0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шеф, все пропало! Съел не то, весь пост — псу под хвост

Православная Жизнь

Main menu

Шеф, все пропало! Съел не то, весь пост – псу под хвост

“Мы очень привычно относим эту молитву не к себе. Мы не раскольники, не еретики, живем не совсем уж шалопутно. И вот стоим мы, такие благочестивцы, и крестимся о том, чтобы других Господь исправил”. В Неделю Торжества Православия предлагаем вам главу из книги протоиерея Александра Абрамова «Весна надежды нашей. Великий пост день за днем», вышедшей в издательстве «Никея».

По счету церковного времени воскресенье открывает неделю, а не завершает ее. Таким образом, Неделя Торжества Православия начинает вторую седмицу Великого поста. Можно уже сделать какие-то промежуточные выводы о том, как он проходит, наш пост. Священники знают, что именно в это время в исповедях начинает звучать рефрен из «Бриллиантовой руки»: шеф, все пропало! Нет никакого смысла в дальнейшем Великом посте, потому что съедено или выпито что-то не то, какая-то ссора случилась, какие-то богослужения прогуляны. Стало быть, все остальные недели пойдут псу под хвост. Не пойдут! Великий пост никогда не поздно начинать, даже в Великую Субботу, за день до Пасхи. Надо собраться!

Те, кто попостился первую неделю, уже ощущают некоторое умягчение сердца. Оно радостное и покаянное. Радостно ходить перед Богом. Мы знаем, что было бы хорошо, если бы мы все время находились в таком хождении перед Ним. Но понимаем также, что задача эта для нас пока непосильна. И это понимание рождает покаянное чувство. Не будем горевать и отчаиваться. Постараемся хотя бы Великий пост провести достойно в той мере, в которой позволяет наше внутреннее устройство, и сказать: Господи, мы стараемся, мы хоть что-то для Тебя делаем, и делаем искренне.

Сегодня, в первый воскресный день Великого поста, мы видим, как постовые требования почти сошли на нет: нет коленопреклонений, нет молитвы Ефрема Сирина. Это,конечно, не означает, что пост прекратился, но он существенно смягчен для того, чтобы укрепились наши силы.

В храме в этот воскресный день совершается последование чина Торжества Православия. Исторически он совершается в память восстановления иконопочитания. Но на самом деле, конечно, очень далеко выходит за пределы этого, вполне локального, хотя и очень важного, исторического события. Да, было восстановлено почитание икон, находившееся под запретом. Но, в конце концов, дело не в иконах. Так или иначе, они бы вернулись в церковный обиход, как и многое другое. В храме не только иконы существуют, но и многие другие священные предметы. Так вот все, что исторически было связано с днем Торжества Православия, уходит на задний план, приобретает вторичный характер. А в центр событий становится нечто совершенно иное. Церковь молится о тех, кто ересями и расколами, недоброй жизнью раздирает ее существование.[1]

Мы очень привычно относим эту молитву не к себе. Мы не раскольники, не еретики, живем не совсем уж шалопутно. И вот стоим мы, такие благочестивцы, и крестимся о том, чтобы других Господь исправил.

В действительности это, конечно, молитва о самих себе. Потому что если ты злобный человек— ты хуже еретика, если ты лжец и сплетник— ты хуже раскольника. Еретик и раскольник открыто показывают свое несогласие с учением Церкви, открыто демонстрируют свой эгоизм. А мы маскируемся.

Мы присоединяемся к церковному прошению о других, как если бы имели на него право.

Те, кто участвовал в восстановлении почитания святых икон, жизнью своею засвидетельствовали, что они могут сказать о других: Господи, прости их. Потому что они очень поборолись на протяжении жизни со своими собственными демонами. И победили их. Не будем рядиться в тоги праведников, они не к лицу нам. Господи, прости нас.

Читать еще:  Лейтенант Булюбаш: французский русский герой

Великий пост — это время надежды и труда, деятельного ожидания Пасхи, а не голодного озлобления, телесной и умственной тяготы от долгих и подчас непонятных богослужений. Книга «Весна надежды нашей», составленная из небольших глав, каждая из которых посвящена важнейшим дням Великого поста, помогает читателю войти в пост радостно и трезвенно, уяснить смысл великопостных служб и полюбить эту сосредоточенную пору жизни, которую Церковь называет «весной души».

Протоиерей Александр Абрамов — настоятель московского храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Выпускник исторического факультета МГУ, Московских духовных школ. Постоянный автор религиозных передач на телевидении, радиостанциях «Радонеж» и «Вера». Был представителем Московского Патриархата в США и при ООН, настоятелем Свято-Николаевского Патриаршего собора в Нью-Йорке. Участвовал в возвращении в Россию чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери и звонницы Данилова монастыря.

[1] Исправи, Господи, иных развращение и жизнь, несогласную христианскому благочестию; сотвори, да вси свято и непорочно поживем, и тако спасительная вера укоренится и плодоносна в сердцах наших пребудет.— Последование в Неделю Торжества Православия.

ЗА ВЕРУ, СЕМЬЮ И ОТЕЧЕСТВО

Медицинские беседы св. митр. Серафима (Чичагова) Том I, Том II

По счету церковного времени воскресенье открывает неделю, а не завершает ее. Таким образом, Неделя Торжества Православия начинает вторую седмицу Великого поста. Можно уже сделать какие-то промежуточные выводы о том, как он проходит, наш пост. Священники знают, что именно в это время в исповедях начинает звучать рефрен из «Бриллиантовой руки»: шеф, все пропало! Нет никакого смысла в дальнейшем Великом посте, потому что съедено или выпито что-то не то, какая-то ссора случилась, какие-то богослужения прогуляны. Стало быть, все остальные недели пойдут псу под хвост. Не пойдут! Великий пост никогда не поздно начинать, даже в Великую Субботу, за день до Пасхи. Надо собраться!

Те, кто попостился первую неделю, уже ощущают некоторое умягчение сердца. Оно радостное и покаянное. Радостно ходить перед Богом. Мы знаем, что было бы хорошо, если бы мы все время находились в таком хождении перед Ним. Но понимаем также, что задача эта для нас пока непосильна. И это понимание рождает покаянное чувство. Не будем горевать и отчаиваться. Постараемся хотя бы Великий пост провести достойно в той мере, в которой позволяет наше внутреннее устройство, и сказать: Господи, мы стараемся, мы хоть что-то для Тебя делаем, и делаем искренне.

Сегодня, в первый воскресный день Великого поста, мы видим, как постовые требования почти сошли на нет: нет коленопреклонений, нет молитвы Ефрема Сирина. Это,конечно, не означает, что пост прекратился, но он существенно смягчен для того, чтобы укрепились наши силы.

В храме в этот воскресный день совершается последование чина Торжества Православия. Исторически он совершается в память восстановления иконопочитания. Но на самом деле, конечно, очень далеко выходит за пределы этого, вполне локального, хотя и очень важного, исторического события. Да, было восстановлено почитание икон, находившееся под запретом. Но, в конце концов, дело не в иконах. Так или иначе, они бы вернулись в церковный обиход, как и многое другое. В храме не только иконы существуют, но и многие другие священные предметы. Так вот все, что исторически было связано с днем Торжества Православия, уходит на задний план, приобретает вторичный характер. А в центр событий становится нечто совершенно иное. Церковь молится о тех, кто ересями и расколами, недоброй жизнью раздирает ее существование.[1]

Мы очень привычно относим эту молитву не к себе. Мы не раскольники, не еретики, живем не совсем уж шалопутно. И вот стоим мы, такие благочестивцы, и крестимся о том, чтобы других Господь исправил.

В действительности это, конечно, молитва о самих себе. Потому что если ты злобный человек— ты хуже еретика, если ты лжец и сплетник— ты хуже раскольника. Еретик и раскольник открыто показывают свое несогласие с учением Церкви, открыто демонстрируют свой эгоизм. А мы маскируемся.

Мы присоединяемся к церковному прошению о других, как если бы имели на него право.

Читать еще:  Задачник на XXI век для русских православных

Те, кто участвовал в восстановлении почитания святых икон, жизнью своею засвидетельствовали, что они могут сказать о других: Господи, прости их. Потому что они очень поборолись на протяжении жизни со своими собственными демонами. И победили их. Не будем рядиться в тоги праведников, они не к лицу нам. Господи, прости нас.

Великий пост — это время надежды и труда, деятельного ожидания Пасхи, а не голодного озлобления, телесной и умственной тяготы от долгих и подчас непонятных богослужений. Книга «Весна надежды нашей», составленная из небольших глав, каждая из которых посвящена важнейшим дням Великого поста, помогает читателю войти в пост радостно и трезвенно, уяснить смысл великопостных служб и полюбить эту сосредоточенную пору жизни, которую Церковь называет «весной души».

Протоиерей Александр Абрамов — настоятель московского храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках. Выпускник исторического факультета МГУ, Московских духовных школ. Постоянный автор религиозных передач на телевидении, радиостанциях «Радонеж» и «Вера». Был представителем Московского Патриархата в США и при ООН, настоятелем Свято-Николаевского Патриаршего собора в Нью-Йорке. Участвовал в возвращении в Россию чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери и звонницы Данилова монастыря.

[1] Исправи, Господи, иных развращение и жизнь, несогласную христианскому благочестию; сотвори, да вси свято и непорочно поживем, и тако спасительная вера укоренится и плодоносна в сердцах наших пребудет.— Последование в Неделю Торжества Православия.

Шеф, все пропало! Съел не то, весь пост — псу под хвост

Я НЕ ХОТЕЛА ВАС ОБИДЕТЬ, СЛУЧАЙНО ПРОСТО ПОВЕЗЛО

Поскольку времени немного, я вкратце матом объясню

БАШКА СЕГОДНЯ ОТКЛЮЧИЛАСЬ, НЕ ВСЯ, КОНЕЧНО, – ЕСТЬ МОГУ

Следить стараюсь за фигурой, чуть отвлекусь — она жуёт

ШАМАН ЗА СКВЕРНУЮ ПОГОДУ НЕДАВНО В БУБЕН ПОЛУЧИЛ

Всё вроде с виду в шоколаде, но если внюхаться — то нет

ОБИДЕТЬ ТАНЮ МОЖЕТ КАЖДЫЙ, НЕ КАЖДЫЙ МОЖЕТ УБЕЖАТЬ

МОИ НАМЕРЕНЬЯ ПРЕКРАСНЫ, ПОЙДЁМТЕ, ТУТ НЕДАЛЕКО

Я за тебя переживаю — вдруг у тебя всё хорошо

ДЕРЖИ ВОТ ЭТОТ ПОДОРОЖНИК — ЩАС ВРЕЖУ, СРАЗУ ПРИЛОЖИ

Я понимаю что вам нечем, но всё ж попробуйте понять

О, ПРИКЛЮЧЕНЬЯМИ ЗАПАХЛО, СПУСКАЮ ЖОПУ С ПОВОДКА

КАК ГОВОРИТСЯ, ВСЁ ПРОХОДИТ, НО МОЖЕТ КОЕ-ЧТО ЗАСТРЯТЬ

Кого хочу я осчастливить, тому уже спасенья нет

А ТЫ ГОТОВИТЬ-ТО УМЕЕШЬ? — Я ВКУСНО РЕЖУ КОЛБАСУ

Звони почаще – мне приятно на твой «пропущенный» смотреть

ЗАЧЕМ УЧИТЬ НАС, КАК РАБОТАТЬ, ВЫ НАУЧИТЕСЬ, КАК ПЛАТИТЬ

Характер у меня тяжёлый, всё потому, что золотой

ВЫ МНЕ ХОТЕЛИ ЖИЗНЬ ИСПОРТИТЬ? СПАСИБО, СПРАВИЛАСЬ САМА

Её сбил конь средь изб горящих, она нерусскою была

Когда все крысы убежали, корабль перестал тонуть

ДЕЛА ИДУТ ПОКА ОТЛИЧНО, ПОСКОЛЬКУ К НИМ НЕ ПРИСТУПАЛ

Работаю довольно редко, а недовольно каждый день

КОГДА НА ПЛАНЫ ДЕНЕГ НЕТУ, ОНИ СТАНОВЯТСЯ МЕЧТОЙ

Женат два раза неудачно — одна ушла, вторая – нет

ЕСТЬ ВСЁ ЖЕ РАЗУМ ВО ВСЕЛЕННОЙ, РАЗ НЕ ВЫХОДИТ НА КОНТАКТ

Уж вроде ноги на исходе, а юбка всё не началась

Я ПОПРОСИЛ БЫ ВАС ОСТАТЬСЯ, НО ВЫ Ж ОСТАНЕТЕСЬ, БОЮСЬ

ОЛЕГУ НЕ ВЕЗЁТ НАСТОЛЬКО, ЧТО ДАЖЕ ЛИФТ ИДЁТ В ДЕПО

Меня запомните весёлым, а завтра я начну ремонт

ЗЕВНУ, УКРОЮСЬ С ГОЛОВОЮ, БУДИЛЬНИК ЗАВЕДУ НА МАРТ

Мы называем это жизнью, а это просто список дел

ВСЁ ТО, ЧТО НАС НЕ УБИВАЕТ, БОГАЧЕ ДЕЛАЕТ ВРАЧЕЙ

И жили счастливо и долго… он долго, счастливо она

Я НЕ ТУПЛЮ, А ЭКОНОМНО РАСХОДУЮ ПОТЕНЦИАЛ

Мне психиатр сказал: присядьте, щас успокоюсь и начнём

В НАРОД ХОДИЛИ ДЕПУТАТЫ ЛИШЬ ТОЛЬКО ПО БОЛЬШОЙ НУЖДЕ

Сержант почти поймал бандита, но тот по званью выше был

ПРИШЛА КО МНЕ СЕСТРА ТАЛАНТА, НО НЕ ДОСТАЛА ДО ЗВОНКА

Я ненавижу власть и деньги, когда они в чужих руках

ОЛЕГ ВЕСЬ ДЕНЬ КРУТИЛ БАРАНКУ, ПОТОМ НЕ ВЫДЕРЖАЛ И СЪЕЛ

Стихотворение дня

Леонид Филатов

24 декабря родился Леонид Алексеевич Филатов (1946 — 2003).

«Про Федота-стрельца» (отрывок). Читает автор

Про Федота-стрельца, удалого молодца

(Отрывок)

А царь с послом уже сидят за столом. Рядом — ты глянь-ка! — царевна да нянька. И все ждут от Феди обещанной снеди. Какая ж беседа без сытного обеда? А на столе пусто: морковь да капуста, укроп да петрушка — вот и вся пирушка. Гость скучает, ботфортой качает, дырки на скатерти изучает. Царь серчает, не замечает, как Федьку по матери величает. Вдруг — как с неба: каравай хлеба, икры бадейка, тушеная индейка, стерляжья уха, телячьи потроха — и такой вот пищи названий до тыщи! При эдакой снеди — как не быть беседе.

Читать еще:  Самые красивые и загадочные индийские храмы. Руку вверх - священный рекорд! Я плакала стоящие монахи в индии

Вызывает антирес
Ваш технический прогресс:
Как у вас там сеют брюкву —
С кожурою али без.

Царь
Вызывает антирес
Ваш питательный процесс:
Как у вас там пьют какаву —
С сахарином али без.

Вызывает антирес
И такой ишо разрез:
Как у вас там ходют бабы —
В панталонах али без?

Постеснялся хоть посла б.
Аль совсем башкой ослаб.
Где бы что ни говорили —
Все одно сведет на баб!

Ты опять в свою дуду?
Сдам в тюрьму, имей в виду!
Я ж не просто балабоню,
Я ж политику веду!

Девка эвон подросла,
А тоща, как полвесла!
Вот и мыслю, как бы выдать
Нашу кралю за посла!

Только надо пользы для
Завлекать его не зля —
Делать тонкие намеки
Невсурьез и издаля.

Да за энтого посла
Даже я бы не пошла, —
Так и зыркает, подлюка,
Что бы стибрить со стола!

Он тебе все «Йес» да «йес»,
А меж тем все ест да ест.
Отвернись — он пол-Расеи
Заглотнет в один присест!

Али рот себе зашей,
Али выгоню взашей!
Ты и так мне распужала
Всех заморских атташей!

Даве был гишпанский гранд,
Уж и щеголь, уж и франт!
В кажном ухе по брильянту —
Чем тебе не вариянт?

Ты ж подстроила, чтоб гость
Ненароком сел на гвоздь,
А отседова у гостя —
Политическая злость.

Как же, помню. Энтот гранд
Был пожрать большой талант:
С головою влез в тарелку,
Аж заляпал жиром бант!

Что у гранда не спроси —
Он, как попка, — «си» да «си»,
Ну а сам все налегает
На селедку иваси!

Я за линию твою
На корню тебя сгною!
Я с тобою не шуткую,
Я сурьезно говорю!

Из Германии барон
Был хорош со всех сторон,
Дак и тут не утерпела —
Нанесла ему урон.

Кто ему на дно ковша
Бросил дохлого мыша?
Ты же форменный вредитель,
Окаянная душа.

Да уж энтот твои барон
Был потрескать недурен!
Сунь его в воронью стаю —
Отберет и у ворон.

С виду гордый — «я-а» да «я-а»,
А прожорлив, как свинья,
Дай солому — съест солому,
Чай, чужая, не своя.

Ну, шпиенка, дай-то срок —
Упеку тебя в острог!
Так-то я мужик не злобный,
Но с вредителями строг.

Вот ответь мне — слов не трать!
Где царевне мужа брать?
Чай, сама, дурында, видишь —
Женихов у ей не рать!

Кабы здесь толпился полк —
В пререканьях был бы толк,
Ну а нет — хватай любого,
Будь он даже брянский волк.

Коли ты в Расее власть,
Дак и правь Расеей всласть,
А в мою судьбу не суйся
И в любовь мою не влазь!

В доме энтих атташе
По сту штук на этаже,
Мне от их одеколону
Аж не дышится уже.

Коль любовь и вправду зла,
Дак полюбишь и посла.
А попутно мне поправишь
И торговые дела.

Я под энтот антирес
Сплавлю им пеньку и лес,
Вся обчественность согласна,
Только ты идешь вразрез.

Сколь бы ты не супил бровь —
Повторяю вновь и вновь:
Индивид имеет право
На слободную любовь!

Может, дело наконец
И дошло бы до колец, —
Кабы вдруг меня сосватал
Твой Федотушко-стрелец.

Цыц, дуреха. Замолчи.
Тесту место у печи!
Ну-ка, марш к себе в светлицу
И сольфеджию учи!

А проклятого стрельца,
Наглеца и подлеца,
Я плетьми да батогами
Враз отважу от дворца.

Для комментирования вам надо войти в свой аккаунт.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector