1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сделать аборт — Что говорят женщины, решившиеся на аборт — психолог

Постабортный синдром — Postabortion syndrome

Беседа с практикующим психологом, руководителем фонда «Семья и детство» Светланой Рудневой, работающей на горячей линии фонда по незапланированной беременности.

– Наша организация занимается консультированием женщин уже 15 лет. Мы принимаем звонки от тех женщин, которые узнают о своей беременности – так сказать, уже по факту, которые понимают, что у них нет никакой поддержки в их ближайшем окружении. Порой этим женщинам даже не с кем поговорить о своей беременности.

Также звонят и юные девушки, у которых всегда очень много вопросов, связанных с их новым статусом.

Далеко не все девушки могут обсудить это с матерями, как это должно происходить в лучшем варианте. Это могут быть девушки или юноши, которые боятся, что беременность могла наступить. В общем, к нам обращаются в ту минуту, когда понимают, что не готовы к материнству .

В чем заключается ваша главная задача? Просто проконсультировать, или проследить за тем, чтобы беременность обратившейся к вам женщины не прерывалась?

– Конечно, хотелось бы, чтобы ребенок жил. Даже если к нам обращаются через несколько дней после зачатия. Но важно и чтобы после рождения мать и другие родственники не отвергали его, и чтобы это было не чье-то чужое решение.

Тут есть определенная сложность: мы стараемся не давать информацию в СМИ о том, что наша горячая линия именно противоабортная, и никак не афишируем это в рекламе. Мы выстраиваем беседу с женщиной таким образом, чтобы она не чувствовала давления, не считала, что от нее что-то хотят. Мы подводим их к реальным причинам их неуверенности, проводим такую психологическую внутреннюю работу.

Расскажите подробнее об этих причинах. Что женщины обычно говорят себе в абортных ситуациях?

– Первое, что приходит на ум – женщина говорит себе и окружающим «у меня нет денег содержать этого ребенка», что все умрут с голоду – и она, и ребенок, и другие члены ее семьи, заранее воспринимая возможное рождение как глобальное финансовое бедствие.

В Москве же больше распространена другая причина – боязнь резкой смены уровня комфорта, которую всегда влечет за собой рождение ребенка, боязнь утраты свободы – «куда хочу, туда и пойду» полностью исчезает на самых первых порах материнства, пока нет возможности отдать ребенка в детский сад.

Длится это год, два, а то и три, и это ежедневный и круглосуточный тяжелый труд, даже если у матери есть помощники в виде бабушек, сестер и так далее. Идея служения маленькому человечку, которого Бог послал в мир, и который еще беспомощен, но уже наделен бессмертной душой, к сожалению сейчас не так популярна, как навязываемые СМИ лозунги вроде «Бери от жизни все!».

То есть основные факторыфинансовый и боязнь резкого смена стиля жизни?

– Да, образа жизни. Ребенок воспринимается как лишение каких-то свобод, удовольствий, привычного образа жизни, как помеха планам, трата времени.

Можно говорить об определенной утрате культуры взращивания детей – многие современные матери не умеют даже играть со своими детьми, не говоря уж о более сложном эмоциональном взаимодействии с младенцем. Эта культура уничтожалась весь XX век, ради призрачного «светлого будущего», индустриализации и тому подобного. Нормального взаимоотношения родителей с новорожденными детьми просто не было в поле зрения – через 2-3 месяца женщина была вынуждена сдавать ребенка в ясли.

По вашему, это советское наследие?

– Да, это определенно советское наследие. У многих девушек сейчас, неважно беременных или нет, есть страх материнской некомпетентности, неуверенность в том, сможет ли она со своим ребенком правильно взаимодействовать, играть, ухаживать, радоваться вместе с ним. Они просто не видят себя как матерей, потому что они не видели в своем ближайшем окружении матерей с младенцами.

Раньше это были младшие братья и сестры, племянники, и все члены семьи видели, как это здорово – играть с младенцем, как общение с малышом может по-настоящему радовать и создавать теплую атмосферу эмоциональной наполненности.

Устранение этого страха и есть основной пункт вашей программы помощи этим женщинам?

– Этому учат в школах беременных, школах ухода за грудным младенцем, но они у нас недостаточно распространены. Сейчас появляются семейные клубы, где тоже обучают чему-то подобному, например замечательный семейный клуб родительского опыта «Рождество».

Вы вбираете в себя часть этих функций?

– К сожалению, нет, хотя мы к этому стремимся, потому что это, конечно, одна из главных причин абортов – выросшие в однодетных семьях девушки не видели способов здорового эмоционального общения с малышом, и поэтому они боятся даже брать ребенка в руки, не говоря уже о роли матери. Декларируемые девушками финансовые причины абортов же являются скорее побочными.

Можете ли вы привести в пример какой-то показательный конкретный случай из вашей практики?

– В одну консультацию (это случай не с горячей линии) пришла девушка, которая назвала для себя именно такую причину, – ей еще рано, она не готова, не созрела для этого в свои 19 лет.

На столе у консультанта лежала книжка, «Игры с детьми младенческого возраста»; консультант отлучилась от девушки буквально на минуту, а когда вернулась, увидела, что девушка увлеченно листает эту книгу. Когда она закончила листать, она заявила, что все-таки будет рожать. Этот случай, конечно, особенный, но тем не менее!

Сохраняете ли вы обратную связь с женщинами, которым вы помогли сохранить малыша?

– Конечно! Часто бывает, что женщина сама находится с нами в контакте – звонит снова и снова, присылает фотографии своих родившихся детей, и так далее. Однако, когда ребенок рождается, большинство матерей с ужасом вспоминает о своих «абортных» мыслях и колебаниях, и это хочется забыть, это тоже одна из причин почему они не стремятся продолжать общение с нашим центром. А иногда с рождением ребенка просто начинается совсем другая страница жизни: свои хлопоты.

Наконец, хотелось бы поговорить об абортах в контексте новейшей инициативы о вынесении абортов из ОМС. Скажите, провоцирует ли сейчас женщин на аборты их бесплатность?

– Не могу сказать про бесплатность, тут скорее играет роль их легальность. Народ наш в большинстве своем законопослушный, и о моральности того или иного запрета или разрешения мало кто рассуждает; женщины говорят себе: «У нас же разрешены аборты, значит ничего страшного в этом нет».

Тем не менее, у аборта как у медицинской операции с каждым годом становится все меньше и меньше оправданий – случаи, когда беременность угрожает жизни женщины или ее плоду становятся исчезающе редки; сейчас безболезненно и успешно рожают с любыми патологиями – и сердца, и почек, и эндокринной системы, и если женщина четко выражает свою позицию по этому поводу, что она хочет рожать несмотря ни на что, врачи обязаны будут предпринять все необходимые меры. Было бы желание!

И еще один аспект: аборт – операция, которая совершается при отсутствии заболевания. Ведь беременность – не болезнь, а нормальное, естественное состояние женского организма. Цель медицинского вмешательства – сохранение жизни, лечение или облегчение страданий больного.

Аборт убивает одного пациента (ребенка) и наносит непоправимый ущерб другому (женщине) и поэтому не должен в принципе входить в сферу врачебной деятельности. Поэтому во многих странах у врача есть право отказаться от производства аборта как от действия, разрушительно влияющего на его личность.

В профессиональном врачебном сообществе не обращается внимание на то, что у врача меняется его отношение к роженице и ребенку, что неизбежно влияет на его состояние как участника таинства родов.

Что касается отмены бесплатных абортов, я считаю, что те средства, которые сейчас идут из бюджета на аборты, должны быть направлены на поддержку рождаемости. Нынешние меры экономического поощрения рождаемости носят отсроченный характер. Материнский капитал женщина может использовать через три года после рождения ребенка.

Статистика обращений на нашу кризисную линию показывает, что помощь женщинам нужна именно в первые три года после рождения ребенка, потому что в это время она не может помимо ухода за ребенком еще и зарабатывать деньги.

Уход за ребенком требует всех ее сил и всего времени. И, как мы видим, особенно в глубинке, невозможность приобрести самые необходимые продукты питания и средства гигиены, недоедание и нищета – это совсем не редкость для беременных и мам с грудными малышами.

На кризисную линию звонит молодая женщина, узнав о своей второй беременности. Она приехала работать в Москву, потому что не могла уже слышать, как четырехлетний сын канючит: «Мама, я кушать хочу!» А накормить его нечем. В маленьком городке даже уборщицей на 3 тысячи – и то лишь по знакомству можно устроиться.

Оставила ребенка с подругой (у той ни образования, ни работы) и из Москвы высылала им деньги на содержание… Молодой человек казался таким надежным, говорил, что скоро они заберут ее сынишку в Москву и будут жить вместе. Но, узнав о новой беременности, просто исчез. На звонки не отвечал, а потом и симку поменял. Какой тут второй ребенок?

Читать еще:  Реабилитация на санках: «Мы были в шоке, сплошные синяки!»

Пособие по уходу за ребенком до трех лет должно составлять два прожиточных минимума – на маму и на ребенка.

«Глубинный смысл прерывания беременности», или Немного о словесной манипуляции в СМИ

Одна знакомая мне старушка делала аборты пять раз – в те времена их делали все: их прописывали, как вырывание зубов. Но один из своих абортов она очень часто потом вспоминала, всегда при этом плача. «Кусая локти».

Дело было весенним днем. Кажется, тайком от мужа, узнав об очередной беременности, она пошла на «обычную операцию» по ее прерыванию. Взяла с собой двух своих детей дошкольного возраста, поскольку оставить малюток было не с кем. И вот дети остались ждать внизу, в больничном дворе, пока вернется их мама. Женщина поднялась в кабинет, все уже было готово к процедуре. А медсестра возьми да выгляни в окно! Увидела двух смугленьких, большеглазых карапузов и говорит этой женщине: «Это ваши дети – мальчик и девочка?» – «Да, мои». – «Вы знаете, я никому этого ни разу не говорила, но вам скажу: не делайте аборт. Послушайте, у вас такие красивые дети. А будет третий, такой же хорошенький. Я вас очень прошу, подумайте. Не делайте. »

Женщина все-таки аборт сделала – «ну куда третьего, куда?».. И в 75 лет слезы у нее лились градом, когда она вспоминала этот диалог в абортарии.

Как же бесконечно жаль ее было в те моменты! Она плакала и говорила: «Я же не знала, я не знала, что делаю! Нам ведь говорили, что это просто операция, несложная процедура. На первый аборт меня вообще мама отвела. Никто даже не думал, что мы детей своих убиваем, – никто мне не сказал об этом!»

И это действительно так. У многих тогда не было возможности задуматься об этом: аборты стали негласной нормой.

Но у современной женщины такая возможность задуматься есть. Интернет, Википедия, плакаты в метро, в поликлиниках, кабинеты психолога при абортариях и женских консультациях. Вряд ли хоть кто-то сегодня может сказать, что ни разу не слышал о словах «аборт» и «убийство», стоящих в связке. А почему же они не действуют?

«Глубинный смысл прерывания беременности»

Слова вообще очень многое значат в жизни. Поставьте рядом «аборт» и «убийство» – срабатывает один ассоциативный и эмоциональный ряд. Но ведь рядом можно поставить совсем другие слова.

Как это сделал, например, один красочный журнал по психологии. На днях редакция объявила конкурс «Стань автором», участникам было предложено множество тем на выбор. И одна из тем задана следующим образом: «Глубинный смысл прерывания беременности в том, что этот опыт раскрывает в женщине ее подлинное Я».

В одном ряду слова «самораскрытие», «глубинный смысл» и «аборт». Что в итоге? Хорошо + плохо = не так уж плохо

Смотрите, как интересно. Ведь раскрытие своего «я» – безусловная добродетель, с точки зрения психологии и здравого смысла. Познавать себя – хорошо, нужно, полезно, единственно верно. И редактор ставит в один ряд самораскрытие, «глубинный смысл», «опыт» и. аборт. Вроде не подкопаешься – никто же не соврал! А что в итоге откладывается у нас с вами в головах? Хорошо + плохо = не так уж плохо. Оказывается, и в аборте есть глубинный смысл! Да и слово «аборт» звучит грубовато и жестко, на него уже налипли негативные и пугающие ассоциации, куда мягче и деликатней – «прерывание беременности», правда?

Этот трюк – не что иное, как языковая манипуляция. Более тонкий, более изощренный способ объяснить сомневающейся женщине, что убить ребенка – . как бы чуть ли не «обратимо», во всяком случае, это опыт, и в нем есть смысл. Все не так плохо, не забивай голову религиозными «пугалками», дорогая!

Есть такая метода – «окна Овертона». Это способ постепенно сделать то или иное понятие из абсолютно неприемлемого – приемлемым, а часто и одобряемым. Способ заключается в том, чтобы потихоньку менять тот ключ, в котором говорится о предмете. Сначала о нем просто много говорят, то есть из табуированного, каким был прежде, он становится обсуждаемым. Потом, когда люди привыкли, появляется вариативность отношения к предмету: «Друзья, давайте не осуждать, давайте не закидывать камнями, будем терпимы, всяко бывает!» Позже предмет стараются ввести в ранг варианта нормы: есть такие люди, есть другие; есть такое поведение, есть другое. И наступает момент, когда общество уже ополчается на тех, кто ставит новый взгляд под сомнение: «Ты что?! У нас же свобода, права. Да ты мракобес!» По этой схеме были легализованы гомосексуализм, эвтаназия; вполне вероятно, что на очереди педофилия, зоофилия, право на самоубийство и т.д. Нормы меняются, а все начинается – со слов и смысловых связок. И о слове «свобода» мы обязательно поговорим далее.

Метод «Лалала»

Есть более грубый метод. Помните, в детстве, когда мы хотели донести до надоедливого сверстника, что его мнение нам неинтересно, мы затыкали уши и начинали громко, с упоением тараторить: «Лалалалааа! Ничего не слышу, я тебя не слышу, лалалаа!» Метод «Лалала» давал просто поразительные результаты. И работает он не только у детей, но и у взрослых. «Лалалала, не хочу задумываться о смерти. Лалала, Бога все равно нет»; «Лалалааа, аборт – это такая же медицинская процедура, как вырвать зуб, лалала! А еще обрезать ногти или волосы – то же самое!»

Аборт и удаление зуба – процедуры одного порядка? А зуб может отрастить ножки, ручки, сказать: «Мама»?

Поразительным образом логика отказывает многим людям – хорошим и неглупым, – когда речь заходит о таких предметах, как Бог, вечная жизнь, нравственные нормы. Вырвать зуб и прервать беременность – вещи одного порядка? Друзья, ну подумайте. Из вашего кариозного вырванного зуба, посеченного состриженного волоса когда-нибудь что-нибудь может вдруг волшебным образом вырасти, преобразиться в мыслящее существо? Может такое быть, что ваш зуб однажды отрастит ножки, ручки, выпучит глазки и умилительно скажет вам свое первое «Мама»? Все же вряд ли, согласитесь! Зуб останется зубом. Волос волосом. Ноготь ногтем. А вот то существо, «сгусток клеток», эмбрион, плод – назовите как угодно, – которое вы с зубом сравниваете, через девять месяцев скажет: «Уа! Уа!», через 18 лет пойдет собирать-разбирать автомат Калашникова в армию, через 19 – поступит на мехмат МГУ, на первом курсе женится под ваши негодующие крики и принесет внуков на радость вам и окружающим. Еще Аристотель предлагал рассуждать о вещах не как о чем-то сиюминутном, а с точки зрения перспективы, цели – а уж его в отсутствии логики упрекнуть трудно.

Ну подумайте еще, друзья! Вот перед вами стоят шесть человек: три брата и три сестры. Все выросли, у каждого своя судьба, свой характер, свои планы на будущее. Кто из них вам меньше всего нравится, а? Давайте, чтобы долго не думать, младшего брата и младшую сестру уберем, так сказать, сотрем с лица нашей прекрасной планеты. Ведь это то же самое – только в случае «прерывания беременности» выбор вы делаете на определенное количество лет раньше.

Все настолько становится на свои места, когда даешь себе труд подумать.

А что, как правило, в ответ? «Лалалалаа».

Кто освободил мужчину от ответственности?

Но оставим в покое женщину.

Ведь в одном ряду с врачами, которые извлекают из женской матки части исковерканной человеческой плоти, с теми родственниками и, может быть, даже мужьями, которые подталкивают женщину на аборт – «Я уйду от тебя, мне не нужен ребенок!»; «Нечего нищету плодить», – в одном ряду с государством, которое далеко не всегда и не всем создает такие условия, при которых ребенок не снижал бы и без того низкий уровень жизни миллионов наших соотечественников. В этом ряду стоят молодые (иногда и зрелые) мужчины и парни, от которых «залетают» женщины, вступая в необременительные, легкие отношения. Абсолютные и непременные соучастники прерывания огромного количества беременностей.

Неужели мужчина в 18–30 лет не знает, откуда берутся дети? Не предполагает такой возможности, особенно если избранница молода и пышет женским здоровьем? Ведь что это, как не тот же детский способ отношения к жизни: «Лалалала, я не слышу, я не слышу!» Или просто беда в том, что такой мир, так принято, так все делают и выбраться из матрицы этих «так» самостоятельно, непредвзято подумать – очень и очень непросто?

Ты готов стать отцом и заботиться о вашем ребенке? Нет? Так в какую ситуацию ты ставишь свою возлюбленную?

А ведь логическая цепочка нехитрая. Женщины беременеют от соития с мужчиной – даже порой от так называемого «защищенного». Факт. Заводя соответствующие отношения, ты готов стать отцом и заботиться об этой женщине и вашем ребенке? Нет? Тогда пошел вон! Какой может быть разговор? Ведь иначе в какую ситуацию ты ставишь свою возлюбленную? Вы оба знаете, что не готовы прожить вместе до последнего вздоха, делить дни горя и радости, последнюю краюху хлеба; она вполне осознаёт, что ты не станешь ей опорой и стеной, не готов позаботиться о ней и ребенке. Так что же сделает такая женщина, когда не начнется у нее следующий месячный цикл, зато резко обострится нюх, различающий все на свете запахи? Правильно: она испугается. Нет опоры, нет мужа, впереди – непонятная, пугающая, нераспланированная жизнь. Конечно, по проторенной дорожке в абортарий пройдут еще одни женские сапожки, и «возлюбленный» узнает об этом в sms-ке, если вообще узнает.

Читать еще:  Валерий Панюшкин: 5 правил для родителей против выгорания

Безусловно, таков выбор женщины. Но и мужчины. И его не меньшая ответственность.

И в этом очередной перевертыш нашей жизни: беременность, вершающая любовь между мужчиной и женщиной, ее результат, ожидаемая, радостная, коренным образом меняющая жизнь, становится нежелательным, горестным, неожиданным «побочным эффектом» необременительных отношений. Свободных отношений. И вот тут пора, пожалуй, поговорить, и о свободе.

Священное слово «свобода» и одинокая старость

Свобода и ответственность – две стороны одной и той же монеты: без второй нет первой

Весь антиабортный гнев верующих (и неверующих) можно легко разбить одним словом: свобода. Ведь это священное слово. И оно действительно священно – и для атеистов, и для верующих. Свобода – неотъемлемая принадлежность человеческой личности. Но вместе с тем, по меткому выражению одного журналиста, «свобода и ответственность – две стороны одной и той же монеты: без второй нет первой».

Ответственность рано или поздно наступает. Готовы ли мы к ней? Или воображаем, что готовы? Это же не ответственность за несвоевременно вырванный зуб, а за то, взял ты на себя право прекратить жизнь или дал жизнь. А ведь и психологи признают, что самое большее, что нам дали наши родители, – это жизнь, все остальное мы можем взять сами.

И дальнейшее – это следствие выбора, который в своей жизни делает человек. Аборт – такой же выбор. И когда придется за него ответить и как – Бог знает!

Я не имею морального права препарировать судьбы людей и искать в них железобетонные причинно-следственные связи, но еще одна картина стоит у меня перед глазами, когда речь заходит об абортах.

Старенькая бабушка (другая – не та, о которой я писала вначале), очень хорошая, юморная, серьезно болеет, с трудом встает с кровати, живет одна. Совсем одна. Ее дочь живет в соседней квартире, на одной с матерью лестничной клетке, и перед отпуском приходит, чтоб перенести в бабушкину квартиру все свои цветы – чтобы та поливала. На день рождения и праздники дарит подарки. В том же районе живут внучка и правнучка, которые чаще заезжают в гости. Но постоянно, приходя два-три раза в неделю, ухаживают за бабушкой абсолютно посторонние люди – волонтеры. Они ее моют, готовят ей еду, покупают продукты и лекарства, убирают постель, стирают, покупают ночнушки и халаты взамен прохудившихся, приводят священника, чтобы причастил. В общем, вы поняли: ухаживают – волонтеры. Это просто факт, судите о нем, как хотите. Никому из волонтеров в голову не приходило искать какие-то причины такой семейной трагедии этой несчастной женщины – это абсолютно не их дело. Но вот сама она однажды сказала: «Наверное, если б я не сделала все эти аборты, мои детки сейчас бы ухаживали за мной».

Хотим поговорить об этом

Во всех ли женских консультациях страны есть психологи и что на самом деле входит в их обязанности, разбирались корреспонденты «РГ» на местах.

Тяжелая артиллерия — чиновники и священники

По идее, через беседу с психологом в обязательном порядке должна пройти каждая женщина, обратившаяся в женскую консультацию за направлением на аборт.

В Пензенской области губернатор решил, что этого недостаточно, и предложил в помощь психологам глав районов. Теперь с беременными беседуют и чиновники. Если пензячка желает сохранить ребенка, но ей мешают жизненные условия — проблемы с работой, жильем, опасения, связанные с устройством в детсад, то власти должны найти возможность помочь ей. Для гарантий с теми женщинами, кто откажется от аборта, будут заключать социальный контракт.

В Белгородской области пошли еще дальше. Там решившимся на аборт без медицинских показаний женщинам советуют побеседовать с православным священником. Эта практика в регионе не нова, она насчитывает уже свыше десятка лет. Курирует проект руководитель Епархиального центра защиты жизни и православных семейных ценностей отец Иоанн Залога.

— Как правило, изначально причина лежит в легкомысленных отношениях между мужчиной и женщиной, — говорит отец Иоанн. — Когда женщина узнает о беременности и сообщает мужчине, начинаются конфликты. И вот именно в этот сложный момент мы и беседуем с ней, когда она стоит перед выбором: сохранить или не сохранить. И шансы, как говорится, 50 на 50. Конечно, многие сразу говорят нам о сложном финансовом положении. Но по опыту скажу, это только у одной из 15 женщин реально нет средств. Остальные — просто оправдывают таким образом свое намерение. Наша цель — не просто отговаривать от аборта. Мы рассказываем о том, какие меры поддержки в этой ситуации мы можем предложить беременной женщине и уже родившей. И универсального аргумента против аборта у нас, наверное, и нет. Но просто после этих бесед женщина начинает размышлять. Ситуация не кажется безнадежной.

Двое суток тишины

Встреча с психологом ждет всех жительниц Воронежской области, решивших прервать беременность и обратившихся с этим в женскую консультацию, сообщили в областном департаменте здравоохранения. В случаях когда в консультации при районной поликлинике психолога нет, направляют в один из центров медико-социальной поддержки беременных.

«Если женщина ждет ребенка и столкнулась с отсутствием поддержки со стороны отца ребенка и родственников, материальной необеспеченностью или депрессией, имеет проблемы с жильем или работой, то она также может обратиться в ЖК за помощью», — отметили в облздраве.

В Астрахани штатные психологи сегодня в обязательном порядке работают в каждой женской консультации. В консультации при астраханском роддоме с недавних пор также функционирует кабинет по отказу от курения.

Как рассказала заведующая женской консультацией Эльнара Краморева, после того как женщина сообщает медикам о своем желании прервать беременность, наступают так называемые 48 часов тишины. Эти двое суток даются женщине на размышление, и этого времени зачастую хватает, чтобы она изменила решение.

— В 2018 году из 197 обратившихся на аборт женщин 120 впоследствии передумали и встали на учет по беременности, — довольна результатом доктор Краморева.

Однажды, вспоминает Краморева, на аборт пришла астраханка, воспитывающая сына с ДЦП. Она заявила, что хочет прервать беременность, так как у нее нет времени заниматься будущим ребенком. К счастью, ее удалось отговорить от рокового шага. Доводом стало то, что будущий малыш может стать помощником и лучшим другом ее нездоровому первенцу. Сейчас она уже родила здорового мальчика.

Помощь на полставки

Как сообщили «РГ» в министерстве здравоохранения Новосибирской области, психологи работают в 25 женских консультациях региона. Это значит, что они есть во всех консультациях Новосибирска, но отсутствуют в сельских районах. Для того чтобы сельской жительнице встать, например, на учет по беременности, ей нужно отправиться в ближайший райцентр, где есть женская консультация. Если же она намеревается прервать беременность, то отговаривать от этого решения в консультации райцентра, получается, ее будет кто угодно, но только не психолог, имеющий для этого специальную подготовку.

В соседней Омской области, как сообщила «Российской газете» представитель областного минздрава Светлана Оспенникова, психологи сегодня есть в штате всех женских консультаций в 32 районах региона. Правда, где-то они оформлены на четверть или полставки.

Вообще нехватка кадров в сельской местности — повсеместная проблема. Зачастую жителям бывает непросто попасть к обычному врачу, не только к психологу.

Так, в Центральной больнице Ольгинского района Приморского края «РГ» рассказали, что психолога нет — ни в штате ЦРБ, ни как помощника гинеколога. А в Яковлевском районе и не до психолога — в местной райбольнице нет штатного гинеколога, приезжает раз в неделю специалист из города Арсеньева. Но психолога, если очень понадобится, могут вызвать из того же Арсеньева или дать к нему направление.

Немногим лучше ситуация в краевом центре. Например, в женской консультации № 2 Ленинского района Владивостока в штате психолога нет. Медучреждение относится к перинатальному центру, в котором услугу консультации с психологом можно получать на коммерческой основе.

В Якутске ситуация лучше. Там действует Центр охраны здоровья семьи и репродукции с целым штатом психологов.

Где окажут помощь

Всероссийский телефон доверия по вопросам кризисной и незапланированной беременности:

8(800) 100 44 55 (ежедневно c 9.00 до 21.00 по московскому времени).

Городское отделении реабилитации управления соцзащиты: 8-8412-440-003.

Ежедневно с 8.00 до 17.00 по телефону консультируют юристы: 8-8412-954-431 и психологи: 8-8412-95-38-58.

Кризисный центр помощи женщинам: 8(8512)26-22-67.

Центр помощи семье и детям «Радуга»: (383) 271 99 39. (Предоставляют временное жилье.) Центр помощи женщинам «Надежда»: (383) 266 51 01. Центры для одиноких матерей «Голубка»: (383) 355 33 23, «Маргарита»: (383) 347 83 67.

«Аборт – личное дело каждой женщины». Психолог — о прерывании беременности

Перед тем, как избавиться от нежеланного ребенка, независимо от срока, женщины с недавних пор в обязательном порядке посещают психолога. Только после беседы со специалистом беременные могут сделать аборт. При этом консультирование исключает такие методы, как морализирование, давление, увещевание и любое нравственное насилие.

Почему женщины решаются лишить жизни нерожденного ребенка и нужно ли на государственном уровне регулировать право на аборт, корреспонденту «АиФ — Тюмень» рассказала психолог Тюменского Областного Перинатального центра Елена Абрамова.

Нет возможностей

Сирень Бабаева, «АиФ-Тюмень»: Зачем женщине беседовать с психологом перед абортом?

Елена Абрамова: Чтобы лучше понять значение своих решений, их влияние на свое будущее, разобраться в своих приоритетах и ценностях. Женщина должна понимать, какую ответственность она берет на себя, вынося приговор своему нерожденному малышу. Ведь очень многие говорят о своих сомнениях, колеблются, принимая решение об аборте. И тогда наша задача — провести полноценное психологическое консультирование, помочь принять взвешенное решение. Чтобы потом всю жизнь не мучало чувства вины, не просыпаться по ночам со слезами на глазах.

Читать еще:  Некоторым из нас позарез нужен свет Фавора

Психолог бывает нужен и тем женщинам, которые не могут забеременеть, у кого случаются выкидыши на разных сроках. Пережить это, когда семейное будущее было спланировано с учетом появления скорого рождения малыша, очень тяжело. Особняком стоит работа с женщинами, вынужденными сделать аборт по медицинским показаниям.

— Получается, прервать беременность, миновав психолога, невозможно?

— Нет, сегодня это обязательная процедура. Она нужна, чтобы помочь сохранить душевное равновесие женщины и, если получится, жизнь ребенку. Но мы не должны и даже не имеем права уговаривать или отговаривать женщину, решение всегда за ней. Мы только помогаем посмотреть на ситуацию с разных сторон, взвесить все «за и против», вместе найти выход, даже если кажется, что его нет. В приватной беседе каждой женщине предлагаем стандартный набор вопросов. И, оформляя документацию, беседуем, выявляя причины, побудившие пойти на аборт. Как правило, женщины охотно обсуждают волнующие вопросы.

— Можете привести небольшую статистику: сколько женщин к вам обратилось, и какое количество из них передумали делать аборт?

— За первое полугодие 2019 года из 412 женщин, обратившихся к нам на предабортное консультирование, 31 передумала прерывать беременность. Несмотря на то, что, в сравнении с общим количеством обратившихся, последняя цифра кажется совсем небольшой, это — хороший показатель, — тридцать одна сохраненная жизнь. В будущем это средняя группа детского сада или целый класс ребят 2019 года рождения.

Дорогое удовольствие

— Что толкает женщину на прерывание беременности?

— Чаще всего невозможность решить финансовые и жилищные проблемы. Особенно актуально это для незамужних женщин и тех, кто живет в гражданском браке, когда она понимает, что одна не сможет обеспечить себя и ребенка. В этих случаях они приходят с готовым решением. Если причина в отношениях с мужем, и колебания связаны с его нежеланием иметь ребенка, конфликтами в семье, мы стараемся помочь разобраться в ситуации, наладить отношения и сохранить жизнь ребенку.

— А часто приходят несовершеннолетние?

— К сожалению, значительно чаще, чем нам хотелось бы видеть. Бывают и совсем юные, тринадцати- и четырнадцатилетние девочки. Это беда нашего времени, связанная с несформированными представлениями о чести и достоинстве, об опасности вступления в половую жизнь в столь раннем возрасте. Работа с несовершеннолетними особая. Обязательно приглашаем родителей или опекунов. И даже взрослые люди не всегда понимают масштабы случившегося и связанного с этим сложностей. Все знают, что первый аборт нередко становится причиной бесплодия, и ошибка юности может навсегда лишить женщину счастья материнства. Нередко приходится сталкиваться нам и с желанием родителей девушки наказать «обидчика», чаще всего такого же несовершеннолетнего подростка. В этом случае подключаем юриста.

Столь ранняя беременность тяжела тем, что ломается сразу несколько судеб. Обязательства по уходу за новорожденным, его воспитание и финансовое обеспечение зачастую ложатся на плечи бабушек и дедушек. Самой юной маме приходится сталкиваться с осуждением, к которому она бывает психологически не готова. Тогда она не может принять своего ребенка, для нее он становится обузой, живым напоминанием собственной ошибки. От этого страдает малыш, вынужденный расти без материнской любви. Хорошо, если бабушка с дедушкой смогут восполнить это своим вниманием и лаской, «залатать» душевную рану.

— Вы сказали, что приходится сталкиваться с осуждением. Получается, несмотря на то, что сейчас все говорят об отсутствии морали, она есть?

— Мораль есть всегда, только часто она бывает подчинена социально-экономическим тенденциям, которые царят в обществе. Ценность материнства безусловна. Во все времена существует ориентир на продолжение жизни, на материнство. В нашем случае мораль «работает» безотказно — она четко разделяет добро и зло, жизнь и смерть, перспективы развития и «тупики». Но надо учитывать, что мы живем в обществе с высокой значимостью материальной составляющей. Поэтому оказаться финансово незащищенной с ребенком на руках не хочет ни одна самая бескорыстная и скромная в потребностях женщина.

— Как вы относитесь к тому, чтобы запретить аборты на государственном уровне?

— Такое уже было в истории страны, и мы знаем последствия этих запретов, — криминальные аборты, которых с 1936 по 1954 год было сделано миллионы. Запреты никогда не приводили ни к чему хорошему. Мгновенно находится «выход» в виде нелегальной деятельности. Тогда таким образом хотели решить демографический вопрос, но в итоге получили еще большее сокращение рождаемости, бесплодие, искалеченное здоровье и множество смертей женщин от подпольных абортов.

Нельзя женщину лишать права выбора. Рожать или не рожать, сколько детей иметь и когда, она должна решать сама, а лучше, конечно, с надежным спутником жизни. Это одновременно и очень тонкая, личная, интимная сфера, и государственная. Наша задача – по возможности обеспечить осознанное отношение к своему репродуктивному здоровью, мотивировать людей на рождение здоровых счастливых детей, чтобы не было безнадзорности, оставленных в роддоме младенцев. Чтобы сократить социальные и медицинские проблемы, которые приходится решать потом за счет тех же налогоплательщиков.

— «Заинтересовать» стать мамой женщин пытаются с помощью пособий, различных выплат, материнского капитала, но коренным образом ситуацию это не меняет, почему?

— Назревает необходимость в каком-то комплексном решении, чтобы изменилось и социально-экономическое положение в стране. Материальная поддержка — это хорошо, но ведь по сути этих денег не хватит даже на первые пять лет жизни ребенка. Цены с каждым годом растут, те же подгузники, детское питание для детей до года влетает в копеечку, не говоря уже об одежде, игрушках, центрах развития. Образование становится платным практически на каждом этапе, секции, кружки, изучение языков стоят немалых денег. А ведь если в семье несколько детей, расходы умножаются в два, три и больше раз. Помимо этого, нужно еще всей семье питаться, одеваться, оплачивать услуги ЖКХ и т.д. К сожалению, дети сегодня – становятся дорогим удовольствием.

— Кто-то не может позволить себе иметь детей, потому что не в состоянии обеспечить, а для кого-то «отрицание» ребенка становится принципиальной позицией. Как вы относитесь к чайлдфри?

-Считаю, что это движение имеет право на существование, если человек осознанно не хочет иметь детей, то почему нет? Это его право. Другое дело, не стоит в агрессивной манере пропагандировать свои взгляды, оскорблять мам и их детей. Кстати, как показывает практика, нежелание иметь ребенка — это зачастую всего лишь защитная реакция. За этим может прятаться страх неудачи, собственной невостребованности или непривлекательности. неуверенность в чем-то, психологические травмы. Но, даже если это заблуждение или «защита», только сам человек может решить — надо ли ему от них отказываться.

«Психологическое» бесплодие

— А бывает так, что к психологу приходят не «за абортом», а, наоборот, потому что не получается забеременеть?

— Конечно. Психолог женщинам и мужчинам бывает нужен, когда возникают проблемы с родительством. Современные подходы к решению вопросов репродуктивного здоровья предполагают такое понятие как «психогенное невынашивание или бесплодие», когда, несмотря на все усилия врачей, беременность не наступает или прерывается на ранних сроках. Очень часто в этом случает доктор направляет пару к психологу, чтобы выяснить: а нет ли психологических причин, при которых женщина бессознательно сопротивляется наступлению беременности. Чаще всего проблема кроется в каких-то детских травмах, в непростых отношениях с мамой, когда у девочки в силу различных причин не сформировался образ благополучного материнства, когда она росла, не зная любви, тепла, ласки. Причиной может быть и ситуация, связанная с сексуальным насилием или его попыткой. Это требует сугубо индивидуального подхода и работы с психологом.

— Отличаются психологические причины бесплодия у девушек разных поколений?

— Сегодня подошло время становится родителями поколению конца 20 века. В то время я работала школьным психологом. Очень хорошо помню, как при обсуждении вопросов «кем работать», девочки выбирали не самые уважаемые древние профессии. Слова о девичьей чести, целомудрии и достоинстве воспринимались в штыки и высмеивались. Или значительная часть девочек откровенно заявляли, что работать не намерены, хотят быть женой, содержанткой банкира или олигарха. Это приводило в ужас и изумление педагогов и родителей. Конечно, это не значит, что они осуществили свой выбор, ведь олигархов на всех не хватает, да и количество банков не так уж велико. Но еще тогда это было тревожным «звоночком» формирования общества агрессивного потребления, направленного на получение только радостей, материального удовольствия. И для большинства представителей этого поколения оно стало доминирующим, когда все хотят лучшее и сразу. По сути, желание жить в хороших условиях — нормально. Но потребление не предполагает отдачи. А материнство – это труд, это умение отдавать свою любовь, жертвовать собственным временем, интересами, профессиональной реализацией, иногда здоровьем. В итоге нежелание иметь детей, чтобы не помешать материальному благополучию, закрепляется в подсознании, и, если в более зрелом возрасте девушка захочет родить ребенка, из-за юношеской установки сделать это не всегда сразу получается.

— Психологическое бесплодие также сложно вылечить как физиологическое?

— Нелегко. Одним разговором проблема не решается, иногда нужны месяцы работы, чтобы «вылечить» ту психологическую травму или изменить укрепившуюся установку, которая блокирует беременность. Для самой женщины это тоже непросто, уже потому, что в случае насилия нужно вспомнить, пережить и разрешить ту травмирующую ситуацию, которую она предпочла бы вытеснить из сознания. В случае отсутствия положительного образа материнства надо пересматривать дочерние чувства к маме, перерабатывать накопленные обиды, надо конструировать реальный родительский вариант для себя самой и т. д.

Но одно могу сказать точно, что работы у психолога в учреждении родовспоможения много, работа эта благодарная, хоть и сложная, зачастую длительная, но дающая результаты в виде счастливых родителей и желанных малышей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector