0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Святитель Николай Сербский: В чем причина кризиса?

Святитель Николай Сербский: афоризмы

Проект «Мысли великих»

В этой рубрике мы публикуем афоризмы известных людей, которые внесли уникальный вклад в мировую культуру — о христианстве, истории, любви, свободе, труде, вере, культуре и о многом другом. Продолжает проект «Мысли великих» изречения святителя Николая Сербского – одного из самых известных святых ХХ века.

Биография святителя Николая Сербского

епископ Охридский и Жичский.

Родился святитель Николай 5 января (23 декабря по старому стилю) 1881 года в селе Лелич, недалеко от сербского городка Валево. Окончил местную богословскую школу, затем в 1904 году продолжил учиться в Швейцарии, где защитил докторскую диссертацию.

В 1909 году принял монашеский постриг в монастыре Раковица недалеко от Белграда. Преподавал в Белградской Духовной Академии. Читал лекции в Америке и Англии во время Первой Мировой войны.

В 1919 году был поставлен во епископа Жичского, а через год принял Охридскую епархию, где служил до 1934 года, когда ему вновь удалось вернуться в Жичу.

В начале Второй мировой войны пребывал в заключении в монастыре Раковица, затем в Войлицу, наконец оказался в концлагере Дахау. После освобождения перебрался в Америку, где занимался богословием и просветительством.

Скончался он 18 марта 1956 года в Пенсильвании.

В 2003 году на Архиерейском соборе Сербской Православной Церкви причислен к лику святых.

Святитель Николай Сербский: Изречения

Бог и вера:

От Бога нас отделяет ложь, и только ложь. Ложные мысли, ложные слова, ложные чувства, ложные желания — вот совокупность лжи, ведущая нас к небытию, иллюзиям и отречению от Бога

По мере нравственного очищения человека истины веры открываются ему всё яснее.

Солнце отражается в чистых водах, а небо – в чистом сердце.

Люди не верят вере, проповедуемой маловерными.

Вера Христова — опыт, навык, а не теория и не людское мудрование.

Ту пустоту, которая остается в душе, когда в ней нет Бога, и весь мир не может заполнить.

. не спеши казнить безбожника: он нашел своего палача в самом себе; самого беспощадного, какой только может быть в этом мире.

Из всех благ на земле люди больше всего любят жизнь. Любят они ее даже больше истины, хотя без истины и нет жизни. Следовательно, жизнь — это высшее благо, а истина — основание жизни.

Смерть не естественна, а противоестественна.
И смерть идет не от природы, а против природы.
Протест природы против смерти превозмогает все надуманные оправдания смерти.

Даже наихудший человек трижды в жизни вспоминает о Боге: когда видит праведника, страдающего по его вине, когда он сам терпит скорби по чужой вине и когда наступает для него час смерти.

Истина открывается любви
Искать истину — значит искать предмет любви. Искать же истину, чтобы сделать ее орудием, — значит искать истину ради прелюбодейства. Тем, кто ищет ее ради этого, истина бросает кость, но сама бежит от него за тридевять земель.

Откроет ли человек глаза и обратит взор на себя — увидит Бога, закроет ли их и всмотрится в себя — опять увидит Бога: и тело его, и дух носят в себе и являют собой два пути богопознания.

День и ночь
Если ткать днем, а ночью распускать, никогда не соткать.
Если строить днем, а ночью разрушать, никогда не построить.
Если молиться Богу, а делать пред Ним злое, никогда ни соткать, ни построить дом своей души.

Добро и зло:

Только сильный решается делать добро.

Испокон веков волки задирали овец, но никогда еще ни одна овца не задрала волка, однако же в мире всегда больше овец, чем волков.

Когда зло выбросит и последнюю карту, добро будет еще одну держать в руках.

Все зло, которое люди творят под Небом — это исповедь немощи и бессилия.

Господь ищет созидателей, а не разрушителей. Ибо созидающий добро — тем самым разрушает зло. А тот, кто пустится разрушать зло — быстро забудет о созидании добра и превратится в злодея.

Без стойкости в добре никто не может почувствовать подлинного удовлетворения жизнью. Ведь на пути к добру сначала вкушаешь горькое и лишь потом сладкое.

Если безбожник бросает тебе вызов, или поносят тебя безумцы, или гонят озлобленные люди — считай всё это делом дьявола, ибо человек по природе набожен, умен и добр.

Именно дьявол вызывает тебя на долгие споры и бесплодные разговоры. Сделай благое дело во имя Христово — и дьявол убежит от тебя. Тогда ты будешь иметь дело с настоящими людьми: благочестивыми, умными, добрыми.

Никто под солнцем не велик, кроме того, что верит в окончательную победу добра. Впрочем, без такой веры никто со всей серьезностью не верит и в Бога. Эти две веры соотносятся так же, как солнечный свет и солнце.

Там, где есть мужество, зло — покорный подданный; там, где его нет, зло — суверен.

Зло мы навлекаем на себя с помощью такого же зла, живущего в нас самих.

Грех:

В человеке только грех — подлинное зло, а вне греха зла не существует.

Следует опасаться не столько самого греха, сколько его власти над человеком.

Человеку трудно не грешить, но он должен прилагать всё старание к тому, чтобы избежать пленения грехом.

Над грехом способен возвысится только тот, кто стоит выше смерти.
Но чем больше кто-то боится смерти, тем меньше он боится греха.

. какой ужас, если твой день — то, что внешнее, твоя ночь — то, что внутри!

Желание — семя греха.

Сомнение и отчаяние суть два червя, развивающиеся из личинок греха.

Против трех нездоровых состояний души святой апостол выставляет три ее здоровых качества: против гордости — смирение, против гневливости — кротость, против малодушия — долготерпение.

Ненавидь зло, а не человека, делающего злое, потому что он болен. Если можешь, лечи этого больного, а не убивай его своим презрением.

Грешник легче понимает, терпит и переносит грешника, чем праведника.

Вражда и обида:

Человек ненавидит того, против кого согрешает. Когда человек догадается, что такой-то знает о его тайном грехе, то его поначалу охватывает страх перед этим сокровенным свидетелем. Страх быстро переходит в ненависть, а ненависть совсем ослепляет.

Никто так не боится мук, как мучающий других.

Слабость:

Преступление всегда слабость. Преступник — трус, а не герой. Потому всегда смотри на своего обидчика как на более слабого; как не станешь мстить малому ребенку, так же не мсти никому ни за какую обиду. Ибо она рождается не от зла, но от слабости. Так ты сохранишь свою силу и будешь подобен спокойному морю, которое никогда не выйдет из берегов, чтобы утопить безрассудного, бросающего в него камень.

Гордыня и смирение:

Гордость — поистине дочь глупости.

Гордость сродни надувшемуся пузырю, лопающемуся от слабейшего прикосновения иглы. Малейший укол судьбы превращает ее в отчаяние.

Грустно это — не сметь посмотреть в зеркало, но опасно не отводить от него глаз.

Зависть:

Первым грехом, проявившемся в мире духов, была зависть.

Зависть никогда не выступает под своим подлинным именем.

Богатство:

Богатство — благо, когда его можно обратить в доброе дело.

Богатство — зло, когда, вместо того чтобы наделить человека свободой, оно ставит своего собственника себе в услужение.

Те, кто не умел делиться богатством, пока им обладал, должен будет научиться просить, когда оно будет у него отнято.

Эгоизм и альтруизм, любовь и милосердие:

Научившийся быть благодарным научится быть и милостивым. А милостивый человек свободнее шагает по этому миру.

Живя ради других, мы не отказываемся от своей собственной жизни, а, наоборот, расширяем ее границы.

Героизм и эгоизм:

Не верь теориям и разговорам о законе эгоизма. Его не существует. Господь правит миром, а люди — род Божий.
Человек, прыгнувший в поток, чтобы спасти тонущего, в один миг уничтожает все эти теории и пресекает такие разговоры.

Когда угасает любовь, люди ищут справедливости.

Мир:

Люди, не видящие мир в себе, не увидят свое место в мире.

Мы не просто очевидцы этой жизни, мы все ее участники. А потому, что бы ни случилось в мире — это происходит и со мной.

Мала эта земля, но будьте вы великими, чтобы своим ростом восполнить ее незначительность.

Человек:

Невежды утверждают, что ноги носят голову, тогда как знатокам известно обратное: именно голова носит ноги.

Добрая воля в человеке — это сила созидающая, стихословящая и поющая.

Имеющий великое имеет и малое.

Никто не велик, если не держится кого-то величайшего.

Глазами каждого человека на тебя взирают миллионы его предков. — Смотри и виждь!
Они говорят и его устами. — Прислушайся!

Каждый дух раскрывает себя в своем творении, и каждая тварь выражает себя через присущее ей действие.

Ни офицерский мундир не сделает вас храбрым, ни священническая ряса — милосердным, ни судейская тога — справедливым, ни министерское кресло — сильным, если ваша душа не изобилует ни мужеством, ни состраданием, ни праведностью, ни крепостью.

Первый голод человека — алкание истины.
Второй голод нашей души — алкание правды.
Третий ее голод — алкание чистоты.

Страх перед самим собой
Кто никогда не испугался самого себя, тот не знает страха. Ибо все чудовища внешние, которых человек страшится, находятся внутри него самого, причем в неразбавленной эссенции.

Читать еще:  «Читай сам, большой уже!» Для чего читать вслух подросткам

Женщина:

Если высказать всю истину, то мы должны будем признать, что всё зло в мир сей вошло через жену, но от Жены пришло и спасение мира.

Брак:

Бог благословил брак сначала в раю, а затем в Кане [Галилейской]. В браке две плоти становятся плотью единой, два храма Духа Святого обретают единый кров.

Воспитание:

Чем дольше мать лелеет и качает свое дитя на руках, тем позже оно начинает ходить.

Вы громко и злобно кричите, что нужно выбросить преподавание веры из школы. Пусть-де молодежи вдоволь рассказывают о кровавом Нероне и изувере Калигуле, только чтобы не упоминали о спасительном имени Иисуса Христа.

Жизнь:

Дни поражений тяжелее забыть, чем дни побед.

Христианство:

Главных евангельских идеи — три: идея братства, идея свободы и идея любви. Как три шелковых нити, проходят они через все четыре Евангелия.

Когда в душах людей угасают лампады и свечи, фимиам превращается в удушающий дым, а сердце, сделавшись холодным и твердым, как камень, перестаёт быть алтарем любви, — тогда и стены храма уже не радуют Бога.

Государство:

Власть — это великое искушение, и мало тех, кто способен ему противостоять.

Не бывает ни деспотов без людей трусливых, ни героев без милости.

Закон — паяц силы.

Борьба за власть и право — болезненное явление в человеческой истории.

Святитель Николай Сербский о мировом правительстве и «конце истории»

В своих трудах святитель Николай Сербский обращает внимание на то, что те, кто продвигают проект глобализации, в конечном счете преследуют цель установления мирового господства. Об этом очередная статья доктора экономических наук, ученого, писателя-публициста Валентина Катасонова

В своих трудах святитель Николай Сербский обращает внимание на то, что те, кто продвигают проект глобализации, в конечном счете преследуют цель установления мирового господства. Об этом очередная статья доктора экономических наук, ученого, писателя-публициста Валентина Катасонова

В последние годы своей жизни, то есть в середине ХХ века святитель Николай Сербский написал работу «Жатвы Господни». По объему ее можно назвать брошюрой или небольшой книжицей (менее 70 страниц). В ней он прозорливо предсказал многое из того, что мы видим сегодня, в XXI веке. И что еще можем увидеть в ближайшем будущем.

Святитель в своих рассуждениях о грядущих временах отталкивался от ставшего в Европе модным тезиса о «кризисе» христианства. На самом деле, как отмечает святитель, это кризис не христианства (Христос вечен и неизменен), а человечества, которое стало отворачиваться от Христа. Безумные люди стали пытаться замещать Христа наукой, техникой, культурой и разными идеологическими и политическими учениями и программами.

Святитель пишет во введении: «…вытеснив на задворки Христа, они (люди — В.К.) вытеснили и Царство небесное как высшую цель человеческой жизни, а на ее место, определенное и завещанное Богом, вознесены земные цели: во-первых, политико-экономические, затем культурно-социальные и так называемые гуманистические. Иными словами, место рая небесного, обещанного тем, кто был из него изгнан, и должен вновь заслуживать его, занял рай земной для всего человечества (если оно доживет до него), без различий заслуг и достоинств человека».

А как людям виделся «рай земной»? Главным принципом его должно стать равенство. На первый взгляд, звучит благородно. Где-то даже он созвучен принципу справедливости (который сложился еще в недрах ветхозаветного закона). Под лозунгом «равенства» в мире идет борьба за политическую власть. Святитель раскрывает лживость и пагубность принципа равенства: «Согласно плану этих властолюбивых сил, на земле необходимо создать равенство и уравнивание всех человеческих существ. Равенство и уравнивание не только по отношению к хлебу, но и духу, не только к политическим правам и культуре, но к вере и нравственности».

Святитель показывает, что в конечном счете лозунг равенства своим острием направлен против христианства: «И поскольку «неисследимое богатство Христово» (Еф. 3:8), богатство Его истины и духа невозможно уравнять со скудостью других земных вероучений и философий, то силы сии бомбардируют Христа беспощадно и жестоко, то явно и открыто, то тайно и лукаво. «Восстань, Господи, да не преобладает человек…» (Пс. 9:20)».

Напомню, что еще под лозунгом «равенства» проходила Французская революция в конце XVIII века (на ее знамени было начертано: «Свобода, равенство и братство»). А кончилось все реками крови и погромами Церкви, убийствами монахов и священников. А сегодня, в XXI веке, «духовное уравнивание человечества» организовано в виде глобального движения экуменизма, своим острием нацеленного на Православие. Святитель полагает, что это серьезнейшая, главная угроза Православию. Особенно учитывая, что часть пастырей и рядовых членов Церкви стали склоняться к тому, что христианство должно «обновляться» с учетом «духа времени». Святитель пишет в этой связи: «Это компромисс, на который идут многие из этих заботливых пастырей, вместе с другими членами Церкви, на компромисс между христианством и «духом сего времени», который, как известно, не есть Святой Дух Божий».

Итак, отказ от Христа стал в конечном счете главной причиной того процесса, который мы сегодня называем «глобализацией». Если пользоваться этим термином, то глобализация уже была в истории человечества. Речь идет о христианской глобализации. Она началась еще две тысячи лет назад, когда апостолы разошлись из Иерусалима и пошли проповедовать Христа во все уголки Римской империи и даже за ее пределы. Христианская глобализация еще не завершилась, она будет продолжаться до конца земной истории. Мы ведь знаем, что последние времена придут тогда, когда будет проповедано Евангелие по всему миру: ««И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24:14).

Но в мире началась другая глобализация, которую современные авторы называют «экономической», «финансовой», «информационной», «культурной» и т.п. Но на самом деле, по сути, это глобализация антихристианская. Ее конечной целью является приведение к власти антихриста. Святитель был свидетелем первой волны такой глобализации в начале ХХ века. Ее тогда называли «интернационализацией хозяйственной жизни». Антихристианская глобализация проводилась и проводится под весьма благовидными лозунгами: построение земного рая, предотвращение мировой войны, борьба с загрязнением окружающей среды и «климатическими изменениями» и т.п.

Лозунги насквозь лживые. Достаточно вспомнить, что в начале ХХ века политики, экономисты и философы уверенно утверждали, что интернационализация хозяйственной жизни (активизация экспорта капитала, появление международных монополий, заключение картельных соглашений о разделе рынков и источников сырья и т.п.) стала гарантией «вечного мира». Он, однако, кончился уже в 1914 году: разразилась Первая мировая война, которая унесла десятки миллионов человеческих жизней и принесла неисчислимые страдания тем, кто остался живым.

Святитель обращает внимание, что те, кто продвигают проект глобализации, в конечном счете преследуют цель установления мирового господства. Такое господство будет осуществляться с помощью мирового правительства. Глобализацию, отмечает Николай Сербский, «ставят… на службу современным идеям и стремлениям: жажде земного счастья; распространению светской науки и культуры, достижению всеобщего «мира», навязанного извне вплоть до организации единого мирового сообщества, единого всемирного парламента или всемирной диктатуры, единой всемирной армии и полиции для сохранения и защиты мира, более того — осуществление райского братства между всеми людьми, невзирая на то, всеми ли признается единый общий Отец небесный или нет, в противоречие решительному слову, любимого апостола Христу Евангелиста Иоанна (1 Ин. 2:22 — 23)».

Итак, святитель уже в первой половине ХХ века хорошо видел отдельные элементы проекта мирового правительства: «единый всемирный парламент», «единую всемирную армию», «единую всемирную полицию». Кстати, еще не закончилась Вторая мировая война, а сторонники глобализации уже разрабатывали проект устава Организации объединенных наций (ООН), который предусматривал, что ООН и будет «единым всемирным парламентом». Лишь благодаря твердой позиции СССР этот вариант устава не прошел, и ООН получила статус международной, но не наднациональной организации. Были в то время попытки превратить и Международный валютный фонд в подобие единого мирового Центробанка. Но тогда этот вариант также не прошел. Господь не допустил тогда полного демонтажа национальных государств (хотя частичное размывание их суверенитета произошло).

Святитель как бы предвидел то, что мы сегодня слышим от мировых политиков о достоинствах Единого Мира, и с чем, к сожалению, соглашаются некоторые церковные пастыри:

«Не будет так, когда создадут Единый Мир, с единым правительством, с общим языком — эсперанто, общей армией, новым календарем, общими законами. Война будет осуждена как безумие и варварство и больше не будет угрожать людям. Настанет вечный мир, уверенность в завтрашнем дне и благосостояние», — так говорят нам новые пророки Земли Недостижимой, так говорят гости и странники, и мысль о таком Единстве поддерживают некоторые христианские пастыри. По незнанию, из добрых намерений они думают, что мир стал слишком мал, и лучше Господу иметь одну большую ниву — этот мир, чем много маленьких. Как будто те, кто был неверен в малом, будет верен в большом! (Лк 16:10)».

Святитель делает тонкое замечание: «Бессильный устремится ввысь, простирается вширь, тщетно ищущий искомое в качестве, начинает искать в количестве». Христианство устремляет человека вверх, в Царство Небесное. Все человеческие философии и теории пытаются увести людей в других направлениях. Например, уже несколько веков людей соблазняют теориями «прогресса», под которым понимается движение вперед. Правда, никто из идеологов прогресса не может толком объяснить, что там впереди. Некоторые предлагают вернуться в прошлое, двигаться назад. Например, французский философ-просветитель Жан-Жак Руссо бросил клич: «Назад, к природе!»

Наконец, появились идеологи Единого Мира (глобализации), которые стали призывать двигаться вширь. Вот уже современная экономическая и финансовая глобализация охватила 99% планеты, а что-то никаких признаков возникновения «рая земного» мы не видим. Все больше признаков земного ада. Наиболее сумасшедшие призывают и дальше двигаться вширь, приступив к освоению космоса. Впрочем, некоторые обитатели нашей планеты сознательно хотят ада. Я имею в виду выход из подполья сатанистов, которые призывают всех двигаться вертикально вниз. Святитель называл сторонников такого вектора движения «бесоподобными». Итак, любое отклонение человека от вертикального вектора движения вверх, в направлении Царства Небесного, грозит людям тем, что они неожиданно для себя могут оказаться в противоположном месте, т.е. в «геенне огненной».

Читать еще:  «Иисус Христос. Жизнь и Учение». Избранные главы

Святитель полагает, что рано или поздно человечество придет к Единому Миру (это предсказано в Священном Писании, например, в главе 24 Евангелия от Матфея): «Не исключено, что Господь попустит внешнее объединение народов в Единый Мир». Однако этот Единый Мир будет полным подобием ада: «… в той Глобальной державе начнется такое повреждение, какого не помнит история, повреждение нравственности и разума, которое апостол Павел из глубины веков ясно увидел и описал. Апостол говорил о последних временах, но, вот, и новые архитекторы Единого Мира считают свой идеал последней фазой человеческой истории».

Вспомним в этой связи появившуюся в момент окончания холодной войны и перехода глобализации в финальную стадию работу американского политолога и философа Френсиса Фукуямы с весьма выразительным названием: «Конец истории». Однако Фукуяма с его рационально-материалистическим взглядом на историю жестоко ошибся. Ожидаемого земного рая на планете не появилось. Более того, мир вошел в фазу высокой турбулентности, так называемого управляемого хаоса.

А ведь святитель Николай Сербский предвидел все эти нюансы новейшей истории: «Граждане того предполагаемого Всемирного государства будут хуже граждан Римской империи, гораздо хуже. Вместо провозглашенного мира, покоя и благополучия настанут беспорядки, люди станут неспокойней и несчастней, чем когда-либо, ведь если они не смогли навести порядок в своих малых державах, как они, эти же страстные люди, осчастливят и устроят весь Мир? И придут смуты, бунты, возмущения по всему земному шару. Парламент будет неспособен прекратить их, ибо сам погрязнет в бесконечных препирательствах, взаимных обвинениях, и поэтому время от времени будет передавать власть, добровольно или под угрозой казни диктаторам, которые огнем и мечом будут восстанавливать «порядок в мире». Люди будут искать спасения только в политических и общественных переменах, снова перепробуют все прежние политические эксперименты. Долго будут продолжаться эти смены парламента и диктатуры, тоталитаризма, демократии, олигархии и т.д.».

Внимательно почитайте новостные ленты 2017 года, вы все увидите в них из того, что говорил святитель около семи десятков лет назад. А дальше — приход антихриста, который остановит мировой хаос:

«Наконец, в сумерках истории придет диктатор мира «сын погибели… которого Господь истребит дыханием уст Своих» (2 Фес. 2: 3,8). И вместо мира и счастья «будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне и не будет» (Мф 24:21)».

Хаос антихрист остановит, но скорби при этом умножатся. Это будет диктатура, на фоне которой «диктатура пролетариата», установленная большевиками в России, покажется либеральной. С социально-экономической точки зрения это будет жесточайший рабовладельческий строй (в котором, по иронии судьбы будет действительно установлено равенство; это будет равенство обитателей лагерного корпуса). С духовной точки зрения это будут жесточайшие гонения на оставшихся христиан, которые не пойдут на компромиссы и не согласятся на корректировку и исправление христианства в рамках глобальной духовно-религиозной «нивелировки»:

«Всемирное государство будет вести жестокую борьбу против Христа и Его Церкви. Ибо Христос будет мешать уравнителям людей, народов и религий, Христос, никому не навязывающий уравниловки и не имеющий Себе равных среди людей. Как уравнять ложь и истину? Ложь не противится «равенству», она стремится к нему, но истина против них. Се, истина и ложь не могут возделывать одну ниву и делить одно ложе. Церковь будет поставлена вне закона, а за публичное упоминание имени Христа будут назначены жестокие наказания. Но спасутся лишь те, кто не перестанет призывать имя Господне. И когда внезапно придет Сын Человеческий и низвергнет «сына погибели», последнего тирана мира, найдет ли Он веру на земле? Найдет, но не явную. Найдет, но не в величественных храмах, как ныне, а в пещерах и пустынях. Найдет не как чтимую и хранимую, а как гонимую и поруганную. Найдет не в сияющих литургиях, но храмах человеческих сердец и шепоте уст, ибо Церковь Его земная началась с мученичества и завершится мученичеством, братья мои». Это будет последняя, седьмая Жатва Господня. Царство Небесное будет пополнено христианами последних времен. На этом земная история закончится. Так и только так следует понимать «конец истории».

Познакомившись вдумчиво с работой святителя Николая Сербского «Жатвы Господни», православный читатель получит хорошую «прививку» от произведений современных либеральных «мыслителей»» и идеологов Единого Мира типа Френсиса Фукуямы.

ПОЧЕМУ ПРОИСХОДЯТ МИРОВЫЕ КРИЗИСЫ (свт. Николай Сербский) №45 с.20

Рубрики

Архив новостей

ПОЧЕМУ ПРОИСХОДЯТ МИРОВЫЕ КРИЗИСЫ (свт. Николай Сербский) №45 с.20

Ты спрашиваешь, почему наступил мировой кризис. Но кто я такой, чтобы знать об этой великой тайне? Святитель Григорий Богослов сказал: «Говори тогда, когда у тебя есть что-то большее, чем молчание». И хотя я считаю, что молчание сейчас важнее, нужнее любых слов, из любви к тебе напишу, что думаю об этом.

Греческое слово «кризис» в переводе означает «суд». В Священном Писании слово «суд» встречается множество раз. Мы читаем в Псалтири: Потому не устоят нечестивые на суде [Пс. 1, 5], милость и суд буду петь; Тебе, Господи, буду петь [Пс. 100, 1]. Премудрый Соломон пишет, что Господь готовит суды для кощунствующих [Притч. 19, 29]. Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, сказал Спаситель [Ин. 5, 22]. Время начаться суду с дома Божия, пишет апостол Петр [1 Петр. 4, 17].
Если заменить слово «суд» словом «кризис», то прочитаем: «Милость и кризис буду петь», «Господь готовит кризисы для кощунствующих», «Отец весь кризис отдал Сыну», «Время начаться кризису с дома Божия».
В былые времена в Европе не говорили «кризис», а говорили – «суд». Сейчас же, когда вместо «суд» говорят «кризис», понятное стало непонятным.
Раньше, когда случалась засуха, говорили, что это суд Божий. Наводнение, войны, эпидемии, землетрясения, нашествия саранчи – всё это был суд Божий. Выходит, кризис: потому что засуха, потому что наводнение, потому что война или эпидемия. И нынешнюю мировую финансовую катастрофу народ считает судом Божиим, но называет её кризисом. И беда от этого только увеличивается. Потому что, когда говорили «суд», была ясна причина суда, известен Судия, попустивший бедствие, и цель, ради чего всё это совершалось. Теперь же, когда всем понятное слово «суд» заменили на мало кому понятное слово «кризис», никто не может разъяснить, откуда он, почему и зачем. Вот чем отличается нынешний кризис от кризисов, которые были когда-то из-за наводнений и засух, войн и эпидемий, из-за нашествия саранчи.
Ты спрашиваешь, почему начался сегодняшний кризис, или суд Божий?
У него всегда одна и та же причина. Богоотступничество – вот причина всех бед, всех наводнений, всех засух. Из-за богоотступничества возник и этот кризис, и Господь попустил его, чтобы люди опомнились и вернулись к Нему. Кризис – по нашим

грехам. Посмотрите, как Господь, чтобы образумить современных людей, использует современные вещи: рухнули банки, биржи, вся мировая финансовая система. Господь

опрокинул столы менял сразу во всех странах, как когда-то сделал это в

Иерусалимском храме. Он заставил их паниковать. Он их возмутил, смешал, внушил

страх. И всё это делается для того, чтобы европейские и американские мудрецы встряхнулись. Пришли в себя, вспомнили Господа. Чтобы они, пребывающие в гавани земного богатства, вспомнили о душе, исповедали свои прегрешения и

поклонились Творцу.
Долго ли продлится кризис? До тех пор, пока его чванливые виновники не склонятся пред Господом. До тех пор, пока люди не поймут, что слово «кризис» надо перевести с непонятного языка и с покаянием вздохнуть:

«Суд Божий»!
Назови же и ты нынешний кризис судом Божиим – и тебе всё станет ясно.

Святитель Николай Сербский: «Неравенство — основа справедливости и побудитель любви. Пока живет любовь, никто не вспоминает о равенстве. Пока царит справедливость, никто не думает о равенстве.»

Тема коммунизма и христианства обсуждалась во времена жизни Николая Сербского, обсуждается она и в настоящее время. Во многих своих работах святитель достаточно жестко критикует и капитализм.

Не секрет, что у Николая Сербского были оппоненты и недоброжелатели при его жизни. Таковые остаются и по сей день. В этом можно убедиться по некоторым комментариям в интернете.

Подозревали и подозревают святителя в симпатиях к экуменизму, нацизму (германскому фашизму), капитализму. Каждый раз, когда начинаешь разбираться в этих историях, выясняется, что подозрения и обвинения построены на песке, а иногда являются откровенной ложью.

Взять, к примеру, подозрение в том, что Николай Сербский поддерживает такую модель социально-экономического устройства, как капитализм. Она во времена святителя была доминирующей общественной формой. А основание для подозрений – в работах и проповедях Николая Сербского отсутствует слово «капитализм». Следовательно, молчаливо он его принимал. Тут можно сделать два возражения.

Во-первых, слово «капитализм» в Европе и вообще в западном мире было не очень распространенным. Оно было хорошо известно и широко использовалось в СССР, где официальной идеологией был марксизм-ленинизм, и термины «капитализм», «социализм» и «коммунизм» были важнейшими понятиями этой идеологии.

Капитализм как общественно-экономическая формация себя сильно дискредитировал, после того, когда Запад с конца 1929 года погрузился в экономический кризис, который стал хроническим его состоянием вплоть до начала второй мировой войны.

Известный американский экономист Джон Гэлбрейт (1908-2006) в своей последней книге «Экономика невинного обмана» писал, что если до начала Великого кризиса слово «капитализм» еще иногда использовалось в качестве полуофициального понятия, то позднее власти постарались от него избавиться (так как создавало негативные ассоциации), заменив терминами «свободное предпринимательство», «рыночная экономика» и т.п. И святитель Николай Сербский для обозначения капитализма пользовался другими словами: «общество мамоны», «царство золотого тельца», «цивилизация наживы» и т.п. Это вполне объяснимо: зачем надо было православному архипастырю пользоваться терминологией материалиста и богоборца Карла Маркса?

Читать еще:  Как смирение, терпение и послушание стали православным словарем жертвы

Святитель сам об этом пишет:

«Все современные европейские лозунги придумали жиды, распявшие Христа: и демократию, и забастовки, и социализм, и атеизм, и терпимость ко всем религиям, и пацифизм, и всеобщую революцию, и капитализм, и коммунизм. Все это — выдумки жидов, и соответственно, отца их, диавола»[1]

Во-вторых, все-таки иногда святителю приходилось прибегать к использованию слова «капитализм» и разъяснять свое отношение к этому общественному устройству.

В «Миссионерских письмах» есть письмо под номером 227, которое называется «Одному строгому коммунисту, о христианском общежитии». Вот начало этого письма:

«Вы негодуете, что Церковь «предала свое изначальное коммунистическое устроение и стала капиталистической». Простите, но и то, и другое неверно».

Остановимся сейчас на втором. Святитель пишет:

«Неверно и второе Ваше утверждение, что Церковь прилепилась к капитализму. Для чего бы Церковь это сделала? По какой причине Церковь стала бы способствовать капитализму? Я удивлен Вашими словами. Прошлым Великим постом я причащал народ в одной из белградских церквей. Были сотни причастников, обычный православный люд, который не уклоняется ни в сторону левых, ни в сторону правых, но следует средним путем. Ни одного капиталиста не было, ни один из них не пришел причаститься. И это не исключение. Это правило, с редкими исключениями. Вот почему я думаю, что Ваше утверждение, что Церковь поддерживает капитализм, неверно и необоснованно».

Во многих своих работах святитель достаточно жестко критикует капитализм, просто не используя данного слова. Примеров бесконечно много. Вот, например, в 30-е годы святитель пишет: «В странах, пораженных голодом, состоятельные слои населения организуют оргии и лукулловы пиры, тогда как беднота, истерзанная голодом, лежит при последнем издыхании». Разве это не обличение капитализма?

А вот одно из миссионерских писем, в котором святитель раскрывает суть постигшего капитализм кризиса:

«Прежде европейцы, если постигало их какое-то несчастье, употребляли слово «суд» вместо слова «кризис». Сейчас слово «суд» заменили словом «кризис», понятное слово менее понятным… И на теперешнюю финансово-экономическую катастрофу народ смотрит как на суд Божий, но называет ее не «судом», а «кризисом». Дабы умножилась беда от неразумия! Ибо пока произносилось понятное слово «суд», была понятна и причина, которая привела к беде, был известен и Судия, попустивший беду, и цель, ради которой беда была попущена. После подмены слова «суд» словом «кризис», малопонятным для большинства, никто не может объяснить, ни от чего он, ни от кого, ни для чего. Только этим и отличается теперешний кризис от кризиса, происходящего из-за засухи и наводнения, войны или эпидемии, саранчи или другой напасти.

Ты спрашиваешь о причине настоящего кризиса, или суда Божьего? Причина всегда одна. Причина всех засух, наводнений, эпидемий и других бед та же, что и нынешнего кризиса — богоотступничество. Грех богоотступничества вызвал и этот кризис, и Господь попустил его, чтобы пробудить, отрезвить людей, чтобы они опомнились и вернулись к Нему. По грехам и кризис.

В самом деле, Господь использовал современные средства, чтобы вразумить современных людей: Он нанес удар по банкам, биржам, по всей финансовой системе. Опрокинул столы менял всего мира, как когда-то Он сделал это в Иерусалимском храме. Произвел небывалую панику среди торговцев и менял. Возмутил, низверг, смешал, смутил, вселил страх. И все для того, чтобы надменные европейские и американские мудрецы пробудились, опомнились, вспомнили Бога. Для того, чтобы они, утвердившиеся в гавани материального благополучия, вспомнили о душах, признали свои беззакония и поклонились Богу Вышнему, Богу живому.

Как долго продлится кризис? До тех пор, пока надменные виновники не признают победу Всесильного. До тех пор, пока люди не догадаются непонятное слово «кризис» перевести на свой родной язык и с покаянным вздохом не воскликнут: «Суд Божий!» (Миссионерские письма. Письмо 8. Священнику К., о мировом кризисе).

Разве это не критика капитализма? – Критика, но гораздо более глубокая, чем у Карла Маркса в его «Капитале». У «классика» причины сводятся к абстрактному «противоречию между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения» или к «противоречию между предложением товаров и ограниченным платежеспособным спросом». Но это поверхностный взгляд. Святитель видит первопричину в душе человека. А для «классика» душа – пустой звук, он видит причины кризиса в материи. А уж трактовку кризиса как «суда Божьего» Маркс назвал бы «мракобесием». Только увы, в состоянии духовного мрака находился именно «классик», пытавшийся враждовать с Богом.

Вернемся к письму святителя, содержащему ответ «строгому коммунисту». Тот обвинял Церковь в том, что она «предала свое изначальное коммунистическое устроение». Николай Сербский пишет по этому поводу:

«Действительно, первая христианская община имела общежительный уклад, никто не говорил, что некое имение принадлежит ему, но все было общее. Без всякого внешнего давления потребность общежития вылилась из души и сердца христиан, ибо сказано, что верующие живут единым сердцем и единой душой. Однако мы нигде не прочтем прямого объяснения, почему такой уклад был нарушен. Но и без объяснений ясно, что он не мог сохраниться в условиях жестоких гонений от врагов Церкви и запрещения христианских собраний и общих трапез. Не следует думать, что христиане не хотели сохранить общежитие: они были вынуждены отказаться от него. Но общежительное устройство Церкви сохранялось на протяжении всей истории ее существования, хотя в несколько ином виде. Оно поддерживается в монастырях до нынешнего дня, в особенности на Святой Горе и в России, до порабощения ее безбожным тоталитарным коммунизмом.

Спросите, почему Церковь не распространила общежительный уклад на весь народ и на все хотя бы только крещеные народы? Лишь по одной причине: внешние обстоятельства не давали ей такой возможности. Но, если это было невозможно вчера, может быть, станет возможным завтра. Главное, что Церковь не отреклась от своего изначального общественного идеала и по своей воле никогда не нарушала его. Может быть, что по Промыслу Божию то, первое христианское общежитие было предзнаменованием или прообразом христианского общественного устройства, которое в конце времен будет установлено у христианских народов».

Тема коммунизма и христианства обсуждалась и во времена жизни Николая Сербского, обсуждается она и в настоящее время. Разброс мнений очень широкий. Одни полагают, что коммунизм и христианство – две стороны одной медали, что христианство в социально-экономической сфере только и может иметь форму коммунизма. На другом полюсе точка зрения, согласно которой эти понятия не совместимы. Есть точка зрения, что можно было бы признать совместимость коммунизма и христианства, но сама идея коммунизма в ХХ веке себя дискредитировала (неудачный опыт построение коммунизма в Советском Союзе). Поэтому (дабы не смущать народ) лучше не соединять эти два понятия.

Наконец, есть такие, кто обращают внимание на «размытость» понятия «коммунизм». Мол, каждый понимает его по-своему.

У одних на первом месте стоит отсутствие частной собственности. У других – справедливость. У третьих – равенство. Но если копнуть глубже, то и отсутствие частной собственности понимается по-разному. У одних имеется в виду отсутствие любой частной собственности, у других – лишь частной собственности на средства производства (для того, чтобы не допустить эксплуатацию человека человеком). То же самое – со справедливостью и равенством. Кстати, если во главу угла ставить справедливость, то мы заметим, что уже в Ветхом Завете содержалось много норм и ограничений, которые призваны были обеспечить элементарную справедливость. С учетом этого можно говорить о ветхозаветной идее коммунизма. Только древние евреи плохо соблюдали ветхозаветные нормы, поэтому там не было даже намека на коммунизм. Ближе всех в те времена к практической реализации идеи ветхозаветного коммунизма оказалась секта (партия) ессеев.

Ессеи — одна из иудейских сект, получившая начало в первой четверти II в. до н. э. Первоначальные сведения о них находятся у Филона Иудейского, Иосифа Флавия и Плиния Старшего. Многие подробности о жизни ессеев стали известны после находок Кумранских манускриптов на берегу Мертвого мора после второй мировой войны. Рассеянные в Иудее, ессеи жили сначала в городах и деревнях и составляли отдельную партию в еврействе, которая дистанцировалась от фарисеев, саддукеев и эллинистов. Позднее ессеи удалились на северо-запад от Мёртвого моря (район Кумрана) и создали там обособленные колонии. Они избегали контактов с остальными жителями Иудеи даже в Иерусалимском храме, образовали замкнутый орден, жили безбрачно, но принимали и воспитывали в своих понятиях чужих детей; принимали в своё сообщество новых членов после длительного испытания[2].

О том, что принцип равенства, являющийся главным в марксистском и многих других коммунистических учениях, является недостаточным и даже неприемлемым для христиан, святитель говорит очень часто. Вот, например, одна из максим «Мыслей о добре и зле», называемая «Равенство»:

Бог есть любовь, но Бог не есть равенство. Равенство изгнало бы и справедливость, и любовь, изгнало бы нравственность.

Любит ли муж жену за равенство?

И мать любит ли своего ребенка за равенство?

Разве друзья любят друг друга за равенство?

Неравенство — основа справедливости и побудитель любви.

Пока живет любовь, никто не вспоминает о равенстве.

Пока царит справедливость, никто не думает о равенстве.

Когда уходит любовь, люди говорят о справедливости и подразумевают равенство.

Когда за любовью уходит и справедливость, начинают говорить о равенстве и подразумевают безнравственность, то есть изгнанную нравственность подменяют порочностью.

На могиле любви вырастает справедливость, на могиле справедливости растет равенство».

Итак, мысль святителя предельно проста. Христиане не могут довольствоваться идеалом коммунизма, понимаемого как равенство и даже как справедливость. Христиане согласны лишь на коммунизм, понимаемый как любовь.

[1] Святитель Николай Сербский. Европа — прислужница христоненавистников

[2] Подробнее см.: Амусин И. Д. Кумранская община. — Л.: Наука, 1983; Владимиров А. Кумран и Христос. — М.: Беловодье, М., 2002; Тантлевский И. Р. История и идеология Кумранской общины. — Центр «Петербургское Востоковедение», СПб., 1994.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector