1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Симонов: самый грозный и самый забытый монастырь Москвы

Симонов: самый грозный и самый забытый монастырь Москвы

В Симонов монастырь я приехал делать интервью с человеком, который организовал уникальную общину – слепоглухонемых, глухонемых и слабослышащих христиан. Ей в этом году исполнится 25 лет. Еще до беседы с протоиереем Андреем Горячевым – настоятелем храма Тихвинской иконы Божией Матери Патриаршего подворья в Симоновом монастыре – я немного заблудился. Пришлось обойти все уцелевшие стены древней обители. Хочу поделиться тем, что узнал, увидел и услышал.

Башни и стены Симонова монастыря

От прежнего величия и грандиозного замысла, который воплощался веками, практически ничего не осталось – только три башни из красного кирпича. Они в больших трещинах и нуждаются в срочной реставрации. Обновленный в начале 2000-х шатер еще больше подчеркивает запущенность древних стен: черепица новая – кирпич держится на честном слове.

«Солевая» башня – это первое, что бросается в глаза, если идти по Восточной улице. Она покрыта древней черепицей. С царских времен шатер «Солевой» башни не обновляли. Башня связана массивной южной стеной с двумя остальными. Все это – остатки самого могучего форпоста юга Москвы.

Из-за стен показываются ветхие бесформенные постройки промзоны, складские помещения. Но это по ту сторону. А по эту – аккуратный сквер с детской площадкой и дорожками. На месте бывшего кладбища.

Останавливаюсь у другой башни – «Кузнечной». Она самая маленькая. Пятиугольная. Такая маленькая громадина. Видимо, пару лет назад ее хотели отремонтировать. Но жидкие строительные леса, кажется, скоро сами рухнут. Ее, как и круглую «Солевую», в 1640-е построил архитектор Константинов. В это время обитель активно перестраивали: укрепляли оборонительные сооружения, которые пострадали в Смутное время.

Панорама на Москву с высокого и крутого берега впечатляет до сих пор. Не случайно здесь поставили самую высокую в Москве колокольню. Оценить вид, который открывался с пятого яруса знаменитой и утраченной звонницы, мы теперь можем только по старинным фотографиям.

Подхожу к самой мощной из уцелевших – башне «Дуло». Ее возвел «государев мастер» Федор Савельевич Конь. «Дуло» – это прозвище или имя татарского предводителя. Его убило стрелой, пущенной с этой башни.

Федор Савельевич строил и стены. Высота сохранившейся каким-то чудом южной стены кое-где достигает 7 метров. Но то, что осталось, – это скорее тихий привет из прошлого.

Башня «Дуло» имеет 16 граней. Конь строил с размахом и на века. Ребра башни украшены лопатками. Они придают величавому сооружению стройный вид. Это если говорить языком исторического справочника. А если говорить, как есть, вся башня, несмотря на свою величавость, потихоньку оседает и разваливается.

Стены обители не раз держали оборону, изматывали противника и первыми встречали огонь неприятеля. А неприятелей хватало

Но будем справедливы и аккуратны в выводах: стены и башни Симонова монастыря – настоящий шедевр русской фортификационной мысли. Они не раз держали оборону, изматывали противника и первыми встречали огонь неприятеля. А неприятелей хватало. В 1591 году Симонов монастырь принимал участие в отражении нападения хана Казы-Гирея. Осенью 1606 года монастырь помешал, и весьма небезуспешно, продвижению войск Ивана Болотникова. В 1610–1613 годах был разорен – «едва не до основания» – польско-литовскими интервентами и пришел в упадок. А в 1812 году монастырь пострадал от французов. Тогда были разграблены храмы и ризница, погибли драгоценные рукописи.

Но в XX веке огромный по замыслу и по строительным меркам памятник почти угробили… свои же.

Протяженность монастырских стен составляла 825 метров, высота 7 метров. Подведем итог: в современном архитектурном ансамбле монастыря из пяти башен сохранились три: «Дуло», «Кузнечная» и «Соляная».

Глубокая история поверхностными мазками

А начиналось все в 1370 году. Ученик и племянник Сергия Радонежского Феодор основал Симонов Успенский мужской монастырь. Место для будущей обители выбрано было на живописной возвышенности, расположенной вниз по течению Москвы-реки. Эти земли пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин. В постриге он получил имя Симон – отсюда и название монастыря. Но это лишь версия.

Из стен монастыря вышла целая плеяда подвижников и патриархов: преподобный Кирилл Белозерский, преподобный Ферапонт Можайский. Еще были святитель Иона, митрополит Московский и всея Руси, святитель Геронтий – тоже митрополит, и патриарх Иосиф… Кстати, Иона стал первым митрополитом, поставленным на Руси без Константинопольского патриарха. Случилось это в 1448 году. И конечно, нельзя не сказать, что из Симонова монастыря вышел первый патриарх Московский и всея Руси Иов.

Примечательно, что некоторые насельники Симонова монастыря попали сюда по воле государя. Около 1510 года по прямому царскому указу в обитель был определен Василий Косой Патрикеев (в иночестве Вассиан) 1 . И конечно, здесь жил известный Максим Грек.

Преподобный Кирилл именно в Симоновом монастыре услышал голос Божией Матери, приказавшей идти на Белоозеро

Первый в этом списке преподобный Кирилл именно в Симоновом монастыре услышал голос Божией Матери. А чудо случилось так. Он стал архимандритом Симонова монастыря, но вскоре оставил настоятельство и затворился в келье. Однажды ночью за акафистом он и услышал голос Божией Матери: «Кирилл, выйди отсюда и иди на Белоозеро. Там Я уготовала тебе место, где можно спастись».

Симонов монастырь был одним из богатейших на Руси. До 1764 года он владел около 12 тысячами крестьян. К монастырю было приписано несколько мелких монастырей и пустыней.

Известно, что патриарх Филарет в 1624 году написал указную грамоту в Осташков Григорию Васильевичу Замыцкому: он требовал разрешить крестьянам Рожковской слободы, вотчины Симонова монастыря, ловить рыбу в озере Селигер. В документе говорится, что такая практика существовала и раньше, а оброк платился в приказ Большого дворца 2 .

Ловля рыбы крестьянами Симонова монастыря в озере Селигер за оброк не устраивала осташковских (видимо, государевых) крестьян, поэтому симоновским крестьянам было запрещено ловить рыбу в озере 3 . Вот такой конфликт интересов случился четыре века назад.

Еще в Симоновом монастыре собственную келью имел старший брат Петра Великого – Федор Алексеевич. А известный собиратель рукописей и русских древностей граф Алексей Мусин-Пушкин в 1795 году ходатайствовал перед Екатериной II, чтобы Симонов монастырь открыли после упразднения по случаю косившей население чумы. Так чумной изолятор вновь превратили в обитель.

В прошлые века эти пейзажи и эта местность манили больших писателей, великих поэтов и знаменитых художников.

В пруду, который находился недалеко от монастыря, Николай Карамзин утопил свою Лизу. Здесь работал Аполлинарий Васнецов, творил Константин Тон. Был здесь и Александр Пушкин, но это уже грустная история, о которой речь пойдет ниже…

Высокая классика и роскошное барокко

Окончательно ансамбль Симонова монастыря сложился к середине XIX века. Но уже в 1685 году известный московский зодчий Осип Старцев ставит в обители знаменитую Трапезную палату.

Открытый сегодня Тихвинский храм – это и есть та самая Трапезная.

Первоначально за работу по ее сооружению взялся архитектор Парфен Петров. Но заказчик работу мастера не оценил: не понравились мотивы древнемосковской архитектуры. Дошло до суда. Уже через три года другой зодчий, Осип Старцев, переделывает то, что построил Петров, и создает самый внушительный по своим формам и размаху памятник московского барокко.

Архитектор дал волю фантазии и соорудил просторную смотровую площадку. По размерам она не уступала большому четверику церкви. А вот что написал об этом архитектурном решении Михаил Юрьевич Лермонтов:

Читать еще:  Великий канон преподобного Андрея Критского – среда

«Далее к востоку на трех холмах, между коих извивается река, пестреют широкие массы домов всех возможных величин и цветов; утомленный взор с трудом может достигнуть дальнего горизонта, на котором рисуются группы нескольких монастырей, между коими Симонов примечателен особенно своею почти между небом и землей висящею платформой, откуда наши предки наблюдали за движениями приближающихся татар» 4 .

До наших дней сохранилось еще одно смелое архитектурное решение – ступенчатый щипец

Северный фасад был украшен окнами с наличниками замысловатой формы. Это и по дошедшим до нас фотографиям видно. Но до наших дней сохранилось еще одно смелое архитектурное решение – ступенчатый щипец. Его оформление выдержано в духе западноевропейского маньеризма.

Упомянутый выше Аполлинарий Васнецов изобразил как раз описываемую часть здания на полотне «Симонов монастырь. Облака и золотые купола». Это 1927 год. Едва успел.

Даже на черно-белом снимке все сказочно красиво. А так выглядел Тихвинский храм со знаменитым щипцом в советские годы.

А западноевропейский маньеризм, который чудесным образом проник за толстые крепостные стены Симонова монастыря, имеет блестящие образцы во Флоренции. Взять, например, замечательную Библиотеку Лауренциана. Ее строил Микеланджело с учениками – Джорджо Вазари и Бартоломео Амманати. Отголосок той волны в архитектуре теперь застыл на крыше Тихвинского храма. Так до конца, кстати, и не отреставрированного. В этом смысле он недалеко ушел от башен-сестер.

Знаменитой колокольне Симонова монастыря повезло меньше. Точнее – совсем не повезло. А возвел эту пятиярусную колокольню в 1839 году Константин Тон. Говорят, он очень любил Симонов. Колокольня была на 9 метров (а по некоторым данным, и на 12) выше «Ивана Великого». Выдержанная в русско-византийском стиле, она стала самой высокой в Москве: 90 метров. Симонов монастырь превратился в настоящую архитектурную жемчужину.

Теперь можно только представить, что за звон проносился над излучиной Москвы-реки, когда монахи звали людей на богослужения. Кстати, самый большой колокол весил более 1000 пудов – это 16 тонн. Безбожники эту махину сняли и переплавили. Но даже старинные фотографии передают всю грандиозность колокольни. Есть на что посмотреть. Это, к примеру, самый первый ее снимок. Его сделали в 1852 году.

Колокольню взорвут и разберут на кирпич. А потом и уничтожат и некрополь

А вот старинная открытка Симонова монастыря. Автор – художник-гравер Луи-Пьер-Альфонс Бишбуа.. Луи-Пьер-Альфонс, к слову сказать, красоту и масштаб прекрасно понимал и ценил. Благодаря его работам мы знаем, как поднимали Александровскую колонну на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге.

Колокольню взорвут и разберут на кирпич. А через год и уничтожат и знаменитый монастырский некрополь.

Похороненный некрополь

Душа сказала мне давно:
Ты в мире молнией промчишься!
Тебе всё чувствовать дано,
Но жизнью ты не насладишься.

Это строчки замечательного московского поэта Дмитрия Веневитинова. Он умер в 21 год. Но успел состояться как великолепный романтик.

В 1826 году Веневитинов написал блестящее стихотворение, в котором находим строчки:

Вот час последнего страданья!
Внимайте: воля мертвеца
Страшна, как голос прорицанья.
Внимайте: чтоб сего кольца
С руки холодной не снимали; –
Пусть с ним умрут мои печали
И будут с ним схоронены.

«Завещание» Веневитинова не исполнили. Кольцо действительно было. Точнее – перстень из Геркуланума. Его умирающему поэту надел славянофил Алексей Хомяков. На его похороны в Симонов монастырь приехал и Александр Сергеевич Пушкин. После «молниеносной» жизни прах Дмитрия Владимировича потревожили. Страшную «волю мертвеца» нарушили в 1930 году. Кольцо забрали, и теперь оно хранится в Литературном музее.

Потревожили и прах Сергея Тимофеевича Аксакова – автора «Аленького цветочка». Тела обоих литераторов эксгумировали и перезахоронили на Новодевичьем кладбище. А вот родственникам Веневитинова повезло меньше. Их могилы были уничтожены. Как и сотни других. Их не стали переносить. Все останки смешали с землей. Классовые враги – представители старинных дворянских русских фамилии: Загряжские, Оленины, Дурасовы, Вадбольские, Соймоновы, Муравьевы, Исленьевы, Татищевы, Нарышкины, Шаховские, которые были здесь похоронены, – новой большевистской «России» оказались не нужны. А еще под фундаментом библиотеки Дома культуры «ЗИЛ» находится захоронение сподвижника Петра Великого, первого кавалера ордена святого Андрея Первозванного – Федора Головина. Этот Дом культуры был выстроен на фундаменте пятиглавого Успенского собора Симоновой обители.

Вместе с надгробьями навсегда исчезли и Успенский собор, и другие церкви – перед революцией в обители действовали шесть храмов с 22 престолами, – и Сторожевая башня, и Тайнинская.

Приход слепоглухонемых и новая жизнь Симонова монастыря

Симонов монастырь стал оживать в 90-е годы прошлого века. Благодаря огромной энергии и нечеловеческим усилиям протоиерея Андрея Горячева – настоятеля храма Тихвинской иконы Божией Матери. Он начал восстанавливать и разрушенный монастырь, и утраченный некрополь.

Уже проведена большая экспертиза по отделению человеческих останков и останков животных: кости были беспорядочно разбросаны по территории монастыря и засыпаны землей и строительным мусором. После небольшой экскурсии по монастырю мы с отцом Андреем спустились в усыпальницу Мусиных-Пушкиных. Валентина Платоновича, родственника того самого Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, который уговорил Екатерину II открыть Симонов монастырь. Валентин Платонович построил два двухэтажных придела храма.

В глаза бросилось еще одно надгробье с фамилией «Толоконников». Из черного гранита. Оно лет 60, как и сотни других, лежало под землей. А прямо напротив входа в Тихвинский храм лежат еще несколько могильных плит. Видимо, чтобы память не отшибло.

Сюда на богослужения приходят люди с ограниченными возможностями: кто-то не слышит, а кто-то не видит и не слышит одновременно

Я пришел в Симонов монастырь, чтобы поговорить с отцом Андреем Горячевым об общине слепоглухонемых. Сюда уже больше 20 лет на богослужения приходят люди с ограниченными возможностями: кто-то не слышит, а кто-то не видит и не слышит одновременно. И здесь очень крепкая община.

Уже после интервью отец Андрей провел небольшую экскурсию по храму. Само интервью об уникальном приходе слепоглухонемых появится позже. Прежде захотелось познакомить читателей с этим удивительным местом, где чудом дошедшие до наших дней стены, башни и храм готовы рассказать много историй. Было бы желание их послушать.

Мужской монастырь был основан вниз по течению Москвы-реки от Москвы учеником и племянником св. прп. Сергия Радонежского — свт. Федором, уроженцем города Радонежа на землях, которые пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин, принявший иночество с именем Симон, от чего и происходит название монастыря. Монастырь и позднее сохранял связь с родом Ховриных (Головиных); здесь была усыпальница его представителей.

Считалось, что монастырь был основан в 1370 году. Современные исследователи относят основание к 1375—1378 годам или к весне-осени 1377 года.

В 1379 году монастырь перенесен на нынешнее место; на прежнем месте (в Старом Симонове) сохранилась церковь Рождества Богородицы, в которой в XVIII веке были обнаружены захоронения героев Куликовской битвы — Александра Пересвета и Андрея (Родиона) Осляби, сохранившиеся и поныне.

Преподобный Сергий Радонежский считал Симонов монастырь «отраслью» своей Троицкой обители и всегда останавливался здесь во время приездов в Москву. Из стен Симонова монастыря вышла известные церковные деятели: св. Кирилл Белоезерский (1337—1427), митрополит Иона, патриарх Иосиф, митрополит Геронтий, архиепископ Ростовский Иоанн. В XVI веке в монастыре проживали и работали знаменитый деятель нестяжательства инок Вассиан и богослов Максим Грек.

За долгие годы своего существования Симонов монастырь не раз подвергался набегам, был разорён в Смутное время.

В прежние времена монастырь был одним из самых известных и почитаемых в ближайшем Подмосковье; сюда стекалось и огромное количество людей, и богатые материальные вклады. Особенной любовью монастырь пользовался у царя Федора Алексеевича (старшего брата Петра I), который имел здесь собственную келью для уединения.

Читать еще:  Что означает бегать во сне?

В 1771 году монастырь был упразднен Екатериной II и по случаю распространившейся в то время эпидемии чумы был обращен в чумной изолятор. Лишь в 1795 году он был восстановлен в своем религиозном качестве ходатайством графа Алексея Мусина-Пушкина. При этом его первым настоятелем стал архимандрит Игнатий (Ушаков), перемещенный из Большого Тихвинского монастыря Новгородской епархии.

После установления советской власти в 1920 году монастырь был вновь упразднен. В 1923 году в монастыре был учреждён музей, просуществовавший до 1930 года. Директор музея, Василий Иванович Троицкий (1868—1944), наладил отношения с церковной общиной: разрешил службы в одном из храмов монастыря в обмен на предоставление сторожей и дворников за счёт общины. В 1920-е годы архитектором С. К. Родионовым была проведена реставрация построек монастыря.

В январе 1930 года правительственная комиссия признала, что часть древних сооружений на территории монастыря могут быть сохранены как исторические памятники, но собор и стены следует снести. Были снесены пять из шести церквей, в том числе Успенский собор, колокольня, надвратные церкви, а также башни Сторожевая и Тайницкая с прилегавшими к ним постройками. На рабочих субботниках были разобраны все стены монастыря, кроме южной, а также упразднено кладбище. На месте снесённых построек в 1932—1937 годах построили Дворец культуры ЗИЛа.

В 1991 году храм Тихвинской Божией Матери Симонова монастыря был возвращен Церкви. Его передали первой и на тот момент единственной православной общине людей с нарушениями слуха.

В 1995 в Храме было возобновлено богослужение. Оно идет с параллельным переводом на язык жестов. Восстановление же разрушенного здания храма продвигается намного труднее.

В настоящее время сохранилась лишь малая часть построек Симонова монастыря:

  • Южная стена с тремя башнями: угловая «Дуло» (четыре боевых яруса, каменный шатер, двухъярусная смотровая вышка), пятигранная «Кузнечная» и круглая «Солевая».
  • «Новая» трапезная с церковью Св. Духа (1677—83; архитектор О. Старцев)
  • Братский корпус XVII века, «старая» трапезная палата (1485, XVII в.)
  • Мастеровая палата
  • Хозяйственная постройка — «солодежня» или «сушило»

Уникальный древний монастырь с непростой судьбой и его башни

Симонов монастырь производит сильное впечатление. Необычный по своей архитектуре храм, величественные башни и крепостная стена как будто возвращают в прошлое. Удивительно, что здесь совсем немноголюдно, нет толп туристов.

Симонов монастырь начал строиться в XIV веке. Его основателем был преподобный Федор, который являлся племянником величайшего подвижника Русской земли преподобного Сергия Радонежского. Землю для строительства монастыря пожертвовал московский боярин, при иноческом постриге нареченный Симоном. От этого имени и произошло название монастыря. Строительство храма было закончено в 1405 году, после чего здесь находилась самая главная реликвия Симонова монастыря – Тихвинская икона Божией Матери. Именно этой иконой Сергей Радонежский благословил Дмитрия Донского перед Куликовской битвой.

Симонов монастырь один из самых значимых монастырей в истории Москвы. Он являлся не только духовной колыбелью православия, но и выполнял защитную функцию на южных границах Москвы. Его стены много раз выдерживали натиск врагов, идущих на Москву. Это был самый укрепленный из всех монастырей. К сожалению, в период Смутного Времени монастырь претерпел варварское разорение и опустошение.

Когда в столице была вспышка эпидемии чумы (в 1771 году) монастырь упразднили и сделали из него изолятор для больных по повелению Екатерины II. Религиозный статус Симонову монастырю вернули лишь в 1795 году.

В 1812 году Симонов монастырь был разграблен войсками Наполеона. К счастью, монахи сумели спрятать и сохранить в целостности многие ценности.

После октябрьского переворота закрома монастыря были разграблены. В 1920 году Симонов монастырь был упразднен и уже в 1923 году здесь открылся музей. Правительственной комиссией в 1930 году было принято решение снести монастырь и оставить лишь несколько построек в качестве памятников. В 1932-1937 гг. на месте большей части монастыря построен Дворец культуры автомобильного завода им. И.А. Лихачева.

В 1990-е годы Симонов монастырь вернули православной церкви. В 1991 году здесь была создана первая и в то время единственная община глухонемых и слабослышащих православных христиан. Община получила Храм Тихвинской иконы Божией Матери, нуждающийся в восстановлении. С 2000 года в общину влились слепоглухие прихожане.

До наших дней сохранилась лишь часть построек Симонова монастыря. Это часть южной крепостной стены, три башни, Храм Тихвинской иконы Божией Матери с трапезной, келарский корпус, хозяйственная постройка под названием «сушило», Казначейские кельи.

Одна из сохранившихся башен, Солевая башня, была построена в 1640 году. Имеет круглую форму. Кузнечная башня (пятигранная) была возведена в 1640-е гг. Это самая маленькая башня Симонова монастыря, она находится между Дуло и Солевой. Башня «Дуло», самая мощная из уцелевших башен, имеет шестнадцать граней.

Хозяйственная постройка «сушило» предназначалось для хранения продовольственных запасов и сушки солода и зерна.

Симонов монастырь располагается по адресу: ул. Восточная, 4. К нему можно дойти пешком за 5-7 минут от станции метро «Автозаводская»,

Если вам понравилась эта статья, ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал. Впереди вас ждет много интересного!

Башни Симонова монастыря

В прошлом мощный форпост имел протяженные крепостные стены и 5 башен. Из них уцелели только 3 башни (Дуло, Кузнечная, Солевая) и часть стен.

Считается, что Кузнечная и Солевая башни были построены по проекту зодчего Антипа Константинова в XVII веке. Кузнечная башня пятиугольная, имеет каменный шатер, покрытый красной черепицей. Солевая башня — девятнадцатигранник, имеющий арочные ниши с нижними и средними боями.

Дуло производит впечатление самой крепкой и могучей из башен. Ее авторство приписывают зодчему Федору Коню. По одной из версий, ее название происходит от имени или прозвища татарского предводителя, убитого стрелой, которую пустили с башни. Она имеет 16 граней, ее ребра украшают лопатки, они делают вид башни стройным.

Монастырь в культуре и искусстве

На месте одного из корпусов завода «Динамо», недалеко от старинной церкви Рождества Богородицы, был пруд, вдохновивший Карамзина написать «Бедную Лизу».

На территории Дворца культуры» (Восточная улица, 4к1) снимали помещения Научного универсального института необыкновенных услуг (сокращенно НУИНУ) для фильма «Чародеи».

Интерьеры Дворца культуры можно увидеть и в недавнем фильме Валерия Тодоровского «Оттепель».

После войны в Театральной студии при Дворце культуры занимались Василий Лановой, Вера Васильева, другие будущие знаменитости. А еще сюда приезжал глава Кубы Фидель Кастро.

Банковские реквизиты:

Расчетный счет
40703810800000006850
Корр.счет
30101810345250000745
БИК
044525745
Наименование банка
ВТБ (ПАО) г.Москва
ИНН/КПП
7725067943/772501001
Получатель:
РО «Подворье Патриарха Московского и всея Руси храма Тихвинской иконы Божией Матери Симонова монастыря г.Москвы РПЦ (МП)»

Сообщество проекта moscowwalks.ru

м.Автозаводская, Восточная ул., д.4

Симонов (Успенский) монастырь — мужской монастырь, основан в 1370 году
учеником и племянником св. прп. Сергия Радонежского — свт. Федором, уроженцем города Радонежа
на землях, которые пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин (монашеское имя — инок Симон — от чего и происходит название монастыря).

В 1379 году монастырь перенесен на нынешнее место;
на прежнем месте (в Старом Симонове) сохранилась церковь Рождества Богородицы. http://mittatiana.livejournal.com/2012/04/09/

В 1405 году в монастыре была построена каменная соборная церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, строительство которой было начато в 1379 г.
В 1476 году купол собора сильно пострадал от удара молнии, поэтому в конце XV века храм перестраивался неизвестным итальянским архитектором.
В конце XVII века собор был расписан артелью московских царских мастеров.
Тогда же был выполнен резной золоченый иконостас, в котором находилась главная реликвия монастыря — Тихвинская икона Богоматери, которой св. Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву.
Здесь же хранился золотой крест, осыпанный алмазами и изумрудами — дар царевны Марии Алексеевны.

Читать еще:  “Мы болтали в интернете каждый день — а потом она умерла”

Старые башни и стены монастыря строились в XVI веке.
Как считают, их возводил «государев мастер» Федор Савельевич Конь — строитель Смоленского кремля.
Окружность монастырских стен составляла 825 м, высота — 7 м.
Из сохранившихся башен особенно выделяется угловая башня «Дуло»,
увенчанная высоким шатром с двухъярусной дозорной башенкой.

Укрепленный при Борисе Годунове, монастырь отразил в 1591 году нападение крымского хана Газы II Гирея.
Симонов монастырь неоднократно служил щитом Москвы против врагов.
За долгие годы своего существования Симонов монастырь не раз принимал на себя натиск вражеских полчищ, подвергался татарским набегам, в Смутное время был разорен и разрушен почти до основания.

Две другие уцелевшие башни — пятигранная «Кузнечная» и круглая «Солевая» — построены в 1640-е годы, когда велась перестройка оборонительных сооружений монастыря, пострадавших в Смутное время.

Новая трапезная Симонова монастыря стала одним из самых значительных сооружений конца XVII века.
Пышно украшенное здание было ярко раскрашено «в шахмат» — стиль росписи, имитирующий каменную ограненную кладку.

Церковь Сошествия Святого Духа при трапезной построена в 1700 году на средства царевны Марии Алексеевны, сестры Петра I.
В XIX веке к ней были пристроены два придела.

В прежние времена монастырь был одним из самых известных и почитаемых в России: сюда стекалось и огромное количество людей, и большие денежные вклады.

Обессмертил Симонов монастырь Николай Михайлович Карамзин:

«. всего приятнее для меня то место, на котором возвышаются мрачные, готические башни Симонова монастыря. Стоя на сей горе, видишь на правой стороне почти всю Москву, сию ужасную громаду домов и церквей, которая представляется глазам в образе величественного амфитеатра: великолепная картина, особливо когда светит на нее солнце, когда вечерние лучи его пылают на бесчисленных златых куполах, на бесчисленных крестах, к небу возносящихся! Внизу расстилаются тучные, густозеленые цветущие луга, а за ними, по желтым пескам, течет светлая река, волнуемая легкими веслами рыбачьих лодок или шумящая под рулем грузных стругов, которые плывут от плодоноснейших стран Российской империи и наделяют алчную Москву хлебом.
Подалее, в густой зелени древних вязов, блистает златоглавый Данилов монастырь; еще далее, почти на краю горизонта, синеются Воробьевы горы. На левой же стороне видны обширные, хлебом покрытые поля, лесочки, три или четыре деревеньки и вдали село Коломенское с высоким дворцом своим».

Особенной любовью монастырь пользовался у царя Федора Алексеевича (старшего брата Петра I), который имел здесь собственную келью для уединения.
В 1771 году монастырь был упразднен Екатериной II и по случаю распространившейся в то время эпидемии чумы был обращен в чумной изолятор.
Лишь в 1795 году он был восстановлен в своем исконном качестве ходатайством графа Алексея Мусина-Пушкина.

В Отечественную войну 1812 г. Симонов монастырь подвергся разорению французами. После освобождения Москвы братия возвратилась в монастырь.

Славилась на всю Москву и монастырская колокольня.
Да и колокольный звон, судя по летописям, был на той колокольне незаурядный.
Так, в Никоновской летописи помещена специальная статья «О колоколах», в которой говорится о сильном и чудном колокольном звоне,
доносившемся, по мнению одних, от соборных колоколов Кремля, а по мнению других, от колоколов Симонова монастыря.
И когда к XIX веку она пришла в ветхость, то известный архитектор Константин Тон (создатель русско-византийского стиля в московской архитектуре) возвел в 1839 году над северными воротами монастыря новую.
Крест ее стал самой высокой точкой Москвы (99,6 метра).

На втором ярусе колокольни располагались церкви Иоанна, патриарха Царьградского, и святого Александра Невского,
на третьем — звонница с колоколами (самый большой из них весил 16 тонн),
на четвертом — часы,
на пятом — выход на главу колокольни.
Построили это величественное сооружение на средства московского купца Ивана Игнатьева.

К 1917 г. на территории монастыря находилось шесть храмов с одиннадцатью престолами:
Собор Успения Богородицы, освященный в 1405 г.;
трапезная церковь во имя Тихвинской иконы Божией Матери (ранее — во имя преподобного Сергия Радонежского);
церковь преподобного Александра Свирского;
церковь Происхождения Честных Древ, расположенная над западными вратами;
церковь Свт. Николая Чудотворца — над восточными вратами;
церковь во имя Иоанна, патриарха Цареградского,
и церковь св. благоверного князя Александра Невского — во втором ярусе колокольни.

После установления советской власти в 1920 году монастырь был вновь упразднен.
В 1923 году в монастыре был учреждён музей, просуществовавший до 1930 года.
Директор музея, Василий Иванович Троицкий (1868—1944), наладил отношения с церковной общиной: разрешил
службы в одном из храмов монастыря в обмен на предоставление сторожей и дворников за счёт общины.
В 1920-е годы архитектором С. К. Родионовым была проведена реставрация построек монастыря.
В январе 1930 года правительственная комиссия признала, что часть древних сооружений на территории
монастыря могут быть сохранены как исторические памятники, но собор и стены следует снести.

Взрыв прогремел в ночь на 21 января, точно в шестую годовщину смерти В. И. Ленина.
На воздух взлетели пять из шести церквей, в том числе Успенский собор, колокольня, надвратные церкви,
а также башни Сторожевая и Тайницкая с прилегавшими к ним постройками.

На территории Симонова монастыря находился обширный некрополь,
где были похоронены поэт Д. В. Веневитинов (1805—1827),
писатель С. Т. Аксаков (1791—1859), его сын К. С. Аксаков (1817—1860),
композитор А. А. Алябьев (1787—1851), известный библиофил и коллекционер А. П. Бахрушин (1853—1904),
дядя А. С. Пушкина — Н. Л. Пушкин, сподвижник Петра I Фёдор Головин,
а также многочисленные представители старинных русских дворянских фамилий — Загряжские,
Оленины, Дурасовы, Вадбольские, Соймоновы, Муравьёвы, Исленьевы, Татищевы, Нарышкины, Шаховские.

В 1930-х годах, одновременно с монастырём, был уничтожен и некрополь.
С его разорённого кладбища на Новодевичье были перенесены останки поэта Д. В. Веневитинова
и писателей С. Т. и К. С. Аксаковых.
Разорённые захоронения были превращены в мусорные ямы, и прямо на костях усопших открылся сначала гальванический, а потом столярный цех.

После возвращения монастыря церкви во время строительных работ в 1990-х гг. некоторые останки
были найдены и вновь захоронены.

На рабочих субботниках были разобраны все стены монастыря, кроме южной,
а также стерты с лица земли все могилы на территории обители.
На месте развалин поднялся Дворец культуры ЗИЛа.
В здании трапезной вначале располагался киноклуб, а позднее — предприятие по производству рыболовных снастей.
Вся территория монастыря была огорожена, уцелевшие здания были заняты промкомбинатом московского общества «Рыболов-спортсмен», производившего рыболовные крючки и прочую снасть.

В 1990 г. монастырь был передан в ведение Министерства культуры РСФСР и затем — православной общине неслышащих.
Первый молебен внутри монастыря состоялся на Дмитриевскую родительскую субботу в ноябре 1994 г.

До наших дней сохранилась лишь малая часть построек Симонова монастыря.
От монастыря уцелела лишь южная стена с тремя башнями: угловая «Дуло» (четыре боевых яруса, каменный шатер, двухъярусная смотровая вышка),
пятигранная «Кузнечная» и круглая «Солевая».
Также сохранились «новая» трапезная с церковью Св. Духа (1677—83; архитекторы И. Потапов, и О. Старцев),
братский корпус XVII века,
«старая» трапезная палата (1485, XVII в.),
мастеровая палата и хозяйственная постройка — «солодежня» или «сушило».

В настоящее время проводится реставрация трапезной, хозяйственные постройки и братский корпус
используются как мастерские; уцелевшие же стены и башни пребывают в заброшенном состоянии.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector