0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сергей Готье: Cто трансплантаций сердца в 2013 году

Содержание

Сергей Готье: в 2006 году было пересажено 11 сердец, а в 2017 – 252 сердца

Трансплантация всех органов является важной операцией, но именно пересадка сердца наиболее популярная тема. В случае гибели человека его здоровое сердце способно обеспечить жизнь другому человеку на многие годы, если есть возможность использовать этот орган в качестве трансплантата.

«В нашей практике огромное количество людей, которые благополучно живут с пересаженными сердцами – они имеют семью, детей, занимаются спортом, любимой работой, – рассказывает директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов им. ак. В.И. Шумакова» Минздрава России, академик РАН Сергей Готье, – У меня на столе стоит фотография, ее мне подарил очень мужественный человек. История его такая: он находился в нашем институте на механическом сердце, ждал донорский орган, и вдруг его состояние резко ухудшилось. Пришлось в экстренном порядке пересадить ему донорское сердце другой, несовместимой группы крови. Потом он перенес отторжение трансплантанта, были и другие проблемы, но этот человек жив! Уже восемь лет прошло после трансплантации сердца – он работает, ведет активный образ жизни, внуков воспитывает. И радует нас, врачей, своим жизнелюбием».

На IX всероссийском съезде трансплантологов, который прошел в Москве с 17 по 19 сентября 2018 года, тема пересадок сердца освещалась очень широко. В частности, Сергей Готье продемонстрировал презентацию «Трансплантация сердца в зеркале регистра российского трансплантологического общества». Было рассказано о динамике количества пересадок сердца в России за последние 12 лет: от 11 сердец в 2006 году до 252 в 2017.

«В трансплантационной программе участвуют 16 российских центров, и их активность заметно различается. Постоянный темп сохраняют шесть учреждений, которые, в первую очередь, являются организациями с развитой кардиохирургией. Это два московских центра, Санкт-Петербург, Краснодар, Новосибирск и Екатеринбург.
В листе ожидания на трансплантацию сердца в 2017 году было 645 больных, хотя эта цифра не отражает реальную потребность России в этом виде медицинской помощи», – отметил Сергей Готье.

В докладе главного трансплантолога Минздрава отмечен постоянный рост пациентов в листе ожидания и значительное уменьшение числа летальных исходов в предтрансплантационный период. Средний срок ожидания трансплантации сердца по России – примерно 31 месяц, но во многом этот срок зависит от состояния пациента. При этом примерно 30-40% пациентов нуждаются в механической поддержке сердца перед трансплантацией.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов им. ак. В.И.Шумакова» Минздрава России с 2013 года состоит в тройке мировых лидеров по трансплантации сердца, а с 2016 года занимает первое место в мире по количеству трансплантаций, выполняемых в одном центре. В 2017 году в Центре им.Шумакова сделана 161 пересадка сердца, за 9 месяцев 2018 года – 140. Статистика выживаемости реципиентов сердца, оперированных в Центре в разные годы, соответствует мировой.

В качестве примера Сергей Готье привел недавний случай трансплантации сердца, который при всей его уникальности является типичным для контингента пациентов Центра им.Шумакова.

У пациента 65 лет был обширный инфаркт, была попытка стентирования, но произошел тромбоз стента. Мужчина на контрпульсаторе, с давлением меньше 60, экстренной бригадой Скорой помощи был доставлен в Центр им.Шумакова. Ему сразу поставили ЭКМО, купировали острый отек легких, провели тромбэктомию артерии левой нижней конечности, и уже через сутки была сделана трансплантация сердца. Очень быстро мужчина вернулся к обычному образу жизни. Сейчас он ведет активную профессиональную деятельность.

«Это далеко не эксклюзивный случай из нашей практики», – сказал участникам и гостям съезда Сергей Готье.

Один день из жизни трансплантолога

Юлия Грязнова расскажет и покажет как проходит обычный рабочий день трансплантолога. Из фоторепортажа вы узнаете о спасении малышки, которой была пересажена донорская печень ее родной бабушки. Такие чудеса происходят в НИИ Трансплантологии регулярно.

Автор — Юлия Грязнова, ведущий советник Департамента анализа и прогноза развития здравоохранения и социально-трудовой сферы

На директорскую должность нынешний директор Федерального научного центра Трансплантологии и искусственных органов им. акад. В.И.Шумакова, главный специалист-трансплантолог Минздравсоцразвития России, Сергей Владимирович Готье, был назначен в 2008 году. До этого он 34 года проработал в Центре хирургии.

В предыдущем 2007-м году в институте сделали только 10 трансплантаций сердца. В 2008, благодаря новому директору — уже 15, в 2009 — 28, в 2010 — 38, а это уровень крупного европейского центра. В Европе всего 10 центров, которые делают 40 и более трансплантаций в год.

Кроме этого в НИИ Трансплантологии делают в год ещё около 100 пересадок печени, более 100 — почек.

1. Сотрудники говорят, что их директор приезжает в институт рано утром, а уходит — за полночь. Чем занят день главного трансплантолога России? Нам захотелось это узнать, а Сергей Владимирович согласился всё показать. Увидела я даже больше, чем рассчитывала…

2. В начале девятого утра во дворике НИИ Трансплантологии и искусственных органов – пусто.

3. Есть время прочитать цитату из Лукреция Кара на камне у входа,

Читать еще:  Как не выгорать эмоционально, помогая людям

4. поздороваться с зайцем, которого оставил под елкой кто-то из детей.

5. В 8.45 главный трансплантолог России, Сергей Владимирович Готье приезжает на работу. Начинается рабочий день.

6. Первое дело — общая планёрка, где руководители сообщают о состоянии больных и планируемых операциях на сегодня.

8. После планёрки – обсуждение неотложных проблем сотрудников.

9. И начинаются нескончаемые «сидячие» дела в директорском кабинете. Тысяча вопросов: срочно нужно устранить технические неисправности, решить вопросы с главным врачом, принять записанных на приём посетителей,

10. ответить на вопросы Госдумы по 47-й статье «О трансплантации органов» по законопроекту «Об охране здоровья граждан»,

11. проследить за ходом операций в семи операционных института, которые одновременно видно на мониторе директорского компьютера,

12. просмотреть внушительную папку документов. И ответить неумолкающим телефонам:

14. и мобильному.

15. Между телефонными звонками вернуться к редакции статьи законопроекта «Об охране здоровья граждан».

16. Сергей Владимирович любит директорскую работу, несмотря на то, что она отнимает время от операций, которые он делает с удовольствием. Но он работает, оставаясь именно из-за своего директорства в институте до 12 ночи. И готовит молодых хирургов, которые смогли бы его заменить. Это у него тоже получается: недостатка в молодых кадрах в институте нет. Ученики выполняют то, что ещё несколько лет назад он никому не мог поручить. Хотя пока он вынужден оставлять за собой родственную пересадку печени, выполнять финальную стадию забора трансплантата у донора и затем переноса его к реципиенту. Но Сергей Владимирович считает, что очень скоро и в этом будет кому его заменить.

17. Прервав «сидячую директорскую», директор идёт в обход. К детям, которые недавно перенесли пересадку печени. Их донор – папа, мама, взрослые брат или сестра.

— Доктор, спасите моего сына. Я готов стать донором.
— А ты не можешь быть донором.
— Как так? Я здоров.
— У тебя печень ни к чёрту. Вот ты худеешь на 10 кг, перестаёшь пить с сегодняшнего дня, и через пару месяцев мы посмотрим, какой ты будешь донор.

Печень может восстановиться. Для этого нужна семья, которая хочет, чтобы все в ней были живы. И, знаете, мужики иногда берут себя в руки, становятся очень хорошими донорами».

18. Как они дальше буду жить? «Нормально должны жить, — отвечает Сергей Владимирович. — Вот, недавно виделся с нашей пациенткой. Ей 18. Только родила здорового ребёнка. А мы её оперировали в 11 лет. Донором был папа – тракторист. И у папы тоже все хорошо. Продолжает работать».

19. И тут же в подтверждение его словам в холле – парень. 7 лет назад ему пересадили печень. Выглядит прекрасно, есть семья, двое детей. Работает водителем.

20. Готье – главный специалист-трансплантолог Министерства здравоохранения и социального развития России. Поэтому ему часто приходится ездить со Щукинской на Ильинку в Министерство.

21. Например, как сегодня – на заседание комиссии по отправке больных за рубеж на те операции, которые в России не делаются. В том числе и по трансплантации органов. Позиция Готье по этому вопросу жёсткая: «Мы можем и готовы делать трансплантации детям сами. Нам не хватает законодательной базы (а она появится после принятия «Закона об охране здоровья», в котором впервые прописана детская трансплантология, и последующего за ним Закона «О трансплантации органов»). Ведь когда мы отправляем за рубеж наших детей, мы их спасаем, но отнимаем у какого-то ребёнка принимающей страны трансплантацию. Донорский ресурс везде небольшой, ни одна страна не собирается спасать наших больных детей вместо своих».

22. В начале третьего начинается то, ради чего и работают все в институте – операция по трансплантации. Накануне пересадили сердце и почку. Сегодня – родственная пересадка печени девочке 2,5 лет. Редкий случай – мама ждёт второго ребёнка, папа не подошёл по группе крови. Донором стала бабушка – 53-х лет.

23. Собственно, операция-то началась уже давно. Ещё с утра. Работали две бригады молодых хирургов. Сергей Владимирович пришёл делать, как он уже рассказал, самую ответственную стадию.

24. Он вместе с бригадой завершает отделение части левой доли печени у бабушки-донора.

25. В институте 7 современных операционных. Сейчас в двух из них идёт одна операция. В операционной справа – забирают часть печени у донора. В операционной слева – оперируют реципиента.

26. Важнейшая часть операции завершена. Трансплантат (в голубом тазике) переносят в операционную к девочке.

27. Вот главный трансплантолог России выходит из операционной донора,

28. делает несколько шагов

29. и оказывается в операционной реципиента.

30. С помощью операционной сестры надевает новые перчатки

31. и приступает к фазе имплантации.

32. А кусочек левой доли печени бабушки-донора пока стоит в углу в тазике небесно-голубого цвета. Почему в тазике? (это я тоже спросила уже после операции). «А в чём? – ответно удивился Готье. — Между прочим, это специальный, медицинский тазик. Вот в 1990 году, когда мы пересаживали первую печень, для её переноски купили собачью миску. А когда в Центре хирургии делали первую пересадку сердца в 1989 году – то его переносили в эмалированной кастрюльке с цветочками». И, посмотрев на мои фото из операционной, вдруг сам задаёт вопрос: «А зачем, интересно, в тазике дырочки? Первый раз их заметил».

33. Подготовка к имплантации завершена.

34. Тазик с трансплантатом перемещается на операционный стол

35. «Смотрите, это – печень», — говорит специально для меня Готье.

36. Минут 5-10 манипуляций,

37. и трансплантат перемещается реципиенту.

38. Перенос состоялся. Сергей Владимирович уйдёт из операционной только в 7 вечера. Полностью операция завершится ещё через час. В 9 вечера Готье выйдет из института. Потому что – лето. Дел поменьше. И многие люди в отпусках… А к осени – снова будет выходить после полуночи.

Читать еще:  Матушка Юлия Сысоева: об отце Данииле, счастье, чудесах и мученичестве

Наверняка всем хочется узнать, как прошла операция?

Я пришла снова в НИИ Трансплантологии на пятый день после операции. Бабушку-донора сразу увидеть не удалось. Она гуляла в парке.

39. За ней сходили. Она, действительно, чувствовала себя хорошо.

40. Неплохо чувствовала себя и внучка.

41. Вертелась юлой так, что врачам пришлось, как вы видите, зафиксировать ручки и ножки.

42. У неё всё дальше должно быть хорошо.

43. Потому что оперировал её – главный трансплантолог России, директор НИИ трансплантологии, талантливый хирург, очень интеллигентный и просто хороший человек – Сергей Владимирович Готье.

«Долгоиграющее» сердце. О новом достижении французских трансплантологов

Во Франции человеку пересадили искусственное сердце. Это вторая в истории человечества подобная трансплантация. Впервые такая операция проводилась также во Франции в 2013 году. К сожалению, пациент умер спустя 2,5 месяца. Тогда стоимость вмешательства составила 120 тысяч евро. Во сколько обошлась нынешняя операция — неизвестно. Внушает ли новая трансплантация больше оптимизма докторам и пациентам? С подробностями — корреспондент радио «Вести ФМ» Марина Костюкевич.

Искусственное сердце весом 900 граммов отныне бьётся как родное в теле пациента, который уже не мог рассчитывать на своё собственное. О самом больном ничего не сообщается — ни национальность, ни пол, ни возраст. Указано лишь, что он страдает избыточным весом.

Операцию проводили кардиологи французского города Нант. Сердечный аппарат создал профессор Ален Карпантье. На сегодняшний день это — самое успешное внедрение, говорит директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова Сергей Готье:

«Такое мощное содружество кардиохирургической клиники, коллектива врачей и такого мощного инженерного сообщества, как Космическое агентство Франции, привело к созданию такого мощного аппарата».

Раньше искусственное сердце в организм человека внедряли ненадолго, чтобы пациент мог дождаться донорского. Подобные операции проводились весьма успешно и в нашей стране. Но сейчас это должно быть органом для работы на постоянной основе, поясняет академик РАМН Юрий Бузиашвили:

«Искусственное сердце скоро станет таковым, что сможет служить ещё дольше. Потому что до сих пор это был лишь мост к пересадке донорского сердца. А теперь технологии продвинулись, и сердце стало настолько хорошим, что оно может держаться намного дольше, чем раньше».

«Долгоиграющее» сердце уже пробовали запустить. В 2013 году также французские ученые уже отваживались на подобное вмешательство. К сожалению, пациент умер. Сейчас трансплантирован более совершенный аппарат, поясняет Сергей Готье:

«Первое сердце по своим конструктивным особенностям несколько отставало от этой современной модели. Данная разработка является ещё одним шагом вперёд. Сердце весит всего 900 граммов, что меньше, чем предыдущее. Эта модель удобнее и перспективнее».

Особенно важно это для пациентов с избыточным весом, которые чаще других имеют проблемы со здоровьем сердца. Хотя это — не основное показание для пересадки сердца, говорит доктор медицинских наук, главный врач клинической больницы МЕДСИ Никита Неверов:

«Избыточный вес создаёт неблагоприятные условия для функционирования сердечно-сосудистой системы. Надо больше крови прокачивать. Давление это тоже повышает. Повышенное давление также влияет на сердце. Избыточный вес, как известно, сопровождается метаболическими нарушениями, которые, в свою очередь, также негативно сказываются на сосудах сердца».

Кардиологи указывают, что даже если после этой операции сердце пациента приживётся, в массовом порядке трансплантацию будут делать нескоро. Предстоит отточить все нюансы, наладить производство аппаратов. Да и цена имеет значение. Стоить это будет, как минимум, 120 тысяч евро. Но шаги в этом направлении внушают оптимизм, потому что любая, даже самая солидная сумма — ничто по сравнению с перспективами сохранения жизни людей.

Популярное

Не жалейте себя – организм ржавеет без движения

АЛЕКСАНДР СОСНОВСКИЙ: «Если вы двигаетесь – ваш организм работает, ваши суставы, мышцы снабжаются кровью, все движется, иначе ваш организм, как машина, просто ржавеет без движения. Надо двигаться, не бояться. Как только вы начинаете себя жалеть – с жаления начинается старение организма».

Токсичные «приправы»: что специалисты Роскачества нашли в чипсах

Кадмий, мышьяк и акриламид: эти отнюдь не полезные добавки оказались в составе чипсов, сообщили эксперты Роскачества. Под их выборочную проверку попали образцы 16 торговых марок.

Книжки вместо пышки: как на самоизоляции побороть вредные пищевые привычки

Ожирение, дерматит, панкреатит и даже сахарный диабет – таким набором проблем вполне могут обеспечить себя на самоизоляции любители сладостей. В Сети фиксируют увеличение спроса на мороженое, кексы, шоколад.

Не жалейте себя – организм ржавеет без движения

АЛЕКСАНДР СОСНОВСКИЙ: «Если вы двигаетесь – ваш организм работает, ваши суставы, мышцы снабжаются кровью, все движется, иначе ваш организм, как машина, просто ржавеет без движения. Надо двигаться, не бояться. Как только вы начинаете себя жалеть – с жаления начинается старение организма».

Токсичные «приправы»: что специалисты Роскачества нашли в чипсах

Кадмий, мышьяк и акриламид: эти отнюдь не полезные добавки оказались в составе чипсов, сообщили эксперты Роскачества. Под их выборочную проверку попали образцы 16 торговых марок.

Книжки вместо пышки: как на самоизоляции побороть вредные пищевые привычки

Ожирение, дерматит, панкреатит и даже сахарный диабет – таким набором проблем вполне могут обеспечить себя на самоизоляции любители сладостей. В Сети фиксируют увеличение спроса на мороженое, кексы, шоколад.

«Неплановая операция»: коронавирус отменил аборты

На время карантинных мер в российских государственных клиниках отменяются аборты. В ряде больниц прерывание беременности отнесли к операциям, временный отказ от которых не несет угрозы жизни и здоровью. При этом в коммерческих больницах эта услуга осталась.

«Сейчас можно надеяться только на собственный иммунитет»

Убивает ли солнечный свет коронавирус? Опасен ли он для аллергиков? Какие существуют профилактические меры для борьбы с COVID-19? Об этом «Вестям ФМ» подробно рассказал заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний НИИ вакцин и сывороток имени Мечникова Михаил Костинов.

Мы стали пить в два раза меньше!

В эти дни аналитики разных родов и специализаций любят повторять одну и ту же, начинающую уже надоедать, сентенцию. «Мир уже никогда не будет прежним», — говорят аналитики. И совершенно непонятно, что они имеют в виду. Мир за окном – всё тот же самый. По ночам мешают спать все те же самые невыносимые соловьи. Светит то же самое солнце, в магазинах продаются те же самые товары, по радио крутят ту же самую музыку.

Читать еще:  Христиане, убитые в Шри-Ланке. Мы с ними — в одном окопе

Чистосердечное призвание

Все началось в середине прошлого века, когда Владимир Петрович Демихов провел первые пересадки органов животным. Его знаменитую собаку с двумя головами мне довелось видеть. Об эксперименте писал весь мир. К сожалению, на родине Демихова фактически предали анафеме. Его приютили почти в сарайчике на территории института Склифосовского, и лишь недавно на месте, где проводились уникальные исследования, появилась мемориальная доска, что именно здесь трудами Демихова была заложена новая наука, новое направление в медицине — пересадка органов.

Путь российской трансплантологии всегда был тернистым. И первую в мире пересадку почки провели в Бостоне, печени — в Денвере, сердца — в Кейптауне. Даже когда великий российский хирург, академик, генерал, директор Института хирургии им. Вишневского Александр Александрович Вишневский решил провести пересадку сердца, ему запретили. Почти тайно академик уехал в Ленинград и там в Военно-медицинской академии провел пересадку сердца. К сожалению, больной скончался. И может быть, об этом никто бы и не узнал, если бы не написала «Литературная газета».

Но прогресс остановить невозможно. Поэтому в стране был наконец создан целый институт трансплантации органов и тканей. Им сперва руководил Глеб Михайлович Соловьев, но по-настоящему пересадка органов началась в 1974 году, когда институт возглавил Валерий Иванович Шумаков.

Помнится, однажды брала у Валерия Ивановича интервью, и он сказал, что идет подготовка к пересадке сердца. Попросила разрешить присутствовать на операции. Валерий Иванович категорически отказал. Очень обиделась, но после того как в 1987 году удачно прошла пересадка сердца Шуре Шальковой, Валерий Иванович пригласил меня в институт, чтобы познакомить с Шурой.

Ждала Шуру в вестибюле. Увидела бегущую вниз по лестнице в спортивном костюме улыбающуюся девушку, и не поняла, что это и есть Шура.

Шура не говорила об операции, она говорила только о том, что скоро поедет домой, что вся жизнь впереди и все у нее хорошо. Она явно не до конца осознавала, что для нее сделали медики, что в ее груди бьется чужое сердце. Она воспринимала все это как должное. Я тогда сказала Валерию Ивановичу: «Шура выживет».

Теперь эти операции давно из необычных стали буднями медицинской практики во всем мире, в том числе и в нашей стране. Хотя нигде, по-прежнему, столь не тернист путь пересадки органов, как у нас. Да, во всем мире вокруг трансплантологии и трансплантологов масса небылиц, страшилок. Да, признается, что пересадка органов спасает жизни, что с чужим сердцем или чужой печенью можно долго и качественно жить. Однако порой с телеэкранов можно услышать такую чушь! Что где-то, чуть ли не в подворотне, у кого-то изъяли почку, у кого-то печень, правда, где пересадили, — неизвестно. Возможно, это от того, что трудно себе представить, как сложен, многогранен процесс изъятия органов, подготовка реципиента, сама операция, выхаживание. Но эмоции эмоциями, а трансплантология спасает людей.

В одиннадцатом часу вечера звоню директору Шумаковского Центра Сергею Владимировичу Готье.

Сергей Готье: В институте. Сегодня ночью будет несколько трансплантаций. Все на местах.

Как прошли сутки?

Сергей Готье: Пересажено два сердца. Это сделали профессора Дмитрий Шумаков и Вячеслав Захаревич. Профессор Ян Мойсюк пересадил печень. А сотрудники отделения Мойсюка за эти сутки провели две пересадки почки, одну из них в комплексе с поджелудочной железой. А я пересадил легкие.

Все операции успешны?

Сергей Готье: Все . Кстати, сегодня выписался домой пациент, которому 3 недели назад мы пересадили легкие. Вас удивило, что мы здесь днюем и ночуем? Так ведь это обычная практика трансплантационных центров. А наш Шумаковский в 2013 году признан первым в мире по количеству и качеству пересадки сердца: мы провели 102 трансплантации сердца.

А мне казалось, что вы лидер по пересадке печени.

Сергей Готье: Вы правы. И хотел бы уточнить: мы занимаем лидирующие позиции в области педиатрической трансплантации: ни один центр Европы или Америки не делает столько пересадок печени крохотным детям — 60 в год.

А вот девочка из Крыма Чибисова Даша, которую я видела летом после операции, как она себя чувствует?

Сергей Готье: Нормально. Приезжает к нам для контроля. Проблем со здоровьем у нее нет.

Выхаживание ваших пациентов — это особая область. Не каждый, даже опытный реаниматолог, знает нюансы выхаживания тех, у кого в организме чужой орган.

Сергей Готье: Я бы начал не с выхаживания оперированных больных, а с подготовки тех, кому, например, сердце надо было пересадить еще год назад. Такой больной поступает в клинику в тяжелейшем состоянии, и для того чтобы он дожил до трансплантации, ему нужна механическая поддержка кровообращения. И тут на сцене блистательно солирует профессор Виталий Николаевич Попцов. А потом во время операции и, конечно, после нее.

В названии вашего центра, кроме трансплантологии, обозначены искусственные органы. Это же не ради красного словца?

Сергей Готье: Нет, конечно. Я убежден, что, со временем, такие органы появятся, а пока в нашей лаборатории разработан и успешно применяется в клинике при сердечной недостаточности первый отечественный искусственный левый желудочек сердца. Кроме того, идут работы по созданию биоискусственной печени, на крысах уже получается.

Знаю, что в следующем году войдут в строй новые корпуса вашего Центра. И наверное, было бы справедливо, чтобы большой корпус носил имя великого Демихова?

Сергей Готье: Убежден, что эту идею поддержит коллектив. Чтобы успешно двигаться вперед, следует знать, кто мы и откуда.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector