. Единственная сила, которая исходит от Креста, – немощь Его поражения и смерти. Единственное Царство, открываемое этой смертью, принадлежит к другому миру.

Мы все, в том числе самые праведные из нас, – грешники, за которых Христос умер. Мы враги Божии, которых Бог спас. Мы рабы греха и диавола, которых Бог искупил честною Своею кровию. Мы хотим избежать пути креста не только для себя, но и для Христа. Но Он избирает только путь страданий – ради нас. Подобно Петру – до подлинного его просвещения – мы соблазняемся мыслью о том, что Бог изгоняется из этого мира. Но таков наш Бог. И Ему не находится места в мире, кроме как на Кресте.

Путь креста – единственный путь, каким мы можем идти. Ибо «если кто хочет идти за Мной, – говорит Христос, – да отвергнется себя, возьмет свой крест и следует за Мной». Христос требует, чтобы мы не только отверглись себя, но умерли. У учеников Христовых не должно быть иллюзий, как это часто бывает у нас, что означает крестоношение. В первом веке несущий свой крест обыкновенно нес его к месту своей казни. Многие из нас сетуют на болезни, на трудности в семье, на безденежье, называя это крестами, которые мы должны нести. Все эти скорби реальны, но не о таком кресте говорит Христос. Крест, о котором Он говорит, – крест смерти. Он дает это ясно понять, когда говорит, что кто хочет душу свою спасти, тот погубит ее. Все должно быть перевернуто Крестом в этом перевернутом грехом мире. Приобретение оказывается утратой, спасение жизни – гибелью ее. И наоборот: поражение – победой и смерть – жизнью.

Толкования Священного Писания

Содержание

Толкования на Мф. 16:23

Свт. Иоанн Златоуст

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

Читать еще:  Лев Толстой, девочка с персиками и еще 7 жертв пневмонии

См. Толкование на Мф. 16:21

Свт. Игнатий (Брянчанинов)

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

См. Толкование на Мф. 16:22

Прп. Антоний Великий

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

Он сказал: «У Меня есть власть положить душу Мою, и вновь взять ее» (см. Ин. 10:17). Поэтому и Петру Он гневно запретил, когда тот «начал прекословить Ему» (см. Мф. 16:22), чтобы Господа не распяли, чтобы как-то избежать того, чему надлежало быть. «Он же, обратившись… воспретил Петру, сказав: отойди от меня, сатана, ибо ни мыслишь о том, что Божие, но мыслишь человеческое», то есть: иди вслед за Мной, а не обгоняй и не постигай разумом Промысл.

Вопросы св. Сильвестра и ответы прп. Антония. Вопрос 134.

Прп. Максим Исповедник

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

Отчего Господь, укорив Петра, назвал его сатаной

Господь называет Петра сатаной не для того — как некоторые думают, — чтобы побранить его. Поскольку бывшее для Господа лишением для нас стало обретением, как, например, Его смерть стала для нас жизнью, а Его бесчестье стало для нас славой; а апостол Петр, когда Господь говорил, что Ему предстоит страдать, подумал, исходя из естественного [порядка] вещей, что невозможно [допустить], чтобы жизнь была погублена, а слава обесчещена, — поэтому Господь, отвергая эту мысль, ибо в сверхъестественном не должно искать естественную последовательность (ведь совершая это посредством противоположностей, Он замыслил [даровать нам] жизнь через смерть и славу через бесчестье), [так вот, Господь, имея в виду,] что эта мысль Ему противоположна, сказал: Иди позади Меня, как если бы сказал: Следуй Моему замыслу и не пытайся искать естественную последовательность вещей. Имя же Сатана, как говорят, переводится как противник. Господь произнес это слово не как бранное, но так, как если бы сказал: Противник моей цели.

Вопросы и затруднения.

Блж. Иероним Стридонский

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

См. Толкование на Мф. 16:22

Блж. Феофилакт Болгарский

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

За то, что верно сказал Петр, Христос ублажает его, а за то, что он неразумно опасался и желал, чтобы Он не страдал, укоряет, говоря: «отойди от Меня, сатана!» Под «сатаной» разумеется противник. Итак, «отойди от Меня», то есть не противостой, но следуй Моему хотению. Называет же Петра так потому, что и сатана не желал, чтобы Христос пострадал. Говорит: ты по человеческому соображению думаешь, что страдание неприлично для Меня. Но ты не понимаешь того, что Бог чрез это совершает спасение и что это более всего приличествует Мне.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Ориген

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

В словах: С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин (см. Мф. 16:21) и так далее, некоторым образом показывается, что Иисус не желал, чтобы [ученики] разглашали, что Он Христос. Ибо ученикам, узнавшим в это время, что Иисус есть Христос, Сын Бога живого (Ин. 6:69), Он возвещает (вместо того чтобы они верили в Иисуса Христа распятого), чтобы они верили в Иисуса Христа, Которого распнут, но и (вместо того чтобы верить в Иисуса Христа, воскресшего из мертвых) учит их верить в Иисуса Христа, Который воскреснет из мертвых. И поскольку, отняв силы у начальств и властей, Он подверг их позору, властно восторжествовав над ними на древе (Кол. 2:15) — и если кто-то стыдится Креста Христова, он стыдится и домостроительства, которое восторжествовало над ними, — то необходимо, чтобы хвалился крестом Господа нашего Иисуса Христа (Гал. 6:14) верующий и узнавший это, а именно — что Крестом распятого Христа для верующего подвергнуты позору и покорены власти сего мира, среди которых, думаю, был и князь века сего.

…Петру, по незнанию имеющему нечто противоположно αντικειμενον Богу, Господь сказал: сатана, что по-еврейски значит «противник» (αντικειμενος). Если бы он не сказал по незнанию и не упрекнул Сына Бога живого, говоря Ему: Будь милостив к Себе, Господи! Да не будет этого с Тобою (Мф. 16:22)!, Господь не сказал бы ему: Отойди от Меня — как оставленному быть позади Него и следовать за Ним, и не сказал бы ему: сатана — как сказавшему противоположное Его словам. Ныне же сатана смог его, последовавшего за Иисусом и идущего позади Него, отвлечь от того, чтобы следовать за Ним, быть позади Сына Божия и сделать его, благодаря сказанному им по незнанию, достойным услышать [слова]: сатана и соблазн Сына Божия, поскольку он не разумел того, что Божие, а что человеческое.

Комментарии на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен

Он же обращься рече Петрови: иди за мною, сатано, соблазн ми еси: яко не мыслиши яже (суть) Божия, но человеческая

Он же обращься рече Петрови: иди за Мною, сатано

Марк (8:33) сказал, что Христос, обратившись и взглянув на учеников Своих, запретил Петру, т.е. порицал его. Он желал, чтобы и они слышали это порицание и вразумились, потому что чувствовали то же, что и Петр. Сатаною назвал его, как подражающего сатане в том, что он не желал, чтобы Христос был умерщвлен. И сатана не желал, чтобы Христос был умерщвлен для того, чтобы оказались ложными все пророчества об Его смерти, и чтобы телесная смерть Христа не была смертью Его собственной власти; хотя сам же он возбудил иудеев к убиению Спасителя и оказался побежденным собственной злобой.

Можно сказать и иначе: так как «сатана» значит – противник, а Петр, отклоняя Христа от смерти, не следовал, а противился Его воле, то Спаситель говорит ему: иди за Мною, сатано, т.е. следуй за Мною, противник…

соблазн Ми еси

Противодействуя Моей воле, ты служишь для Меня препятствием. Далее высказывает и причину, почему он противодействовал.

яко не мыслиши яже (суть) Божия, но человеческая

Ты так полагаешь, потому что размышляешь не о Божественном, а о человеческом. Если бы ты думал о Божественном, то считал бы для Меня достойным умереть за мир, а так как ты думаешь о человеческом, то считаешь для Меня недостойным даже умереть.

Читать еще:  ЕГЭ навылет: в первый же день все кончилось

Ты же обрати внимание на то, что недавно весьма ублажаемый теперь сильно порицается, – чтобы сдерживать и свою смелость и знать, что Спаситель был нелицеприятен. Когда тот сказал верно, ублажил его, а когда неверно – порицал. Верно он сказал то, относительно чего получил откровение от Бога, а неверно – то, что сказал от себя самого.

Толкование Евангелия от Матфея.

Лопухин А.П.

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

(Мк. 8:33). Возражение Петра свидетельствует о том, что ни он, ни другие ученики недостаточно понимали речь Христа о Его истинном мессианском величии. “Петр, заключая о деле по человеческому и плотскому рассуждению, думал, что страдание Христа позорно и Ему несвойственно” (Иоанн Златоуст). Отвечая Петру, Христос, по Златоусту, сказал, что препятствовать Ему и сокрушаться о Его страдании не только вредно и пагубно для Петра, но что он и сам не может спастись, если не будет всегда готов умереть. Некоторые толкователи думали, что не Петр был теперь порицаем, а злой дух, который внушил апостолу такие речи. Здесь употреблено такое же выражение, какое Спаситель употребил в 4:10. И, без сомнения, Он высказал его относительно того же самого искусителя. Он взглянул на мгновение через Петра и увидел за ним прежнего Своего врага, искусно воспользовавшегося предрассудками, вспыльчивостью и честностью неразвитого апостола. В действительности же это было прежнее искушение, которое было теперь сделано через Петра — избежать страданий, гонения, злобной ненависти, презрения и смерти и вместо этого воздвигнуть земное владычество с полной властью над земными престолами.

Толковая Библия.

Троицкие листки

Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое

Киевская Русь

Библеистика

Трудные места Евангелия: «Отойди от Меня, сатана!»

Отношения Христа с апостолами не всегда были простыми. Апостолы не были какими-то особенными людьми, их никто не готовил к будущему служению — Христос просто позвал их за Собой, и они пошли, а учиться всему приходилось уже по ходу дела. Они далеко не всё понимали сразу, они зачастую беспокоились совсем не о том, о чем следовало бы им волноваться, и Христос не раз упрекал их по разным поводам.

Однажды Он произнес особо строгий выговор, обращенный к апостолу Петру:

«Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что́ Божие, но что́ человеческое» (Мф 16:23; ср. Мк 8:33 и Лк 4:8).

Но ведь перед этим Христос сказал тому же самому апостолу: «Ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что́ свяжешь на земле, то́ будет связано на небесах, и что́ разрешишь на земле, то́ будет разрешено на небесах». (Мф 16:18-19). Как же это: почти одновременно обещает дать ему ключи Царства Небесного — и прогоняет от себя, назвав сатаной? Точно такие слова, «отойди от меня, сатана», Он некогда обратил к диаволу во время искушений в пустыне (Мф 4:10). А теперь повторяет то же самое апостолу!

Но сначала разберемся, что значит само это название, «сатана». По происхождению это вовсе не имя собственное, еврейское слово сатан означает «противник, враг». Именно так называется некий загадочный персонаж в самом начале книги Иова. Он приходит к Господу вместе с другими «сынами Божьими», беседует с Господом, предлагает ему испытать верность Иова, наслав на него бедствия, и Бог соглашается… Мы привычно считаем, что здесь речь идет о диаволе, главе злых духов, отпавших от Бога. Но как же он тогда является к Богу, вступает с Ним в переговоры — и Бог соглашается на его предложения? Разве Бог общается с силами зла? Но если читать книгу Иова в оригинале, никакого главы злых духов мы там не обнаружим. Там будет сатан, то есть «враг, противник» — возможно даже, некий ангел, который исполнял роль, отведенную в католической процедуре канонизации т.н. «адвокату диавола». Такой адвокат, конечно, не диавола оправдывает, а высказывает всё, что можно только сказать против канонизации. Примерно такую же роль играет на защите диссертации официальный оппонент.

В 4-й главе Евангелия от Матфея, где идет речь об искушения в пустыне, явно имеется в виду сам диавол. Христос не вступает с ним ни в переговоры, а отвергает все его предложения. Но называя его «сатаной», Он не обязательно использует это слово, заимствованное из еврейского языка в греческий, как имя собственное: это может быть обозначение той роли, которую играл диавол во время пребывания Христа в пустыне. Он был его врагом, стремился сбить с пути.

Но ведь ту же самую роль сыграл теперь, может быть, сам не желая того, и апостол Петр! Он недавно признал Иисуса Христом, Сыном Бога Живаго — и тогда Христос сказал слова о церкви и ключах Царствия. Петр, поняв, как много ему дано, несомненно, желал сохранить всё это. И, уж конечно, он любил своего учителя, желал для Него всего самого доброго и радостного. И тут Христос говорит о Своих будущих страданиях и даже смерти… Как мог согласиться с этим Петр? Как мог пожелать для Учителя такого конца? Тем более, при таком раскладе — какая же церковь, какие ключи? Всё погибнет…

И он, что вполне естественно, стал отговаривать Христа от путешествия вИерусалим. Зачем отправляться на верную гибель, когда всё может быть совсем иначе? Но ведь то же самое, по сути, предлагал Христу и сатана в пустыне: мгновенное, убедительное завоевание людских сердец с помощью чуда или политической мощи, безграничную власть в этом мире, и всё это без тени страданий и сомнений. Трудно было отказаться от такого заманчивого предложения, и, может быть, еще труднее было отвергнуть заботу дорогого ученика. Но и в том, и в другом случае Христу предлагалось отречься от Своей миссии, поступить по вполне понятным, но чисто человеческим желаниям. По сути дела, капитулировать перед князем мира сего, принять его условия игры. Он ответил самым резким отказом.

Но есть и некоторое отличие между словами, сказанным искусителю в пустыне и сказанными апостолу. Обращаясь к Петру, Христос добавил два слова: «отойди позади Меня» (в Синодальном переводе не совсем точно сказано «от Меня»; более того, те же слова добавлены там и в 4-й главе, хотя самые авторитетные рукописи их в этом месте не содержат). Петр, в отличие от искусителя, не должен был совсем оставить своего Учителя — он должен был последовать за Ним, ступать позади. Не указывать Ему, как поступать, куда ходить и что делать, а, напротив, следовать Его примеру. С тех пор, по сути, эта ситуация повторялась не раз: верующие пытались указать Богу, как следует Ему поступить, они руководствовались в своем поведении не Его волей, но собственными замыслами и чувствами, пусть даже вполне понятными и объяснимыми… и каждый раз в такой ситуации им следовало отнести к самим себе обжигающие слова Христа: «отойди, враг! ступай следом за Мной, а не указывай Мне путь!»

Читать еще:  Ушел от нас брат наш. На смерть Саши Соколова

Христос не лишил апостола тех обещаний, которые прежде дал ему, но указал на его место — то единственное место, на котором Петр и мог получить обещанное.

Православие и мир

No related posts.

Дата публикации: 25.03.2011

Статьи

Трудные места Евангелия: «Отойди от Меня, сатана!»

07.05.2012 Отношения Христа с апостолами не всегда были простыми. Апостолы не были какими-то особенными людьми, их никто не готовил к будущему служению – Христос просто позвал их за Собой, и они пошли, а учиться всему приходилось уже по ходу дела. Они далеко не всё понимали сразу, они зачастую беспокоились совсем не о том, о чем следовало бы им волноваться, и Христос не раз упрекал их по разным поводам.

Однажды Он произнес особо строгий выговор, обращенный к апостолу Петру:

«Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что́ Божие, но что́ человеческое» (Мф 16:23; ср. Мк 8:33 и Лк 4:8).

Но ведь перед этим Христос сказал тому же самому апостолу: «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что́ свяжешь на земле, то́ будет связано на небесах, и что́ разрешишь на земле, то́ будет разрешено на небесах». (Мф 16:18-19). Как же это: почти одновременно обещает дать ему ключи Царства Небесного – и прогоняет от себя, назвав сатаной? Точно такие слова, «отойди от меня, сатана», Он некогда обратил к диаволу во время искушений в пустыне (Мф 4:10). А теперь повторяет то же самое апостолу!

Но сначала разберемся, что значит само это название, «сатана». По происхождению это вовсе не имя собственное, еврейское слово сатан означает «противник, враг». Именно так называется некий загадочный персонаж в самом начале книги Иова. Он приходит к Господу вместе с другими «сынами Божьими», беседует с Господом, предлагает ему испытать верность Иова, наслав на него бедствия, и Бог соглашается… Мы привычно считаем, что здесь речь идет о диаволе, главе злых духов, отпавших от Бога. Но как же он тогда является к Богу, вступает с Ним в переговоры – и Бог соглашается на его предложения? Разве Бог общается с силами зла? Но если читать книгу Иова в оригинале, никакого главы злых духов мы там не обнаружим. Там будет сатан, то есть «враг, противник» – возможно даже, некий ангел, который исполнял роль, отведенную в католической процедуре канонизации т.н. «адвокату диавола». Такой адвокат, конечно, не диавола оправдывает, а высказывает всё, что можно только сказать против канонизации. Примерно такую же роль играет на защите диссертации официальный оппонент.

В 4-й главе Евангелия от Матфея, где идет речь об искушения в пустыне, явно имеется в виду сам диавол. Христос не вступает с ним ни в переговоры, а отвергает все его предложения. Но называя его «сатаной», Он не обязательно использует это слово, заимствованное из еврейского языка в греческий, как имя собственное: это может быть обозначение той роли, которую играл диавол во время пребывания Христа в пустыне. Он был его врагом, стремился сбить с пути.

Но ведь ту же самую роль сыграл теперь, может быть, сам не желая того, и апостол Петр! Он недавно признал Иисуса Христом, Сыном Бога Живаго – и тогда Христос сказал слова о церкви и ключах Царствия. Петр, поняв, как много ему дано, несомненно, желал сохранить всё это. И, уж конечно, он любил своего учителя, желал для Него всего самого доброго и радостного. И тут Христос говорит о Своих будущих страданиях и даже смерти… Как мог согласиться с этим Петр? Как мог пожелать для Учителя такого конца? Тем более, при таком раскладе – какая же церковь, какие ключи? Всё погибнет…

И он, что вполне естественно, стал отговаривать Христа от путешествия в Иерусалим. Зачем отправляться на верную гибель, когда всё может быть совсем иначе? Но ведь то же самое, по сути, предлагал Христу и сатана в пустыне: мгновенное, убедительное завоевание людских сердец с помощью чуда или политической мощи, безграничную власть в этом мире, и всё это без тени страданий и сомнений. Трудно было отказаться от такого заманчивого предложения, и, может быть, еще труднее было отвергнуть заботу дорогого ученика. Но и в том, и в другом случае Христу предлагалось отречься от Своей миссии, поступить по вполне понятным, но чисто человеческим желаниям. По сути дела, капитулировать перед князем мира сего, принять его условия игры. Он ответил самым резким отказом.

Но есть и некоторое отличие между словами, сказанным искусителю в пустыне и сказанными апостолу. Обращаясь к Петру, Христос добавил два слова: «отойди позади Меня» (в Синодальном переводе не совсем точно сказано «от Меня»; более того, те же слова добавлены там и в 4-й главе, хотя самые авторитетные рукописи их в этом месте не содержат). Петр, в отличие от искусителя, не должен был совсем оставить своего Учителя – он должен был последовать за Ним, ступать позади. Не указывать Ему, как поступать, куда ходить и что делать, а, напротив, следовать Его примеру. С тех пор, по сути, эта ситуация повторялась не раз: верующие пытались указать Богу, как следует Ему поступить, они руководствовались в своем поведении не Его волей, но собственными замыслами и чувствами, пусть даже вполне понятными и объяснимыми… и каждый раз в такой ситуации им следовало отнести к самим себе обжигающие слова Христа: «отойди, враг! ступай следом за Мной, а не указывай Мне путь!»

Христос не лишил апостола тех обещаний, которые прежде дал ему, но указал на его место – то единственное место, на котором Петр и мог получить обещанное.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector