0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сергей Бычков: Соберется ли Всеправославный собор

Сергей Бычков: Соберется ли Всеправославный собор?

По мере приближения официально объявленной даты созыва Всеправославного Собора, который должен был собраться в Стамбуле в июне этого года (а также поговаривали о Швейцарии), разгораются нешуточные страсти. Это свидетельствует о тяжелейшем кризисе «мирового православия». В приглашениях, разосланных Патриархом Варфоломеем предстоятелям официальных поместных Церквей, указано десять основных тем предстоящего Всеправославного Собора:

1. Православная диаспора. Определение юрисдикции православных объединений за пределами национальных границ.

2. Процедура признания статуса церковной автокефалии.

3. Процедура признания статуса церковной автономии.

4. Диптих. Правила взаимного канонического признания Православных Церквей.

5. Установление общего календаря праздников.

6. Правила и препятствия для совершения таинства брака.

7. Вопрос поста в современном мире.

8. Связь с другими христианскими конфессиями.

9. Экуменическое движение.

10. Вклад православия в утверждение христианских идеалов мира, братства и свободы.

Также было намечено и утверждено шесть докладов, которые должны будут прозвучать на Соборе. Известный православный богослов митрополит Диоклийский Каллист (Уэр), ознакомившийся с текстами докладов, отметил: «В каждом случае первоначальный проект был подготовлен одной из автокефальных Церквей, а затем передавался другим для обсуждения и замечаний. Проекты с внесенными замечаниями к июлю 1971 года были рассмотрены на заседании Межправославной комиссии в Шамбези, и после этого был представлен согласованный текст. Вот темы, представленные в нем:

«Божественное Откровение в контексте спасения человека» (проект подготовлен Константинопольским Патриархом, замечания и дополнения внесены Кипрской и Польской Церквами), на 21 странице в английском издании;

«Более активное участие мирян в богослужениях и церковной жизни» (проект — Болгария, замечания — Сербия и Польша), 1,5 страницы;

«Корректировка церковных правил относительно поста и приведение их в соответствие с нормами современной жизни» (проект — Сербия, замечания — Кипр, Польша, Чехо-Словакия), 7 страниц;

«Препятствия к заключению брака» (проект — Россия и Греция, работали отдельно; замечания — Сербия, Румыния, Болгария, Кипр, Польша, Чехо-Словакия), 4 страницы;

«О церковном календаре и дате Пасхи» (проект — Россия и Греция, работали отдельно; замечания — Румыния, Болгария, Кипр, Чехословакия), 3 страницы;

«Домостроительство» (проект — Румыния; замечания — Польша), 16 страниц».

Раскритиковав доклады (скорее всего, это лишь тезисы), митрополит Каллист отмечает: «Проекты докладов для Второго Ватиканского Собора тоже были далеко не идеальны — сухие и абстрактные, написанные с использованием устаревшей терминологии, не затрагивающие насущных проблем. А уже на самом Соборе, в процессе личного общения его делегатов, первоначальные документы изменились до неузнаваемости. Может, с Божией помощью, то же произойдет и на православном «Святом и Великом Соборе»». Пока же слишком очевидно, что Подготовительная комиссия еще даже по-настоящему не приступила к своей работе. Сегодня в православном мире со всей очевидностью существуют две большие темы, которые просто вопиют о рассмотрении: рассеяние (диаспора) и объединение (экуменизм). Совершенно очевидно, что эти проблемы можно решить только на межправославном уровне.

Мелкие, подчас до смешного доходящие споры о подчиненности и диптихе, дезорганизуют внутреннюю жизнь Церкви и мешают ее служению во внешнем мире. В 1960-х отмечалась резкая поляризация внутри Православия «прогрессистов» и «традиционалистов». С одной стороны, в 1969 г. Московский патриархат официально разрешил католикам причащаться в православном храме; совместное причащение также открыто поддерживал Патриарх Афинагор, хотя официального разрешения на это Священный Синод Константинопольского патриархата не давал. С другой стороны, Элладская Церковь недвусмысленно дала понять, что осуждает это решение Московского патриархата. Половина Афонских монастырей и три епископа Северной Греции прекратили общение с Константинопольским патриархатом после снятия им анафемы с католиков в начале 1960-х; и в среде греческой, сербской и русской эмиграции найдется много христиан, которые рассматривают Москву и Фанар как отступников, предавших Истинное Православие и de facto униатов. И это тоже необходимо обсудить на межправославном уровне.

Представитель РПЦ МП митрополит Иларион (Алфеев) заявил, что «уже по восьми темам Церкви сумели договориться — по этим темам можно и провести Собор. Это, например, вопросы календаря, унификации церковных постановлений о посте, о препятствиях к браку, об отношении Православия к остальному христианскому миру и экуменизму». Однако верующие РПЦ МП до сих пор не оповещены о позиции священноначалия по этим важнейшим вопросам церковной жизни. Верующие даже не знают, какова будет позиция делегации их Церкви на этом Соборе по важнейшим для Православия вопросам.

В конце декабря 2015 года прошло епархиальное собрание Киевской епархии УПЦ МП. Во время выступления на нем митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий заявил: «Этот вопрос, наверное, сегодня самый главный. Собор намечен на июнь следующего года. По этим планам на Троицу он должен быть уже завершен. Вообще, всегда вопросы, выносимые на Соборы, обсуждались заранее. Для этого проводились предсоборные совещания, на которые выносились те вопросы, которые Собору оставалось только утвердить. Не было такого, чтобы Собор уже начался, и только после этого начинали “вбрасывать” вопросы, о которых большинство не подозревает, вопросы заведомо спорные и вызывающие рознь.

Позиция нашей Церкви состоит в том, что вопросы, выносимые на Собор (например, о новом стиле в Церкви), должны быть обсуждены на таких предсоборных совещаниях. Затем их должны все Церкви утвердить, и тогда уже согласованные позиции выносятся на решение Собора. Если хоть одна Церковь выступит против, тема снимается с повестки дня. Это называется правилом консенсуса — полного согласия. И наша Церковь настояла на том, чтобы строго придерживаться этого правила. Это гарантия того, что не случится расколов. Ибо даже если некоторые вопросы будут выносить большинством голосов, разделение таким образом уже произойдёт — еще до Собора.

И с таким подходом согласились все поместные Церкви. Но когда начали рассматривать вопросы диптиха, автокефалии, календаря, второбрачия для духовенства, то оказалось, что ни один из них не доведен до конечного вида. И возникает вопрос: если мы, не имея подготовленных решений для Собора, соберемся все на такой «собор», то не выльется ли он в перепалки и споры, которые лишь скомпрометируют Церковь. Кроме того, там может быть задействована следующая система продавливания решений: после долгого обсуждения решаем выносить его в таком-то виде (то есть вариант, предлагаемый заранее, отвергаем); принимаем новый — окончательный — вариант, голосуем за него, но на подписи подаётся он на греческом языке. Мы говорим: “Надо внимательно посмотреть”, а нам отвечают: “Что там смотреть? Уже проголосовали, давайте — подписывайте!” “Нет, — говорим, — мы сначала переведём”. И оказывается, что на подпись нам подсунули первый вариант – тот, который мы отвергли. И там тысяча таких способов обмануть человека и сотворить неправду.

Следовательно, если вопросы будут только предлагаться для обсуждения уже на самом Соборе, это выльется в балаган, который станет позором для Вселенской православной Церкви. Поэтому есть такое предложение (мы его ещё будем обсуждать на Архиерейском Соборе): отказаться от участия в этом Соборе. Участие в нём может оказаться большим злом, чем отказ от участия. Ведь даже если согласимся участвовать с тем, чтобы стоять на своём, пока будем обсуждать каждую формулировку, оппоненты выставят свои варианты в Интернет, как согласованные и проголосованные. И пока все разберутся, что к чему, возникнет масса соблазнов, угроза раскола. Чтобы этого не случилось, нам, по моему личному мнению, надо воздержаться от участия в этом Соборе …А если хотя бы одной из поместных Церквей на Соборе не будет, он уже не будет Всеправославным…

Я думаю, что надо молиться Богу, просить Его, чтобы Он отвел этот соблазн, который надвигается на Святую православную Церковь, чтобы Бог сохранил нас в вере. Не надо искать новой веры. Сегодня надо искать обновления человека, потому что вера наша — святая. Сколько святых угодников она нам дала! Это место святое (собрание проходило в Киево-Печерской лавре) нам говорит, камни вопиют, мощи свидетельствуют о том, что это вера спасительная. Зачем нам искать что-то иное, что более соответствовало бы нашим страстям? Нам надо себя ломать, прилаживаться к вере, а не веру ломать под свою немощь, под свою гордыню. Нам Бог дал веру, храним же её, а что кто-то иной будет там делать — это его проблемы, его ответ перед Богом. У нас есть дорога и мы должны ею идти».

Материалы по теме

Тысячу лет не виделись

С другой стороны, многие церкви за орбитой влияния Москвы видят в соборе как раз возможность преодолеть собственную замкнутость. Им нужен внешний, наднациональный авторитет, который помог бы разрешить накопившиеся внутренние проблемы. Великий собор, как заявил богословский консультант Константинопольского патриархата архидиакон Иоанн Хриссавгис, превыше собора или синода каждой отдельной Церкви. Вообще, это вопрос не столько административный, сколько относящийся к самосознанию той или иной православной церкви (вернее, ее руководства). Чем она себя считает: самодостаточной религиозной группой или же частью мирового православия?

Читать еще:  Эваз перевернутая в отношениях. Руна Эваз: происхождение, значение и толкование

Тут важно помнить о традиционном обвинении, которое руководство РПЦ периодически выдвигает в адрес Константинопольского патриархата, упрекая его в «папистских» тенденциях. В том, что Константинополь якобы стремится к власти над другими православными церквами и претендует на роль единоличного лидера всего православного мира. Но исторически именно Константинопольский патриарх имеет в православном мире «первенство чести», что Москвой никогда не отрицалось, а периодически и подтверждалось различными символическими актами. Например, в 2008 году, когда скончался патриарх Московский и всея Руси Алексий II, его отпевание в храме Христа Спасителя возглавил срочно прибывший в российскую столицу Константинопольский патриарх Варфоломей — тот самый, который скоро будет председательствовать на Всеправославном соборе.

Вообще, причины столь настороженного отношения РПЦ к «папизму» на берегах Босфора достаточно очевидны. Власть самого Московского патриарха давно и очень серьезно вышла за границы, хоть сколько-нибудь соответствующие православной традиции, предполагающей равенство всех епископов. Власть, которой наделен предстоятель РПЦ — и которая закреплена в существующем уставе этой церкви, — действительно напоминает полномочия Римских пап. Причем даже не нынешних, а правивших до эпохи II Ватиканского собора, придавшего Католической церкви ее современный облик. Разумеется, у Константинопольского патриархата нет возможности ни вмешиваться в дела РПЦ, ни даже влиять на них, но сама мысль о том, что в мире может быть хотя бы моральный авторитет, стоящий над «московским Ватиканом» заставляет российское церковное руководство терять самообладание.

Есть и еще один фактор — политический. В свое время руководство СССР выпустило РПЦ на международную арену, рассчитывая получить дополнительные дипломатические возможности и заодно продемонстрировать свободу религии в Советском Союзе. Впоследствии РПЦ доказала, что для внешней политики России ее роль скорее вредна. Даже на постсоветском пространстве международные инициативы Московского патриархата, как правило, терпят фиаско. Чего стоит положение на Украине, где РПЦ не только не смогла приблизиться к преодолению церковного раскола, но и потеряла большую часть своего влияния, фактически утратив контроль над собственными структурами.

В этих условиях российские власти взяли курс на ограничение внешних контактов РПЦ (что совпадает с общим курсом государства). Это выразилось в замене сравнительно интеллектуального православия международных саммитов на местечковое православие «старцев» и «великих святынь». Последнее и ума требует куда меньше, и идее «особого русского пути» соответствует больше.

Нельзя не признать: хотя соборы — важнейший институт православной традиции, в православии сосуществуют несколько плохо совместимых представлений о том, что они такое и для чего нужны. За последние недели вокруг предстоящего собора было столько скандалов и интриг, что с точки зрения «красивой картинки» он свой смысл явно утратил — репутационные потери православной церкви в целом оказались слишком велики. Это, возможно, послужило еще одной причиной демарша РПЦ — ведь для московской делегации важнее всего был позитив, а теперь его не получается.

«Собор, который замышлялся как пиар-картинка “Торжества православия”, стал срамнейшей демонстрацией нашей наготы, — отмечает в своем блоге протодиакон Андрей Кураев. — Ни единства. Ни богословского содержания. Ни мужества видеть проблемы, признавать их и решать. Это уже не вопрос дипломатии и публицистики. Срыв Всеправославного собора — это вопрос богословского уровня. Кто мы?» Действительно, при столь разных взглядах на ключевой институт межправославного общения само понятие православной церкви как чего-то единого выхолащивается.

Но есть и более позитивные оценки сложившегося положения. Если исходить из мнения, что собор — это не плац для церковного парада, не «вишенка на торте», а место для трудной работы, пространство для исправления ошибок, — то все не так уж и плохо. «На кризис вокруг нынешнего Всеправославного собора, — отмечает архимандрит Кирилл, — можно взглянуть как на новую возможность для церквей переосмыслить, что такое соборность и какова их собственная идентичность. Кроме того, для участников собора это возможность высказаться более открыто по вопросам, которые сейчас важны. Уже сейчас, на соборе, можно начать процесс переосмысления собственно соборности».

Поедет делегация РПЦ на собор или нет — дискуссия на Крите все равно состоится, и в ней волей-неволей примет участие и РПЦ. Только уже не в качестве полноправного участника, а в роли комментатора и наблюдателя. «Если одна или несколько Церквей откажется от участия или не будет голосовать — все принятые решения все равно будут иметь силу и статус обязательных для всех православных церквей, — подчеркивает архидиакон Иоанн Хриссавгис. — Конечно, если кого-то не будет, мы почувствуем определенный вакуум и будем очень, очень сожалеть. Но, полагаю, это окажет влияние не только на собор, но и на ту церковь, которая решит не принимать в нем участия. Если церковь решит уклониться от присутствия на соборе, это может лишь натолкнуть на печальные мысли о том, что она сама себя маргинализирует».

Как бы ни относились к предстоящему собору в Московской патриархии, но даже если делегаты из Москвы не приедут на Крит, это не помешает остальным обсуждать темы, касающиеся РПЦ. Если, конечно, таковые имеют богословское, нравственное измерение. Одна из подобных тем — и она особо чувствительна для Московского патриархата — касается положения на Украине. «Хотя в вооруженном конфликте в Украине с обеих сторон участвуют преимущественно православные, более того, большинство их принадлежит к РПЦ, православные церкви все это время стыдливо отводили глаза, — комментирует ситуацию архимандрит Кирилл. — Мне кажется, сейчас на Крите будет больше возможностей дать оценку событиям на Украине, которые на самом деле являются позором для православного мира».

Всеправославный собор: зачем он нужен и почему оказался на грани срыва?

МОСКВА, 11 июн — РИА Новости. Всеправославный собор, призванный стать первым более чем за тысячу лет собранием предстоятелей и представителей поместных православных Церквей мира, оказался под угрозой срыва: ряд Церквей предложили отложить его проведение, намеченное на 16-26 июня на Крите (Греция), из-за несогласия с некоторыми проектами документов и вопросами процедуры собора. Однако созывающий собор Константинопольский патриархат настаивает на его проведении в срок.

Хронология сомнений

События вокруг Всеправославного собора начали стремительно развиваться в конце мая, хотя отдельные критические замечания, касающиеся проектов соборных документов и его подготовки, звучали от некоторых Церквей и ранее. В один день – 25 мая – не сговариваясь, четыре церковных центра выступили с требованием внести в проекты документов собора серьезные исправления. Речь идет о решениях, принятых священным синодом Грузинской церкви, архиерейским собором Сербской церкви, архиерейским собором Элладской церкви и священным кинотом святой горы Афон.

В понедельник Антиохийская православная церковь приняла окончательное решение не ехать на Крит, поскольку ее призывы разобраться с проблемами до собора так и не были учтены Константинопольским патриархатом. У Антиохийской церкви неразрешенный спор с Иерусалимским патриархатом о церковной юрисдикции приходов в Катаре. Иерусалим в 2013 году направил туда своего архиерея, вызвав недовольство Антиохийского патриархата, который счел это нарушением своих канонических границ. После этого две Церкви прекратили общение между собой, что послужило главной причиной неучастия главы Антиохийской церкви – патриарха Иоанна X – в предсоборных встречах предстоятелей в Стамбуле (2014 год) и Шамбези (2016 год).

В пятницу была обнародована информация, что Грузинская православная церковь не будет участвовать в соборе на Крите. Одной из причин такого решения называют то, что она не занимает подобающего ей места в константинопольском диптихе — историческом традиционном порядке поминовения предстоятелей Церквей на литургии (Константинопольская церковь отводит Грузинской 9-е место, тогда как, например, Русская церковь – 6-е место, вслед за собственным 5-м). Кроме того, Грузинская церковь сетует на то, что запланированная повестка собора обходит стороной важные для нее вопросы заключения брака и церковного календаря. В Тбилиси обещали сделать заявление, где будут освещены «фундаментальные вопросы, которые должны быть учтены Константинопольским патриархатом и не учитываются».

Позиции Москвы и Константинополя

В пятницу же стало известно и о том, что Русская православная церковь (РПЦ) «сочла несвоевременным» участие своего представителя – митрополита Волоколамского Илариона – в подготовке итогового послания собора, которая должна была начаться в четверг 9 июня. Это объясняется тем, что в сложившихся в последнее время обстоятельствах само проведение собора именно как Всеправославного в намеченные сроки находится под вопросом.

В понедельник, 13 июня, в Москве состоится экстренное заседание священного синода Русской православной церкви – «для обсуждения чрезвычайной ситуации, сложившейся после отказа ряда поместных православных Церквей принимать участие в работе Всеправославного собора, проведение которого было запланировано на Крите». Вероятно, на заседании и будет принято решение: участвовать или нет в предстоящем собрании на Крите.

Опрошенные РИА Новости эксперты отметили, что Константинопольский патриархат желает провести собор в намеченные ранее сроки «любой ценой».

Читать еще:  Как наколдовать себе крылья по настоящему? Голландский инженер ярно смитс разработал механические крылья, позволяющие людям летать Как сделать крылья для человека чтобы летать.

Среди различных оценок происходящего можно встретить и опасения раскола в семье братских православных Церквей, выглядевшей до последнего времени дружно. Однако официально такого мнения ни одна из сторон не высказывала.

Церковные территории

Мировое православие представлено 15 поместными Церквами (одна из них, Православная церковь в Америке, признается не всеми Церквами, поэтому не участвует в соборе), имеющими общее вероучение. Церкви отличаются друг от друга скорее в культурном плане. Например, практически у каждой поместной Церкви свой основной язык, на котором проводятся богослужения. В Русской православной церкви им является церковнославянский.

Также каждая поместная православная Церковь имеет свою юрисдикцию, или, говоря церковным языком, «территорию канонического присутствия», которая сложилась исторически. Так, юрисдикция Русской православной церкви распространяется на все страны бывшего Советского Союза, а также Китай, Монголию, Японию и ряд епархий и приходов в странах Западной Европы, обеих Америк и Австралии.

В связи с такой неоднородностью, важнейшим для православия является принцип соборности. Поэтому в мировом православии на разных уровнях проводятся соборы. Важнейшую роль в истории не только православия, но и христианства в целом сыграли семь Вселенских соборов (IV и VIII вв), на которых вырабатывалось вероучение. Их решения авторитетны как для православия, так и для католицизма, поскольку были приняты еще до разделения Церкви на западную и восточную в 1054 году.

Можно ли назвать намеченный в июне на Крите Всеправославный собор очередным Вселенским собором? Однозначно нет, так как, по словам патриарха Московского и всея Руси Кирилла, он «не призван решать вероучительные вопросы, вносить какие-либо новшества в литургическую жизнь Церкви, в ее канонический строй».

Тем не менее, при благоприятных условиях собор мог бы стать важным фактором укрепления межцерковного единства и взаимодействия. От подобного уровня собраний ждут также ответов на самые актуальные вопросы современности с точки зрения православной традиции.

Подготовка к собору в XX-XXI веках

На протяжении всего минувшего тысячелетия соборное общение между Церквами было затруднено. В XX веке Константинопольская православная церковь выдвинула идею о проведении собора. С аналогичным предложением выступала в середине века и Русская церковь. Реальная подготовка к проведению собора началась в 1961 году в ходе первого всеправославного совещания на острове Родос, где был подготовлен каталог из ста тем, планируемых к соборному рассмотрению. РПЦ участвовала в процессе с самого начала и подготовила проекты документов ко всем без исключения темам.

Речь идет о проектах документов: «Миссия Православной церкви в современном мире», «Православная диаспора», «Автономия и способ ее провозглашения», «Важность поста и его соблюдение сегодня», «Отношения Православной церкви с остальным христианским миром» и «Таинство брака и препятствия к нему». Все проекты были обнародованы в интернете по настоянию РПЦ для того, чтобы церковная общественность могла с ними заранее ознакомиться и выразить свое мнение, которое затем должно быть учтено. Наиболее бесспорным оказался документ о посте. Наибольшие споры вызвали документы об отношениях с неправославными христианами и о браке.

Предметом дискуссии также являлось место проведения собора. В 2014 году на собрании предстоятелей поместных Церквей было решено провести его в Стамбуле. Однако в связи с обострившей террористической угрозой со стороны ИГ (террористическая группировка «Исламское государство, запрещена на территоррии РФ), после ухудшения отношений между Россией и Турцией РПЦ настояла на изменении места проведения собора. Звучали разные предложения, в том числе — собраться в Москве или Санкт-Петербурге, причем с оплатой организаторами всех расходов и без ограничения числа участвующих архиереев, которых в мире сегодня насчитывается более 700 (на Крите их число планируется ограничить 25 представителями от каждой Церкви). А в январе 2016 года на саммите в швейцарском Шамбези патриарх Кирилл предложил провести собор на Святой горе Афон. Но глава Константинопольской православной церкви патриарх Варфоломей высказал сомнения по этому поводу. И в итоге местом собрания стал остров Крит, находящийся в юрисдикции КПЦ.

Второй и третий Рим: сложности в отношениях

Отношения Константинопольской и Русской православных церквей являются весьма напряженными. В частности, из-за споров вокруг приходов в Эстонии, Китае и на Украине. Также РПЦ оспаривает притязания патриарха Варфоломея на главенство в православном мире (по аналогии с закрепленным в католическом мире главенством папы Римского).

Численность

Самой крупной поместной Церковью мира по числу последователей сегодня является Русская православная церковь. К ней, согласно данным британской энциклопедии «Религии мира», принадлежат около 100 миллионов человек.

В Румынской православной церкви около 19 миллионов верующих, Элладской — 9 миллионов, Сербской — 8 миллионов, Болгарской — 6,5 миллионов, Грузинской – примерно 3,5 миллиона. Общее число верующих Константинопольской православной церкви – также около 3,5 миллионов человек.

Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская, Кипрская, Албанская, Польская, а также Православная церковь Чешских земель и Словакии и Православная церковь в Америке имеют до одного миллиона человек каждая.

МЫСЛИ: Сергей Бычков. СОБЕРЕТСЯ ЛИ ВСЕПРАВОСЛАВНЫЙ СОБОР? Предстоящий Архиерейский Собор в Киеве предложит Московской патриархии не участвовать во Всеправославном Соборе

По мере приближения официально объявленной даты созыва Всеправославного Собора, который должен был собраться в Стамбуле в июне этого года (а сейчас все чаще поговаривают о Швейцарии), разгораются нешуточные страсти. Это свидетельствует о тяжелейшем кризисе “мирового православия”. В приглашениях, разосланных Патриархом Варфоломеем предстоятелям официальных поместных Церквей, указано десять основных тем предстоящего Всеправославного Собора:

1. Православная диаспора. Определение юрисдикции православных объединений за пределами национальных границ.

2. Процедура признания статуса церковной автокефалии.

3. Процедура признания статуса церковной автономии.

4. Диптих. Правила взаимного канонического признания Православных Церквей.

Установление общего календаря праздников.

6. Правила и препятствия для совершения таинства брака.
7. Вопрос поста в современном мире.

8. Связь с другими христианскими конфессиями.

9. Экуменическое движение.

10. Вклад православия в утверждение христианских идеалов мира, братства и свободы.

Также было намечено и утверждено шесть докладов, которые должны будут прозвучать на Соборе. Известный православный богослов митрополит Диоклийский Каллист (Уэр), ознакомившийся с текстами докладов, отметил: “В каждом случае первоначальный проект был подготовлен одной из автокефальных Церквей, а затем передавался другим для обсуждения и замечаний. Проекты с внесенными замечаниями к июлю 1971 года были рассмотрены на заседании Межправославной комиссии в Шамбези, и после этого был представлен согласованный текст. Вот темы, представленные в нем: «Божественное Откровение в контексте спасения человека» (проект подготовлен Константинопольским Патриархом, замечания и дополнения внесены Кипрской и Польской Церквами), на 21 странице в английском издании, «Более активное участие мирян в богослужениях и церковной жизни» (проект – Болгария, замечания – Сербия и Польша), 1,5 страницы, «Корректировка церковных правил относительно поста и приведение их в соответствие с нормами современной жизни» (проект – Сербия, замечания – Кипр, Польша, Чехо-Словакия), 7 страниц, «Препятствия к заключению брака» (проект – Россия и Греция, работали отдельно; замечания – Сербия, Румыния, Болгария, Кипр, Польша, Чехо-Словакия), 4 страницы, «О церковном календаре и дате Пасхи» (проект – Россия и Греция, работали отдельно; замечания – Румыния, Болгария, Кипр, Чехословакия), 3 страницы, «Домостроительство» (проект – Румыния; замечания – Польша), 16 страниц».

Раскритиковав доклады (скорее всего, это лишь тезисы), митрополит Каллист отмечает: “Проекты докладов для Второго Ватиканского Собора тоже были далеко не идеальны – сухие и абстрактные, написанные с использованием устаревшей терминологии, не затрагивающие насущных проблем. А уже на самом Соборе, в процессе личного общения его делегатов, первоначальные документы изменились до неузнаваемости. Может, с Божией помощью, то же произойдет и на православном «Святом и Великом Соборе»”. Пока же слишком очевидно, что Подготовительная комиссия еще даже по-настоящему не приступила к своей работе. Сегодня в православном мире со всей очевидностью существуют две большие темы, которые просто вопиют о рассмотрении: рассеяние (диаспора) и объединение (экуменизм). Совершенно очевидно, что эти проблемы можно решить только на межправославном уровне.

Мелкие, подчас до смешного доходящие споры о подчиненности идиптихе дезорганизуют внутреннюю жизнь Церкви и мешают ее служению во внешнем мире. В 1960-х отмечалась резкая поляризация внутри Православия «прогрессистов» и «традиционалистов». С одной стороны, в 1969 г. Московский патриархат официально разрешил католикам причащаться в православном храме; совместное причащение также открыто поддерживал Патриарх Афинагор, хотя официального разрешения на это Священный Синод Константинопольского патриархата не давал. С другой стороны, Элладская Церковь недвусмысленно дала понять, что осуждает это решение Московского патриархата. Половина Афонских монастырей и три епископа Северной Греции прекратили общение с Константинопольским патриархатом после снятия им анафемы с католиков в начале 1960-х; и в среде греческой, сербской и русской эмиграции найдется много христиан, которые рассматривают Москву и Фанар как отступников, предавших Истинное Православие и de facto униатов. И это тоже необходимо обсудить на межправославном уровне.

Представитель РПЦ МП митрополит Иларион (Алфеев) заявил, что «уже по восьми темам Церкви сумели договориться – по этим темам можно и провести Собор. Это, например, вопросы календаря, унификации церковных постановлений о посте, о препятствиях к браку, об отношении Православия к остальному христианскому миру и экуменизму». Однако верующие РПЦ МП до сих пор не оповещены о позиции священноначалия по этим важнейшим вопросам церковной жизни. Верующие даже не знают, какова будет позиция делегации их Церкви на этом Соборе по важнейшим для Православия вопросам

Читать еще:  Протоиерей Георгий Ореханов: Книги для зимнего чтения

В конце декабря прошло епархиальное собрание Киевской епархии УПЦ МП. Во время выступления на нем митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий заявил: «Этот вопрос, наверное, сегодня самый главный. Собор намечен на июнь следующего года. По этим планам на Троицу он должен быть уже завершен. Вообще, всегда вопросы, выносимые на Соборы, обсуждались заранее. Для этого проводились предсоборные совещания, на которые выносились те вопросы, которые Собору оставалось только утвердить. Не было такого, чтобы Собор уже начался, и только после этого начинали “вбрасывать” вопросы, о которых большинство не подозревает, вопросы заведомо спорные и вызывающие рознь.

Позиция нашей Церкви состоит в том, что вопросы, выносимые на Собор (например, о новом стиле в Церкви), должны быть обсуждены на таких предсоборных совещаниях. Затем их должны все Церкви утвердить, и тогда уже согласованные позиции выносятся на решение Собора. Если хоть одна Церковь выступит против, тема снимается с повестки дня. Это называется правилом консенсуса – полного согласия. И наша Церковь настояла на том, чтобы строго придерживаться этого правила. Это гарантия того, что не случится расколов. Ибо даже если некоторые вопросы будут выносить большинством голосов, разделение таким образом уже произойдёт – еще до Собора.

И с таким подходом согласились все поместные Церкви. Но когда начали рассматривать вопросы диптиха, автокефалии, календаря, второбрачия для духовенства, то оказалось, что ни один из них не доведен до конечного вида. И возникает вопрос – если мы, не имея подготовленных решений для Собора, соберемся все на такой «собор», то не выльется ли он в перепалки и споры, которые лишь скомпрометируют Церковь. Кроме того, там может быть задействована следующая система продавливания решений: после долгого обсуждения решаем выносить его в таком-то виде (то есть вариант, предлагаемый заранее, отвергаем); принимаем новый – окончательный – вариант, голосуем за него, но на подписи подаётся он на греческом языке. Мы говорим: “Надо внимательно посмотреть”, а нам отвечают: “Что там смотреть? Уже проголосовали, давайте – подписывайте!” “Нет, – говорим, – мы сначала переведём”. И оказывается, что на подпись нам подсунули первый вариант – тот, который мы отвергли. И там тысяча таких способов обмануть человека и сотворить неправду.

Следовательно, если вопросы будут только предлагаться для обсуждения уже на самом Соборе, это выльется в балаган, который станет позором для Вселенской православной Церкви. Поэтому есть такое предложение (мы его ещё будем обсуждать на Архиерейском Соборе): отказаться от участия в этом Соборе. Участие в нём может оказаться большим злом, чем отказ от участия. Ведь даже если согласимся участвовать с тем, чтобы стоять на своём, пока будем обсуждать каждую формулировку, оппоненты выставят свои варианты в Интернет, как согласованные и проголосованные. И пока все разберутся, что к чему, возникнет масса соблазнов, угроза раскола. Чтобы этого не случилось, нам, по моему личному мнению, надо воздержаться от участия в этом Соборе …А если хотя бы одной из поместных Церквей на Соборе не будет, он уже не будет Всеправославным…

Я думаю, что надо молиться Богу, просить Его, чтобы Он отвел этот соблазн, который надвигается на Святую православную Церковь, чтобы Бог сохранил нас в вере. Не надо искать новой веры. Сегодня надо искать обновления человека, потому что вера наша – святая. Сколько святых угодников она нам дала! Это место святое (собрание проходило в Киево-Печерской лавре) нам говорит, камни вопиют, мощи свидетельствуют о том, что это вера спасительная. Зачем нам искать что-то иное, что более соответствовало бы нашим страстям? Нам надо себя ломать, прилаживаться к вере, а не веру ломать под свою немощь, под свою гордыню. Нам Бог дал веру, храним же её, а что кто-то иной будет там делать – это его проблемы, его ответ перед Богом. У нас есть дорога и мы должны ею идти».

Судя по всему, митрополит Онуфрий высказал не только свою точку зрения. Принимая участие в очередном заседании Священного Синода РПЦ МП 24 декабря прошлого года, он наверняка имел консультации с Патриархом и собратьями-синодалами по поводу участия или неучастия во Вселенском Соборе. 26 января в Киево-Печерской лавре пройдет Архиерейский Собор УПЦ МП, предваряющий Собор всего Московского патриархата 1 февраля. Как стало известно от одного из постоянных членов Священного Синода УПЦ МП, задача Собора — принятие коллективного решения и обращения к Москве с призывом не участвовать во Всеправославном Соборе. Видимо, РПЦ МП нуждается в обосновании уже принятого решения не участвовать в Соборе — мол, самая многочисленная часть нашей Церкви, да еще и Украинская, “находящаяся в особо сложном положении”, — против участия…

История подготовки проведения Всеправославного Собора на Крите

Предложение о созыве в рамках Православной церкви Вселенского Собора выдвигались Константинопольским патриархатом ещё в конце 1860-х годов. Причиной этому назвалась болгарская схизма, но самую идею этого российское правительство отвергло. В дальнейшем подобные попытки предпринимались в 1923, 1930, 1961, 2008 и 2009 годах.

Сутанский фирман об учреждении Болгарского экзархата. В связи греко-болгарской схизмой (расколом) и предоставлением об учреждение Болгарского экзархата турецким султаном фирмана об этом в конце 1860-х годов Константинополем выдвигалось предложении о созыве Всеправославного собора

По мере решения внутрицерковных вопросов и установления общения между представителями разных поместных церквей их позиции сближались. Именно поэтому в конце мая 2010 года Константинопольский патриарх принял совместное решение с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом приняли решение об ускорении процесса созыва Святого и Великого Собора православной Церкви.

Первое предложение о созыве Вселенского Собора после долгого перерыва прозвучало ещё в 1860-х годах.

Через четыре года как первый по чести православный иерей Константинопольский Патриарх пригласил предстоятелей Православных церквей встретиться в марте 2014 года.

Цель встречи ― обсуждение деятельности подготовительного комитета Всеправославного Собора, а также решение возникших вопросов церковной жизни. В результате 6—9 марта 2014 года встреча состоялась. На ней присутствовали представители 13 Поместных православных церквей.

Места Поместных Православных Церквей в Диптихе, то есть в общепризнанном списке Поместных Православных Церквей. Вопрос о Диптихах выносился на Предсоборное всеправославное совещание 2015 года

На собрании принято решение о создании специальной Межправославной комиссии в составе одного архиерея и одного советника от каждой автокефальной Церкви. Её задачей стало принятых в предсоборного процесса документов и их редактирование.

Было принято также решение собрать в первой половине 2015 года Предсоборное всеправославное совещание. Его цель ― обсуждение двух тем в Всеправославному Собору: «Автокефалия в Православной церкви и порядок её провозглашения» и «Диптихи».

Вселенский собор, которого ждали более 12 веков, может не состояться

Священный синод Русской православной церкви на своем заседании обсудил ряд «серьезных проблем, возникших в ходе подготовки Святого и Великого собора православной церкви, намеченного на 18–26 июня 2016 года». В СМИ и социальных сетях его уже назвали Восьмым Вселенским, хотя представители РПЦ указывали, что именование его Вселенским некорректно (последний Вселенский собор был созван в 787 году в Никее). И вот за две недели до запланированного открытия выясняется, что он может не состояться. По крайней мере, в указанные сроки.

В опубликованном на сайте РПЦ журнале (протоколе) заседания Священного синода в качестве возникших проблем указываются отказ Болгарской православной церкви участвовать в Соборе, если его сроки не будут перенесены, а также серьезная критика подготовки Собора и проектов соборных документов как в Русской православной церкви, так и в ряде других поместных православных церквей.

«Несмотря на всё сокращающийся срок до созыва Собора, сохраняется множество нерешенных проблем, которые ставят под вопрос возможность достижения на Соборе общеправославного консенсуса», — говорится в решении Синода РПЦ. А согласно условиям проведения Собора, его решения должны приниматься консенсусом.

Болгарская церковь считает, что проведение Собора следует отложить, поскольку «отсутствуют в повестке дня Всеправославного собора особенно важные для православия темы, которые имеют актуальное значение и требуют своевременного всеправославного решения». Кроме того, по некоторым ранее одобренным резолюциям Собора возникли разногласия, а по принятому регламенту редактировать эти тексты невозможно.

В решении Синода РПЦ отмечается, что участники будущего Собора представили ряд замечаний по проектам документов. «Они требуют основательного рассмотрения с целью нахождения общеправославного консенсуса», — указано в постановлении Синода. В нем также напоминается, что решения Всеправославного собора могут быть приняты лишь на основе консенсуса, «то есть единодушным волеизъявлением всех общепризнанных автокефальных православных церквей», а «неучастие в Соборе хотя бы одной из них составляет непреодолимое препятствие для проведения Святого и Великого собора».

Синод РПЦ считает, что «выходом из сложившегося чрезвычайного положения могло бы стать проведение экстренного Всеправославного предсоборного совещания для рассмотрения сложившейся ситуации и изучения представленных поместными православными церквами поправок к соборным документам с целью выработки согласованных предложений» в срок до 10 июня.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector