0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тимур Кибиров: Высмеивать власть легче, чем писать о вере

Постмодернизм. Т.Кибиров. Жизнь и творчество.

Описание презентации по отдельным слайдам:

Добрынина Ольга Александровна, учитель русского языка и литературы МБОУ «Шенкурская СШ». г. Шенкурск Архангельской области

Тиму́р Ю́рьевич Киби́ров (осет. Къибирты Тимур). Родился 15 февраля 1955г. в г.Шепетовка Хмельницкой области (Украина). Советский и российский поэт и переводчик. Лауреат Премии Правительства РФ (2011).

Тимур Кибиров (настоящая фамилия ЗАПОЕВ) родился в осетинской семье. Отец — офицер советской армии. Мать — учительница в средней школе. Окончил историко- филологический факультет МОПИ. В 1998 году являлся главным редактором издания «Пушкин». Работал в телекомпании НТВ, на радиостанции «Культура». Переводил стихи Ахсара Кодзати с осетинского языка (с подстрочника). С 1995 года — член русского Пен- центра. С 1997 года член редсовета журнала «Литературное обозрение».

Дебютировал в печати в конце 1980-х годов. Его поэзию относят к постмодернизму, соц-арту и концептуализму. Для Кибирова характерно пересмешничество, пародия, установка на скрытое и открытое цитирование как классической литературы, так и советских, идеологических или рекламных штампов.

Печатается как поэт с 1988 года: журналы и альманахи «Время и мы», «Атмода», «Третья модернизация», «Театральная жизнь», «Континент», «Юность», «Литературная Осетия», «Синтаксис»; «Театр», «Родник», «Дарьял», «Митин журнал», «Дружба народов», «Новый мир», «Странник», «Русская виза», «Кавказ», «22», «Соло», «Знамя», «Огонек», «Арион».

Т. Кибиров выпустил в свет более 20 стихотворных сборников, в частности «Общие места» (1990 г.), «Календарь» (1991 г.), «Стихи о любви» (1993 г.), «Сантименты: Восемь книг» (1994 г.), «Когда был Ленин маленьким» (1995 г.), «Парафразис» (1997 г.), «Памяти Державина» (1998 г.), «Избранные послания» (1998 г.), «Интимная лирика» (1998 г.), «Нотации» (1999 г.), «Улица Островитянова» (2000 г.), «Юбилей лирического героя» (2000 г.), «Amor, exil» (2000 г.), «Кто куда, а я – в Россию» (2001 г.), «Шалтай-болтай» (2002 г.), «Стихи» (2005 г.), «Кара-барас» (2006 г.), «Три поэмы» (2008 г.), «Стихи о любви» (2009 г.), «Греко- и римско-кафолические песенки и потешки.1986-2009» (2009 г.).

Т. Кибиров отмечен Пушкинской премией фонда А. Тепфера (1993), премиями журналов «Знамя» (1994 г.), «Арион» (1996 г.), «антибукеровской» премией «Незнакомка» (1997 г.), премией «Северная Пальмира» (1997 г.), стипендией фонда И. Бродского (2000 г.), премией «Станционный смотритель» (2005 г.), грантом М. Б. Ходорковского «Поэзия и свобода» (2006 г.), дипломом премии «Московский счет» (2007 г.), премией «Поэт» (2008 г.). Книга «Стихи» входила в шорт-лист XVIII Московской международной книжной выставки-ярмарки (2005 г.), книги «Кара-Барас» и «На полях «A Shropshine lad» – в шорт-лист Бунинской премии (2007 г.).

К публике Тимур Кибиров пришел сложившимся поэтом, со своей собственной эстетической идеей. Характерный для Т. Кибирова герой говорит из массы и зачастую от имени массы.

«Полностью уверен, что задача любого литератора — довести свой текст до максимально возможной простоты и внятности. Это правило непреложно. Другое дело — существуют настолько сложные идеи, что, не искажая их, невозможно написать просто. Поздний Мандельштам не занимался тем, что писал непонятные тексты. Мои идеи довольно простые. И у большинства литераторов не очень сложные идеи. Я — за простодушие. Если хочешь сказать, что России грозит фашизм, — так и напиши. Не придумывай метафоры и метаметафоры, эта идея не требует».

Т. Кибиров подробнейшим образом описывает самый повседневный быт, те реалии эпохи, которые для его героя становятся жизнеобразующими элементами. Однако я лирического героя Кибирова, перерастая в мы, несколько видоизменяет этот процесс, видоизменяя, соответственно, и конечный результат.

Наиболее ярким примеров того, как именно формируется «свое» слово Т. Кибирова из «чужого» слова предшествующей литературной традиции, является реализация поэтом пушкинской традиции. Именно она особенно сильно, последовательно и, главное, концептуально проявляется в творчестве Т. Кибирова. При этом вариативность включения пушкинского подтекста в стихи Кибирова воистину впечатляет.

Часто Кибиров допускает напрямую стебушную цитацию разнообразных поэтов, в том числе – и Пушкина, когда берется конкретное стихотворение, почти дословно цитируется, но смысл его оказывается совершенно перевернут за счет специально извращаемых его вставок. Иногда ничего практически не меняется, кроме одной-единственной буковки, но получается, например, следующее: «Ты, Моцарт, – лох, и сам того не знаешь!».

Далее в стихотворении идет цитация похожим образом измененных пушкинских строк из разных мест, что вместе приводит к ироническому изменению облика Моцарта из «Маленьких трагедий». Из страдающего гения он превращен в гения довольно злого из-за обреченности на одиночество. Это наводит на мысль, что в наши времена злодейство и гений уже совместимы.

Стихотворение Тимура Кибирова, написанное в 80-е годы, вошло в его новую книгу без изменений. «Искажение классики» Умом понять не разрешают И только верить нам велят. От низких истин защищает Без лести преданный солдат. Видок по телеку вещает, Дундук в Минкульте заседает, Клеветники шумят, как встарь: «Вот бука, бука – русский царь!» И раб судьбу благославляет.

Активно и вполне осознанно, пользуясь наиболее ходовыми приемами игровой поэтики постмодернизма, предполагающей тотальное пародирование, ироническое высмеивание всех и вся, Т. Кибиров вместе с тем отнюдь не случайно в одном из обращенных к самому себе стихотворений «Постмодернистское» вдруг изменяет взятой на вооружение ернической манере и начинает изъясняться совсем по-другому, не шутовски, а всерьез:

Читать еще:  «Троих родила, четвертым беременна – еще и улыбается!»

Всё сказано. Что уж тревожиться и пыжиться всё говорить! Цитаты плодятся и множатся. Всё сказано — сколько ни ври. Описано всё, нарисовано. Но что же нам делать, когда нечаянно, необоснованно в воде колыхнулась звезда! Ведь все колыханья, касания, мерцанья Пресветлой слезы опять назначают свидание и просятся вновь на язык.

Как бы вновь задумавшись о главном предмете Поэзии – о человеке и мире, о любви, красоте и вселенной, – он отказывается от облегченной игры ума и нарочитой стилизации, обращаясь к вечным тайнам природы и человеческого сердца, к правде чувства и высшей сути поэтического творчества.

Тимур Кибиров: «Высмеивать власть легче, чем писать о вере». Когда-то поэт Тимур Кибиров написал стихотворение «А наш-то на ослике – цок да цок», которое настолько тонко и пронзительно передает саму суть христианства, что его до сих пор цитируют и верующие, и неверующие. Даже песню сложили. Недавно поэт выпустил свой новый сборник «Время подумать уже о душе», где снова есть горячие строки о вере.

Тимура Кибирова обоснованно называют «классиком» отечественного постмодернизма. Его тексты изобилуют примерами использования данного специфического стиля письма. Кроме того, в кибировской поэзии можно найти все приметы постмодернистского мировосприятия: обращенность поэтической рефлексии на внутренний мир, языковой плюрализм, стремление к совмещению несовместимого, контекстуализм, юнговские архетипы и др.

  • Добрынина Ольга Александровна
  • Написать
  • 1060
  • 25.09.2016

Номер материала: ДБ-211797

Добавляйте авторские материалы и получите призы от Инфоурок

Еженедельный призовой фонд 100 000 Р

  • 25.09.2016
  • 274
  • 25.09.2016
  • 669
  • 25.09.2016
  • 401
  • 25.09.2016
  • 937
  • 25.09.2016
  • 379
  • 25.09.2016
  • 1098

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако редакция сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Тимур Кибиров: «Мы живем в фашистском государстве»

«В современной российской церкви много тревожного, если не сказать — ужасного. Многие высказываются: некоторые — с болью. Некоторые, боюсь, со злорадством… Мне кажется, Церковь не выполняет свою социальную функцию. Ее роль нельзя сводить к социальному долгу, но он есть, она им пренебрегает. Возобладал соблазн дружить с властью, не ссориться, иногда — прямо быть властью. Очень печально. Но обязательно помнить о десятках и сотнях рядовых — не одних московских и питерских — батюшек, которые не подвержены соблазну и выполняют свою роль. Жена, которая более воцерковлена, чем я, больше живет этими интересами, показала выступление провинциального священника. Не где-нибудь, а на казацком кругу, он говорил в лицо такие потрясающие вещи — спокойно и умно, как и должен говорить священник. Про войну на Украине, про аборты. Таким священникам, думаю, очень непросто, не очень комфортно, иногда — небезопасно: люди зависимые, гораздо больше, чем мы с вами».

Кадр из фильма «Ну да, поэт. », реж. Ольга Крутилина

«Полностью уверен, что задача любого литератора — довести свой текст до максимально возможной простоты и внятности. Это правило непреложно. Другое дело — существуют настолько сложные идеи, что, не искажая их, невозможно написать просто. Поздний Мандельштам не занимался тем, что писал непонятные тексты. Мои идеи довольно простые. И у большинства литераторов не очень сложные идеи. Я — за простодушие. Если хочешь сказать, что России грозит фашизм, — так и напиши. Не придумывай метафоры и метаметафоры, эта идея не требует».

«Сейчас я совсем не смотрю телевизор — «Дождь» и иногда «Культуру», от остального начинаю беситься. В стране же действительно фашизм. Если у слова «фашизм» есть твердое значение, то это — фашизм. Мы живем еще не в гитлеровском, но вполне в муссолиниевском фашистском государстве».

«Это бесовская власть. Средоточие всех возможных соблазнов для нашей страны. Всех возможных гнусностей. У меня были в начале путинского правления иллюзии, совершенно постыдные и глупые, очень недолго. Мне хотелось верить, что он будет русским Пиночетом, прижмет и урежет свободы, зато быстро проведет либеральные экономические реформы. Свободы урезаны, реформ не проведено. Самое страшное: за всем этим нет никакой — даже призрачной, даже выморочной, как у коммунистов, — идеи. Никакой. Плохой, хорошей, ужасной, дьявольской. Нет идеологии. Идеология шпаны. Шпаны. Глупость и гонор. Держать власть. Быть. Не пускать других на свой двор. «Вы у меня будете (стукнул по столу) по струнке ходить, потому что у меня есть атомная бомба». Я ни с кем не делился, понимал, что в нашей интеллигентской среде непопулярно размышлять о русском Пиночете, — но знакомая сказала: «Да брось ты. Что может хорошего быть из ГПУ?» Я страшно раздражился, потому что не люблю предвзятости: мало ли кто откуда… Но она оказалась права — из ГПУ ничего хорошего быть не может».

Читать еще:  Учитель Всеволод Луховицкий: К школам нельзя подходить как к огороду

«Пока мы еще можем говорить, писать, пытаться докричаться. Пока не ждем, что раздастся звонок и нас под белы рученьки… У тех, кто раньше меня приобрел минимальную известность, — у Сережи Гандлевского, Дмитрия Александровича Пригова — были неприятности. В ГБ таскали всего лишь за заграничные публикации стихов. Согласитесь, качественно несколько иное, чем сегодня. И нужно молить Бога и делать все от нас зависящее, чтобы не вернулось, потому что нравственный и интеллектуальный уровень нынешней власти нисколько не препятствует развитию в ту сторону. Может, потому, что не хочу думать о плохом, — думаю, что в буквальном смысле вернуться и подавить свободу до такой степени, как в Советском Союзе, невозможно».

«Весь народ знает, что, конечно же, мы поставляем наше оружие в Донбасс, наши военные там присутствуют… Что более разъедающее нравственность и психику может быть? Но еще хуже. Еще и одобряем ложь! Одобряет большинство. Меня очень заботят люди, которых Путин потихоньку лишает человеческого облика. «А, вот молодец! А вы поймайте меня за руку. Вот молодец наш… Все эти дурачки — Меркели да Обамы. А вы докажите. А мы — нет, мы не поставляем». Все вернулось и касается детей, которые в такой атмосфере вырастают. Еще от советской лжи не смогли уйти — она накрутилась, накрутилась. Но людям верующим, даже так нерьяно верующим, как я, в этой ситуации легче. Остается надежда на то, что все зависит не только от нас».

Тимур Кибиров «Деревня» (Анализ стихотворения, стиха)

Жанр стихотворения — сатира. Тема — современная Россия. Идея — показать, что современная автору Россия во многом отличается от России прежней, выразить переживания о судьбе России.

Формально стихотворение состоит из двух строф, не равных между собой по объему (18 и 12 стихов). В стихотворении сложно выделить отдельные композиционные части, поскольку в основе его построения вместе с приемом противопоставления лежит прием монтажа. Так, резко сменяют друг друга короткие предложения, не связанные между собой. Условно мы можем выделить 4 части: 1) с первой строки до слов «…и возникает рифма – Амалфея» (здесь рисуется общая картина деревни); 2) «…По ОРТ экономист мастистый вмиг остужает мозг его сердитый.» (здесь изображается иное, информационное, пространство); 3) далее до слов «…заставить все на свете сторониться» (здесь будто чувствуется повышенная динамика и патетика, этот момент можно считать кульминацией произведения); 4) со слов «Но снова тишь да гладь» и до конца стихотворения (здесь происходит своеобразная развязка, которая во внешнем действии проявляется в спаде активности: «Но снова тишь да гладь», а также в мыслях лирического героя: «Да этого, пожалуй, и не надо»).

В качестве основных композиционных приемов мы назовем монтаж, и противопоставление (в стихотворении т.

н. «высокий слог» и аллюзии перемежаются со сниженной лексикой и обыденными реалиями сельской жизни конца XX – начала XXI века). Сильной позицией стихотворения будет его заглавие, а также последние строки стихотворения.

В основе ритмической организации стихотворения лежит четырехсложный дольник. Рифма женская, неглубокая (можно найти примеры глубокой рифмы), встречаются точные и неточные рифмы. Рифма в основном однородная, разнородные рифмы встречаются редко. Рифма банальная. Рифма в основном открытая.

В стихотворении перекрестная рифма пересекается с кольцевой (опоясывающей).

Из средств художественной выразительности мы можем выделить следующие…

Сравнение: как Том Сойер, змеёй безвредной.

Перифраз: некрупная рогатая скотина (подразумевается коза, так как дальше упоминается имя Амалфеи – мифической козы, вскормившей своим молоком Зевса).

Инверсия: Но Петросяна юмор вмиг остужает мозг его сердитый.

Гипербатон: Вот мчится по дорожке нашей узкой жигуль-девятка.

Риторический вопрос: Эх, девятка-птица! Кто выдумал тебя?

Но снова тишь, да гладь, да трясогузка,

да на мопеде мужичок поддатый,

да мат, да стрёкот без конца и края.

Использование фразеологизмов: без конца и края; тишь, да гладь (должно быть «тишь да гладь», вероятно, здесь скорее каламбур).

Также здесь используется лексика, отражающая реалии времени самого лирического героя (также и автора): ОРТ — «Общественное российское телевидение», название Первого канала с 1 апреля 1995 по 1 сентября 2002 года; Госдума — нижняя палата Федерального собрания, была основана в 1993 г., Петросян — советский и российский артист эстрады, писатель-юморист и телеведущий, «жигуль-девятка» — ВАЗ-2109, советский и российский автомобиль, в России собирался с 1987 до 2004 г.; новый русский — клише, обозначающее представителей социального класса СНГ, сделавших большое состояние в 1990-е годы, после развала Советского Союза.

Внимание привлекает использование книжной (маститый) и устаревшей лексики (взираю, не чаю) и наряду со сниженной (торчит); таким образом возникает некий контраст между формой и содержанием или между содержанием в смежных стихах.

Так, заголовок «Деревня» указывает, на первый взгляд, на конкретную деревню, в которой происходят описываемые в произведении события, также это может быть обобщение – это любая русская деревня, также заглавие «Деревня» отсылает нас к повести И. А. Бунина «Деревня», где под данной лексемой подразумевалось значение «Россия».

Читать еще:  Четырехлетний герой стал донором костного мозга для своих братьев

При чтении слова «Амалфея» у читателя возникают ассоциации с временем и пространством Древней Греции, а также возникает образ мифологического пространства вообще. «Рубцовская рябина» – здесь возникают ассоциации с творчеством Н. Рубцова, возникают образы России, воспетой в его стихах.

На время указывают конкретные исторические реалии.

Исходя из времени бытования названных в стихотворении реалий, можно сделать вывод, что упоминается время промежутка 1995 – 2002 гг. В то же время его необходимо понимать шире – это время нынешней эпохи, эпохи лирического героя, эпохи автора, эпохи постмодернизма, СМИ, новых правил и принципов. Как уже было сказано, время трансформируется: лирический герой вступает в «диалог» с И. А. Буниным, Н. Рубцовым, Н. В. Гоголем. Также здесь существует и мифологическое время.

Таким образом, время и пространство художественно трансформированы.

В стихотворении присутствуют явные интертекстуальные связи. Так, заглавие отсылает нас к повести И. А. Бунина «Деревня», где он размышлял о судьбе России. Также «рубцовская рябина» отсылает нас к творчеству Н. Рубцова в целом или же к отдельным его стихотворениям. Фразы первой строке «Русь не даёт ответа» и в начале второй строфы «…жигуль-девятка. Эх, девятка-птица!/ Кто выдумал тебя?» отсылают нас к поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»: «…Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа…»

Посредством интертекстуальных связей автор обращается к писателям из прошлого. Так, при сравнении событий времени прежнего и настоящего читатель может определить для себя, преобладает различие или всё же сходство.

Такое течение постмодернизма, как концептуализм, предполагает, что читатель сам понимает смысл произведения, смыслов может быть множество, и он зависит от восприятия и опыта самого читателя. Мне же кажется, что посредством интертекстуальных связей и других средств выразительности автор выражает, что его так же беспокоят вопросы, волновавшие классиков русской литературы. В то же время, возможно, автор (в лице лирического героя) не вполне доволен своей эпохой, что выражено в последних стихах: «Я никого здесь соблазнить не чаю./ Да этого, пожалуй, и не надо».

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем
чат-боте Сочинения24

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id84404

Тимур Кибиров

Тимур Кибиров
Фото: wikipedia.org

Летом 2015-го года одним из гостей программы «Светлый вечер» на радио «Вера» был известный московский поэт Тимур Кибиров. Его последняя — по времени выхода на тот момент — поэтическая книга называлась «См. выше». Следующая — «Пора уже подумать о душе».

Да, от сборника к сборнику, мешая — процитирую Мандельштама — «важное с пустяками», то есть — по-прежнему соединяя мораль с иронией, продолжая описывать и ту цивилизацию, в которой жили, и ту, в которой живём, — в стихах Кибирова отчетливо проявляется и звучит христианская тема. Об этом, конечно, говорилось и в «Светлом вечере». На прощание, помню, Тимур замечательно прочитал своё знаменитое стихотворение 2009-го года «Их-то Господь — вон какой!», — которое полюбилось, что называется, и новоначальным христианам и воцерковлённым, его и поют, и включают в хрестоматии.

Мне же сегодня хочется прочитать стихотворение из прошлого века, оно входило в книгу 1992–1996 годов «Парафразис» (что по латыни — «пересказ»). Обращаю ваше внимание, что слово «отец» здесь — до последней строфы — обозначено строчной буквой, а в последней. ну, вы сами услышите. И напомню ещё, что «релятивизм», это, коротко говоря, убеждение, что единой истины нет, что добро и зло неразличимы и относительны.

Щекою прижавшись к шинели отца —
вот так бы и жить.
Вот так бы и жить — ничему не служить,
заботы забыть, полномочья сложить,
и все попеченья навек отложить,
и глупую гордость самца.
Вот так бы и жить.

На стриженом жалком затылке своем
ладонь ощутить.
Вот так быть любимым, вот так бы любить
и знать, что простит, что всегда защитит,
что лишь понарошку ремнем он грозит,
что мы не умрем.

Что эта кровать, и ковер, и трюмо,
и это окно
незыблемы, что никому не дано
нарушить сей мир и сей шкаф платяной
подвинуть. Но мы переедем зимой.
Я знаю одно,

я знаю, что рушится всё на глазах,
стропила скрипят.
Вновь релятивизмом кичится Пилат.
А стены, как в доме Нуф-Нуфа, дрожат,
и в щели ползет торжествующий ад,
хохочущий страх.

Что хочется грохнуть по стеклам в сердцах,
в истерику впасть,
что легкого легче предать и проклясть
в преддверьи конца.
И я разеваю слюнявую пасть,
чтоб вновь заглотить галилейскую снасть
и к ризам разодранным Сына припасть
и к ризам нетленным Отца!

Припавши щекою, наплакаться всласть
и встать до конца.

Тимур Кибиров, «Щекою прижавшись к шинели отца. », 1996-й год

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector