1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сегодня мы похоронили Лизу. Этот день я не забуду никогда

Великому поэту и Нобелевскому лауреату Иосифу Бродскому сегодня исполнилось бы 80 лет

Бродский не поэт Редкие архивные кадры и фотографии Иосифа Бродского, а также расширенные интервью друзей и коллег Нобелевского лауреата — смотрите в мультимедийном спецпроекте Первого канала. Его называли снобом и безумцем, ахматовским сиротой и невским задавакой. Нобелевскую премию Бродскому присудили с формулировкой «за всеобъемлющую литературную деятельность». А сам он перед отъездом из Советского Союза писал, что принадлежит русской литературе и перемена места пребывания этого не изменит.

Что сказать мне о жизни?
Что оказалась длинной.
Только с горем чувствую я солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
Из него раздаваться будет лишь благодарность.

«То, о чем» иногда бывает равнозначным «тому, как» — ритм стихотворной строки, который задавал Бродский, действовал безотказано. Способ передачи энергии через слова кто-то назовет одним из законов квантовой физики, ну а кому-то по душе называть это мистикой.

«Когда он читал стихи сам, то он напоминал шамана, он шаманил, и я бы неоднократно свидетелем того, как Бродский, читая стихи свои по-русски, американской аудитории, где не было, или немного было народа, которые понимали по-русски, он ломал сопротивление и как бы первоначальное равнодушие аудитории», — отмечает журналист Соломон Волков.

Соломон Волков — историк русской культуры, он дружил с поэтом, хорошо знает его стихи, написал книгу «Диалоги с Бродским». Тем большим сюрпризом для него стало то, что в майском номере журнала «Звезда» появилось «новое» стихотворение.

«Новое фактически для читателя Бродского, которое никогда не публиковалось. Это очень большие стихи 328 строк, почти «Медный всадник». Но это стихотворение тем не менее. Это у него такой жанр так сказать есть большие стихотворения. Оно называется «Ручей», — рассказывает главный редактор журнала «Звезда» Гордин Яков.

Стихотворение хотя и было написано в 1962 году, впервые зазвучало после его смерти, накануне 80-летия со дня рождения автора. Актер Вениамин Смехов, ровесник Бродского, кстати, читая «Ручей», удивляется, откуда в 22 года могло взяться такое философское понимание мира, откуда рассуждения о смерти?

Ручей — удобство, уютность зеркала, но и питья.
Ручей — сама обоюдность жизни и небытия.
Вся — что озером мнилась — смерть, которую мчит,
Смерть, что в нем отразилась, — ночью и днем журчит.

Вода в бурном потоке или в бесконечной бескрайности живет в стихах Бродского как сосредоточие символов и смыслов. Для поэта, родившегося в Ленинграде это естественно, конечно. Понятно и то, почему похоронить себя он завещал в «великом городе у моря». Но этим городом оказалась Венеция, чего до сих пор не могут понять люди, влюбленные вот эти строчки Бродского:

Ни страны, ни погоста не хочу выбирать. На Васильевский остров я приду умирать.
И душа, неустанно поспешая во тьму, промелькнет над мостами в петроградском дыму,
И апрельская морось, над затылком снежок, и услышу я голос: — До свиданья, дружок.

Между прочим, после церемония вручения Бродскому Нобелевской премии его спрашивали — когда уже приедете на родину? Он ответил вот так:

— Хотели бы Вы поехать в нашу страну?

— Как думаете, это реально?

— Понятия не имею.

— Ну, будем надеяться что мы вас там увидим.

— Надежда — это хороший завтрак, но это плохой ужин.

В родной город он так и не приехал. Для человека, пережившего несколько операций на сердце, визит был бы рискованным — слишком много воспоминаний и эмоций, драматичных, связано с этими домами и каналами.

Здесь были и несчастная любовь, и попытка вскрыть вены в Эрмитаже, и тюрьма, и психиатрическая лечебница, и суд с приговором «за тунеядство». Здесь умерли его родители, которых Бродскому так и не удалось забрать к себе — власти не разрешили. Такого рода воспоминания вызывали эмоции, которые на контрасте с другими, ожидавшимися, могли просто убить.

«Одна из причин, почему он не приехал в Россию, было именно нежелание столкнуться вот с этим обожанием лицом к лицу, вот с таким вот возвеличением собственной персоны. Он чувствовал себя крайне неудобно при этом. И он боялся, что вот оказаться в центре вот такого какого-то идолопоклонения, для него это было невозможно», — говорит Соломон Волков.

В петербуржском дворике-парке, рядом с музеем Анны Ахматовой, ежегодно 24 мая собирались любители стихов Бродского. В 2020 году из-за карантина и самоизоляции стихи друг другу здесь не читали.

Вместо этого на сайте Музея Ахматовой онлайн-акция — и звездные актеры, и школьники присылают свои видеозаписи, с любимыми стихами. Когда сюда снова можно будет приходить, в этом маленьком парке наверняка прозвучит и «новинка» из 1962-го года. А пока что Соломон Волков тоже присоединился к онлайн-акции, выбрав фрагмент из «Ручья», в котором про исток и устье реки. Применима ли эта метафора к русской поэзии? Это уж пускай решают искусствоведы. Интересно другое — слышавшие вживую чтение стихов Бродским навсегда запоминают эту вот его неповторимую манеру.

«Верь иль не верь потоку. Ты бы пришел сюда. Устье равно истоку ибо свой путь вода на север, на юг направляя, на запад и на восток снова туда впадает, откуда берет исток».

Читать еще:  Страшный суд или самый лучший день в нашей жизни?

Сразу после передачи «Что? Где? Когда?» на Первом канале — друзья и любовь всей жизни, две психушки и допросы в КГБ, тюрьма и эмиграция. Биография поэта, которую, по выражению Ахматовой, делали «нашему рыжему». Документальный фильм «Бродский не поэт».

«За Леру ответишь»: скандал Пригожина со Шнуровым получил неожиданный поворот

Последние три дня вся страна с замиранием сердца следит за нешуточным скандалом, который разразился в светской тусовке. После заявления мужа Наташи Королевой о том, что «государство помогает пенсионерам и врачам, а не артистам», решил высказать продюсер Иосиф Пригожин . В ответ на слова супруга Валерии о том, что «даже первая десятка самых популярных и востребованных звезд сегодня практически бедствует», Сергей Шнуров предложил отправить семейной паре сосиски и, как водится, разместил в блоге едкое стихотворение.

Третьи сутки россияне наблюдают за скандальными разборками Иосифа Пригожина и Сергея Шнурова . Взаимные оскорбления и перепалки 25 мая вышли на новый уровень, а скандал получил неожиданный поворот.

Супруг певицы Валерии не намерен прощать бывшему лидеру группы » Ленинград » его нелестные высказывания в адрес артистки: «Бедствуете с тетей Лерой? Из ботвы готовим каши? Бересту уже едим? Сиротинушки вы наши».

Пригожин набросился на оппонента, заявив, что «семья ,жена и дети — святое», а у Шнурова «границы стерты». А потом пригрозил исполнителю «мужским разговором» .

«Ты в натуре что-то куришь или колеса какие глотаешь? Делаешь вид, что с народом, а многие наивные в это верят. Бросаешь им кость в виде своих грязных стишков, они и счастливы. Единственное, что тебя с ними объединяет, — это любовь к трем веселым буквам. «, — неожиданно заявил Иосиф.

По словам продюсера, так даже шпана уличная себя не ведет. «По понятиям ты далеко не красавчик. Я тебя вообще не трогал, даже не вспоминал ни тебя, ни твоих жен. А за то, что вмешиваешь сюда Леру, у меня с тобой будет отдельный мужской разговор. Ты не прав, старикашка. Время все расставит по своим местам», — сказал, как отрезал, супруг Валерии.

Неожиданно в конфликт вмешался Андрей Разин . Как известно, продюсер всегда высказывается на острые темы и знает звездные тайны, как никто другой. Он посоветовал Иосифу не угрожай Шнурову. «А то он сейчас испугается, как меня, и побежит в прокуратуру на тебя заявы катать. Он такая крыса, которая сразу бежит жаловаться в прокуратуру. Шнур зубы в США вставил за 250 тысяч долларов и боится, что ему их выбьют «, — подметил артист.

Напомним, конфликт между Иосифом Пригожиным и Сергеем Шнуровым начался после того, как продюсер отметил: «Даже первая десятка самых популярных и востребованных звезд сегодня практически бедствует, так как все они лишились возможности зарабатывать и практически проедают то, что удалось в свое время скопить».

В ответ Шнуров написал стихотворение, высмеяв Пригожина и его жену Валерию. Иосифа стихотворение, очевидно, обидело, так что уже через несколько часов в его блоге появилось видео. Он заявил, что имел в виду не популярных артистов, а обычные творческие коллективы. Пригожин также упрекнул Шнурова. Мол, если тот решил пойти в политику, мог бы защищать артистов. Продюсер назвал Сергея хайпожором.

К виртуальному конфликту присоединились Юрий Лоза и Григорий Лепс. Исполнитель «Плота» с Пригожиным не согласился. «Я не верю, что у артистов вроде Пригожина и Глушко нет в загашнике денег», — цитирует Юрия «Вечерняя Москва».

А Лепс отметил, что у него все в порядке. «Бедные артисты, боже мой, голодают. Что мы с вами тогда можем сказать вообще о простых людях? Лично у меня все в порядке, не вижу никаких проблем. Спокойно работаю на студии, пишу музыку, занимаюсь голосом, восстанавливаю потихоньку, так что у меня все хорошо», — цитирует Григория радиостанция «Говорит Москва».

После этого Пригожин записал видео. «Будьте внимательны когда ведетесь на провокацию и выдернутые из контекста комментарии. Сергей Ш. и Ко!». В ответ Шнуров посвятил оппоненту новое едкое стихотворение.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Аудио: Иосиф Пригожин — про переписку со Шнуровым: Некрасиво писать дерьмо, при этом даже предварительно не договорившись

Я тебя никогда не забуду

Я тебя никогда не забуду

И когда-то мы встретимся вновь,

Встреч былых незабвенное чудо

Мне волнует холодную кровь.

Без тебя Солнце греет не очень,

Воздух спёрт и на сердце тоска,

Бесконечными кажутся ночи,

Стал пустым аромат коньяка.

Пусть запреты на чувства повсюду,

Помню каждый общения миг,

Я тебя никогда не забуду,

Лучший друг и товарищ шашлык!

Стихи о прекрасном всегда великолепны .☺️

Сколько поклонников у этого кавказца

Клева, автор молодец)

Май и ковыль. Ковыль и май))

Время цветения глицинии

А вот другая глициния. Повилась по арке старого китайского ресторанчика.

«Я пред ними снимаю фуражку»

В период Великой Отечественной войны собаки-санитары вынесли на себе с поля боя более 700 тысяч раненых бойцов!

…В том горячем смертельном бою

Я в свинцовой лежал круговерти.

Черный ворон по душу мою

Уж явился и ждал моей смерти.

Кровь стекала из раны на грудь,

Напоследок меня согревая.

Я подняться не мог, лишь – вздохнуть:

«Неужели, судьбина такая?

Боже мой, неужели вот так

Загремлю я в степи «под фанфары»!?

Но вдруг вижу я наших собак,

Шли на помощь ко мне «санитары».

Был в плену уже снежных оков,

Все плыло предо мной, как в тумане.

Сели рядом и греют с боков,

Руки лижут, давай, мол, на сани…

Когда вижу бродячих собак,

Я пред ними снимаю фуражку.

В том, что взяли с победой Рейхстаг,

Есть заслуга и милой дворняжки.

Мазоха Виктор, в год 70-летия Победы подготовил цикл стихотворений, в которых рассказал о некоторых животных, принимавших участие в Великой отечественной войне, в том числе кошках и собаках.

Читать еще:  Песнопения Страстной седмицы. Великий понедельник

Закатный пейзаж)

Искровское водохранилище)

Тихий майский вечер

Майский закат

Весна.

Памяти старого доброго времени

Мир сломался, его архитектор

Стал художником странных картин,

Я иду по пустому проспекту

Мимо редких пугливых машин,

А на улице вздохи апреля,

Клёны с ветром ведут разговор,

Пристегните меня поскорее

К батарее, товарищ майор.

Доведите штрафные поправки,

С целью тельце моё сохранить,

Отследите контакты и явки,

Запретите дышать и любить.

Есть приказ, значит надо быть злее,

Запретите мне солнечный луч,

Пристегните меня к батарее,

И забудьте где спрятали ключ.

Детство-кончилось

На долгую память! 1987г.

Эдуард Асадов

Девять дней назад, 7 сентября, был день рождения замечательного поэта, участника Великой Отечественной войны, Эдуарда Асадова. Быть может, сейчас многие его стихи, навеянные интузиазмом социализма, покажутся смешными. Но есть у него произведения, которые посвящены вечным темам — дружбе, любви, верности. хотя современная молодежь может их и не оценить, так как у них свои понятия о любви и дружбе, это их право. Но мои дети с удовольствием читали простые и очень добрые стихи. В молодости моими любимыми были: «Баллада о ненависти и любви», «Девушка и лесовик» и еще многие. Попробуйте, почитайте, возможно вам понравится творчество этого неординарного человека, потерявшего зрение на войне. И еще мне очень нравились короткие стихи-четверостишия за их глубокий смысл, изложенный гениально коротко. Позволю себе написать одно из них.

«Что счастье дано тебе не на век,

Не стоит сетовать, человек.

Если бы счастье на век давалось,

Оно бы буднями называлось».

Кошка, гибель которой была увековечена в стихах

Кошка Селима была любимицей Хораса Уолпола (1717 — 1797) — британского литератора, считающегося родоначальником готического романа

Хорас из знатного, богатого и влиятельного семейства: отец писателя был премьер-министром, а сам романист заседал в парламенте.
Хорас Уолпол жил в своё удовольствие: построил собственный замок (который и вдохновил его на литературную готику), сочинил трактат «История современного вкуса в садоводстве», коллекционировал картины, путешествовал.

Хорас Уолпол, 4-й граф Орфорд

Кошка Селима во время путешествия погибла — утонула в аквариуме с золотыми рыбками. Томас Грей сочинил стихи на смерть любимицы своего друга — «Оду на смерть любимой кошки, утонувшей в вазе с золотыми рыбками» (Ode on the Death of a Favorite Cat Drowned in a Tab of Gold Fishes). Вот это произведение:

У вазы, чей хрустальный край

Изящно одарил Китай

Селима, светлый мой кумир,Пронизывала водный мирАгатами зрачков.
Азартный хвост, изгиб спины,

Усы чистейшей белизны

И кисточки ушей,

И черепаховый окрас,И живость изумрудных глаз –Все совершенство в ней.
Она, не отрывая взгляд,

Следит, как за стеклом скользят

Они в кольчугах золотых

И тирским пурпуром у них

Был искус непреодолим –


И нос, и коготок за ним

Прельстился – и погиб!

Какая дева иль жена

Златым тельцом не прельщена,

Как кошка – видом рыб?

Рассудок страсти подчинен,

(Смеялся фатум злой)

И, упустив желанный приз,

Бедняжка, оступившись, вниз

Семь раз, всплывая из пучин,


Звала на помощь, но дельфин

За нею не приплыл;

У фаворитов нет друзей:

Не поспешила Сьюзен к ней

И Том в отлучке был.

Увы! Судьба решила так:

Ее сгубил неверный шаг,

И дух речной не спас.

Красотки, ставлю вам на вид:

Не все то злато, что блестит

И ослепляет вас!

Гуси-лебеди и гребцы. Май 2019 Брест

Закаты Самары

Я пришел к тебе с бутылкой

Я пришел к тебе с бутылкой

Рассказать, что солнце встало

Извлекая пробку вилкой

Произнес: Весна настала!

Поглядела ты в окошко —

Утонул в снегу трамвай

И сказала: Наливай!

Зачем я это помню #7. И распространяю.

Внуку в пятом классе задали учить отрывок из поэмы «Руслан и Людмила»: «У Лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том. «. Наверное, все помнят. И я уже на который раз повторил.

Иду по улице, слышу ребятня стихи громко так рассказывает про тот же дуб. Думаю, что поколение-то не потерянное — на улице стихи из школьной программы повторяют.

Прислушался. И слышу напоминание из далекого-далекого детства:

У Лукоморья дуб срубили,

Кота на мясо изрубили,

Златую цепь в ломбард снесли.

И полностью рассказывают стихотворение точно в той версии, которую рассказывали мы в 60-е — 70-е годы, когда учились в школе. И ведь нигде не публикуется, никто не распространяет, никто не заставляет учить. А оно живет и передается из поколения в поколение.

Каюсь, и я к этому руку приложил. Спросил у внука, рассказывают ли у них в школе этот стишок. Ну, сдуру, и рассказал. А он как-то очень быстро запомнил. И теперь вся школа его знает.

«Посвящается брату»

Когда умерла бабушка, моя мама разбирала её бумаги и нашла на пожелтевших от времени листочках стихотворение. Этот стих бабушка посвятила своему брату Саше, защищавшему рубежи нашей Родины в Великую Отечественную войну и павшему в боях на смоленщине.
***
Браток, я в память о тебе, сама себе стихи сложила.
Ты в 41 уходил на фронт, ох как давно все это было.
Был ростом мал и неказист, без шевелюры, наголо острижен,
Всем сердцем рвался ты на фронт- к врагам ненавистью движен.
В ту пору было, брат, тебе всего семнадцатьь с половиной,
Ты хилый мальчик, но хотел казаться этаким детиной.
Твой образ в памяти храню, хотя и много позабыла.
Но по порядку расскажу как в 41 это было.
С одной девчонкой мы в Москву пешком отправились по шпалам.
Два дня, две ночи мы в пути брели под бомбовым ударом.
Нас не пугал проклятый фриц, что он в московском небе кружит,
Лишь одного боялись мы, что вдруг патруль нас обнаружит.
Мы Тимирязевку прошли и парк старинный миновали,
Лишь три березки в стороне спокойно, ласково кивали.
Мы опустились на траву, ведь притомила нас дорога,
А тут опять сирена, вой, воздушная тревога.
Москву стервятники бомбили, вокруг пылал пожар,
А мы все шли судьбе на встречу, где нас тогда никто не ждал.
Мы в заводское общежитие попали рано утром, чуть заря.
Ребята очень удивились -«Мария, ты ли это?», «да это я!»
«А Саши нету»,- мне сказали, — «к отцу уехал он вчера,
Отец вступает в ополченье, вам провожать его пора».
До остановки проводили ребята в ранний час,
В трамвай «пятерку» посадили, назвав «сестреночками» нас.
Придя на фабрику «Дзержинку» и очутившись в проходной,
Вахтеру коротко сказала «Отец мой здесь живет родной».
Вахтер фамилию спросил, потом куда-то позвонил.
Я жду. И вдруг отец явился, к тому же сильно удивился-
«Откуда , дочка, ты взялась? И как в Москву ты пробралась?»
Я объяснила все как было, как шли, как прятались в кустах,
Что мы девчонки-недоростки, патрульным было не до нас.
Мужчины все вокруг смеялись «Счастливый, Вася, ты отец»
И все меня потом хвалили: «Ну что за дочка-молодец!»
Я, прислонясь к стене, стояла и ничего не понимала,
Не сон же это- наяву, вдруг поняла, как зареву:
«Папаня, родненький, уходишь?»
«Ну полно, доченька реветь, отца на сборный пункт проводишь,
Нам надо вовремя поспеть.
Пойдем, разбудем с тобой Сашу и вещмешок мне соберем,
И все втроем — на сборный пункт пойдём».
Вот так отца мы проводили Сашенька с тобой,
А уж тебя ждала повестка в твоей общаге заводской.
И ты ничуть не удивился, был рад и горд сам за себя,
И лишь немного прослезился, когда в вагон сажал меня.
«Смотри, сестренка, не робей, ты нашу маму пожалей.
Прошу ее всегда беречь, а я вернусь! До скорых встреч!»
Вот так простились мы с тобой, и возвратилась я домой,
И лишь ступила на порог, как горло мне сдавил комок,
Ведь мама ночи не спала, все из Москвы меня ждала:
«А, ты явилась наконец. Ну как там Саша, как отец?»
И было нам неведомо тогда, что мы осиротели навсегда.
——-
Отец пропал без вести где-то под Мало Ярославцем.

Читать еще:  Как убедить пожилых родителей остаться дома в период самоизоляции?

Саша погиб под Вязьмой, и похоронен в братской могиле.

Те дни (Te dni)

Птаха (Ptaha)

Те дни (Te dni) Lyrics

[Интро: Птаха]
Йоу
Малая Ордынка
Якиманка.

[Куплет 1: Птаха]
Ну что, как сам, братан, бухаете?
Привет парням. Я? А я то всё по городам
Если честно, просто заебался, ман
Мне бы сейчас к девятнашке, в курилку к вам
Чтобы накидаться, да в говно
Чтобы накуриться, да пойти в кино
Дойти до Простого, попросить воды
Потом до Ударника, упасть там на карты
Познакомиться с девчатами со двора
Пообщаться на лавке до утра
Или дойти до метро купить попить
И так до утра по райончику бродить
Как было хорошо, ещё тогда
Когда ругали нас соседи, мол, мы шпана
Всё это помню, будто как вчера
Стройки, войнушки, Turbo, суета
Потом уже всё стало ярче, как сегодня
Их было больше, брат, нас было двое
Стояли до конца, хотя и было стрёмно
Спина к спине, смех с разбитой бровью
Не забываю обещаний никогда
Остаюсь собою я, как и всегда
Всегда быть проще, меньше пафоса всегда
Респект братухе, Серёга, от меня

[Припев: Птаха]
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Ладно мне пора бежать, братан, прости!
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Ладно мне пора бежать, братан, прости!

[Куплет 2: Гуф]
Странное словосочетание «бывший лучший друг»
Если такого не было с вами — круто, но мали ли вдруг
Вот у меня, например, есть такой один
Точнее был и мы вообще не видимся с ним
Катился по Малой Ордынке я совсем недавно
Знакомая трёхэтажка справа, я вспомнил про Ару
Набрал на домашний, сразу, «Алло тётя Сюсанна
Барэв дзэс, это Лёша, а можно Армана?»
Но я так, с понтом, типа скромненько
«А, Лёша, привет, Армана нет, но я могу позвать Георика.»
Думаю, ну и ладно, пообщаюсь хотя бы с братом
Узнаю, чё он там, да как там
Сегодня все под сомнением, где он сейчас
В Москве, может в Италии или опять в Армении
Сколько времени прошло? Дефицит в общении
Виделись мы очень давно, да и то по медленной теме
Как то ни с того, ни с сего я оказался в Китае
Я писал письма всем, и только двое на них отвечали
Во-первых были письма от бабули — Ориджинал Ба
Но больше макулатуры приходило от Армана
Я прилетал в Москву, где-то раз в полгодика
Он всегда открывал для меня новые виды наркотиков
И всё шло как надо вроде бы
Но хуёвая правда — те дни, как это было давно
А я всегда видел этот мир по-другому
Мой Китай внезапно закончился в конце 98-го
Мы где-то мутили лавэ, мазы, двигали с района
Мутная школа — от барбитуры до метадона
Я подождал минутку, потом ещё другую
И положил трубку — в другой раз позвоню ему
Сделал рэпчик погромче, пристегнулся потуже
Очень странное, в общем, это понятие дружба

[Припев: Птаха и Гуф]
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Ладно мне пора бежать, братан, прости!
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Я не забуду никогда те дни
Ара, ты хотел моего рэпа? На, лови!

[Аутро]
Back in the days.
We was young. Memories of high speeds, when.
Back in the days.
We was young.
Back, back, back in the days.
We was young. Memories of high speeds, when.
Back in the days.
We was young.
Back in the days.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector