0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Религия в Таджикистане: история и современность

История религии в Таджикистане уходит в далекую древность, связанную с удивительным периодом завоеваний Александра Македонского, который принес в эти далекие от Европы земли греческую цивилизацию и, соответственно, греческую религию, которая причудливо соединилась с местными культами.

Древнейшие культы, существовавшие на территории нынешнего Таджикистана, были связаны с присвоением различных качеств природным явлениям, стихиям и небесным телам, таким как Луна, звезды, и в первую очередь — Солнце. Впоследствии эти примитивные верования в сильно переработанном виде послужили благоприятным субстратом для распространения в регионе зороастризма.

РЕЛИГИЯ И ВЛАСТЬ: ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Кушкумбаева А.Ж.

Докторант PhD кафедры политологии КазНУ имени аль-Фараби

РЕЛИГИЯ И ВЛАСТЬ: ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Аннотация

В статье рассмотрены особенности государственного регулирования религиозной жизни таджикского общества, также частично проанализирована специфика взаимоотношений властей Республики Таджикистан с Партией исламского возрождения.

Ключевые слова: Таджикистан, ПИВТ, религия.

Kushkumbayeva A.Zh.

PhD student at the Department of Political Science Al-Farabi Kazakh National University

RELIGION AND AUTHORITIES: PECULIARITIES OF POLITICAL PRACTICE IN TAJIKISTAN

Abstract

The article describes the features of state regulation of religion in Tajik society. Also there is an attempt to analyze the specifics of the relationship between authorities and the Islamic Revival Party of Tajikistan.

Keywords: Tajikistan, the Islamic Revival Party of Tajikistan, religion.

На рубеже 2010-х гг. власти Таджикистана столкнулись с активизацией террористических группировок в стране. Также соседство с Афганистаном позволяет активистам радикальной оппозиции периодически находить укрытие в нем, как это было в августе 2010 г. На данный момент деятельность радикальных экстремистских групп несет угрозу стабильности на региональном уровне и в трансграничных зонах. Однако пока их деятельность носит не масштабный характер, и при условии принятия своевременных и эффективных мер по их локализации, не способна угрожать стабильности страны.

Ислам и религиозные авторитеты играют очень важную роль в жизни таджикского общества. Правительство со своей стороны стремится более жестче регламентировать религиозную сферу и пресечь появление радикалов. Небезызвестно, что в таджикском обществе еще устойчивы воспоминания о прошедшей гражданской войне. Власти страны эту тему активно используют для консолидации общества.

Вопрос национального единства также активно используется и политической оппозицией. В преддверии президентских выборов 2013 г. ряд представителей интеллигенции и гражданского общества обратились к президенту Э. Рахмону с открытым письмом, где они выразили тревогу по поводу нездоровых процессов в политической и социально-экономической жизни Таджикистана (1).

В целом, власти Таджикистана стремятся учитывать растущую роль религии в жизни общества. Учитывая тот факт, что абсолютное большинство населения является мусульманами-суннитами, парламент страны 2 апреля 2009 г. придал суннизму ханафитского мазхаба официальный статус.

Но зачастую попытки правительства регулировать религиозную сферу носят административно-запретительный характер как запрет на посещение мечетей, ношение религиозных атрибутов, обучение в исламских учебных заведениях или обсуждавшиеся попытки установить зарплату официальным имам-хатибам за счет госбюджета. Следует отметить, официально признанное духовенство в силу его зависимости от властей воспринимается населением как «хукумати», т.е. «государственное духовенство».

Влияние ислама в стране растет. Квота на количество паломников в Таджикистане составляет 5,5 тыс. человек. Ежегодно она заполняется полностью, но желающих совершить хадж гораздо больше. Несмотря на это, Духовное управление мусульман РТ страдает от недостаточности авторитета в глазах верующих.

Власти, чтобы поддержать муфтият, оттесняют на периферию Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), действующую в рамках светских принципов. Но такого рода давление может спровоцировать отток части верующих в нелегальные и экстремистские религиозные образования.

Активизация религиозных экстремистов также является тревожным процессом. Согласно данным МВД РТ, ежегодно происходит задержание сотен членов радикальных религиозных организаций – «Хизб-ут-Тахрир», ИДУ. В республике за последних два года были осуждены более 250 активистов радикальных движений. Наблюдается трансформация деятельности радикалов, как например, использование неформальных кружков, социальных сетей и т.д.

Меры властей по противодействию экстремизму носят несколько упрощенный и прямолинейный характер: увеличивается только количество задержанных и осужденных. Так, согласно данным ГКНБ, в течение января-апреля 2013 г. были задержаны 75 предполагаемых членов террористических организаций, и среди задержанных предполагаемых террористов были даже смертники (2).

Нередко росту радикализма способствуют сами власти, вводя различные ограничения, как например, табу на посещение женщинами и подростками мечетей, запреты на ношение хиджабов и др. Наблюдатели не без основания отмечают, что путь запретов очень опасен. «Каждое действие вызывает соответствующее противодействие. Так, светский радикализм порождает крайние религиозные идеи и наоборот», – отмечает политолог Р.Г. Абдулло (3).

Как было отмечено выше, власти страны стремятся поэтапно вытеснить ПИВТ с политической арены. Информационная кампания в этих целях приобрела особенно активный характер в предвыборный период лета-осени 2013 г. По национальному телевидению регулярно транслировались материалы, порочащие ПИВТ и неформальных религиозных авторитетов. После президентских выборов заместитель председателя ПИВТ М. Хаит заявил, что «в течение почти полутора месяцев нет дня, когда посредством информационных программ государственных телеканалов Таджикистана не были бы показаны сюжеты, дискредитирующие ПИВТ и ее руководителей» (4).

Комитет по делам религии Таджикистана перманентно предпринимает попытки ограничить влияние авторитетных сторонников ПИВТ в религиозной сфере. Например, сначала на три месяца был снижен статус соборной мечети братьев Тураджонзода, где по пятницам собиралось до 10 тыс. прихожан. Затем братья Нуриддин и Махмуджон Тураджонзода были лишены сана имам-хатиба. Кроме того, Нуриддина Тураджонзода и его другой брат Акбар Тураджонзода решением суда были приговорены к штрафу за оскорбление руководителя Совета исламских улемов (5).

Власти страны стараются препятствовать распространению экстремистских идеологий, и с этой целью стремятся ограничить количество обучающихся в религиозных учебных заведениях за рубежом (6). Известно, что возвращение таджикских студентов из зарубежных медресе началось в 2010 г. после известного призыва президента Э. Рахмона к родителям вернуть своих детей из исламских стран (7). Согласно новым правилам, теперь граждане Таджикистана могут обучаться за рубежом только после окончания Исламского института Таджикистана.

Читать еще:  Как наконец перестать «залипать» в смартфоне

В июле 2013 г. состоялась встреча президента Э. Рахмона с исламским духовенством, где ряд выступающих призвали закрыть ПИВТ, обосновывая это тем, что «в исламе нет партий» (8). По существу, призывы провластного духовенства являются средством давления на ПИВТ и снижения ее легитимности.

Давление властей на ПИВТ и неформальных религиозных лидеров не является прямой борьбой с религией. Верхи страны справедливо рассматривают последних как политических конкурентов.

ПИВТ при официальной численности около 30 тыс. членов — ключевая легитимная оппозиционная сила. Тем не менее лидер ПИВТ М. Кабири стремится сохранить диалог с властями и зачастую занимает осторожные позиции и избегает острой критики в их адрес. И лидеры партии стараются не участвовать в президентских выборах, объясняя это трагическим опытом раскола общества и нежеланием вновь обострять обстановку. К тому же, ПИВТ ослабила свои позиции в после смерти ее основателя Саид Абдулло Нури в 2006 г.

Партия поддерживает меры правительства по ограничению деятельности салафитов, так как не разделяет их идейно-религиозных воззрений. Однако исламская партия не считает правомерным активное вмешательство государства в религиозно-политическое поле (9).

В то же время облеченная в светские политические формы ПИВТ не очень популярна среди консервативных мусульман. Согласно оценкам наблюдателей, на этом фоне активизировались неофициальные религиозные течения. Данная ситуация свидетельствует об усилении тенденции отчужденности определенной части населения от легализованных форм религиозной деятельности.

Таджикистан: необдуманная политика властей в религиозной сфере. Религия в Таджикистане: история и современность Этнический состав населения, язык и религия

Для просмотра полного текста документа необходима авторизация. Если Вы являетесь зарегистрированным пользователем, нажмите слева вверху ссылку «Авторизация пользователя» и введите логин и пароль. Если у Вас еще нет аккаунта на нашем сервере, перейдите на страницу Услуги и цены для выбора удобного для Вас тарифного плана. Вы можете связаться с нашими менеджерами и обсудить условия получения полного доступа к нашей базе данных.

Как скачать документ в формате WinWord?

Для получения документа в формате WinWord нажмите ссылку «Скачать полный текст (Word)». На запрос системы «Открыть» или «Сохранить» — выберите нужное действие.

Концепция государственной политики Республики Таджикистан в сфере религии от 4 апреля 2018 года, №1042

от 4 апреля 2018 года, №1042

Концепция государственной политики Республики Таджикистан в сфере религии


1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Концепция государственной политики Республики Таджикистан в сфере религии (далее — Концепция) определяет и регулирует цели, задачи и приоритетные направления государственной политики Республики Таджикистан в сфере религии с учётом национальных интересов страны.

2. Государственная политика Республики Таджикистан в сфере религии (далее — государственная политика в сфере религии) формируется на основе Конституции Республики Таджикистан, международных правовых актов, признанных Таджикистаном, Закона Республики Таджикистан «О свободе совести и религиозных объединений» и других нормативных правовых актов Республики Таджикистан, поручений и наставлений Президента Республики Таджикистан, также с учётом национальных и государственных интересов Республики Таджикистан как светского государства.

3. Государственная политика в сфере религии реализуется на основе светских идей, свободы совести, свободы вероисповедания, религиозного плюрализма, толерантности и уважение ко всем религиям и конфессиям, равенства последователей всех религий перед законом.

4. Основной целью Концепции является установление долгосрочных перспектив для защиты религиозных прав и свобод человека и гражданина, развитие основ светского государства, распространение толерантности и уважение ко всем религиям и конфессиям, обеспечение безопасности, взаимопонимание и согласие в религиозной среде страны.

5. В Концепции используются следующие основные понятия:

— конфессия (мазхаб) — ветвь какой-либо религии, в том числе религиозно-правовые школы;

— государственный уполномоченный орган по делам религии — центральный исполнительный орган государственной власти Республики Таджикистан, осуществляющий государственную политику по обеспечению права на свободу совести и свободу вероисповедания, упорядочению традиций, торжеств и обрядов, и координирует отношения между государством и религиозными объединениями;

— религиозный обряд — совокупность символических религиозных действий, осуществляющие отдельными лицами и группой лиц, либо юридическими мыслями;

— свобода вероисповедания — право каждого человека и гражданина свободно и самостоятельно выбирать, и исповедовать любую религию, участвовать в богослужениях, отправлении религиозных обрядов, в религиозном обучении;

— недопустимый прозелитизм — неправомерная деятельность по вовлечению людей в религиозное объединение с использованием давления, принуждения или предоставления недостоверной информации;

— религиозный фанатизм — фанатичное следова

РЕЛИГИОЗНАЯ СИТУАЦИЯ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН

Предпосылки. Достижение национальной независимости в Таджикистане коренным образом изменило идеологическую, политическую и структурную платформу отношения государства к религии. Возрождение национально-религиозной культуры привело к снижению влияния марксистско-ленинской идеологии и научного атеизма. Во всех постсоветских республиках произошел глубокий экономический кризис и идеологическо-политический вакуум. В такой ситуации каждая страна должна была в отдельности определить дальнейший путь своего развития. В первые годы независимости Таджикистана три основные силы – существующая государственная власть, национально ориентированная интеллигенция и политизированное духовенство включились в арену политической борьбы.

Очевидно, что любой переходный период требует создания соответствующей инфраструктуры, в том числе и в области религиозной жизни. Политические проблемы и сложная обстановка в области безопасности, особенно гражданская война и непредсказуемая ситуация в Афганистане не дали возможность должным образом адаптироваться к новым условиям. В начале независимости нам выпала нелегкая судьба. С обретением самостоятельности республики бывшего СССР столкнулись с необходимостью укрепления основ национального строительства, а также определения стратегии и парадигмы дальнейшего развития. Если для тюрко-язычных республик в какой-то степени примером для подражания послужила модель Турецкой республики, которая делала акцент на секуляризм, вестернизацию и интеграцию тюркских народов, то в силу исторических предпосылок таджики были склоны к персо-язычному миру, где на тот момент и по сей день фигурируют два государства на официальном уровне использующие определение «исламская республика». Кроме того, примерами негативного влияния иранской модели исламской революции является бессмысленное копирование идей, девизов и целей. Это не всегда соотносилась с социально-политическими и культурными реалиями таджикского общества и никак не было связано с действительности того времени.

К сожалению, в условиях формирования объединенной таджикской оппозиции и идеоло-гического противостояния в политическом пространстве были широко озвучены радикальные лозунги. А позже эти лозунги, к большому сожалению, находили практическую реализацию в действиях оппозиции, что привело к нагнетанию внутренней обстановки в республике. Несмотря на сложную ситуацию, политическое руководство страны в период 1992-1997 годов сумело устранить последствия гражданской войны и перестроить социально-религиозную жизнь в обществе на основе принципов светского государства. В итоге было подписано «Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане».

Читать еще:  Тренинг гордости, или К чему приводит «личностный рост» без покаяния

Меры. Государство и правительство Таджикистана приняли ряд нормативно-правовых актов в целях регулирования деятельности религиозных организаций и религиозной жизни в обществе, созданы соответствующие государственные структуры. Для координации процессов религиозной жизни, исследования проблем религиоведения и исламоведения были созданы компетентные органы, как Комитет по делам религии, урегулированию традиций, торжеств и обрядов при Правительстве Республики Таджикистан, Центр исламоведения при Президенте Республики Таджикистан, Исламский Центр Таджикистана, Исламский институт имени имама Абу Ханифы. В целях обеспечения конституционных прав граждан были приняты меры по восстановлению и строительству религиозных объединений, мечетей, медресе, ремонту святых мест, что способствовало развитию религиозной культуры и укреплению гражданского общества в стране.

Нынешняя ситуация: достижения. Издание необходимой научно-религиозной и просветительской литературы становилось важным шагом. В первую очередь, были опубликованы первоисточники по основным религиозным вопросам в виде небольших брошюр. Они были необходимы для создания правильной интерпретации основных религиозных потребностей. Кроме того, правительство приняло на себя инициативу опубликовать классические исламские источники. Такие важные научно-религиозные источники, как «История Табари», «Кимия саадат», «Ихьяулум ад-дин», «Месневи Маънави», «Равзат ус-Сафа» и ряд диванов классических поэтов были представлены читателям. Эти меры сыграли важную роль в предотвращении политического и исламского экстремизма. Публикация и распространение перевода Священного Корана, хадисов пророка и научного наследия имама Абу Ханифы среди населения способствовали повышению должного уровня религиозной культуры и национальной идентичности.

Эти мероприятия подготовили необходимые условия для празднования национальных обрядов и традиций, таких как Навруз, Ид аль-Фитр, Ид аль-Aдха, Мехргон, Сада и включение их в списке государственных праздников.

Празднование 1310-й годовщины Нуъмана ибн Сабита в 2009 году показало, что таджики являются созидательной нацией и хранителями религиозных ценностей, им чужды элементы радикализма и религиозного экстремизма. Возвращение национального празд-ника Навруз в реальной жизни людей привело к достижению баланса национальных и религиозных ценностей в гражданском обществе Республики Таджикистан.

Нынешняя ситуация: вызовы. В настоящее время великие державы воплощают идеологические аспекты геополитики на Ближнем Востоке в новом обличии. Борьба с экстремизмом и терроризмом превращается в мощное орудие для создания образа нового врага. Основная цель – дестабилизация военно-политической обстановки в регионе уже достигнута. К сожалению, не все ясно с будущими проектами по управлению опасными процессами в исламском мире. В условиях финансового и экономического кризиса недовольные элементы общества во всех уголках мира автоматически попадают под влиянием райских обещаний подобных организаций, как ИГИЛ. Агитационная политика в рамках пропаганды террористической идеологии под лозунгом «исламского государства» сумела возродить экзотическую идею «murtaziqa» (наемники), широко распространенную в начале ислама. К сожалению, некоторые граждане, в том числе часть молодого поколения Таджикистана разными незаконными способами также были привлечены к военных конфликтам арабских стран. Данная ситуация создает новые проблемы в религиозной жизни общества.

Нынешняя ситуация: внешние угрозы. В настоящее время также сохраняется большое влияние внешних угроз на ситуацию в регионе и нашей стране. Обширный обмен информацией, обучение за рубежом, свободный доступ к денежным переводам и различные способы поддержки экстремистских организаций усиливают возможность практической реализации таких угроз. Искаженная оценка социально-политической ситуации и религиозной свободы в нашей стране со стороны зарубежных СМИ также является реальной угрозой для национальной безопасности в республике. Необходимо особо отметить дезинформационную кампанию, которую при поддержке внешних политических игроков устроила ТЭО ПИВТ. Следует подчеркнуть, что нестабильная политическая ситуация в Афганистане остается одним из основных факторов нестабильности в регионе и нашей стране. Привлечение наших трудовых мигрантов в ряды экстремистских организаций иностранными эмиссарами также становится очень опасным.

Нынешняя ситуация: внутренние угрозы. В то же время существуют некоторые проблемы внутреннего характера. До сих пор религиозная грамотность населения не соответствует современным требованиям. Студенты, обучающиеся в зарубежных религиозных вузах, проявляют инициативу по распространению новых враждебных религиозных идей для того, чтобы манипулировать идеологическую сферу, унизить роль умеренного духовенства и уменьшить влияние национальных ценностей и традиций. А вовлечение молодого поколения в ряды религиозных террористических организаций создает реальную угрозу для стабильности, спокойствия и религиозного единства в обществе.

Выводы. Позиция Лидера нации и Правительства Республики Таджикистан по отношению к исламской религии очень дружелюбны. Считаем уместным цитировать отрывки из последнего Послания Президента Республики Таджикистан, его Высочества Эмомали Рахмона: «Ислам не имеет ничего общего с терроризмом. Борьба с терроризмом не означает борьбу с исламом. Терроризм не имеет религии, нации, веры и родины. Таджикская национальная культура сильно переплетена с ее религиозными ценностями, любая попытка разделить и противопоставить их друг другу была бы большой ошибкой». Правительство Таджикистана делает все возможное, чтобы сохранить этническую, культурную и религиозную самобытность своих граждан.

Республика Таджикистан в этой сложной ситуации будет опираться на собственный опыт миротворчества и концепции национального единства. Мы считаем, что мировые и региональные державы еще не отказались в осуществлении своей политики делать ставку на всяческую поддержку религиозных войн в качестве ключевого фактора по поддержа-нию конфликтной ситуации в регионе Ближнего Востока. Продолжение такого процесса влияет на религиозную ситуацию в мусульманских странах и может подорвать сосуществование светских и религиозных норм в любой момент. Исходя из данной ситуации, мы будем использовать все имеющиеся возможности для защиты национальных интересов, прочного мира, стабильности и устойчивого экономического и социального развития в Республике Таджикистан. Мы будем сотрудничать со всеми дружественными странами, обоюдно заинтересованными в устойчивом развитии экономики и толерантном уважении веротерпимости в наших странах. В качестве заключения в приятной ноте можно привести как образец плодотворного созидательного сотрудничества между Таджикистаном и дружественным Государством Катар богоугодный проект построения Большой соборной мечети в городе Душанбе. Будем надеяться на расширение подобных проектов с другими странами в обозримом будущем.

Файзулло БАРОТЗОДА – директор Центра исламоведения при

Христианство в Таджикистане

В Таджикистане зарегистрированы 85 немусульманских религиозных объединений. Среди них основную часть составляют христиане (б.ч. православные), также имеется 5 общин баптистов, 2 римско-католических прихода, имеется община адвентистов седьмого дня, Свидетелей Иеговы и лютеран. Две общины имеет происходящая из Южной Кореи церковь Сон Мин.

На территории Таждикистана действует Душанбинская епархия Русской православной церкви. Кафедральный храм — Собор Николая Чудотворца (Душанбе).

Читать еще:  Обман гадалки: мошеннические схемы экстрасенсов, как разводят людей. Как обманывают гадалки и ясновидящие — верить или нет Как обманывают гадалки

Таджикистан: необдуманная политика властей в религиозной сфере. Религия в Таджикистане: история и современность Этнический состав населения, язык и религия

Мое обещание которое я сейчас выполню,ведь обещания для того и дают ,чтобы выполнят.Расскажу вам о языке и национальном составе Таджикистана,так же о религии.
Таджикский язык
Язык, религия, национальный состав жителей Таджикистана

Таджикский язык — национальный и государственный язык Республики Таджикистан. За пределами РТ распространен на территории Узбекистана, отчасти в Казахстане и Киргизии. На таджикских диалектах говорят Таджикское население Исламского государства Афганистан и некоторые таджикоязычные этнические группы Китайской Народной Республики.

Таджикский язык относится к языкам персидской подгруппы юго-западной Иранской группы Индоевропейской языковой семье. Этот язык сформировался на базе языка фарси и некоторых восточно-иранских языков, распространенных в IX-X веке на территориях Мовароннахра и Хоросана. В ранносредневековых памятниках, особенно в IX-XI вв. Этот язык именуется «фарсии дари», «фарси» или «дари». Этот язык является общей исторической основой трех современных литературных языков: таджикского (в Таджикистане), персидского (в Иране), дари (в Афганистане). История развития языка форсии дари подразделяется на следующие этапы:

1) древнеперсидский язык (около IX в. до нашей эры — IY-III вв. до нашей эры);
2) среднеперсидский язык (IY-III вв. до н.э. — YII-YIII вв. н.э.);
3) новоперсидский язык (форсии дари) (IX-X вв. н.э. — до наших дней).

Первые сведения о древнеперсидском языке относятся к IX в. До нашей эры, однако, непосредственные письменные памятники данного периода относятся к YI -Y вв. до нашей эры. Древнеперсидский язык, который являлся родным языком Ахеменидских царей-выходцев из провинции Фарс (Персиды), в период существования Ахеменидской империи (YI-IY вв. до нашей эры) использовался в качестве литературного и и официального языка. На основе клинообразной графики для древнеперсидского языка составляется специальное письмо Клинопись. Клинописьменные памятники высечены от имени Ахеменидских царей на огромных скалах, стенах и колонах зданий, кувшинах, геммах и др., таким образом, часть из этих письменных памятников сохранились до нашей дней почти в первозданном виде, без позднейших редакций, поэтому они представляют огромную историческую ценность.

Спустя несколько веков после нашествия Александра Македонского и распада Ахеменидской державы, на территории исторического Ирана образуется Сасанидское государство, сыгравшее огромную роль в развитии языка, литературы и культуры среднеперсидского периода. Среднеперсидский язык в период правления Сасанидской династии становится языком государственного управления, литературы и религии. Наряду с уже мертвым авестийском языком, среднеперсидский язык использовался в качестве второго письменного языка зороастрийской (огнепоклонической) религии. Письменные памятники среднеперсидского языка сохранились до наших дней на графике «пехлевы», созданной на основе арамейского письма. После нашествия арабов и распространения Ислама значительная часть среднеперсидских письменных памятников были уничтожены.

Спустя более двухсот лет после нашествия арабов принимались попытки восстановления языка фарси, однако эти попытки на западе исторического Ирана не увенчались успехом.

Первые попытки восстановления литературного языка «фарси» предприняты в 2-й половине IX века на территории Хорасама и Мавараннахра в период правления Сафаридской династии, однако пиком развития литературного языка «порсии дар» считается X век — период правления персидских царей, когда сложились основные нормы средневекового литературного языка. Старейшие дошедшие до нас памятники фарси, написанные на арабской графике, относятся ко второй половине IX века. Арабский историк Табари при описании событий 725 года, когда арабы протерпели неудачу в сражениях с населением Хуталлона (ныне Хатлон), приводит отрывок из песни на фарси, написанный арабской графикой.

Язык «форсии дари» или «фарси» сложился под влиянием восточных диалектиков Мавораннахра, в том числе согдийских наречий, употребившихся на окраинах и в самом городе Бухаре, столице Саманидского государства, поэтому в нем отражались некоторые особенности восточно-иранских языков и диалектов.

Для литературного языка «фарси» на основе арабской графики с добавлением четырех знаков, отсутствующих в арабском алфавите, в IX-X веках создавалась персидская модификация. Народы, населявшие Мавораннахр, в этот период обрели свои политические права и язык «фарсии дари» начал применятся в официальных кругах, став письменным литературным языком и в этом процессе особую роль сыграл диалект города Бухары, столица Саманидской державы.

Различия между территориальными диалектами в этот период, как и позднее, были весьма ощутимыми, однако эти различия мало отразились в средневековом литературном языке. Например, вплоть до XYI века нельзя провести четкие границы между литературными языками Мавароннахра и Хорасана с одной стороны, то есть таджикским языком и персидским языком, употребляемым на территории западной части исторического грана, поскольку таджики и персы употребляли единый литературный язык. Позднее язык фарси распространяется в Северной Индии, Восточном Туркестане, Закавказе, Турции, Курдистане, однако лексические и грамматические нормы этого языка на всей этой огромной территории отличились единобразием.

После включения территорий проживания персоязычных народов в состав арабского халифата, язык фарси развивался под влиянием арабского языка и это влияние не прекращалось и в поздние века. Этим объясняется происхождение арабских заимствованных слов в лексике фарси и позднее в таджикском языке. Во второй половине XIX происходит процесс сближения литературного языка с таджикской диалектной речью, однако эти изменения не имели существенного значения для изменения сложившихся норм литературного языка. В ХХ в. язык персеязычного населения Средней Азии — таджиков приобретает новое название — таджикский язык. Термин «таджикский язык» связан с политическими событиями, происходившими в первом десятилетии ХХ веке в Центральноазиатском регионе.

В 1924 году в результате национально-территориального размежевания народов СССР образуется Таджикская АССР, и в 1929 году — Таджикская ССР, и таджикский язык получает статус национального языка. В процессе бурных споров вокруг дальнейшего развития таджикского языка последовательно разрабатываются основные принципы развития литературного языка. Таджикский литературный язык развивается на основе живой таджикской речи, с одной стороны, и языка классической персидско-таджикской литературы, с другой.

На смену арабской графике 1939 года принят новый алфавит на основе латинской графики, и в 1939 году он заменен алфавитом, созданным на основе кириллицы. В современном таджикском алфавите на основе кириллицы с учетом специфики фонетического строя таджикского литературного языка существует 35 знаков. С приобретением национального суверенитета Республики Таджикистан таджикский язык, спустя 10 веков после распада государства Саманидов, вновь приобретает государственный статус. Согласно Закона о языке, таджикский язык объявлен государственным на территории РТ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector