0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Студентка в хиджабе: О свободе и светскости

Спор о хиджабе

1 февраля во многих странах отмечается Всемирный день хиджаба, установленный четыре года назад по предложению живущей в Нью-Йорке американки Назмы Хан, рожденной в Бангладеш. Накануне этой даты в России вновь развернулась острая дискуссия о приемлемости этого атрибута мусульманства в светских учреждениях страны, в частности в школах. Причем на заявления высокопоставленных российских чиновников, также принявших участие в споре, уже был вынужден отреагировать Кремль.

Разрешить ли хиджаб в школах России – вопрос, который обсуждают уже несколько лет. Обсуждают, но к какому-то согласию на эту тему прийти так и не могут. Министерство образования и науки и его глава Ольга Васильева настаивают на светском характере образования – недавно она заявила, что хиджабу в школе не место. Ей в своем инстаграме ответил глава Чечни Рамзан Кадыров, напомнив, что платок – важная часть одежды мусульманки. Еще дальше пошел депутат Государственной думы от Чечни Шамсаил Саралиев.

«Находятся определенные деятели, чиновники, которые всячески препятствуют гражданам исповедовать свою религию. Они говорят, что Россия – светское государство, при этом делают провокационные заявления, которые ущемляют многих российских граждан. Да, светскость отделяет религии от государства, но в российском обществе почти подавляющее количество людей – это верующие. И светскость должна учитывать в первую очередь их интересы. Считаю, что чиновников любого уровня, которые поднимают подобные вопросы, общественность должна учитывать и воспринимать как людей, потенциально склонных к нацизму, фашизму, экстремизму и терроризму», – сказал он.

Спор о хиджабах уже принимает государственный масштаб, и казалось бы, уже давно пора решить этот вопрос. В Кремле проблему, похоже, видят, но вмешиваться не спешат. «Мы не хотели бы становиться стороной в этой дискуссии в настоящий момент», – заявил 26 января пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Отказывается от комментариев на эту тему и председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин. В России проживает порядка 20 миллионов мусульман, это примерно 10 процентов от всего населения страны. Согласно религиозным учениям, девушка должна начать носить хиджаб после наступления полового и умственного созревания. То есть она должна самостоятельно, осознанно принять это решение.

– Мусульманок не заставляют носить платки. Они сами выбирают этот путь. Если они читают Коран, если они знают ислам, то у них уже есть понимание, для чего нужен платок и закрытая одежда, почему они ее носят. Девочки могут это решить и в начальной школе, и в старших классах, – говорит учредитель центра дополнительного образования и исследований «Медина» Лилия Мухамедьярова.

Но одно дело – понимание значения этого атрибута самими мусульманками, другое – их сверстниками. Психологи предупреждают, что реакция подростков на необычный внешний вид может быть очень разной.

– Если ты внешне отличаешься чем-то от других, например, носишь хиджаб или сделал какую-то модную прическу, ты как минимум привлечешь внимание. Как правило, группа принимает всякие новшества с большим энтузиазмом, со смехом и кривлянием. Это такой способ усвоения или присвоения того или иного опыта. Если это касается моды, то это понятная и желаемая реакция. А если это касается религиозных символов, то боюсь, что этот энтузиазм и насмешки могут восприниматься болезненно и поместить девочку еще в более маргинальную позицию, – объясняет психолог Ольга Маховская.

Поэтому некоторые учителя, директора школ и выступают против платков. В отдельных классах появление девушки в хиджабе может привести к конфликту между детьми, что может отразиться на успеваемости отдельных учеников. Впрочем, в преимущественно мусульманских регионах России ситуация может быть и обратной.

– Я понимаю, что мы растем в стране, где много религий, что дети бывают жестокими. Тогда оптимальным решением было бы одевать платок с пятого класса, когда коллектив только формируется, и девочку уже не смогут воспринимать по-другому. К тому же стоит обсуждать, как именно его носить, а не запрещать ли совсем или нет, – полагает московская мусульманка Шамиле Аллямова.

Активная борьба за право учениц носить хиджаб началась осенью 2012 года, после того как правительство Ставропольского края выпустило постановление об основных требованиях к школьной форме.

«Настоящие основные требования направлены на устранение признаков социального и религиозного различия между обучающимися в государственных общеобразовательных учреждениях Ставропольского края…» (Постановление Правительства Ставропольского края от 31 октября 2012 года № 422-п. Общие положения. Пункт 1).

Эти требования запрещают носить одежду, подчеркивающую религиозную принадлежность. В СМИ появилось много историй о школьницах, которых выгоняли с занятий за то, что они пришли в платке. Это были девочки, которые учились в своих школах не первый год, и учились хорошо. Но директора говорили: или снимай хиджаб, или переходи на домашнее обучение. Родители же не понимали, почему их ребенка дискриминируют, почему нарушают их право на свободу вероисповедания, гарантированное Конституцией России.

Появилась группа активистов, защищающих девочек-мусульманок. Они подали заявление в Ставропольский краевой суд, чтобы отстоять право носить хиджаб. Иск отклонили. Далее они обратились в Верховный суд с апелляционной жалобой. Высшая судебная инстанция отклонила и ее. Так на законодательном уровне борьба была проиграна. Но на самом деле поражение было более масштабным:

– Те люди, которые участвовали непосредственно в судебном процессе и приезжали в Верховный суд, их уже нет в живых. Их убили, – добавляет Лилия Мухамедьярова. Она оказывала поддержку девочкам и их защитникам.

В сентябре 2016 года был убит Равиль Кайбалиев, заместитель имама ногайского селения Кара-Тюбе в Ставропольском крае, который был известен активной борьбой за отстаивание права носить платки в школах. Ранее, в августе 2015 года, был убит Замирбек Махмудов, заместитель имама села Иргаклы, который одним из первых в Ставрополье начал вести кампанию в защиту хиджабов. Список можно продолжать именами некоторых гражданских активистов, таких как Алмаз Абдулнасыров, Замир Таибов. Эти дела до сих пор остаются не раскрытыми.

Не закончилась успехом и история в Республике Мордовия. Запрет на хиджабы в школах там установили осенью 2014 года после инцидента, когда школьница случайно проглотила булавку, скрепляющую платок. В требованиях к школьной форме прописали, что не должно быть предметов, которые могут нанести вред здоровью. СМИ вновь стали рассказывать, как девочкам запрещают приходить на занятия в хиджабах. Снова суды – краевой, Верховный. Снова отклонение жалоб.

В сентябре 2016 года вступил в силу новый закон «Об образовании». Он впервые вводит школьную форму на всей территории страны на законодательном уровне. Но говорится в нем и о том, что требования к одежде могут устанавливать сами образовательные учреждения с опорой на рекомендации Министерства образования и науки.

В рекомендациях отдельно подчеркивается светский характер формы. Но часто, когда речь идет о чем-то «светском», каждый по-своему трактует значение этого слова. Так, одни говорят, что если государство светское, то здесь должны одинаково относиться к представителям всех концессий, то есть не ущемлять ничьи права. Другие, когда речь идет о светском образовании, имеют в виду отсутствие каких-либо внешних религиозных элементов в процессе обучения.

Над значением «светского характера» задумываются и в Госдуме России. 26 января 2017 года здесь на эту тему провели круглый стол с участием депутатов, представителей христианского и мусульманского духовенства. Последние говорили о том, что в стране не должно быть двойных стандартов. Если нельзя носить хиджабы, то запрет должен распространяться и на символику других конфессий. Затронули и вопрос о том, как трактовать «светское» образование.

– Законодательство не определяет однозначно, что такое светский характер образования. А когда писался закон об образовании во всех его редакциях, то под светским характером понималось прежде всего отсутствие религиозных обрядов в государственной муниципальной школе. Что касается «светского характера» школьной формы, так об этом ни в каком законе не прописано, – комментирует депутат Олег Смолин.

Действительно, говорится об этом только в рекомендациях Минобрнауки, которые не имеют юридической силы. Поэтому законодательно вопрос остается неурегулированным. Юристы советуют обращаться в Конституционный суд, указывая, что решения региональных властей противоречат Конституции. Так статья 28, гарантирующая свободу совести и вероисповедания, говорит о том, что каждый может исповедовать любую религию, свободно распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. И возможность носить хиджаб означает всего лишь действовать в соответствии с исламскими вероучениями. Но это лишь теория, на практике в суде еще никому не удалось отстоять право заниматься в школе в платке.

– В данном случае я понимаю, что администрация президента, наверное, хотела бы устраниться от выражения своей позиции, переложить ответственность с себя на Конституционный суд, – говорит доктор юридических наук, член Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Илья Шаблинский. – Эту проблему раньше, чем Россия, решала Франция. И я помню, как наши юристы посмеивались над французскими коллегами, которые в тяжелых дискуссиях отстаивали разные точки зрения. Многим администраторам во Франции, принадлежащим к христианской общине, это ношение платков казалось вызовом и явлением небезопасным, поскольку отделяло мусульман от немусульман. Кто-то относился к этому более либерально. Но это были очень тяжелые споры. Тогда вот российские юристы посмеивались, а теперь перед нами та же проблема.

Франция, где приблизительно 18 процентов населения – мусульмане, запретила носить хиджабы не только в школах и вузах, но и в общественных местах. Нельзя надевать одежду, указывающую на религиозную принадлежность, и в образовательных учреждениях Турции, Туниса, Таджикистана, Азербайджана.

Пока в России юридически никто не прав и никто не виноват, люди продолжают надеяться на компромисс в этом вопросе. Многие мусульманки принимают решение надеть хиджаб уже после школы. В университетах и на работе гораздо лучше удается уладить эту проблему. После возмущения студенток Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. Пирогова (второго меда) на запрет носить религиозную одежду, например, ректор пересмотрел правила и разрешил носить хиджаб. История с абитуриенткой МГИМО, которую охранники не хотели пропускать на подготовительные курсы, также разрешилась в пользу мусульманки.

Читать еще:  Стояние 12-ти Евангелий. По местам страданий Господа

– Я давно работаю в государственном медицинском учреждении, хожу в платке и в закрытой одежде. И еще ни один пациент не говорил ничего против, не жаловался. Работе и моим обязанностям это не мешает, – рассказывает Шамиле Аллямова.

Взрослые девушки уже могут самостоятельно постоять за себя. А защищать школьников приходится родителям. Хотя регулировать это должен закон, которого в России пока нет.

47 процентов российских граждан, согласно последнему социологическому опросу ВЦИОМ, не возражают против внешних проявлений религиозной принадлежности в школах, по сравнению с 2012 годом их доля увеличилась на 12 п.п. По данным социологов, в основном терпимость проявляют молодежь и сторонники ислама – 73 и 68 процентов соответственно.

Ровно те же 47 процентов респондентов, наоборот, считают недопустимым внешние проявления религии, однако доля противников по сравнению с опросом пятилетней давности снизилась на 6 п.п. Среди них большинство составляют люди старше 45 лет, люди, имеющие высшее образование, а также не исповедующие никакой религии.

При этом ровно половина опрошенных считает необходимым отменить запрет на ношении религиозных головных уборов для нормального обучения детей из мусульманских семей, а 37 процентов категорически против этого.

Почему в вузах ополчились на хиджаб?

Фото: © РИА Новости/Тарас Литвиненко

Произошедший на днях скандал вокруг запрета охраны входить в МГИМО в хиджабе (мусульманском головном уборе, полностью покрывающем волосы) вызвал большой резонанс в Интернете. Тем более что ситуацию сложно перевести только на одного охранника, как это делается сейчас руководством вуза, — ведь в истории с отказом фигурировал и начальник охраны, и некий приказ вуза о запрете ношения головных уборов. И ведь это не первый подобный конфликт.

10 сентября 2014 года на сайте Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова был опубликован приказ ректора , в котором указывалось, что «в целях совершенствования вузовской этики, а также выработки единой стратегии в отношении требований к внешнему виду студентов. недопустимы: одежда, указывающая на принадлежность к той или иной национальности или религии (в том числе национальные головные уборы)». Приказ многие расценили как запрет именно на хиджаб, тем более что этот головной убор носили многие студентки с Северного Кавказа.

Фото: © flickr.com/Muhammad Taslim Razin

Началась протестная кампания, в октябре 2014-го у вуза и Министерства образования появились одиночные пикетчики в лице перебравшихся перед этим в Москву из Дагестана «исламских активистов» во главе с Арсланом Мирзаевым (известен под псевдонимом Али Чаринский), открыто демонстрировавшим и свою причастность к запрещённой в России Партии исламского освобождения («Хизб ут-тахрир»).

Администрация вуза, впрочем, на шантаж не поддавалась. В итоге 30 ноября 2014-го в Пироговку прибыла делегация из Совета муфтиев России (СМР), и конфликт разрешили компромиссно: запрет на хиджабы сохранился, но ректор разрешил студенткам носить прикрывающие волосы платки. Права верующих (Коран предписывает женщинам покрывать голову) при этом не нарушаются, но отсутствует момент, который упоминают и мусульманские активистки, что порой ношение хиджаба превращается в » чисто политическую демонстрацию».

Ранее 15 ноября 2013 года на общевузовском голосовании студентов Волгоградского государственного университета было принято решение о внесении изменений в Правила внутреннего трудового и учебного распорядка ВолГУ, запрещающих ношение в университете мусульманских головных уборов. Решение было предложено проректором вуза на встрече 23 октября с главой региона, его поддержали и студенты ВолГУ.

Причины понятны: теракт 21 октября 2013 года, когда смертница подорвалась в пассажирском автобусе, убив семь и ранив более 30 человек. Причём одета приехавшая на автобусе из Дагестана Наида Асиялова была (как зафиксировали камеры наблюдения в торговом центре, где, очевидно, первоначально планировался теракт) в закрытый сарафан и хиджаб.

Город на Волге оказался охвачен паникой.

— Я ехала в маршрутке в Волгоград, когда на остановке «Посёлок Разгуляевка» в салон вошла молодая девушка в мусульманской одежде. Все сразу напряглись, я прижала к себе своего ребёнка. Было очень страшно, — рассказывала 29 октября Smart News одна из жительниц Волгограда. — Девушка вела себя спокойно. Но когда водитель маршрутки. притормозил у обочины. половина пассажиров маршрутки выскочила на улицу и пересела в другой транспорт.

Никого же не удивляет, например, что после прошлогодних терактов в Париже в американском Денвере неизвестные разгромили магазин эзотерики «Изида», размещённое на огромной вывеске которого название совпадало с аббревиатурой группировки ИГИЛ* (по-английски — ISIS).

— Это, конечно же, след от тех терактов, которые совершали преступницы, надев на себя хиджабы, — высказала своё мнение Лайфу по поводу скандала в МГИМО с оветник муфтия Республики Дагестан по связям с общественностью и СМИ, руководитель медиахолдинга «Ислам» Айна Гамзатова . — Мне одна мусульманка в Москве как-то сказала: нельзя людей осуждать за их страх, представляешь, если бы бандиты, надев рясу священника, подрывали себя то там, то тут, тогда мы все шарахались бы от них.

— И всё-таки, — подчёркивает она, — для интеллигентного разумного человека всегда существует разграничитель, он понимает, что если, например, несколько представителей какой-то национальности организовали ограбление, это не означает, что вся эта нация — преступники. Точно так же появление сект, которые прикрываются выборочными идеями веры, не может означать, что верующие — поголовно террористы.

Впрочем, у конфликтов вокруг ношения религиозной одежды в вузах есть и иной аспект.

— Хорошо, что люди поняли, что мы живём в светском государстве, — отметил в ноябре 2013 года профессор, заведующий кафедрой философии ВолГУ Александр Стризое. — Никто не борется с религией, не пытается навязать другому свою веру. Просто мы хотим подчеркнуть, что это дело частной жизни. Я считаю, что необходимо запретить носить хиджабы во всех государственных учебных заведениях РФ. Это мера, которая просто обозначает светский характер образования, светский характер государства. Мы таким образом выполняем Конституцию.

В этом же ключе высказались вчера и в кузнице дипломатических кадров России.

Фото: © РИА Новости/Сергей Пятаков

— МГИМО на протяжении семи десятилетий формировался как многофункциональный и светский вуз. Формировались традиции поведения, традиции и правила отношений между студентами и преподавателями, нормы общественного поведения, в том числе связанные с внешним видом работающих и обучающихся в МГИМО, — сообщил представитель вуза. По его словам, абитуриентам стоит задуматься о том, «как принятые в домашнем кругу традиции и обычаи сочетаются с традициями и правилами вуза».

Иная позиция у Совета муфтиев России.

— Важно, чтобы в светских вузах учитывали то, что Конституция гарантирует каждому человеку свободу совести и вероисповедания. Если девушка приняла для себя решение быть мусульманкой, соблюдать предписания ислама, то она как гражданин России также имеет право поступать в престижные вузы нашей страны для того, чтобы получить образование. А её внешний вид ни в коем случае не должен быть препятствием для этого, — заявил также вчера п ервый заместитель председателя СМР Рушан Аббясов.

Позиция Министерства образования выглядит двоякой. С одной стороны, как заявила вчера пресс-служба ведомства, «л юбое ограничение доступа в образовательные организации высшего образования по указанным причинам недопустимо». При этом, отмечается далее, «т ребования к внешнему виду студентов должны быть установлены правилами внутреннего распорядка вуза, а администрация вуза должна следить за выполнением этих требований». То есть если запрет на ношение религиозной одежды будет введён приказом вуза, то нет проблем?

* Деятельность организации запрещена на территории России по решению Верховного суда РФ.

Студентка в хиджабе: Мнения священнослужителей

Сотрудники охраны МГИМО отказались впускать абитуриентку, одетую в хиджаб. Девушке и сопровождавшей ее старшей сестре начальник службы безопасности заявил следующее: «Хочет учиться — пусть снимает хиджаб. У нас в институте в хиджабах не ходят».

Вмешаться в ситуацию решил проректор ВУЗа по правовым вопросам Сергей Шитьков , заявив, что сотрудники охраны перегнули палку. Он немедленно сообщил родителям девочки, что их дочь может продолжать посещать курсы.

«Для подобных случаев, как тот, что недавно произошел в МГИМО, мы запустим отдельную почту. Сейчас можно обращаться на электронную почту в Совет муфтиев России , можно в мечеть, нам будут передавать информацию, можно в письменной форме. Мы будем реагировать и помогать решать этот вопрос», — сказал заместитель председателя Совета муфтиев России Рушан Аббясов .

Сам он считает инцидент в МГИМО недоразумением. «Охрана не сориентировалась. По комментариям руководства вуза и министерства образования мы видим, что произошло недоразумение и надеемся, что в будущем в вузах нашей страны таких ситуаций не будет», — сказал Р.Аббясов .

Глава комиссии Мосгордумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Антон Палеев , напротив, предлагает вузам принять правила, запрещающие студентам носить религиозную или национальную одежду в учебном заведении. Напомним, такие правила действуют в некоторых странах — в частности, во Франции . Даже в традиционно мусульманской Турции аналогичный запрет был отменен совсем недавно.

«Я сто раз говорил институтам принять соответствующие положения в устав, где бы это было прописано. Если вуз себя считает светским, то должно быть какое-то положение. Если у МГИМО есть такое положение, то они могут его предъявить, что есть общепринятые правила студенчества, тем более на международном факультете, в рамках которых разрешается ходить в свободной одежде в независимости от религиозных пристрастий. Возник спор только потому, что это до сих пор не урегулировано. Мне кажется, что все вузы, которые в этом заинтересованы, должны принять такие положения и правила, доводить это до сведения студентов и объяснять это всем, тогда не будет возникать таких конфликтов. Это должно приниматься большинством работников института на открытом собрании. Я знаю, что многие вузы такие правила приняли. И туда уже не приходят люди в религиозной одежде», — сказал А.Палеев .

Читать еще:  Великий пост в 2018 году – с 19 февраля по 7 апреля

Как уже сообщали Regions.ru, конфликты из-за мусульманской одежды в учебных заведениях в России уже случались – правда, в средних школах, а не вузах. Тогда большинство (77%) опрошенных социологами предложили решать их за счет введения школьной формы.

«Нарушает ли религиозная одежда, на ваш взгляд, принцип светскости образования? Что вам кажется более разумным – разрешить посещение вузов в хиджабе или, наоборот, ввести запрещающие это правила?» — с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

Священник Петр Коломейцев

декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета

Конечно, нужно ввести запрещающие правила. Я — декан психологического факультета Российского православного университета, и наши студентки могут приходить на занятия и в брюках, и без платков — никто не требует, чтобы они были одеты как при посещении монастырей во время паломничества.

Да, в монастырях есть определенный дресс-код, но есть и возможность его соблюсти — там выдают при входе платки, юбки в виде фартуков и женщина может посетить монастырь, не нарушая его устав. А в высших учебных заведениях такого устава нет.

Мне кажется, приход в учебное заведение в хиджабе – совершенно ненужная демонстрация. Студент пришел в светское учебное заведение получать образование — ну пусть его и получает. А религиозность заключается не в том, какую одежду он носит.

Борьба за внешние признаки религиозности на самом деле свидетельствует о большей духовности тех, кто ее отстаивает. Мы, например, нисколько не сомневаемся в духовности наших студентов, которые приходят учиться в светской одежде.

Священник Стефан Домусчи

кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова .

Мне кажется, головной убор никак не может мешать ни самой студентке, ни ее товарищам, ни преподавателю. В нашем университете на филологическом факультете училась девушка, которая ходила на занятия в косынке — она была женой священника, и ей казалось важным ходить с покрытой головой. И никто не говорил ей ни слова.

Думаю, запреты такого рода должны возмутить не только религиозных, но и неверующих людей, которые привыкли уважать чужое мнение, чужую веру.

Ничего плохого в ношении головного убора, будь то косынка или хиджаб, нет. Я бы скорее выступил за запрет вульгарных и очень откровенных нарядов, которые надевают в вуз некоторые студенты и студентки. Вот они этику точно не соблюдают. Когда люди приходят в очень коротких шортах, это же неприлично? Но почему-то об этом никто не говорит и не возмущается.

Протоиерей Игорь Шумилов

настоятель Воскресенской церкви д. Васильевское Рузского р-на

На мой взгляд, тут опять путаница понятий «светский» и «атеистический», «антирелигиозный». Зачем нам бояться проявлений традиционной религиозности во внешнем виде? Этак мы дойдем до попыток запретить носить нательные кресты: в Европе уже такое бывало.

А если я приду на беседу со студентами, меня попросят снять крест и рясу? Помнится, в Советском Союзе святителю Луке Крымскому пытались запретить читать студентам лекции в рясе. Так что потеряет от этих запретов только ВУЗ и студенты.

А если православная девушка придёт в платке и длинном платье? Или иудей наденет кипу? Для нас ведь кипа тоже «не традиционна»?

А в хиджабе нет ничего необычного. Вот если бы абитуриентка была одета в никаб или паранджу (первый закрывает все лицо, а паранджа еще и глаза), тогда это действительно было бы странно.

Думаю, такие вопросы нужно решать спокойно и в рабочем порядке.

Иеромонах Макарий (Маркиш)

священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии

Существует обычай, по которому человек в маске, закрывающей лицо, не должен появляться на публике. Поэтому никаб, форма одежды некоторых мусульманских женщин, к большому сожалению для этих мусульман, в общественных местах неприемлем.

А хиджаб – это головной убор, и его фасон никого не должен волновать, — или это проблема тех, кого он волнует. И я очень надеюсь, что охрана МГИМО получит по первое число за свой проступок, и они запомнят это надолго.

Попытки ограничить наших мусульманских сограждан в ношении той или иной одежды, входящей в обычаи нашей страны – это попытка ударить по религиозному строю нашей жизни. Если атака идет на мусульман, то христиане не должны отворачиваться, а должны встать на защиту нормы, которая входит в нашу общественную жизнь.

Шафиг Пшихачев

Член Общественной палаты РФ , Президент Международной исламской миссии

Думаю, нашим вузам придется разрешить носить религиозную одежду, потому что запрещать это антиконституционно.

У нас сейчас говорят «хиджаб», будто речь идет о чем-то страшном, но это всего лишь обычный платочек, не путайте с никабом! И молодая девушка пришла в платке не из-за баловства и личного каприза. Она хочет следовать традициям своей религии — что здесь плохого? Не думаю, что это будет мешать учебному процессу.

Да, в военном вузе девушка должна носить установленную форму, тут не поспоришь. А если в вузе свободная форма одежды, то зачем что-то запрещать? Тем более хиджаб – это не вызывающе, никого не провоцирует и не оскорбляет.

Так что к этому надо относиться терпимее. У нас, кстати, сейчас работают женские организации, которые разъясняют девушкам, что одежда в соответствии с нормами ислама — это не обязательно черное платье, в которое девушка укутана с ног до головы.

Ришат-хазрат Давыдов

Имам Тульской области

Действительно, надо принять закон, чтобы не было подобных инцидентов. А то какой-то охранник захотел – пустил, захотел – не пустил. А другой охранник, может, вообще не обратил бы внимания на девушку в платке и пропустил бы молча…

Попробуй в Грозном запрети носить хиджаб! Там никто даже не заикнется о том, чтобы не пускать в хиджабе в учебное заведение. В школах еще ладно, но в вузе уже взрослые люди с серьезными взглядами на религию. И если девушка надела платок – это ее осознанный выбор.

И уж лучше в хиджабе придти, чем в шортах или с декольте. А у нас в шортах можно, а в хиджабе нельзя. Что такого страшного в платке?

Игорь Дабакаров

председатель Ульяновской еврейской культурно-просветительской общественной организации «Шалом», президент Общероссийской общественной организации «Российский еврейский молодежный конгресс»

У нас в стране свобода вероисповедания, и мы вправе носить, что захотим. Я не вижу ничего дурного в том, что религиозный человек пришел в вуз или еще куда-то в хиджабе или, скажем, в кипе.

Мы много говорим о том, что все люди разные, но живут в одном государстве и должны друг друга понимать, любить и уважать. Так почему же сотрудники службы охраны вуза неуважительно отнеслись к религиозным чувствам этой девушки?

То есть понять их можно: СМИ постоянно говорят о терроризме и связывают его угрозу с радикальным исламом. Тут, что называется, будешь и на воду дуть. Но чувства религиозных людей все равно нельзя задевать. В конце концов, у нас есть спецслужбы, которые должны предотвращать теракты.

Это же замечательно, что у нас такая огромная страна, и все мы такие разные – разных взглядов, национальности, вероисповедания! А если человек уважает себя свою религию, он будет уважать и чужую – и это никак не мешает обучению в светском вузе.

Лучше бы у нас обратили внимание, как одеваются те, кто носит «светскую одежду». У некоторых девушек юбку не отличишь от пояса, настолько она короткая. Разве это лучше?

Борис Динер

председатель Еврейской национально-культурной автономии Курской области

А что плохого в ношении хиджаба или, скажем кипы? Разве человек, который их носит, не может обучаться в МГИМО? Национальная или религиозная одежда никаких приличий не нарушает – это же не чрезмерная обнаженность, которая в вузе и впрямь неуместна.

Главное, чтобы сами юноши и девушки не забывали: они идут учиться в вуз ради получения знаний, это их основная цель. А что они при этом исповедуют – православие, ислам или иудаизм, — уже вторично.

А вообще этот конфликт возник на пустом месте. Служба охраны вуза переборщила с бдительностью, не впустив в вуз абитуриентку и ее сестру. Таких инцидентов быть не должно.

А чтобы избежать конфликтов в дальнейшем, можно и правда ввести в высших учебных заведениях, как и в школах, форму. Почему бы не вынести этот вопрос на обсуждение, в том числе среди студентов?

Алексей Гришин

Член Общественной палаты РФ (2011-2014гг.), президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество»

На мой взгляд, никаких дополнительных законов и нововведений вводить не нужно. Нынешнее законодательство позволяет в уставах учебных заведений прописывать либо форму одежды, либо внешний вид учащихся, который должен соответствовать тем или иным требованиям.

К сожалению, у нас сейчас принцип светскости нарушается настолько, что ученики требуют в рамадан не нагружать их занятиями в дневное время, потому что им нельзя кушать и пить воду. В некоторых регионах просят сделать такое расписание для мусульман, чтобы они попадали на полуденный намаз. Но у нас в стране 70 официально зарегистрированных религий, включая четыре основные, и вузы не могут подстраиваться под каждую их них!

Поэтому вопрос решается очень просто: в уставе прописывается светский характер вуза и вводится определенный дресс-код, запрещающий публичную демонстрацию своей религиозной принадлежности. Так было недавно во всех вузах Турции , теперь там вузы могут регулировать это самостоятельно, и многие оставили прежний дресс-код, а Турция — это мусульманское государство! То же самое в Тунисе , частично в Египте , Иордании и других странах. А если человек не хочет следовать уставу, он может учиться в другом вузе, его никто не ограничивает.

Нельзя все доводить до абсурда. Особенности разных религий воспрещают своим последователям купаться в бассейне, служить в армии, брать в руки оружие и прочее. Но в этом случае люди и не поступают в военное учебное заведение и не ходят в плавательные секции. Так почему они свои правила пытаются ввести там, где уже существуют другие, приемлемые для всех?

Читать еще:  Мама моя пришла в ужас, но я усыновила детей с ВИЧ-статусом

И еще: экстремисты часто разыгрывают карту притеснения прав мусульман и умышлено идут на конфликты. Я не хочу сказать, что эта девочка умышленно пошла на конфликт с охраной МГИМО, но и не исключаю, что этот конфликт был спровоцирован ее наставниками, которые фактически заставили ее обратить ситуацию в такую драматичную форму. То есть экстремисты заставляют наше государство оправдываться. Тут же подлетают правозащитные организации, госдепартаменты других стран вмешиваются в дела России , и конечно, ослабляется хватка государства. Ведь даже проректор МГИМО пошел на попятную и сказал, что это ошибка охраны. Он не проявил твердости и не сказал, что у него светский вуз и человек не может публично демонстрировать свою религиозную принадлежность. К сожалению, экстремисты используют эту нашу слабость — боязнь нарушить чьи-то права. Права верующих надо защищать, но не настолько, чтобы они доминировали над правами обычных граждан.

Студентка в хиджабе: О свободе и светскости

Именно. Поддерживаю.
Он не лицемерит, он запутался. Как и все остальные в этой жизни.
У нас опять идет путаница границ пространства.

Все правильно, соблюдаем дресс-код учреждения, куда пришли.
ВУЗ — светский. В хиджабе туда заявиться — неуместно.
Надо бы еще, чтобы кто-то пришел туда в дуршлаге на голове и сказал — а так моя религия велит.
Или что там кришнаиты носят, рыжое такое? (Просто не знаю, как эта их одежда называется). Вот заявиться в этом рыжем одеянии и сказать — а так моя религия велит.

Короче: в балаклавах в храм нельзя. Но и в ВУЗ в хиджабе тоже нельзя. Здесь не мечеть и не домашнее пространство. Здесь ВУЗ, общественное место, светское.

А любой разумный подход к борьбе с экстремизмом требует сотрудничества, в первую очередь, с мусульманами. Здравый смысл говорит о том, что людей следует привлекать на свою сторону, что в условиях конфликта следует стремиться к умножению числа союзников — и неумножению числа врагов.

правильно пишет Худиев.

Я бы так не сказал.

Хотя, не спорю — женщина в мусульманском платке и с сумкой у меня вызывает подозрения.

Особенно, если она входит в маршрутку или автобус.

У нас тут много народу мирного положили.

Я бы так не сказал.

Хотя, не спорю — женщина в мусульманском платке и с сумкой у меня вызывает подозрения.

Особенно, если она входит в маршрутку или автобус.

У нас тут много народу мирного положили.

Именно. Поддерживаю.
Он не лицемерит, он запутался. Как и все остальные в этой жизни.
У нас опять идет путаница границ пространства.

Все правильно, соблюдаем дресс-код учреждения, куда пришли.
ВУЗ — светский. В хиджабе туда заявиться — неуместно.
Надо бы еще, чтобы кто-то пришел туда в дуршлаге на голове и сказал — а так моя религия велит.
Или что там кришнаиты носят, рыжое такое? (Просто не знаю, как эта их одежда называется). Вот заявиться в этом рыжем одеянии и сказать — а так моя религия велит.

Короче: в балаклавах в храм нельзя. Но и в ВУЗ в хиджабе тоже нельзя. Здесь не мечеть и не домашнее пространство. Здесь ВУЗ, общественное место, светское.

Да у нас просто государство слабое. Потому и будут студентки в хиджабах.
Вдобавок к мосту им.Ахмата Кадырова в Петербурге.

Ладно уж.
У Соломона, говорят, было кольцо с замечательным советом, выгравированным на внутренней стороне кольца. Сейчас этот совет более чем уместен.

никакой связи с

Т.е., если я , скажем, адамит или нудист, я могу на экзамен приходить голый? Ну-ну. Попробовали бы Вы придти на военную кафедру нашего института не в установленной униформе в «благословенных 80-х». Любое (повторяю — любое) госучреждение вправе устанавливать собственные правила поведения и распорядка в этом учреждении — вас же не смущает, что в государственной общеобразовательной школе запрещено курить в туалетах? Как и не смущает личный досмотр при регистрации на авиарейс. Или объявлению, что экзамен в том же МГИМО состоится с 14-00 , а у меня — намаз. Все эти правила должны лишь не противоречить законодательству.

И как права в этом отношении Франция.

никакой связи с

Т.е., если я , скажем, адамит или нудист, я могу на экзамен приходить голый? Ну-ну. Попробовали бы Вы придти на военную кафедру нашего института не в установленной униформе в «благословенных 80-х». Любое (повторяю — любое) госучреждение вправе устанавливать собственные правила поведения и распорядка в этом учреждении — вас же не смущает, что в государственной общеобразовательной школе запрещено курить в туалетах? Как и не смущает личный досмотр при регистрации на авиарейс. Или объявлению, что экзамен в том же МГИМО состоится с 14-00 , а у меня — намаз. Все эти правила должны лишь не противоречить законодательству.

И как права в этом отношении Франция.

Есть такое понятие как компромисс. Демократическое государство должно исходить, в первую очередь, из воли большинства. При этом оно там, где это возможно, где это не ущемляет интересов большинства, должно идти на компромисс с достаточно крупными меньшинствами. С совсем мелкими, маргинальными меньшинствами оно идти на компромисс не обязано.

Если речь о религиях, то с нормами традиционных религий, имеющих значительное количество последователей в РФ, там где это возможно, следует идти на компромисс. Подстраивать расписание работы госучреждений под намазы или даже под Православные богослужения нереально. Но ничто не мешает разрешить ходить мусульманам в чалме, мусульманкам в хиджабе, евреям в кипе и т. д. Разумеется, под нормы адамитов, которых раз-два и обчелся, и которые очевидно противоречат нравственным ориентирам большинства, государство подстраиваться не будет.

Вот впервые я не согласен с Сергеем Худиевым. Во всём не согласен! Начнём с простого: в аннотации к материалу автор говорит, что кто-то неправильно понимает «светское государство» и приводит идеализированный пример сообщества, в котором уживаются люди разных религий. Этакий волшебный город во вселенной Forgoten Realms, где уживаются служители разных богов, кроме агрессивных — эти живут под землёй и строят коварные планы. При том, что во всей эпопее Роберта Сальваторе, если правильно помню, лишь в единичных городах тёмные эльфы могли ходить, не скрывая лица.

И вот удивительный казус: в реальности светское общество всегда вмешивается в дела религии. В фантастике и фэнтези относительно высокого качества не существует полной лояльности и абсолютно толерантного сообщества. Так откуда Сергей берёт эту идею?

Библия — книга книг — на каждый жизненный случай предлагает ответ, согласно схеме мироздания, раскрытой Богом Троицей. Можно долго рассуждать о каком-то вопросе, потом открыть Писание, почитать, улыбнуться и сказать: «Друзья, это работает не так»! И у нас здесь тот самый случай, когда можно поправить: «Сергей, это работает не так»!

«. не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу.» /Иакова 4:4/
«Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир.» /От Иоанна 16:33/

И не надо себя обманывать: наше общество — не от мира сего. Мир сей никогда не оставит нас в покое. Мир или светское общество — это сообщество людей с объединёнными личными интересами. Есть мой интерес, есть твой интерес. Я спокойно смотрю на то, как ты каждый день барахтаешься с новой любовницей или любовником, ты спокойно смотришь на то, как я ворую у бабушек пенсию. Но если я вдруг закончу воровать у бабушек пенсию и пойду в храм, ты имеешь право на беспокойство, поскольку твоё поведение я буду считать неправильным. Пусть я об этом не скажу, но ты будешь понимать, что я это знаю, и тебе уже не будет так комфортно.

Это и есть светское общество. Второй тип светского общества — это когда ты меняешь любовников и любовниц, я хожу в церковь, и в определённый момент времени каждый из нас понимает, что наши увлечения абсолютно бесполезны по своей сути, поскольку не реализуют наш внутренний интерес. Тогда ты организуешь гей-парад, чтобы показать обществу свою идентичность, а я предлагаю местному пастырю, который тоже страдает от дисфункции своей идентичности, поддержать твоё начинание крестным ходом. В итоге, у нас с тобой получается два мероприятия, на котором мы доказываем свою идентичность. Это я к чему говорю? К тому, что у Сергея тоже появляется этот скорбный мотив идентичности, необходимости проявлять свою религиозную индивидуальность. Сергей, это снова работает не так:

«. Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.» /От Матфея 6:4/
«. Бог гордым противится, а смиренным дает благодать.» /1-е Петра 5:5/

Что же до основной темы рассуждения, то здесь тоже возникает вопрос индивидуальности. Видите ли, несколько лет назад закрытый торс и покрытую голову женщины пытались форсировать в моду. Это была попытка подчеркнуть индивидуальность мусульманок. Но сами мусульманки в этом не нуждались. Они прекрасно понимали, что самореализация — греховное и паскудное дело, совершаемое из эгоистичных побуждений. Однако, когда мы слышим о том, что адаптировавшиеся мусульмане вдруг становятся террористами, мы тоже имеем дело с проявлением индивидуальности. Если на Востоке мусульмане воюют из соображений группового фанатизма, то в США и России отдельные выходцы из исламских стран вдруг начинают убивать из соображений индивидуальности. Что тут поделать: русские люди начинают носить длинные чёрные балахоны и огромные чётки с крестиками, чтобы подчеркнуть свою религиозную идентичность. А мусульмане начинают позировать перед камерами со свежеотпиленными головами. Вполне разумно предположить, что другим индивидуалкам светского общества такое проявление эмоций не слишком нравится. Отсюда возникает неприятие исламской индивидуальности в целом. Ты идёшь в хиджабе? Ты террористка! Идея хиджаба вполне подошла бы ЛГБТ сообществу, но вот в чём беда, мужики шахиды тоже могут носить хиджаб, чтобы замаскировать свои «благие» намерения расправиться с кафирами. В общем, куда не плюнь — исламская индивидуальность — хороший идентификатор террориста.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector