0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Только когда у Сони начались колики, мы почувствовали себя инвалидами»

«Только когда у Сони начались колики, мы почувствовали себя инвалидами»

Три воздушных шарика с надписью «1 год! », «Поздравляем! », купленные на день рождения Сони, до сих пор держатся на люстре.

Однажды ночью, проводив последнюю электричку, Череневы стали рассуждать, как объяснять Соне, что такое религия, Бог, вера. Вопрос «За что со мной случилась эта потеря зрения? Почему это произошло со мной, а не с другими? » настиг их в подростковом возрасте. Спрашивали себя и взрослых, и к счастью, избежали «махрового слепондяйства» – когда человек опускается и думает «раз Бог такое допустил, значит, он виноват и я в него не верю». Не закрылись в себе, не обозлились на жизнь, а поняли: да, так бывает, от потери зрения, руки, ноги, слуха никто не застрахован. Это просто особенность с плюсами и минусами.

Чтобы объяснить свою мысль о плюсах, Иван предлагает представить себя в темной комнате – «ситуация, когда не работает один из анализаторов, которым человек пользуется большую часть времени». – Жить без зрения – это способ жизни. Меньше отвлекаешься на рекламу, не так сильно подвергаешься настроению изображения. «Вот депрессняк, на улице дождь». А у нас нет визуального ряда, поэтому не напрягают темные стены или пасмурная погода.

Хотя даже некоторым незрячим кажется, что это не жизнь, а вот если со зрением – жизнь. Но эта установка мешает: ты перестаешь жить тем, что есть, и начинаешь жить какими-то фантазиями. У нас даже был знакомый, которому родители не говорили, что он незрячий: думали – это поможет ему не чувствовать себя дефективным. И часто такие люди считают себя нетрудоспособными, как принято в обществе, и тогда они сами страдают от стереотипа, а не от ситуации. – И у людей без зрения больше времени подумать, а для чего мы живем? что такое вселенная? – то, о чем думать со зрением сложнее. Кто-то становится «ходячей википедией», кто-то целиком уходит в профессию, – рассказывает Иван. – А еще видишь людей с другой стороны. Люди научились владеть своей мимикой, а управлять голосом человек пока не умеет в совершенстве, и через голос нам, незрячим, поступает много информации о человеке.

После знакомства с Иваном и Лилией кажется, что незрячим легче не ошибиться в человеке, с которым идти по жизни. И любовь в таких парах стоит на чем-то более глубоком и крепком, чем внешность. – У нас свои заморочки, бывает, что человек может понравиться по голосу, но таких случаев меньше. Не знаю ни одну историю, чтобы люди создали семью, а потом поняли, что обманулись.

Читать еще:  Великий пост 2020 года: Календарь питания по дням

Фото из личного архива Череневых – И еще понимаешь, что ты в жизни чего-то добился, – дополняет Лилия. – Мы знаем людей, которые, имея зрение, ни к чему не стремятся, даже в бытовом плане. Кто-то живет на шее у родителей и считает, что это нормально.

Череневы благодарны родителям, которым хватило мудрости не делать из них домашних «кукол». Лилия после второго класса приехала домой и радостно предложила «Мам, давай я полы вымою! ». Чистила картошку, собирала все кочки на улице. Иван помнит, как работал в саду, а потом, уже дома, вместе с сестрой привязывал к турнику пояс от маминого халата и однажды докатался до того, что сорвался и улетел в коридор. Говорит, это весело, иначе детство было бы потеряно. Жалеет Иван, что отец не объяснил ему, как пользоваться перфоратором. – Теперь смотрю ролики на ютубе, спрашиваю друзей: «А как сослепу пользоваться перфоратором? ». Звучит страшно, но это вообще не проблема.

Череневы расстроятся и рассердятся, если журналисты будут делать жалостливый образ их семьи. Например, начнут спрашивать, как они жили, когда не было бесплатного проезда на транспорте или почему нет льгот на ипотеку и помощи соцработника. Объясняют, что показывать преодоление – это неплохо, но к нему всегда примешивается жалость, интонация «бедные-несчастные не сдаются», не хватает позитива. – Надо понять, что теоретически отсутствие зрения – это не повод жалеть. Когда все болит, естественно плохо, но отсутствие зрения – это не боль. Это просто неудобно, но не повод расстраиваться, – утверждает Иван. – Целостность нашего тела кардинально ничего не меняет. Ты также способен что-то делать, просто меньше преимуществ в одной профессии, но больше в другой.

Той ночью, размышляя о Боге, жизни и судьбе, Череневы еще раз проговорили: «их задача – имея эти обстоятельства, прожить не только достойно, а больше чем достойно, выполнить и перевыполнить план». – Мне кажется, у Сони жизнь будет прикольнее, – улыбается Иван. – Мы ей передадим свой опыт, а она сможет использовать его в зрячем мире. И у нее будет больше возможностей прогрессировать. Есть такая мысль: если сам не разберешься, почему ты на землю пришел, то сделай так, чтобы твои дети были ближе к ответу на этот вопрос.

По выходным, когда бабушка Римма идет с Соней на прогулку, игровая комната превращается в радиостудию. Иван и Лилия прикрепляют петлички и записывают подкаст – звуковой журнал «Диалог» всероссийского общества слепых предложил им вести рубрику для молодых родителей. Тема свежего выпуска – подготовка к роддому.

, чтобы не пропускать интересные новости и статьи Поддержать Правмир Поскольку вы здесь… … у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал » Православие и мир » , но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Читать еще:  Почему оценки загоняют ребенка в клетку — Дима Зицер

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir. ru, Neinvalid. ru, Matrony. ru, Pravmir. com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Републикация материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) возможна только с письменного разрешения Редакции.

«Только когда у Сони начались колики, мы почувствовали себя инвалидами»

А когда-то о Москве Иван и Лилия даже не мечтали, как и не думали, что в этом городе, как впрочем, где-либо еще можно встретить настолько похожего на тебя человека.

Оба родились в небольших городах, какие принято называть «провинциальной Россией»: Иван в Глазове, самом северном городе Удмуртии, а Лилия – в «молочном» городе Давлеканово, в глубине Башкирии.

Оба родились зрячими, но постепенно способность видеть потеряли. Лилия – к первому классу, успев самостоятельно прочитать сказки Пушкина, Маршака и Чуковского. Потом она отправилась в школу-интернат для слепых и слабовидящих в центр региона – Уфу. «Наверное, страшно было маме, а мне казалось, что так прикольно, я куда-то поеду. У меня не было каких-то комплексов», – рассказывает Лиля сегодня.

Иван же учился в обычной школе, но когда понял, что больше не отличает траву от асфальта и не видит, куда убежали одноклассники, закрылся. Правда, от спецшколы в другом городе отказался, зато начал дополнительно заниматься уроками по шрифту Брайля. – Если бы я не стеснялся, все было бы хорошо. Дискриминации в школе не было, ребятам надо было, наверное, немного помочь. Вдруг они боялись обидеть меня. Но мне тогда казалось, что я – дефект, а у остальных все хорошо. И как я такой дефективный буду налаживать со всеми отношения? Родители тогда много работали, успевали заниматься только уроками, да и не принято в советской семье какое-то откровенное общение с родителями. Обычно родители – авторитет, а ребенок такой подчиненный. Мы надеемся, что у нас будет по-другому. Я за дружеский контакт с ребенком, чтобы быть в курсе, какая ему нужна помощь, поддержка, что у него в голове.

К концу школы и Иван и Лилия определись – хотят заниматься музыкой дальше. К тому моменту оба окончили музыкалку: Лилия по классу фортепиано, Иван – виолончели. Лилия поступила в Уфимское училище искусств на отделение теории музыки, а Иван понял, что хочет начать жизнь с чистого листа и уехал в Курский музыкальный специализированный колледж. Позже он признается, что это комьюнити ему помогло – появились друзья и исчезли комплексы. А Лилия со своими соседками-художницами переписывается до сих пор.

Читать еще:  «Я прошу вас, спасите Алеппо!» – истории беженцев

Правда, страх белой трости их отпустил не сразу: в разных городах они подходили к своим училищам и складывали, будто идут без нее. – Думала, как я с палкой выйду на улицу, что про меня подумают, – вспоминает Лилия. – В подростковом возрасте это важно, особенно для девушек. – Для парней тоже, я тебе скажу, – подключается Иван. – Есть стереотип, что с палочками ходят только пожилые люди. И у незрячих тоже он есть, – продолжает Лилия. – Особенно когда на улице какая-нибудь пожилая женщина подходит и говорит: «Ой, что ж ты с палкой … такая молодая! » – Или бывает такое: едешь на работу с утра и слышишь: «Вы куда? В больницу или домой? » – А еще так: «Вы в церковь или домой? » – Ага, храм, больница, дом – других вариантов для инвалидов нет.

Все это время Соня перемещается то к Лилии, то к Ивану, обнимает их за шею, садится на коленки, подставляет щеку, чтобы получить теплый родительский поцелуй. – Да ты наш прыткий кабачок! – смеется Иван и подхватывает Соню на руки.

Одногруппники намекали: «Обрати на Лилю внимание», а он сопротивлялся Познакомились Иван и Лилия уже перед экзаменами в Москве – поступали на музыкальную звукорежиссуру в Российскую государственную специализированную академию искусств. В коридоре перед аудиторией Иван с другими абитуриентами нервно перелистывали конспекты. «И вдруг какая-то девушка с необычным голосом невозмутимо спрашивает: «Экзамен на звукорежиссуру здесь проходит? » – «Да» – «Тогда я с вами». А потом Иван и Лилия сели рядом и вместе решали «музыкальную викторину», пытаясь угадать стиль, эпоху и даже помещение. Лилия отлично разбиралась в теории, Иван – в практической стороне. Написали и поступили. – Приходил к Лиле и ее соседкам какие-нибудь программы на компьютер устанавливать, а меня за это кормили супом. Такой бартер. Иногда стучался в дверь: «Может, вам еще что-нибудь поставить? А то есть очень хочется», – смеется Иван.

Одногруппники намекали: «Ваня, обрати на Лилю внимание», а он сопротивлялся: «Да вы что? Она такая принципиальная». А однажды, когда соседки Лилии уехали, они сидели в комнате, пили травяной чай и заболтались до шести утра. В другой раз – уже в комнате Ивана – под гитару вспоминали детские песни. Администратор этажа шепнула: «Вы только тихо! ». С того момента вместе готовились к экзаменам, изучали Москву, осваивались в метро.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector