0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Суд по делу о «Запретном искусстве – 2006»

запретное искусство

Юрий Самодуров в инете

14.12.2009
Язык мысли

Большое спасибо всем моим друзьям и симпатизирующим мне людям за выступления в нашу с Андреем Ерофеевым поддержку и защиту в связи с судом за выставку «Запретное искусство — 2006». Однако мне кажется, многие не понимают, что именно я сам защищаю. Думаю, об этом стоит сказать.

Я отдаю себе отчет в том, что

разрешенную мной в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова в марте 2007 года выставку «Запретное искусство» считают ошибочным и неправильным шагом многие,

почти все: от менеджера Харитонова (этот человек, не разбирающийся в современном искусстве и не интересующийся им, давая 8 декабря 2009 года показания в суде в качестве свидетеля обвинения, сказал, что ряд произведений данной выставки, о которых он узнал из СМИ и видел в Интернете, оскорбляют и задевают его религиозные и гражданские чувства. После заседания суда мы дошли вместе до метро и разговаривали, и он спросил, почему я так упорствую в защите этой выставки) до почти всех известных правозащитников и знакомых и друзей Сахарова, от многих известных арт-критиков и журналистов до большинства моих друзей и близких. Имею ввиду вменяемых оппонентов, а не фашиствующих инициаторов судебного процесса.

Что же я, в конечном счете, защищаю, оказавшись из-за выставки «Запретное искусство» диссидентом по отношению к народу, правозащитникам, различным группам интеллигенции, моим близким, друзьям и знакомым? Когда попытался найти ответ, последним звеном в цепи рассуждений,

конечным пунктом, который я так упорно защищаю, оказался, как бы это ни звучало, язык современной художественной культуры, язык концептуального искусства, язык мысли.

Да, я защищаю выставку «Запретное искусство», своевременность, уместность и целесообразность ее проведения потому, что современная культура и современное российское общество нуждаются, по моему мнению, в таком концептуальном художественном языке мысли (хотя ни народу, ни правозащитникам, ни интеллигенции он не нужен). И хотя это противоречие существует, я считаю, что такой язык мыслеобразов для российской культуры и для общества необходим, это язык, адекватный сложности жизни, потому я так и упорствую.

Говоря другими словами, я защищаю принципиальный и важный для современной российской культуры и для российского общества художественный язык, характер выставки «Запретное искусство» и ее высокий профессиональный уровень. Конечно же, я отстаиваю целесообразность и уместность проведения этой выставки Музеем и общественным центром имени Андрея Сахарова — о современных проблемах любой музей профессионально обязан говорить современным языком.

В нашу с Ерофеевым поддержку нередко говорится, что устроители выставки «Запретное искусство — 2006» стремились сделать все от них зависящее, чтобы избавить от созерцания представленных произведений тех людей, которых эти экспонаты могут оскорбить. Должен сказать, что это не так.

Фальшстена (придуманное куратором выставки Андреем Ерофеевым конгениальное экспозиционное решение), за которой были размещены работы, наглядно показывала существование цензуры в музеях.

На выставке «Запретное искусство» был представлен ряд работ, которые Ерофеев пытался, но не смог экспонировать в 2006 году на других выставках в силу запрета со стороны администрации Музея.

Представленные на выставке работы относятся к трем главным категориям произведений современного искусства, подлежащим цензурному контролю: произведения, содержащие элементы откровенной, вплоть до вульгарной эротики; с элементами нецензурной лексики и с элементами религиозной символики в нерелигиозном контексте. Свои работы на «Запретном искусстве — 2006» выставили: Илья Кабаков, Леонид Соков, Вагрич Бахчанян, Авдей Тер-Оганьян, Александр Шабуров и Вячеслав Мизин, Валерий Нилин и другие.

Когда в зале была поставлена чистая белая фальшстена с отверстиями для глаз, демонстрирующая «ситуацию цензурного запрета» в логически чистом виде,

вероятность возбуждения уголовного дела в связи с выставкой «Запретное искусство» казалась мне очень небольшой.

Я считал, что такое экспозиционное решение не только наилучшим образом передаст идею выставки, но и поможет защитить выставку и ее экспонаты от претензий и от рук активистов Народного собора и иных подобных организаций. О том, что фальшстена «предназначена уберечь» пришедших на выставку взрослых зрителей от созерцания неприятных для кого-то из них работ, я не думал. Это смешно. На входе в выставочный зал и в пресс-релизе «Запретного искусства — 2006» была информация о том, что зрителям до 16 лет просмотр экспонатов не рекомендуется.

Что еще я защищал и защищаю? К верующим людям и вере в Бога я всегда относился совершенно спокойно и терпимо. Принимая их, я защищаю право художников и организаторов выставок использовать религиозные, культурные, государственные символы в «неродном» для них контексте и наделять их любыми «неродными» смыслами за исключением таких, которые провоцируют преступления ненависти (хочу заметить, что насмешка и ненависть — разные вещи).

Читать еще:  Посетители в реанимации: пускать или не пускать?

Я не принимаю претензии Русской православной церкви на духовное господство в современном российском обществе и высоко ценю художественные произведения, тонко и остро высмеивающие такие претензии

(у других религиозных институций претензий, подобных претензиям РПЦ, нет). РПЦ как институт, основная политическая функция которого заключается в защите и легитимации существующей сегодня в России недемократической политической системы и государства с запредельным уровнем социальных неравенств, не должен оставаться вне зоны критики современного искусства. Лучше критика государства и РПЦ средствами искусства, чем революция и погромы.

Ну и еще об одном. О самом сложном и спорном. Я защищаю также право художников-атеистов и руководителей учреждений культуры открыто показывать на выставках работы, в которых религиозные символы используются художниками для выражения неверия в Бога и сомнения в его существовании. Право атеистов публично смеяться над религиозной верой как таковой, высмеивать ее, это тема для дискуссии.

Атеистические работы советских карикатуристов в стиле 20—50-х годов обычно грубы и пошлы, но работы даже такого художественного стиля (будь они созданы в 1920-1930 годах или в наши дни) можно, я уверен, показывать сегодня в музеях. Также я считаю, что

за организацию выставок кощунственных, с религиозной точки зрения, произведений судить кураторов и директоров музеев и галерей по 282 статье УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») нельзя.

Гражданские судебные иски посетителей подобных выставок «о возмещении морального ущерба» к художникам и организаторам возможны и законны, хотя, как мне кажется, для развития и защиты конкурентной политической системы в России непродуктивны. По-моему, возможен административный и уголовный запрет на показ только таких произведений искусства, которые провоцируют преступления ненависти по отношению к кому бы то ни было (за исключением, разумеется, авторов работ) и к чему бы то ни было (за исключением самих произведений и музеев, которые их выставляют).

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 26.02.2010. 23 февраля позор страны
  • 17.02.2010. Андрей Плахов о роттердамском кинофесте — война
  • 13.02.2010. анархия и муравьи
  • 11.02.2010. война и наркотики — аналитика
  • 08.02.2010. видеоотчёт февраль 2010
  • 07.02.2010. запретное искусство
  • 04.02.2010. прокурор советует как подбрасывать наркотики
  • 03.02.2010. критика про хулина

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2020 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Еврейско-российские правозащитники обратились в ООН в связи с судебным процессом по делу о «Запретном искусстве-2006» (комментарий Редакции)

Российские правозащитники обратились за помощью в ООН в связи с судебным процессом над организаторами выставки «Запретное искусство-2006».

Они просят Верховного комиссара ООН по правам человека Наванетхем Пиллэй остановить «квазиправосудие», сообщает «Радио Свобода».

Обращение подписали Людмила Алексеева, Елена Боннэр, Владимир Буковский, Сергей Ковалев, Павел Литвинов и Арсений Рогинский. Письмо правозащитников размещено на сайте Московской Хельсинкской группы.

Как говорится в обращении, работы, замещенные на выставке «Запретное искусство-2006», «объединял общий подтекст — протест против тенденции клерикальной цензуры, вдвойне неприемлемой в демократическом и светском государстве, против претензий агрессивной и невежественной церковной иерархии, десятилетиями прислуживавшей КПСС и КГБ, на формирование новой государственной идеологии».

Правозащитники напоминают, что в 2005 за предыдущую выставку «Осторожно: религия!» организаторов выставки Людмилу Василовскую и Юрия Самодурова присудили к крупному штрафу. А за выставку «Запретное искусство» бывшего директора Музея им.Сахарова Юрия Самодурова и экс-заведующего отделом новейших течений Третьяковской галереи Андрея Ерофеева уже требуют приговорить к трем годам заключения по обвинению в разжигании ненависти.

Правозащитник и диссидент, участник демонстрации на Красной площади 1968-го года против событий в Чехословакии Павел Литвинов рассказал радиостанции «Эхо Москвы» о причинах, побудивших его подписать это обращение. «Мне кажется чрезвычайно опасным явлением преследование независимой культуры и независимого искусства. Это очень опасный знак в жизни современной российской демократии, что пытаются посадить в тюрьму, штрафовать за выставки. Предлог, что кому-то она не понравилась, что это было якобы оскорбление верующих, религии. Верующим совершенно не обязательно ходить на ту выставку, которая им не нравится. Достаточно мест, куда могут ходить верующие. Надо прекратить преследование художников, организаторов выставок», — отметил Литвинов.

Читать еще:  Старец Илий: «Молитва — это пища нашей души»

Напомним, что ранее с требованием прекратить уголовное преследование Самодурова и Ерофеева выступили Amnesty International и российский омбудсмен Владимир Лукин.

Судебный процесс по выставке «Запретное искусство-2006»

Судебный процесс по выставке «Запретное искусство-2006»

В частности, на выставке были представлены работы Ильи Кабакова, группы «Синие носы», Михаила Рошаль Федорова, Вагрича Бахчаняна, Леонида Сокова и других художников.

Куратором выставки выступил Андрей Ерофеев, который заведовал отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи (ГТГ). По мнению председателя общественной организации «Народный собор» Олега Кассина, ее экспонаты оскорбляли чувства верующих и разжигали религиозную рознь. Соответствующее заявление он направил от своего имени в генпрокуратуру в марте 2007 года.

В заявлении Кассина значатся пять требований: «тщательная прокурорская проверка», прекращение «кощунственной антихристианской, антиобщественной выставки», «изъятие как орудий преступления выставленных на ней экспонатов», привлечение к уголовной ответственности «вступивших в предварительный сговор устроителей выставки «Запретное искусство-2006″ — ее куратора Андрея Ерофеева и директора музея и общественного центра имени Сахарова Юрия Самодурова».

Директор музея Юрий Самодуров, в свою очередь, утверждал, что организаторы не хотели затрагивать религиозные чувства верующих. По его мнению, закон запрещает проведение мероприятий, оскорбляющих чувства верующих, вблизи сооружений культового характера. «Музей и выставочный зал — это законодательно культурно и социально маркированное пространство, которое имеет собственные законы», — добавил он.

28 марта 2007 г. Таганская межрайонная прокуратура Москвы начала проверку о наличии в действиях организаторов выставки «Запретное искусство-2006» состава преступления.

В июне 2007 г. генпрокуратура возбудила по факту организации и проведения выставки уголовное дело по 282 статье УК РФ (возбуждение ненависти или вражды).

13 мая 2008 г. обвинение по статье 282 УК РФ – «возбуждение расовой, национальной и религиозной вражды» было предъявлено директору центра им. Сахарова Юрию Самодурову.

С обвиняемого также взяли подписку о невыезде. В связи с этим Самодуров отказался от дачи следствию показаний в качестве обвиняемого, воспользовавшись нормами Конституции РФ. Он сообщил, что считает обвинения непонятными, неконкретными и необоснованными.

В отношении Самодурова это не первое уголовное дело: ранее он привлекался к уголовной ответственности за совершение аналогичного преступления. Таганский районный суд Москвы в 2005 г. приговорил его к штрафу в 100 тысяч рублей. Поводом стала выставка «Осторожно: религия!» в Сахаровском центре. Эта судимость погашена.

В конце июня 2008 г. стало известно, что куратор выставки «Запретное искусство 2006», Андрей Ерофеев, известный также по подготовке нашумевшей выставки «Соц-арт», уволен из Третьяковской галереи за нарушения учетно хранительской деятельности. По словам замдиректора ГТГ Марины Эльзессер, специальная поверочная комиссия выявила серьезные недостатки в учетно хранительской деятельности отдела еще в августе 2007 г.

Однако директор Третьяковской галереи Валентин Родионов отрицал связь между предстоящим судом и отстранением Ерофеева от должности, в то время как российское арт сообщество увидело в этом прямую зависимость.

24 июля 2008 г. на сайте столичной прокуратуры появилась информация о том, что Таганская межрайонная прокуратура Москвы направила в суд уголовное дело организаторов выставки «Запретное искусство-2006», обвиняемых в возбуждении ненависти и вражды, а также в унижении человеческого достоинства.

По данным ведомства, Самодуров и Ерофеев обвиняются в возбуждении ненависти и вражды, а также в унижении человеческого достоинства с использованием своего служебного положения (пункт «б» части 2 статьи 282 УК РФ).

Эта статья предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Предварительные слушания по уголовному делу Таганский суд Москвы назначил на 29 августа 2008 г.

24 июля 2008 г. директор Третьяковской галереи Валентин Родионов в своем официальном письме попросил провести повторную искусствоведческую экспертизу выставки «Запретное искусство 2006». Письмо было направлено в адрес министра культуры РФ Александра Авдеева, председателя комитета Госдумы РФ по культуре Григория Ивлиева, заместителя председателя Совета при президенте РФ по культуре и искусству Михаила Пиотровского и председателя комиссии Общественной палаты РФ по культуре Карена Шахназарова.

По словам директор ГТГ, «проводить экспертизу должны не историки религии и церкви, не искусствоведы или культурологи вообще, а специалисты в данной области искусствознания, обладающие представлениями о состоянии современного художественного процесса у нас в стране и за рубежом».

В августе 2008 г. Самодуров добровольно покинул пост директора Музея и общественного центра имени Сахарова. Он объяснил это разногласиями с учредителями, членами попечительского совета «по поводу концепции развития музея и центра», а также отсутствием достаточного финансирования.

В конце августа 2008 г. процесс по делу организаторов выставки был приостановлен, так как Ерофеев находился в больнице с травмой позвоночника. Возобновление слушаний было назначено в Таганском районном суде Москвы на 29 мая 2009 г.

Читать еще:  Боги Древней Греции – список и описание. Оберег – символ Бога Квасуры

27 мая 2009 г. стало известно, что экс-завотделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи Андрей Ерофеев создал «Комитет защиты культуры». Комитет, основанный Ерофеевым, имеет статус некоммерческой общественной организации. В него, в частности, вошли: правозащитник Лев Пономарев, писатель Виктор Ерофеев, художница Лена Хейдиз.

29 мая 2009 г. Таганский суд Москвы вновь перенес процесс по делу Самодурова и Ерофеева на 5 июня. Слушания по существу были отложены, поскольку на заседание по уважительным причинам не явились двое защитников Ерофеева, проведение процесса в их отсутствии суд счел нарушением права подсудимого на защиту.

Сам Ерофеев, а также Самодуров и его защитники не возражали начать слушания без адвокатов экс сотрудника Третьяковской галереи. Однако прокуратура заявила, что в суд пришли около десяти свидетелей стороны обвинения, а их допрос в отсутствии защиты Ерофеева будет нарушением прав подсудимого на защиту. Суд поддержал позицию гособвинения и перенес заседание.

Перед началом процесса около здания Таганского суда была проведена стихийная акция в поддержку подсудимых.

5 июня 2009 г. организаторы выставки «Запретное искусство» Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев, обвиняемые в разжигании ненависти, заявили в суде о своей невиновности и добавили, что не понимают сути обвинения.

По словам адвоката обвиняемых Анны Ставицкой, из представленного прокуратурой обвинительного заключения было неясно, к кому или чему именно возбуждали ненависть экспонаты выставки «Запретное искусство»: к христианам вообще, к православным, к верующим или к традиционной русской культуре.

Второй адвокат, Ксения Костромина, добавила, что речь идет обо всей выставке, хотя разжигающими ненависть эксперты признали лишь девять экспонатов. Защита заявила два ходатайства: об участии в процессе правозащитницы Валерии Новодворской, а также об исключении из материалов дела результатов трех экспертиз психологической, филологической и искусствоведческой. В обеих просьбах суд отказал.

Кроме того, был допрошен первый из 134 свидетелей со стороны обвинения. Продолжение слушаний было назначено на 19 июня.

После двухлетних разбирательств, 28 мая 2010 г. судебный процесс по делу о «Запретном искусстве-2006» вышел, наконец, на финишную прямую. В этот день судья Светлана Александрова заслушала показания самих фигурантов дела Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова.

Следующее судебное заседание в Таганском суде Москвы состоится 21 июня 2010 г.

Энциклопедия ньюсмейкеров . 2012 .

Сакральная память

Свидетели по делу о «Запретном искусстве-2006» не смогли вспомнить подробностей о выставке

update: 05-11-2009 (15:49)

На очередных слушаниях по делу Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева свидетели обвинения не смогли вспомнить подробности про выставку «Запретное искусство-2006» и объяснить значение слова «сакральный», передает 5 ноября корреспондент Каспаров.Ru

5 ноября в Таганском райсуде Москвы состоялось очередное заседание по делу о выставке «Запретное искуссство-2006», возбужденному по пункту «б» части 2 статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») против организаторов выставки Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева.

Суд допросил еще двоих свидетелей обвинения.

Пенсионер и православный верующий Виктор Бохан рассказал, что узнал об экспозиции от других верующих. Прокурор продемонстрировал свидетелю имеющиеся в деле фотографии работ художников, и Бохан подтвердил, что эти снимки ему ранее показывали единоверцы. Почувствовав себя оскорбленным, Бохан в январе 2008 года обратился в прокуратуру —

то есть спустя 9 месяцев после проведения «подсудной» выставки.

По словам свидетеля, это решение он принял самостоятельно. Ни фамилии художников, ни названия работ Бохан вспомнить не смог. Не смог он также разъяснить значение слова «сакральный», который употребила адвокат подсудимых Анна Ставицкая.

Анна Ставицкая ходатайствовала об оглашении показаний свидетеля на предварительном этапе следствия в связи с существенными противоречиями нынешних показаний. Ходатайство было удовлетворено, и из оглашенного протокола выяснилось, что свидетель видел только три работы, а не все те, которые ему показали на судебном заседании прокуроры. Кроме того, он не только не затруднился на предварительном допросе со словом «десакрализация», но и вспомнил все названия работ и фамилии художников.

Но самое примечательное заключалось в том, что показания Бохана слово в слово совпали с показаниями на предварительном следствии другого свидетеля — Виктора Бородина.

После Бохана суд допросил свидетеля Николая Близнецова, ситуация с которым повторилась. Близнецов не смог вспомнить какие-либо подробности о выставке, а его показания на предварительном следствии тоже дословно совпали с показаниями других свидетелей.

Заданный Викторым Ерофеевым вопрос, как это объяснить, суд снял с обсуждения.

Напомним, бывший директор Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова Юрий Самодуров и куратор выставки, бывший заведующий отделом новейших течений Государственной Третьяковской галереи Андрей Ерофеев обвиняются по статье 282 УК РФ («Возбуждение ненависти и вражды, а также унижение человеческого достоинства с использованием служебного положения») за организацию в 2007 году выставки «Запретное искусство-2006».

В состав экспозиции вошли работы ряда современных российских художников, которые в 2006 году были предложены кураторами для выставок в московских выставочных залах и не разрешены к показу худсоветами или директорами.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector