0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Существуют ли молитвы о принятии монашества?

О принятии монашеского пострига

Душа христианина — невеста Христова, и именно в этом плане в монашестве реализуется тот «брачный потенциал», который есть у каждого человека. Все то, что недостает человеку, индивидууму, чтобы стать личностью, персоной, чтобы осознать свое персональное бытие в единении и общении с другим, в монашестве обретается через общение с Богом.

Человек не должен принимать монашество только на том основании, что он не сумел вступить в брак. Нередко молодые люди, особенно выпускники духовных семинарий, оказываются перед дилеммой: они созрели для священнослужения, получили духовное образование, готовы начать самостоятельную взрослую жизнь, но по тем или иным обстоятельствам не сумели «решить семейный вопрос», найти себе спутницу жизни. И случается, что на такого человека начинают давить: раз ты не женат, значит, принимай монашество и рукополагайся. Это, конечно, совершенно недопустимо, потому что как для брака, так и для монашества человек должен созреть, и любая спешка, а тем более давление, здесь неуместны и недопустимы. Монашество можно принимать лишь в одном случае — если человек чувствует к этому горячее призвание. Монашеское призвание не может быть минутным порывом: оно должно вызревать в человеке на протяжении долгого времени, становиться все более явным, все более сильным. Если же человек не уверен в своем призвании, колеблется, то принимать монашество нельзя.

Монашество имеет разные внешние формы: есть монахи, живущие в монастырях, есть — живущие в миру. Есть монахи, выполняющие церковное послушание, например, преподающие в духовных школах, есть монахи, которые занимаются благотворительностью или социальным служением, заботятся о бедных. Есть монахи — священнослужители на приходах. Одним словом, внешняя картина монашеской жизни может быть самой разной. Но внутренняя суть от этого не меняется. А она заключается, как мне кажется, в двух вещах — в одиночестве и в непрестанном предстоянии Богу. Поэтому человек, который не чувствует призвания к одиночеству, к тому, чтобы всю свою жизнь без остатка отдать Богу, не должен становиться монахом.

Случается, что молодые люди принимают монашество, ориентируясь на те или иные возможности, которые, как они полагают, можно будет получить, приняв постриг.

Огромную и трагическую ошибку допускают люди, которые принимают постриг ради церковной карьеры. В современной практике Православной Церкви архиереем может стать только монашествующий. Это приводит к тому, что люди с карьерными устремлениями принимают монашество, чтобы достичь церковных высот. Но высот этих достигают очень немногие, потому что монахов много, а епископов мало. И нередко такие люди уже в зрелом возрасте оказываются перед ситуацией, когда понимают, что их желание недостижимо, что они «выпали из обоймы» или так и не вошли в ту «обойму», которая поставляет кадры для архиерейского служения. И наступает страшнейший кризис. Человек понимает, что он погубил свою жизнь, лишившись многого ради иллюзии. Монашество можно принимать только в том случае, если человек целиком ориентирован на Бога, готов отдать Богу свою жизнь, идти тесными вратами. Монашество — это максимальное выражение того «тесного» пути, о котором говорит Господь (Мф. 7, 13; Лк. 13, 24). Это путь достижения внутренних высот, путь внутренних обретений — при внешних потерях. Принятие же пострига ради каких-то внешних целей извращает самую суть монашества.

Недопустимо принимать монашество и по послушанию. К сожалению, довольно часто случается, что человек на каком-то этапе своей жизни не может решить, принимать ли ему монашество или вступить в брак. Не имея достаточных внутренних сил для самостоятельного решения, он говорит себе: «Пойду к духовнику (вариант: поеду к такому-то старцу), и что он мне скажет, на то и будет воля Божия». Все ответственные решения человек должен принимать сам. И нести за них полную ответственность. Многие люди ошибались в выборе своего жизненного пути. Но человек, который сам допустил ошибку, сам же может ее исправить, пусть даже это и дорого ему обойдется. Если же ошибка допущена кем-то другим, и человек понимает, что его судьба не состоялась, потому что когда-то, по неразумию, опрометчиво он вверил решение своей судьбы другому, то такую ошибку исправить уже некому.

Монашеский постриг — такое же таинство, как и другие таинства Церкви. В каком случае можно говорить, что монашество не состоялось как таинство, что принятие пострига оказалось неудачей или ошибкой? В том случае, когда человек принял постриг либо против воли, по послушанию другому лицу, либо в слишком раннем возрасте, по собственному неразумию, либо под влиянием настроения или энтузиазма, которые потом прошли. Такой человек, уже будучи монахом, понимает, что он совершил ошибку, что для монашеской жизни он совершенно не предназначен. Из этой ситуации есть три исхода.

При первом исходе человеку удается себя переломить: он говорит себе, что коль скоро стал монахом, коль скоро Бог привел его к этому образу жизни, нужно сделать все, чтобы монашество стало действительно таинством единения с Богом. И человек старается с помощью Божией настроить свою жизнь на нужный аскетический лад.

Второй вариант: человек остается в монашестве, дабы не нарушить монашеские обеты, но при этом не испытывает ни радости, ни вдохновения от того, что он монах, а просто «тянет лямку», кляня свою судьбу. Третий вариант: монах покидает монастырь, «расстригается», как говорят в просторечии, становится мирянином.
Как и в браке, в монашестве существует своя динамика, и монах может развиваться либо в положительном, либо в отрицательном направлении. В монашестве человек не стоит на месте: он либо идет по пути к Богу, либо постепенно растрачивает тот небольшой первоначальный запас, который есть у всякого человека, принимающего монашество. Очень важно, чтобы человек с самого начала правильно себя настроил. Как и в браке, в монашестве возможна первоначальная эйфория и последующее разочарование. Бывает, что, приняв постриг, человек в первые дни или месяцы живет словно на небе, он счастлив, ему кажется, что сбылась его мечта, что монашеская жизнь — именно то, к чему он стремился. Но потом наступает отрезвление. Человек начинает видеть, что в монашеской жизни есть свои трудности и искушения, к которым он оказывается не готов. Очень важно суметь пережить этот критический момент. Если в браке супруги могут вдвоем преодолеть критические ситуации, то в монашестве человек оставлен наедине с собой. Конечно, он не один, если пребывает в Боге, но поддержки от людей монаху часто не хватает. Нередко ему недостает правильного духовного руководства, особенно в наше время, когда опытных духовников мало.

Святой Исаак Сирин говорит, что «мир» есть совокупность страстей. И монах уходит от такого «мира» — не от мира как творения Божия, но от падшего, греховного мира, погрязшего в пороках. Уходит не из ненависти к миру, не из гнушения миром, но потому, что вне мира он может накопить в себе тот духовный потенциал, который потом реализует в служении людям. Преподобный Силуан Афонский говорил: «Многие обвиняют монахов, что они даром едят хлеб, но молитва, которую они возносят за людей, ценнее многого из того, что люди совершают в миру для пользы ближних».

Принимая постриг, монах дает три основных обета: нестяжания, целомудрия и послушания.

Нестяжание можно понимать по-разному. Речь может идти о полной добровольной нищете, когда человек отказывается от всех земных благ, от всякой собственности. Но в большинстве случаев речь идет о том, что монах, обладая теми или иными материальными благами, относится ко всему, что имеет, так, будто это взято взаймы. Монах и к жизни должен относиться так, будто она дана ему взаймы.

Читать еще:  Американец принял православие и готов служить в Российской армии

Обет целомудрия не сводится только к безбрачию. «Целомудрие» — славянское слово, которое несет в себе очень глубокий смысл. Оно говорит о том, что человек должен «целостно мудрствовать», то есть во всех своих поступках и помыслах руководствоваться «мудростью, сходящей свыше», которая есть Сам Христос.

И наконец, послушание. Этот монашеский обет может быть исполнен по-разному: монах в монастыре находится в послушании у своего игумена, монах, служащий на приходе, — у своего епископа. Но каковы бы не были внешние обстоятельства жизни монаха, он всегда должен помнить, что его жизнь уже не принадлежит ему, она отдана Богу, Церкви и людям. В конечном итоге, послушание — это вслушивание в волю Божию, стремление человека максимально приблизить свою волю к воле Божией. И монах — это тот, кто добровольно отрекается от своей воли, передавая всю свою жизнь в руки Божии. Монах должен стремиться достичь столь полного слияния своей воли с волей Божией, чтобы уподобиться Иисусу Христу, Который в Гефсимании взывал к Своему Отцу: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты (Мф. 26, 39).

Монашество, в отличие от брака, является уделом избранных — избранных не в том смысле, что они лучше других, но в том смысле, что они чувствуют призвание и вкус к одиночеству. Если у человека нет потребности в пребывании в одиночестве, если ему скучно наедине с собой и с Богом, если ему постоянно требуется что-то внешнее для заполнения, если он не любит молитву, не способен раствориться в молитвенной стихии, углубиться в нее, приблизиться через молитву к Богу, — в таком случае он не должен принимать монашество.

Правила молитвы нужно знать непременно

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В течение Великого поста мы стараемся сосредоточиться на своей внутренней жизни, подвергнуть ее строгому и беспристрастному экзамену, определить наиболее слабые места, которые причиняют нам боль или, даже не причиняя боли, смущают нашу совесть. Для того чтобы преодолевать греховные помыслы, страсти, необходимы особые средства воздействия на душу. И первым и самым важным таким средством является молитва.

Каждый верующий человек на своем опыте испытал, конечно, что означает для него молитва, но тем не менее нередко, приступая к молитве, мы нарушаем некие правила ее совершения. И речь идет совсем не о церковном уставе — устав можно знать, а можно и не знать. А вот. Эти правила содержатся в святоотеческих творениях, но, наверное, наиболее ясно изложил их афонский старец Никодим, именуемый Святогорцем. Он жил сравнительно недавно, в конце XVIII — первой половине XIX века, и оставил нам замечательную книгу, хорошо известную православным людям, именуемую «Невидимая брань». В этой книге содержится в том числе изложение православного взгляда на совершение частной молитвы, то есть той молитвы, которой мы молимся сами, своими словами, или даже с употреблением общепринятых текстов, но которую мы совершаем самостоятельно.

Непременным условием действенности нашей молитвы является вера. Если мы не верим в то, что Бог нас слышит, если мы даже сомневаемся в том, существует ли Господь, то молитва не может быть услышана. Молитва есть ответ в первую очередь на нашу веру. Замечательно говорит об этом авва Никодим Святогорец: вера твоя — замечательный сосуд, в который вкладывается сокровище Божественной благодати (см.: Преподобный Никодим Святогорец. Невидимая брань. Часть I, гл. 46. О молитве). Да, действительно, вера — это тот сосуд, в который мы принимаем Божественный ответ на нашу молитву. Нет сосуда — и мы не можем принять Божественный ответ. Существует строгая закономерность между верой и силой молитвы.

Но есть еще непременное условие, которое нужно соблюдать, чтобы молитва наша была услышана Господом. Приступая к молитве, мы должны поручить себя Божественной воле. Иногда мы просим у Господа то, что нам неполезно, но сами не понимаем этого. Мы просим о том, что мы хотим иметь, но не знаем, насколько эта наша просьба соответствует Божьей воле о нас. И потому, настаивая на своем и не получая в ответ просимое, мы начинаем сомневаться в том, что Бог присутствует рядом с нами и слышит нашу молитву. Эти сомнения уходят, если всякую молитву мы будем сопровождать словами: да будет воля Твоя; я прошу Тебя, и мне кажется, что просимое для меня необходимо, но Ты лучше знаешь, Господи, сейчас или позже должен я получить это, и вообще — должен ли я это получить, и мои мечты, надежды, которые выражаются в этой молитве, — являются ли они Твоим обо мне Промыслом».

Но мало отдавать себя воле Божией, совершая молитву. Необходимо принимать на себя и обязательства. Если мы чего-то просим, но сами не радеем о воплощении просимого, то Господь на такую молитву и на такую жизненную позицию молящегося не отвечает. Господь не может положительным ответом на молитву поощрять нашу лень, наше неразумие, вообще наши слабости. Если мы не способны сами участвовать в осуществлении просимого, если мы отказываемся сами трудиться, а только возлагаем всё на Бога, то на такую молитву ответа не получим.

Вот эти три условия — вера, предание себя в руки Божии, то есть принятие воли Божией о нас, и наше соучастие в осуществлении просимого — и являются условиями действенности молитвы.

Но есть что-то еще, что нам нужно знать в отношении содержания молитвы. Мы можем молиться известными нам словами молитв. Мы можем молиться в храме, слушая то, что читается, поется, словами псалмов и молитв, но мы можем и должны молиться также своими собственными словами. Если большую часть молитвы, особенно домашней, занимает эта сердечная молитва своими собственными мыслями и словами, то она всякий раз должна начинаться с прославления Господа, как с прославления Господа мы начинаем церковную молитву. Мы говорим: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков». Мы прославляем Господа перед тем как начать молитву.

Но есть еще нечто, что мы должны непременно обратить к Господу. Это наши благодарности — за то, что мы живы, за то, что мы имеем счастье обращаться к Нему, за то, что в нашем сердце есть вера, и за все то, о чем мы желаем возблагодарить Господа, мы должны Его благодарить.

А затем, перед тем, как просить о чем-то Бога, нужно покаяться в своих грехах. Вне зависимости от того, исповедовались ли мы, будем ли причащаться, нужно каждый день исповедовать пред Господом свои грехи, вспоминая о том, что мы совершили плохого, будь то делом или словом или даже мыслью. Покаяние — это неотъемлемая часть каждодневной молитвы христианина.

И если, прославив Господа, возблагодарив Его за Его деяния, исповедовав грехи, мы продолжаем молитву, то наступает время наших прошений. Нам не нужно подыскивать какого-то специального языка, чтобы обращаться к Богу, мы можем выражать свои мысли любым способом. Не нужно специально создавать некую стилистику этой личной молитвы, пытаясь подражать, может быть, славянскому языку или вообще стилю богослужебной молитвы. Нужно говорить теми словами, которые в нас присутствуют, у нас не должно быть никаких средостений. Наша молитва должна в полной мере отражать наше духовное состояние, наши мысли и надежды.

В молитве не следует утомляться. Когда дома, молясь, мы вдруг почувствуем усталость, рассеянность сознания, то лучше остановиться, передохнуть, может быть, перенести молитву на другое время, потому что, обращаясь к Господу с просьбой, особенно в том случае, когда мы считаем, что ответ на эту просьбу для нас очень важен, мы не можем механически произносить никаких слов. Мы должны молиться от сердца и стараться не уставать в этой молитве, потому что только от сердца исходящая искренняя молитва, сопровождающаяся прославлением Бога, благодарением Ему и исповеданием своих грехов, достигает Божиего престола.

Читать еще:  От смерти спасти не можем. От боли, тревог и страданий — можем!

Вот этому учит нас Святая Церковь словами замечательных подвижников, аскетов. Это краткое учение о молитве содержится в самом Священном Предании нашей Церкви, которое переходит от поколения к поколению. И знаем, что каждое последующее поколение людей способно впитать эту церковную мудрость и воспитать себя в способности и готовности приносить Богу искреннюю молитву, на которую Всемилостивый Отец наш отвечает сокровищем, принимаемым в сосуд нашей веры. Аминь.

Принятие обетов монашества

Величайшая, воистину, сила и благодать святого и ангельского образа монахов…
Радуйтесь, разумные в Господе девы, что удостоились на земле такого ангельского жития.
Старец Иосиф Афонский

Принятие обетов монашества

Исполнение заповедей Господних — это узкий тернистый путь к жизни вечной. Множество препятствий, проистекающих от похоти плоти, похоти очес и гордости житейской (1 Ин. 2, 16), встречают здесь благочестивого христианина. Тем, кто на пути веры, нравственного совершенства и любви почувствует себя немощным преодолевать эти препятствия, Церковь предлагает особые средства к победе над страстями. Эти средства состоят в принятии и исполнении обетов, которые в Евангелии предлагаются не как заповеди, но как советы для желающих преуспеть в нравственном совершенстве.

В число таких обетов, по словам Господа нашего, входит девство: «Не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева материнского родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19, 11 — 12).

Добровольная нищета или нестяжание предложены Господом богатому юноше при условии, что тот исполняет все десять священных заповедей: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19, 16-21). Сюда же относится совершенное отречение от собственной воли и послушание духовному наставнику (Мф. 16, 24; Мк. 8, 34; Лк. 9, 23). «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною…» (Мф 16 24; Мк.8,34; Лк.9,23).

Посвятившие себя исполнению этих обетов называются монахами (от греч. «монахос» — одинокий, отшельник) или иноками.

Обеты

Постригающийся в монашество произносит три обета, имеющие целью его нравственное совершенство: обеты девства, послушания и нищеты. Обет девства обязывает к величайшей чистоте, послушание братству — к почитанию каждого из братии старшим себя, а нищета — к твердому перенесению суровой и полной лишений жизни.

Обручение

Малая схима — есть обручение великой схимы. Одежда и образ жизни, усвояемые малой схиме, в отношении к великой схиме являются обручением, или как бы некоторым началом и преддверием к этому великому и ангельскому образу, который имеет свое особенное последование.

Что значит троекратное подавание ножниц?

Постригаемый в монашество трижды, — в честь Троицы, — подаёт настоятелю ножницы, выражая этим свое твёрдое и непреклонное намерение исполнять возлагаемые на него обеты.

Пострижение монаха

Принимающий монашеский чин постригается подобно тому, как постригаются и все, поставляемые в чин церковный; однако, как в достоинстве и власти, так и в самом имени те и другие существенно отличаются друг от друга.

Церковник постригается епископом, а монаха постригает монах же: первое пострижение возводит в должность церковного служителя и клирика, а второе пострижение — в монашеский чин, — лишь благословляет кающегося и обязывает его к подвигам покаяния; первое пострижение, как говорит Вальсамон в толковании на 36 правило шестого вселенского собора, есть епископская печать, полагаемая епископскою же рукою; постригаемый же инок, как говорит Симеон Солунский, «не имеет возлагаемой руки иерарха, так как не приемлет хиротонии, а только имеет на главе своей священные молитвы» (гл. 272).

Поэтому последнее пострижение является лишь знаком принятия монашеской жизни, почему пострижение означает всю монашескую жизнь, и словом, «постричься» не только в древности, но и теперь означается принятие обетов монашества.

Смысл монашеского пострижения св. Дионисий объясняет так: «Крестообразная печать означает, вообще, бездействие всех плотских похотей, а пострижение власов означает чистую непритворную жизнь, не украшающую никакими вымышленными покровами истинный облик души, и возводящую к богоподобию не человеческими украшениями, а единственно особыми добродетелями».

Святой Симеон Солунский пишет:

«Возглашая обеты в надежде на помощь Христову, принимающий чин монашеский обязуется сохранять их до конца своей жизни, так как он добровольно предает себя Христу: затем, настоятель крестовидно стрижет его власы в честь Троицы, так как он посвящается Троицею; знамение креста являет его смерть для мира и его знаменование Самим Господом; чрез пострижение же и отнятие волос он как бы приносит Богу начаток своего тела, так как всецело приводится и посвящается Христу, отвергая все лишнее и мирское».

Послушание и иночество

«Великое дело – пострижение во святый ангельский образ. Велика и таинственна сила, заключающаяся в его священнодействии, направляемая к тому, чтобы человек стал ангелом по образу внутренней своей жизни, ибо ангелы бестелесны и вещественный образ не может уподобиться им», – говорит в своих «Письмах к новоначальной инокине» духовная дочь св. прав. Иоанна Кронштадтского, основательница и возобновительница восьми женских обителей иг. Таисия (Солопова). Это как бы второе крещение, в котором человек вновь перерождается и обновляется. В знак этого нового рождения он навсегда совлекается своих мирских одежд, как всего своего ветхого человека (Ефес. 4, 22), и приемлет перед святым Евангелием, как от руки Самого Бога, одежду новую, облекаясь в нового человека (Ефес. 4, 24) о Христе Иисусе.

Когда сестра только поступает в монастырь, она является «кандидаткой в послушницы», то есть находится на испытании: и сама знакомится с монастырской жизнью, «пробует» свои силы, и настоятельница с сестрами смотрят, есть ли у нее искреннее произволение к монашеству, желает ли она всем сердцем служить единому Господу или же лишь хочет укрыться в обители от житейских тревог и скорбей, получить в обители только «кров и уход». Время такого испытания определяется настоятельницей по совету с духовником и старшими сестрами монастыря.

Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих

По истечении испытательного срока, когда поступившая полностью узнает все обычаи обители, убедится, что в силах им следовать, и будет по-прежнему изъявлять желание вступить в сестринство, её зачисляют в послушницы. Для этого пишутся специальные прошения епархиальному архиерею от лица настоятельницы и самой сестры (нужно заметить, что вообще и зачисление в обитель, и все постриги совершаются только по благословению правящего архиерея).

После этого сестра облекается в подрясник и полуапостольник и уже официально становится насельницей монастыря.

Следующая ступенька – пострижение в рясофор, или иночество, которое обычно совершается не ранее, чем после трехлетнего пребывания сестры в обители. Однако в особых случаях, например при смертельно опасной болезни, настоятельница может обратиться к архиерею с просьбой о пострижении той или иной насельницы и по истечении более короткого времени ее пребывания в монастыре.
Таким образом, рясофор – это «начаток святого образа», постриженная в рясофор обычно именуется инокиней, но также возможны названия рясофорной монахини или рясофорной послушницы. Обычно при этом постриге переменяется имя – в ознаменование начала новой жизни.

По непреложной заповеди Спасителя: Просите, и дано будет вам (Лк. 11, 9), новопостриженной подается особая благодать, споспешествующая ей во спасение, дается и новый заступник – святой, имя которого она получает при постриге.

«Живое существо кровью одушевляется, и монах подвижничеством будет помышлять о небесном…»

Как уйти в монастырь и принять монашество

Что такое монашество

Что такое монашество и как уйти в монастырь? Монашеством называется образ жизни православного христианина, оставившего мирскую жизнь и полностью посвятившего себя служению Богу. Это церковный институт, который предполагает принесение особых обетов Богу. Прежде всего, это безбрачие, нестяжание (отказ от владения и приобретения личного имущества) и послушание (отказ от своей воли, следование воле духовника – таким образом монах учится следовать Божьей воле).

Читать еще:  О памяти жертв политических репрессий и «православном сталинизме»

Брак сам по себе богоугоден, но несовместим с монашеством. Апостол Павел говорит:

«Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу; женатый заботится о мирском, как угодить жене» (Кор. 7:32-33).

Монах удаляется от супружества, чтобы угождать лишь одному Богу. Чтобы ничего земное не мешало его стремлению ко Господу. Через обет девства, порабощение своей плоти, монах теснее соединяется с Христом. Возлюбив Бога всем сердцем, монах всего себя отдаёт лишь Ему. Душа такого христианина становится невестой для небесного Жениха.

Для чего становятся монахами

Целью монашества является духовное совершенствование путём подражания образу жизни Иисуса Христа.

«Евангельский Христос открывается нам как идеал совершенного монаха: Он не женат, свободен от родственных привязанностей, не имеет крыши над головой, странствует, живет в добровольной нищете, постится, проводит ночи в молитве» (митрополит Иларион (Алфеев), «Таинство Веры»).

Монах призван отказаться от всего мирского и как можно больше приблизиться к этому идеалу. Почему это идеал для христианина? Потому что бренные земные ценности, как балласт, замедляют движение человека к главному – к Богу. Очистившейся от мирских страстей душе намного легче идти ко спасению.

Преподобный авва Исаия сказал:

«Невозможно уму, связанному попечениями века сего, служить Богу. Не можете, сказал Господь, Богу работати и мамоне (Мф. 6, 24). Через мамону Господь означил все заботы мира сего. Если человек не оставит оных, то не может служить Богу» («Отечник»).

Слово «монах» образовано от греческого корня, который переводится как «один», «одинокий». Однако такая характеристика применима к монахам лишь с внешней, мирской точки зрения. В христианстве есть два пути спасения: брак и монашество. И оба этих пути решают задачу восполнения одиночества человека. Решая, как уйти в монастырь, человек не «хоронит себя заживо». Просто монашество делает это другими способами, нежели семья. Митрополит Иларион (Алфеев) писал, что неполнота, ущербность одиночества в браке преодолевается обретением другого человека. «В монашестве же этот другой – Сам Бог» («Таинство Веры»).

История монашества

Ещё среди первых христиан были те, кто отказывался от брака, имущества и полностью посвящал себя служению Господу. Обеты нестяжания и девства для спасения души узаконил сам Христос:

“И всякий, кто оставит до́мы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или зе́мли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную” (Мф. 19:29).

Говоря об отказе от семейной жизни, Господь добавляет, что

“не все вмещают слово сие, но кому дано… Кто может вместить, да вместит. (Мф. 19:11-12).

Институт монашества окончательно сформировался в 4 веке. Основателем общежительного иночества считается святой Пахомий Великий. Под влиянием святых Антония Великого и Илариона развивалась другая форма монашества – отшельничество. Выдающимися монахами древности считаются также святые Евфимий Великий и Макарий Великий.

Как становятся монахами

Подготовка к принятию монашества называется послушничеством. Послушник живёт в монастыре и выполняет различные послушания. Этот этап необходим для того, чтобы человек понял, насколько ему близок такой образ жизни и чувствует ли он к нему призвание. Как правило, послушничество длится 3 года (Правила святых Вселенских Соборов). Если послушник остался твёрд в своих намерениях, то его посвящают в первую степень монашества.

В наше время вступать в монашество могут и молодые люди. Как уйти в монастырь — сегодня популярный вопрос среди верующих. Однако в древности к постригу готовились очень долго. Стать монахом мог лишь достаточно зрелый человек. Постриг был итогом многолетнего искуса (проверки) и подтверждал, что человек действительно призван к монашеству (митрополит Иларион (Алфеев), «Вы – свет мира»).

Всего в русском Православии существует три степени монашества. Первая степень – рясофор (иночество). Вторая – мантия (малая схима). Третья – схима (великая схима). Все они отличаются друг от друга количеством даваемых Богу обетов, послушаниями и монашеским облачением. Схима, как последняя, высшая степень монашества, подразумевает практически полное отрешение от мира. Схимонахи не выполняют никаких послушаний, кроме непрестанной молитвы и, как правило, живут в затворе или отшельниками. В монашеском духовенстве (священстве) существуют следующие чины: иеродьякон, архидьякон, иеромонах, архимандрит, игумен, епископ, архиепископ, митрополит, викарий, патриарх.

Посвящение в монахи называется постригом, поскольку оно сопровождается пострижением части волос будущего монаха. Такой символический обряд совершается в знак принадлежности монаха к Церкви, его добровольной жертвы Богу. Постригаемый произносит обеты, ему даётся новое имя и небесный покровитель, так как с этого момента начинается совершенно другая жизнь. Постриг со сменой имени совершается при каждом переходе на следующую степень монашества.

Можно ли «выйти» из монашества

Итак, становясь монахом, человек сознательно отрекается от мира и даёт твёрдое обещание всю оставшуюся жизнь посвятить христианскому служению. Поэтому оставление монашества считается грубым нарушением данных Богу обетов.

Святитель Василий Великий в «Пространно изложенных правилах» говорит, что

«посвятивший себя Богу и потом бежавший к другому роду жизни стал святотатцем, потому что сам себя похитил и присвоил себе Божие приношение».

Тот, кто принёс себя в дар Богу, уже не принадлежит себе. Отрекшийся от монашеских обетов человек становится

«мертв душою и лишен благодати Духа как обративший ни во что условия, заключенные при самом Духе».

О том, каким тяжким грехом является оставление монашества, в своих письмах говорил преподобный Амвросий Оптинский:

«Воспринявшие монашество и оставившие оное, уподобляются Иуде предателю».

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) в своих письмах сравнивает монаха, изменившего своим обетам, с самоубийцей. Святитель Иоанн Златоуст уподобляет нарушившего обеты монаха с воином из царского войска, который струсил и убежал с поля битвы. Дезертирство же всегда подлежит наказанию.

Согласно Шестому правилу Василия Великого, Церковь не признаёт брак человека, который прежде давал обет девства, и считает такового блудником и прелюбодеем. Единственным же способом покаяния для ушедшего из монастыря является возвращение к монашеской жизни.

Как уйти в монастырь

Решение об уходе в монастырь требует трезвого и серьёзного размышления. В этом вопросе не стоит спешить, нужно тщательно всё взвесить. После пострига пути назад уже не будет. Иеромонах Пётр (Бородулин) сказал, что монашество это счастье, но это также и тяжёлый крест. Это удел избранных.

Митрополит Иларион (Алфеев) определил монашеству как стремление к одиночеству, любовь к богослужению и молитве. Если человек принимает монашество из-за чего-то другого, то он может не выдержать этого бремени. Не в том главный вопрос, как уйти в монастырь, а как остаться.

Преподобный Паисий Святогорец в письмах советует мирянам перед уходом в монастырь прислушаться к своему сердцу. Если хотя бы малая его часть занята другим человеком, то в монастырь уходить не стоит. Дьявол постепенно начнёт одолевать через помыслы и плоть. Сама по себе борьба человека с блудной страстью не является препятствием для ухода в монахи. Главное, чтобы не была актуальна тема брака. Старец Паисий призывает уходящим в монашество не забывать, зачем они отреклись от мирской жизни, и двигаться вперёд, к жизни более высокой.

Митрополит Антоний (Паканич) в одном из своих интервью говорит, что ради монашества нельзя бросать семью. Такие порывы не будут богоугодными. Если Бог призывал христианина к семейной жизни, то нужно нести этот крест с терпением и любовью. Уход в монастырь для семейных людей возможен лишь по обоюдному желанию супругов и благословению духовника. Также у таких супругов не должно быть маленьких детей. Митрополит Антоний подчеркивает, что не стоит спешить в монастырь, если есть хотя бы тень сомнения.

Священник Святослав Шевченко предупреждает девушек, которые задались вопросом «Как стать монахиней?», о сложностях монастырской жизни. Среди них однообразность быта, строгий распорядок дня, различные послушания и длинные богослужения. Тем же, кто не боится всего этого и чувствует стойкое призвание к монашеству, священник рекомендует сначала поступить в монастырь послушницей. Для этого необходимо предварительно встретиться с настоятелем монастыря.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector