0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сердце Данко (Отрывок из рассказа Максима Горького; Старуха Изергиль; )

Сердце Данко (Отрывок из рассказа Максима Горького «Старуха Изергиль»)

«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые, сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора явились откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому
что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого леса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые враги, другая — вперед, — там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота.

Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору.

Старуха, очевидно, часто рассказывала о горящем сердце Данко. Она говорила певуче, и голос ее, скрипучий и глухой, ясно рисовал предо мной шум леса, среди которого умирали от ядовитого дыхания болота несчастные, загнанные люди. «Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:
— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей.
Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.
— Веди ты нас! — сказали они.
Тогда он повел. «

Старуха помолчала и посмотрела в степь, где все густела тьма. Искорки горящего сердца Данко вспыхивали где-то далеко и казались голубыми воздушными цветами, расцветая только на миг.
«Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много
стоил пота и крови тем людям. Долго шли они. Все гуще становился лес, все меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и ясен.
Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как!
Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их еще более.
— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они. А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых
он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них.
Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня. А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску.
А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь.
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.
И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем. Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река. Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струьй из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой. И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло. «

— Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!
Теперь, когда старуха кончила свою красивую сказку, в степи стало страшно тихо, точно и она была поражена силой смельчака Данко, который сжег для людей свое сердце и умер, не прося у них ничего в награду себе. Старуха дремала. Я смотрел на нее и думал: «Сколько еще сказок и воспоминаний осталось в ее памяти?» И думал о великом горящем сердце Данко и о человеческой фантазии, создавшей столько красивых и сильных легенд.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Легенда о Данко

Микропересказ : Племя загнано в ядовитый тёмный лес. Юноша вызывается вывести людей, но путь страшен, и они начинают роптать. Тогда он вырывает своё пылающее сердце, освещает им путь и умирает, выведя племя из леса.

Легенда о Данко — отрывок из третьей части рассказа Максима Горького «Старуха Изергиль». Название отрывка условное, в оригинале он никак не озаглавлен.

Жило в старину племя весёлых, сильных и смелых людей. С трёх сторон их стойбище окружали непроходимые леса, а с четвёртой простиралась степь. Однажды из степи явились более сильные племена и прогнали этих людей в глубь леса, где ветви вековых деревьев не пропускали солнечного света, а из болот поднимались ядовитые испарения.

Люди стали болеть и умирать. Из леса надо было уходить, но позади были сильные враги, а впереди дорогу преграждали болота и каменные деревья-великаны, создававшие вокруг людей «кольцо крепкой тьмы». Когда налетал ветер, «весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню тем людям».

Люди могли бы вернуться в степь и биться насмерть, но они не могли погибнуть, потому что у них были заветы, которые не должны были исчезнуть. Долгие ночи люди сидели «в ядовитом смраде болота» и думали.

Ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей так, как изнуряют тоскливые думы.

Плачь женщин над умершими и над судьбой живых породил страх в сердцах людей. Всё громче звучали трусливые слова о том, что надо вернуться в степь и стать рабами сильнейших.

И тут встал молодой красавец Данко и сказал, что надо пройти этот лес насквозь, ведь «всё на свете имеет конец». В его глазах светилось так много «силы и живого огня», что люди поверили и пошли за ним.

Труден был их путь, люди гибли в жадных пастях болот, а лес переплетал свои ветви так плотно, что каждый шаг давался с трудом. Вскоре измученные люди начали роптать на Данко, но тот шёл впереди «и был бодр и ясен».

Однажды началась гроза, и на лес опустился непроглядный мрак. Людям казалось, что из тьмы ветвей на них смотрит «что-то страшное, тёмное и холодное». Племя пало духом, но сознаваться в собственном бессилии людям было стыдно, и они выместили зло на Данко — «стали упрекать его в неумении управлять ими».

Под торжествующий шум леса усталые и злые люди стали судить Данко, называя его ничтожным и вредным. Данко же отвечал, что повёл их, потому что чувствовал в себе мужество вести. Это люди не сумели сохранить силы на долгий путь и просто шли как стадо овец.

Тогда люди захотели убить Данко, и лица их стали похожи на морды животных, не было в них ни доброты, ни благородства. От жалости к соплеменникам сердце Данко вспыхнуло огнём желания помочь им, и лучи этого могучего огня засверкали в его глазах.

Читать еще:  Мы отталкиваем от себя людей, и они становятся «бунтарями»

Увидев, как горят глаза у Данко, люди решили, что он рассвирепел, насторожились и стали окружать его, чтобы схватить и убить. Данко понял их намерение и стало ему горько, а сердце разгорелось ещё ярче.

Желая сделать что-то для людей, Данко «разорвал руками себе грудь», вырвал своё пылающее сердце и высоко поднял его над головой.

И весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота.

Данко повёл очарованных людей вперёд, освещая путь пылающим сердцем. И сейчас люди гибли, «но гибли без жалоб и слёз». Вдруг лес расступился, и племя увидело широкую степь, полную солнца, простора и чистого воздуха.

А Данко посмотрел на степь, радостно рассмеялся и умер. Его сердце ещё пылало рядом с телом. Какой-то осторожный человек увидел это и, чего-то испугавшись, «наступил на гордое сердце ногой». Оно рассыпалось в искры и угасло.

Иногда в степи перед грозой появляются голубые искры. Это остатки горящего сердца Данко.

Тест на тему «Легенда о Данко»

Описание презентации по отдельным слайдам:

Тест по литературе Горький М. Отрывок «Данко» из рассказа «Старуха Изергиль»»

1) сказка 2) легенда 3) повесть 4) басня 1.К какому жанру можно отнести отрывок из рассказа «Старуха Изергиль» «Данко»?

2.Какова тема произведения? 1) бессилие человека 2) бесславный поступок Данко 3) подвиг Данко, жертвующего собой ради спасения людей

3.Укажите кульминационный момент в отрывке «Данко». ) «Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно». 2) «Это был трудный путь, и люди, утомленные им, падали духом. И вот они в злобе и гневе обрушились на Данко. » 3) «Что я сделаю для людей?! — сильнее грома крикнул Данко. И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой». 4) «. Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и – умер».

4.Почему гибли люди в лесу? 1) от голода 2) от страха 3) их убивали люди других плёмён 4) от смрада болот

5.Почему сильные люди не могли умереть в боях с врагами? 1) у них были заветы 2) они были бессмертными 3) они не умели воевать 4) они боялись злых духов

6.Почему люди пошли за Данко? 1) они поверили ему 2) у него был компас 3) у него был факел

7.Укажите средство выразительности, использованное автором: «Переплелись ветки между собой; КАК ЗМЕИ, протянули всюду корни..» 1) метафора 2) эпитет 3) сравнение 4) гипербола

8.В чём люди стали обвинять Данко? 1) в молодости и неопытности, неумении управлять людьми 2) в неумении разжечь огонь 3) в бессилии 4) в глупости

9.Какие чувства испытывает Данко к людям? 1) равнодушие 2) жалость и любовь 3) ненависть и ярость 4) презрение

10.Как люди отнеслись к смерти Данко? 1) они сожалели о его смерти 2) они посчитали его смерть бессмысленной 3) они не заметили, как умер Данко 4) люди были благодарны Данко за спасение

Ответы. 1.2 2.3 3.3 4.4. 5.1 6.1 7.3 8.1 9.2 10.3

Онлайн-конференция для учителей, репетиторов и родителей

Формирование математических способностей у детей с разными образовательными потребностями с помощью ментальной арифметики и других современных методик

Международная дистанционная олимпиада Осень 2021

  • Все материалы
  • Статьи
  • Научные работы
  • Видеоуроки
  • Презентации
  • Конспекты
  • Тесты
  • Рабочие программы
  • Другие методич. материалы

  • Нурисламова Светлана ИльиничнаНаписать 2884 27.06.2018

Номер материала: ДБ-1723747

  • Литература
  • 7 класс
  • Тесты
    27.06.2018 427
    26.06.2018 143
    26.06.2018 217
    26.06.2018 759
    23.06.2018 1058
    15.06.2018 1121
    14.06.2018 618
    14.06.2018 323

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

В пяти регионах России протестируют новую систему оплаты труда педагогов

Время чтения: 2 минуты

На «Госуслугах» пройдет эксперимент по размещению документов об образовании

Время чтения: 2 минуты

Минпросвещения порекомендовало снизить бюрократическую нагрузку на учителей

Время чтения: 1 минута

Минпросвещения опубликовало проект расписания сдачи ОГЭ и ЕГЭ в 2022 году

Время чтения: 1 минута

Путин призвал поддерживать сельские школы

Время чтения: 1 минута

Екатерина Костылева из Тюменской области стала учителем года России – 2021

Время чтения: 1 минута

Подарочные сертификаты

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако администрация сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение администрации может не совпадать с точкой зрения авторов.

Максим Горький легенда «Данко» из рассказа «Старуха Изергиль»

Текст легенды (в сокращении) Максима Горького «Данко» из рассказа «Старуха Изергиль», читать онлайн — 10 минут.

«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые, сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора: явились откуда-то иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому что лес был старый и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву.

Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого леса, и для этого были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые враги, другая — вперед, — там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота. Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшнее было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все-таки сильные люди, и могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они, то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали в длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота. И ослабли люди от дум. Страх родился среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые слова стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом все громче и громче… Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже, испуганный смертью, не боялся рабской жизни. Но тут явился Данко и спас всех один.

Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые — всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:

— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец, — все на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей.

Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня.

— Веди ты нас! — сказали они…

Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много стоил пота и крови тем людям. Долго шли они. Все гуще становился лес, все меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он, молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и ясен.

Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались все ночи, сколько их было на свете с той норы, как он родился. Шли маленькие люди между больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь, великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, падали духом. Но им стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении управлять ими, — вот как!

Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы, усталые и злые, стали судить Данко.

— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!

— Вы сказали: „Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!

Но эти слова разъярили их еще более.

— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они.

А лес все гудел и гудел, вторя их крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него, но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них. Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня… А они, увидав это, подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску.

Читать еще:  Молитвы помогающие выиграть в лотерею. Молитвы на выигрыш в лотерею

А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…

— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.

И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и высоко поднял его над головой.

Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещенный этим факелом великой любви К людям, а тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же, изумленные, стали как камни.

— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям.

Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно качая вершинами, но его шум был заглушён топотом бегущих людей. Все бежали быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца. И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, сердце его все пылало, пылало!

И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади, плотный и немой; а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем. Гроза была — там, сзади них, над лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река… Был вечер, и от лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струей из разорванной груди Данко.

Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.

Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали, что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой… И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло…

— Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!

Сердце Данко отрывок из рассказа Старуха Изергиль

Спасибо, Элвин, за своевременную подсказку.(Скопировала у Элвина)
Максим Горький, проза
Сердце Данко (Отрывок из рассказа «Старуха Изергиль»)

«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трех
сторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые,
сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора явились откуда-то
иные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потому
что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не
видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот
сквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымался
смрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и дети
этого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этого
леса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злые
враги, другая — вперед, — там стояли великаны-деревья, плотно обняв друг
друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота.
Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и еще
плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. И
всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно
собиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшней
было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно
грозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все-таки сильные люди, и
могли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но они
не могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они,
то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали в
длинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, а
тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что
это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота. Люди всь сидели
и думали. Но ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людей
так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум. Страх родился
среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами
умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые слова
стали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом все громче и громче .
Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже,
испуганный смертью, не боялся рабской жизни. Но тут явился Данко и спас
всех один».
Старуха, очевидно, часто рассказывала о горящем сердце Данко. Она
говорила певуче, и голос ее, скрипучий и глухой, ясно рисовал предо мной шум
леса, среди которого умирали от ядовитого дыхания болота несчастные,
загнанные люди. «Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые —
всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:
— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего
не станется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и
пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец!
Идемте! Ну! Гей.
Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очах
его светилось много силы и живого огня.
— Веди ты нас! — сказали они.
Тогда он повел. »
Старуха помолчала и посмотрела в степь, где все густела тьма. Искорки
горящего сердца Данко вспыхивали где-то далеко и казались голубыми
воздушными цветами, расцветая только на миг.
«Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путь
это был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилую
пасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелись
их ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг много
стоил пота и крови тем людям. Долго шли они. Все гуще становился лес, все
меньше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он,
молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр и
ясен.
Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. И
стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько
их было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди между
больших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь,
великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая над
вершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали так
же быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнем
молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена
тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить
людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и
холодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но им
стыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились на
Данко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неумении
управлять ими, — вот как!
Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы,
усталые и злые, стали судить Данко.
— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел
нас и утомил, и за это ты погибнешь!
— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против
них грудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Что
сделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путь
более долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!
Но эти слова разъярили их еще более.
— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они. А лес все гудел и гудел, вторя их
крикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которых
он понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него,
но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них.
Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям оно
погасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. И
вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и
тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня. А они, увидав это,
подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и они
насторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и стали
плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже
понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума
родила в нем тоску.
А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь.
— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.
И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце и
высоко поднял его над головой.
Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,
освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от света
его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же,
изумленные, стали как камни.
— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держа
горящее сердце и освещая им путь людям.
Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленно
качая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежали
быстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.
И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, и
сердце его все пылало, пылало!
И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади,
плотный и немой, а Данко и все те люди сразу окунулись в море солнечного
света и чистого воздуха, промытого дождем Гроза была — там, сзади них, над
лесом, а тут сияло солнце, вздыхала степь, блестела трава в брильянтах дождя
и золотом сверкала река. Был вечер, и от лучей заката река казалась
красной, как та кровь, что била горячей струьй из разорванной груди Данко.
Кинул взор вперед себя на ширь степи гордый смельчак Данко, — кинул он
радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.
Люди же, радостные и полные надежд, не заметили смерти его и не видали,
что еще пылает рядом с трупом Данко его смелое сердце. Только один
осторожный человек заметил это и, боясь чего-то, наступил на гордое сердце
ногой. И вот оно, рассыпавшись в искры, угасло. »
— Вот откуда они, голубые искры степи, что являются перед грозой!
Теперь, когда старуха кончила свою красивую сказку, в степи стало
страшно тихо, точно и она была поражена силой смельчака Данко, который сжег
для людей свое сердце и умер, не прося у них ничего в награду себе. Старуха
дремала. Я смотрел на нее и думал: «Сколько еще сказок и воспоминаний
осталось в ее памяти?» И думал о великом горящем сердце Данко и о
человеческой фантазии, создавшей столько красивых и сильных легенд.
Дунул ветер и обнажил из-под лохмотьев сухую грудь старухи Изергиль,
засыпавшей все крепче. Я прикрыл ее старое тело и сам лег на землю около
нее. В степи было тихо и темно. По небу все ползли тучи, медленно, скучно.
Море шумело глухо и печально.

Читать еще:  Соединение солнце венера в синастрии брачный аспект. Астрология

Вот- это мои первые уроки, первый раз я услышала о Сердце Данко от моего папы,
моего первого земного учителя в раннем детстве, до школы.

С моря поднималась туча — черная, тяжелая, суровых очертаний, похожая нагорный хребет. Она ползла в степь. С ее вершины срывались клочья облаков,неслись вперед ее и гасили звезды одну за другой. Море шумело. Недалеко отнас, в лозах винограда, целовались, шептали и вздыхали. Глубоко в степи выласобака. Воздух раздражал нервы странным запахом, щекотавшим ноздри. Отоблаков падали на землю густые стаи теней и ползли по ней, ползли, исчезали,являлись снова. На месте луны осталось только мутное опаловое пятно,иногда его совсем закрывал сизый клочок облака. И в степной дали, теперь ужечерной и страшной, как бы притаившейся, скрывшей в себе что-то, вспыхивалималенькие голубые огоньки. То там, то тут они на миг являлись и гасли, точнонесколько людей, рассыпавшихся по степи далеко друг от друга, искали в нейчто-то, зажигая спички, которые ветер тотчас же гасил. Это были оченьстранные голубые языки огня, намекавшие на что-то сказочное.

— Видишь ты искры? — спросила меня Изергиль.

— Вон те, голубые? — указывая ей на степь, сказал я.

— Голубые? Да, это они. Значит, летают все-таки! Ну-ну. Я уж вот невижу их больше. Не могу я теперь многого видеть.

— Откуда эти искры? — спросил я старуху. Я слышал кое-что раньше опроисхождении этих искр, но мне хотелось послушать, как расскажет о том жестарая Изергиль.

— Эти искры от горящего сердца Данко. Было на свете сердце, котороеоднажды вспыхнуло огнем. И вот от него эти искры. Я расскажу тебе проэто. Тоже старая сказка. Старое, все старое! Видишь ты, сколько встарине всего. А теперь вот нет ничего такого — ни дел, ни людей, нисказок таких, как в старину. Почему. Ну-ка, скажи! Не скажешь. Что тызнаешь? Что все вы знаете, молодые? Эхе-хе. Смотрели бы в старину зорко там все отгадки найдутся. А вот вы не смотрите и не умеете жить оттого..

Я не вижу разве жизнь? Ох, все вижу, хоть и плохи мои глаза! И вижу я, чтоне живут люди, а все примеряются, примеряются и кладут на это всю жизнь. Икогда обворуют сами себя, истратив время, то начнут плакаться на судьбу. Чтоже тут — судьба? Каждый сам себе судьба! Всяких людей я нынче вижу, а вотсильных нет! Где ж они. И красавцев становится все меньше.

Старуха задумалась о том, куда девались из жизни сильные и красивые люди,и, думая, осматривала темную степь, как бы ища в ней ответа.

Я ждал ее рассказа и молчал, боясь, что, если спрошу ее о чем-либо, онаопять отвлечется в сторону.

И вот она начала рассказ

«Жили на земле в старину одни люди, непроходимые леса окружали с трехсторон таборы этих людей, а с четвертой — была степь. Были это веселые,сильные и смелые люди. И вот пришла однажды тяжелая пора явились откуда-тоиные племена и прогнали прежних в глубь леса. Там были болота и тьма, потомучто лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них невидать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болотсквозь густую листву. Но когда его лучи падали на воду болот, то подымалсясмрад, и от него люди гибли один за другим. Тогда стали плакать жены и детиэтого племени, а отцы задумались и впали в тоску. Нужно было уйти из этоголеса, и для того были две дороги: одна — назад, — там были сильные и злыевраги, другая — вперед, — там стояли великаны-деревья, плотно обняадругдруга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота

Эти каменные деревья стояли молча и неподвижно днем в сером сумраке и ещеплотнее сдвигались вокруг людей по вечерам, когда загорались костры. Ивсегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точнособиралось раздавить их, а они привыкли к степному простору. А еще страшнейбыло, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точногрозил и пел похоронную песню тем людям. Это были все-таки сильные люди, имогли бы они пойти биться насмерть с теми, что однажды победили их, но онине могли умереть в боях, потому что у них были заветы, и коли б умерли они,то пропали б с ними из жизни и заветы. И потому они сидели и думали вдлинные ночи, под глухой шум леса, в ядовитом смраде болота. Они сидели, атени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, чтоэто не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота. Люди вс° сиделии думали. Но ничто — ни работа, ни женщины не изнуряют тела и души людейтак, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум. Страх родилсясреди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупамиумерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых, — и трусливые словастали слышны в лесу, сначала робкие и тихие, а потом все громче и громче ..

Уже хотели идти к врагу и принести ему в дар волю свою, и никто уже,испуганный смертью, не боялся рабской жизни. Но тут явился Данко и спасвсех один».

Старуха, очевидно, часто рассказывала о горящем сердце Данко. Онаговорила певуче, и голос ее, скрипучий и глухой, ясно рисовал предо мной шумлеса, среди которого умирали от ядовитого дыхания болота несчастные,загнанные люди. «Данко — один из тех людей, молодой красавец. Красивые всегда смелы. И вот он говорит им, своим товарищам:

— Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего нестанется. Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес ипройдем его сквозь, ведь имеет же он конец — все на свете имеет конец!Идемте! Ну! Гей.

Посмотрели на него и увидали, что он лучший из всех, потому что в очахего светилось много силы и живого огня.

— Веди ты нас! — сказали они.

Старуха помолчала и посмотрела в степь, где все густела тьма. Искоркигорящего сердца Данко вспыхивали где-то далеко и казались голубымивоздушными цветами, расцветая только на миг.

«Повел их Данко. Дружно все пошли за ним — верили в него. Трудный путьэто был! Темно было, и на каждом шагу болото разевало свою жадную гнилуюпасть, глотая людей, и деревья заступали дорогу могучей стеной. Переплелисьих ветки между собой; как змеи, протянулись всюду корни, и каждый шаг многостоил пота и крови тем людям. Долго шли они. Все гуще становился лес, всеменьше было сил! И вот стали роптать на Данко, говоря, что напрасно он,молодой и неопытный, повел их куда-то. А он шел впереди их и был бодр иясен.

Но однажды гроза грянула над лесом, зашептали деревья глухо, грозно. Истало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколькоих было на свете с той поры, как он родился. Шли маленькие люди междубольших деревьев и в грозном шуме молний, шли они, и, качаясь,великаны-деревья скрипели и гудели сердитые песни, а молнии, летая надвершинами леса, освещали его на минутку синим, холодным огнем и исчезали также быстро, как являлись, пугая людей. И деревья, освещенные холодным огнеммолний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из пленатьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановитьлюдей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное ихолодное. Это был трудный путь, и люди, утомленные им, пали духом. Но имстыдно было сознаться в бессилии, и вот они в злобе и гневе обрушились наДанко, человека, который шел впереди их. И стали они упрекать его в неуменииуправлять ими, — вот как!

Остановились они и под торжествующий шум леса, среди дрожащей тьмы,усталые и злые, стали судить Данко.

— Ты, — сказали они, — ничтожный и вредный человек для нас! Ты повел наси утомил, и за это ты погибнешь!

— Вы сказали: «Веди!» — и я повел! — крикнул Данко, становясь против нихгрудью. — Во мне есть мужество вести, вот потому я повел вас! А вы? Чтосделали вы в помощь себе? Вы только шли и не умели сохранить силы на путьболее долгий! Вы только шли, шли, как стадо овец!

Но эти слова разъярили их еще более.

— Ты умрешь! Ты умрешь! — ревели они. А лес все гудел и гудел, вторя ихкрикам, и молнии разрывали тьму в клочья. Данко смотрел на тех, ради которыхон понес труд, и видел, что они — как звери. Много людей стояло вокруг него,но не было на лицах их благородства, и нельзя было ему ждать пощады от них

Тогда и в его сердце вскипело негодование, но от жалости к людям онопогасло. Он любил людей и думал, что, может быть, без него они погибнут. Ивот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, итогда в его очах засверкали лучи того могучего огня. А они, увидав это,подумали, что он рассвирепел, отчего так ярко и разгорелись очи, и онинасторожились, как волки, ожидая, что он будет бороться с ними, и сталиплотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он ужепонял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их думародила в нем тоску.

А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь.

— Что сделаю я для людей?! — сильнее грома крикнул Данко.

И вдруг он разорвал руками себе грудь и вырвал из нее свое сердце ивысоко поднял его над головой.

Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал,освещенный этим факелом великой любви к людям, а тьма разлетелась от светаего и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота. Люди же,изумленные, стали как камни.

— Идем! — крикнул Данко и бросился вперед на свое место, высоко держагорящее сердце и освещая им путь людям.

Они бросились за ним, очарованные. Тогда лес снова зашумел, удивленнокачая вершинами, но его шум был заглушен топотом бегущих людей. Все бежалибыстро и смело, увлекаемые чудесным зрелищем горящего сердца.

И теперь гибли, но гибли без жалоб и слез. А Данко все был впереди, исердце его все пылало, пылало!

И вот вдруг лес расступился перед ним, расступился и остался сзади,

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector