1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

С рынка исчезают лекарства для больных муковисцидозом

Здесь жизни нет и не будет: Как главное лекарство от муковисцидоза пропало из аптек

28 ноября 2019 в 18:25

В Россию больше не поставляют препарат «Фортум» — жизненно важное лекарство для больных муковисцидозом. Это одно из самых распространенных генетических заболеваний, при котором нарушается работа организма, прежде всего легких. Продолжительность жизни пациентов с муковисцидозом в США и Европе — около 40 лет, в России — 20–27 лет даже с учетом наличия необходимых препаратов.

«Фортум» был на российском рынке более 20 лет и продлевал больным жизнь. Теперь им, видимо, придется пользоваться отечественными дженериками. Они токсичны и, по мнению экспертов, приносят больше вреда, чем пользы. The Village попытался разобраться, что ждет больных муковисцидозом в России и к чему приводит импортозамещение лекарств.

Обновление (12 декабря, 13:10)

Фармацевтическая компания GSK предложила бесплатно отправить в Россию антибиотик «Фортум», сообщила «Новая газета». Производитель собирается распределить лекарство между больными муковисцидозом через благотворительные фонды и больницы.

В Минздраве подтвердили, что GSK безвозмездно, «в рамках гуманитарной поставки» предоставит российским пациентам 30 тысяч упаковок «Фортума».

«Фортум» необходим для эффективного лечения

Сейчас лечение муковисцидоза в первую очередь направлено на повышение качества жизни и увеличение ее продолжительности, рассказывает главный врач детской клиники «Рассвет» Наталья Васильева. Для этого нужны ферменты, вакцинации, физическая терапия, диеты и самое главное — антибиотики. К ним как раз относится «Фортум». Его прописывают всем пациентам с муковисцидозом.

Пульмонолог клиники «Рассвет» Василий Штабницкий отметил, что «Фортум» является самым эффективным препаратом для борьбы с заболеваниями, вызванными синегнойной палочкой. Это частая и опасная инфекция, которая возникает не только у больных муковисцидозом. Она устойчива к антибиотикам, поэтому важно использовать правильный препарат. «Фортум» используют как для лечения обострений инфекции, так и для профилактики. Если его не будет, у пациентов просто пропадет возможность эффективно лечиться.

Западный препарат нельзя заменить аналогами

На российском рынке у «Фортума» аналогов нет. Есть отечественные дженерики с тем же действующим веществом, но они не только менее эффективны, но могут быть даже опасными для здоровья, говорят врачи. Дженерики копируют оригинальные лекарства, но в них могут быть дешевые добавки, вызывающие серьезные побочные эффекты.

Майя Сонина

Заменители не выдерживают никакой критики. Они токсичны, дают резистентность, то есть организм к ним быстро привыкает, и антибиотики просто перестают действовать. К тому же у них серьезные побочные эффекты. Дженерики — это, мягко говоря, относительный выход, дети будут погибать рано.

Наталья Васильева

Есть «мерседес», а есть «жигули». И разница между ними не в силе маркетинга. Я не знаю, как выкручиваться. Переходить сразу к следующему классу антибиотиков, а потом грызть локти, потому что дальше пути уже нет? Просить пациентов приобрести препарат за границей, а потом не иметь права его использовать, потому что он не зарегистрирован в России? Или просто хоронить пациентов. Не знаю, это сложный вопрос.

Почему прекратились поставки, не говорит даже производитель

«Фортум» производит британская фармкомпания GSK. Когда The Village попытался узнать, почему препарат прекратили поставлять в Россию, представители компании сначала сказали, что вообще ничего про него не знают. Позже они ответили, что узнали о проблеме только 25 ноября и не могут ее прокомментировать, так как «собирают всю доступную информацию».

Минздрав тоже узнал о ситуации с «Фортумом» после прекращения поставок. 27 ноября глава ведомства Вероника Скворцова поручила изучить проблему и, возможно, скорректировать клинические рекомендации по лечению муковисцидоза. То есть самый эффективный и безопасный препарат могут просто перестать прописывать.

Тем временем «Фортум» заканчивается в продаже. The Village смог найти его лишь в трех аптеках из десяти. При этом запастись им довольно сложно. Пациентка с муковисцидозом Тася Шеремет рассказала, сколько препарата требуется взрослому человеку: шесть граммов в сутки в течение 21 дня четыре раза в год. Всего получается 252 двухграммовые упаковки, каждая стоимостью около 600 рублей.

Из аптек пропадают и другие важные препараты

«Фортум» уходит с российского рынка не один. В последнее время новости о прекращении поставок лекарств появляются с пугающей частотой. Вскоре пропадут еще два антибиотика для больных муковисцидозом — «Колестин» и «Тиенам». О прекращении поставок стало известно из писем производителей. По мнению Василия Штабницкого, это очень серьезная проблема: препараты используют в комбинации с «Фортумом» или как альтернативу, если у пациента снизилась к нему чувствительность.

Обновление (12 декабря, 13:10)

Представитель Минздрава, по сообщению «Новой газеты», посоветовала благотворительным организациям закупить «Колестин» за границей и доставить его почтой в России. Где фонды должны найти деньги на приобретение препарата, в ведомстве не уточнили.

Недавно из продажи пропал даже «Преднизолон», говорит Штабницкий. Официально считается, что ничего страшного в этом нет, ведь есть аналоги. Но врач не согласен: для некоторых болезней схема лечения предусматривает только этот препарат и только в определенных количествах, поэтому заменить его просто невозможно.

О том, что оригинальные препараты перестают поставлять в Россию, врачи и пациенты в основном узнают задним числом. Они просто замечают, что нужные им лекарства пропадают из аптек. В начале года, например, исчез очень важный препарат для лечения лейкозов «Винкристин». Его должны были «импортозаместить», но российская компания просто не смогла вовремя это сделать. Поставку аналога задержали, и в результате онкопациенты остались без одного из важнейших компонентов химиотерапии.

Пациенты рискуют жизнями из-за импортозамещения

Майя Сонина считает, что продвижение отечественных фармкомпаний за счет запрета импортных препаратов — это данность. «Для российских производителей это бизнес, они заинтересованы в том, чтобы заполнять наш рынок своими дженериками или препаратами из дружественных стран», — говорит она. С ней согласен и Василий Штабницкий. По его словам, в России не хватает качественных оригинальных препаратов, которые давно используют в других странах. Теперь же «проверенных, эффективных и действительно жизненно необходимых лекарств» становится еще меньше.

Читать еще:  Хочешь поститься? Просто встань и уступи место в метро

Что делать пациентам, неясно. Теряя возможность эффективно лечиться, они рискуют жизнью. Проблема нехватки лекарств приводит к тому, что матери больных детей заказывают незарегистрированные в России препараты в иностранных интернет-магазинах. Их за это задерживают, конфискуют лекарства и даже заводят уголовные дела о контрабанде. Матерей отпускают, но дети остаются без необходимого лечения.

Василий Штабницкий

Что делать пациентам в это время? У меня нет рецепта, я могу сказать только одно: берите кредиты, покупайте недвижимость в Италии, приобретайте итальянское гражданство и бегите — вот то, что я могу посоветовать.

Только дженерики: больные муковисцидозом лишились импортных лекарств

Из российских аптек пропали зарубежные проверенные препараты для лечения больных редким и тяжелым заболеванием муковисцидоз. В Минздраве утверждают, что необходимые лекарства имеют отечественные аналоги. Но, судя по многочисленным свидетельствам, они или дают серьезные побочные явления, или вовсе не помогают поддерживать качество жизни, да и саму жизнь. Разобраться в ситуации поручено Росздравнадзору.

Маленькая Катя ложится спать поздно. Ждет с работы папу, чтобы помог с математикой. Из-за редкого генетического заболевания — муковисцидоза — школу она все время пропускает. Любая простуда дает серьезные осложнения на легкие. С муковисцидозом вообще много, чего нельзя.

— Я хотела бы ходить бассейн, но меня больше будут заражать эти бактерии.

Чтобы бактериальная инфекция не разрушила легкие, Кате постоянно нужны антибиотики Фортум, Колистин, Тиенам.

«Курс был шесть недель, но раньше у нас была возможность купить, а теперь ее нет», — рассказывает Ольга Маркова.

Лекарства просто исчезли из аптек.

17-летняя Тася хоть и выглядит из-за болезни младше своих лет, но рассуждает по-взрослому.

«Если ребенок сейчас попадает в обострение, и родители не смогут купить ему препараты, то он погибает», — говорит Таисия Шеремет.

Раньше дорогостоящие антибиотики больным муковисцидозом государство предоставляло бесплатно. Но законодательство изменилось. Теперь закупают не оригинальные препараты, а дженерики — более дешевые аналоги. Действующие вещество у них то же, но эффективность может быть ниже, а побочные эффекты — сильнее. Для больных муковисцидозом, которые принимают лекарства курсами до года без перерыва, это критично.

«Нельзя сказать, что все препараты плохие, нет. Но больные муковисцидозом не могут бесконечно играть в русскую рулетку: может поможет, а может не поможет», — считает Станислав Красовский, старший научный сотрудник лаборатории муковисцидоза НИИ пульмонологии.

Раньше оригинальные препараты родители могли купить хотя бы за свой счет. Чтобы препаратов хватило на год, нужно было потратить около 1,5 миллионов рублей. Родители брали кредиты, принимали помощь фондов. Но теперь и деньги бессильны. Лекарства перестают поставляться в Россию — фармкомпании считают это экономически неоправданным.

«Они напрямую сказали, что не чувствуют себя нужными в системе госзакупок. Поэтому они даже сокращают производство и не будут поставлять, считают ненужным это», — объясняет Ирина Мясникова, председатель межрегиональной общественной организации «Помощь больным с муковисцидозом».

Теоретически пациенты могут добиться закупки для них оригинального препарата. Нужно только доказать, что дженерики им не подходят. Но на практике, как говорят врачи и пациенты, это невозможно.

«Тебе нужно начать пить дженерик, ты медленно умираешь, и тебе надо в какой-то момент остановиться умирать, пойти в специальное место, взять специальную бумажку, пройти бюрократический ад. Потом тебе дадут оригинальный препарат, а может быть дадут другой дженерик», — рассказывает Таисия Шеремет.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова уже поручила пересмотреть клинические рекомендации по лечению муковисцидоза. А в Росздравнадзоре заверили, что из трех антибиотиков навсегда рынок покинул только один. Остальные препараты якобы просто раскупили.

«В основном количество их было сопоставимо с поставками в предыдущем году, кроме препарата Тиенам, производитель которого принял решение о приостановке поставок этого препарата на российский рынок», — сообщил Дмитрий Пархоменко, заместитель руководителя Росздравнадзора.

Его место, поясняют в ведомстве, займут аналоги, в том числе, российского производства, качество которых ведомство обещает тщательно контролировать. Только вот подойдут ли они Кате и Тасе, ни один из врачей сказать не берется.

Как возник кризис с лекарствами для больных муковисцидозом детей

Почему пропали препараты для лечения муковисцидоза

В конце ноября в профильных сообществах в соцсетях пользователями были опубликованы письма трех фармкомпаний (GSK, Teva и «Р-Фарм»), в которых говорилось о прекращении производства, поставок или отсутствии в свободном доступе трех антибиотиков, которые применяются при терапии муковисцидоза. Представители Teva и «Р-Фарм» подтвердили их подлинность.

Речь шла о тиенаме (имипенем + циластатин) производства MSD (дистрибьютер «Р-Фарм»), фортуме (цефтазидим) от GSK и колистине (колистиметат натрия) от «Кселлия Фармасьютикалс» (импортер Teva).

На платформе change.org появилась петиция родителей детей, больных муковисцидозом, с требованием вернуть пропавшие с рынка антибиотики. Авторы петиции отмечали, что тиенам, фортум и колистин не имеют российских аналогов и не могут быть закуплены за границей фондами поддержки пациентов, а российские воспроизведенные препараты (дженерики) неэффективны или вызывают тяжелые побочные явления.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова поручила Росздравнадзору провести проверку и подготовить доклад с предложениями, как исправить ситуацию. Росздравнадзор в ходе проверки и выборочного контроля качества за 2017–2019 годы не обнаружил некачественных препаратов для лечения муковисцидоза. Ведомство сообщило, что сообщений о нежелательных реакциях на препараты также не поступало.

По мнению директора департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава Елены Максимкиной, производители уходят с российского рынка лекарств, потому что их не устраивают цена регистрации и правило закупок по принципу «третий лишний», при котором иностранная компания снимается с торгов, если на тендер подаются заявки от двух или более российских производителей.

Болезнь, от которой умирают на 15 лет раньше, чем на Западе

По оценкам пациентских организаций и Минздрава, в России насчитываются от 3400 до 3900 пациентов с выявленным муковисцидозом, из них взрослых — около 900 человек. В среднем пациенты с муковисцидозом живут до 40 лет. Россия, по данным пациентских организаций, отстает от этого значения на 15 лет. По прогнозам Минздрава, у детей, в частности в Московском регионе, которые уже получают терапию, продолжительность жизни составит 39 лет.

Муковисцидоз — наследственное генетическое заболевание, характеризующееся поражением желез внешней секреции. Болезнь входит в программу «12 нозологий», в рамках которой Минздрав собирает от регионов заявки на наиболее затратные лекарственные препараты для лечения генетических и онкологических заболеваний и производит их закупку. Пациенты с муковисцидозом обеспечиваются по этой программе муколитическим препаратом дорназа альфа. Для полноценной терапии при муковисцидозе пациенты нуждаются в муколитиках, ферментах, бронхолитиках, а также в антибиотиках.

Читать еще:  38 кадров в память о Чернобыльской катастрофе

Почему уход нескольких лекарств стал проблемой для пациентов

Два антибиотика из трех применяемых при терапии муковисцидоза (имипенем + циластин и цефтазидим) входят в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Лекарства из перечня закупаются на средства региональных бюджетов, и пациенты снабжаются ими бесплатно. Колистин (колистиметат натрия) не входит ни в перечень «12 нозологий», ни в перечень ЖНВЛП, препарат закупается пациентами на собственные деньги по рецепту врача.

Протесты пациентов с муковисцидозом связаны с тем, что государство продолжает закупать необходимые препараты, но часто это дженерики. Их производители предлагают цену ниже, чем у оригинального препарата. «Обеспечение лекарствами не должно строиться по принципу дешевизны. Мы призываем не без конца удерживать оригинальные препараты, а закупать те [дженерики], которые доказали терапевтическую эквивалентность», — пояснила глава общественной организации «На одном дыхании» Ирина Дмитриева.

«Росздравнадзор признал все препараты для лечения муковисцидоза качественными, — отметила глава межрегиональной общественной организации «Помощь больным с муковисцидозом» Ирина Мясникова. — Но качество не равно эффективности». По словам представителей пациентских организаций, проблема заключается в проявлении побочных явлений на препараты, в том числе дженерики. По словам Мясниковой, врачи, опасаясь проверок, не всегда их фиксируют.

«Врачи из-за проверок и ответственности не фиксируют побочные явления или то, что препарат неэффективен. Потому что в таком случае пациент обратится во врачебную комиссию с просьбой заменить препарат — и регион должен произвести индивидуальную закупку лекарств и потратить дополнительные средства из бюджета», — объяснила она.

Представители организаций также сообщили, что эффект от дженериков часто может быть достигнут только за счет увеличения дозировки. «Это наносит токсический удар по организму, кроме того, терапевтическое действие некоторых препаратов кратковременное — дети выходят из больниц, а после двух недель вынуждены туда возвращаться, так как им вновь требуется лекарство», — рассказала председатель правления подмосковного отделения организации «Помощь больным муковисцидозом» Ольга Алекина.

Как власти отвечают на жалобы на дженерики

Елена Максимкина на брифинге 4 декабря заявила, что производителей лекарств не устраивает ценовое регулирование жизненно необходимых и важнейших лекарств. С ее точки зрения, коммерческий интерес производителей превалирует над объявляемой социальной значимостью.

«Меня не может не беспокоить в целом негативное отношение к воспроизводимым препаратам и биоаналогам и настрой к их запрету. В таком случае для значительной части населения лекарственная помощь станет недоступной. Только благодаря дженерикам удается квалифицированной терапией охватить значительную часть граждан», — сказала она, пояснив, что дженерик должен иметь идентичное качество, эффективность и безопасность, эквивалентные оригинальному препарату.

Максимкина объяснила проблему системой закупок. «По ряду антибиотиков есть значительное количество воспроизведенных препаратов (дженериков), и когда привыкаешь к терапии препаратом с одним торговым наименованием, а вдруг в закупках выходит другое, можно себе представить [недовольство]», — заявила Максимкина.

Минздраву известно о проблеме с фиксированием врачами нежелательных реакций на препараты, отметила Максимкина, пояснив, что в каждом случае «надо смотреть, почему врач не сообщает».

По словам главы Росздравнадзора Михаила Мурашко, по обращениям о побочных реакциях «заводятся карты учета, а при тяжелых осложнениях проводится расследование». В год, по его словам, в Росздравнадзор поступает более 25 тыс. обращений. «Замечания по качеству могут закончиться переводом на посерийный контроль, для производителей и дистрибьюторов существует уголовная ответственность за некачественный товар или контрафакт», — отметил он.

Что будет дальше

Минздрав ведет переговоры с производителями тиенама, фортума и колистина. «Компания MSD проинформировала, что в целом прекращает производство препарата тиенам и он не будет ввозиться ни в Россию, ни на другие площадки. По фортуму мы ведем переговоры. Колистин продолжит выпускаться на рынок, его приостановка была связана с внесением изменений в регистрационное досье», — рассказала Максимкина.

В компании GSK РБК подтвердили факт переговоров с Минздравом. «Мы знаем об обеспокоенности пациентов и врачебного сообщества в отношении доступности препарата фортум в России, несмотря на наличие на рынке воспроизведенных лекарственных препаратов. Мы очень серьезно относимся к этим обеспокоенностям», — сообщили РБК в пресс-службе фармкомпании.

Директор департамента лекарственного обеспечения компании предположил, что выходом из ситуации может стать рост доверия пациентов к воспроизведенным препаратам. «Кроме этого со стороны врача должна быть поддержка пациента, чтобы оперативно реагировать, если препарат не помогает», — сказала она РБК.

Если оригинальные лекарства уйдут с рынка, это повлечет за собой стремительное снижение продолжительности жизни больных, уверена Ирина Дмитриева. «Эта не та болезнь, при которой дети или взрослые с легкостью переживают побочные явления и живут дальше, — люди нуждаются в антибиотиках постоянно. После использования воспроизводимых лекарств, которые вызывают нежелательные явления, ухудшается работа печени и почек. Кроме муковисцидоза больные получат еще и эти проблемы — в попытке вылечить легкие будут убивать свою печень», — сказала она.

По мнению президента Лиги защиты пациентов Александра Саверского, государство руководствуется политикой импортозамещения, поэтому пытается выдавливать любой ценой все иностранное. Саверский считает, что даже при уходе препарата с российского рынка он не должен исключаться из госреестра, так как это сильно затрудняет возможность получить препарат и может грозить уголовной ответственностью при его ввозе в страну.

Импортозамещение убивает. Что не так с лекарствами от муковисцидоза в России?

Ника Воюцкая СПИД.ЦЕНТР

Европейский день муковисцидоза российские пациенты с этим заболеванием встретили новостью: Фортум, базовый антибиотик, который нужен им, чтобы не умереть от инфекций, ушел с российского рынка. Вместе с ним из России исчезают и другие препараты для МВ-больных. Врачи ожидают, что количество терминальных пациентов увеличится. Корреспондентка СПИД.ЦЕНТРа выяснила, из-за чего пропадают лекарства, почему без них не обойтись и как изменить систему.

Семнадцатилетняя Тася Шеремет узнала, что нужный ей антибиотик больше не будет продаваться в России, уже в критический момент. «Я заболела, началось обострение, мама стала искать в аптеках Фортум, а его нет. Буквально в тот же день производитель подтвердил, что поставок в Россию больше не будет», — рассказывает девушка.

У нее редкое заболевание — муковисцидоз. Болезнь — результат генетической мутации, которая наследуется от родителей по аутосомно-рецессивному типу. Если и у папы, и у мамы есть «неправильный» ген, с вероятностью ¼ их ребенок родится с муковисцидозом.

Читать еще:  Невролог Павел Бранд: Спасая одних, не надо калечить жизни других!

Болезнь системная, и больше всего страдают легкие, желудок и кишечник. Слизь, вырабатываемая органами, слишком липкая, вязкая и густая. Она не отделяется нормально, а закупоривает протоки внешних желез: мелкие бронхи — тогда человек мучительно кашляет и испытывает трудности с дыханием, поджелудочную железу — не усваивает пищу и не растет. Скопления слизи легко инфицируются, и с самого рождения люди с муковисцидозом страдают повторяющимися бронхитами и пневмониями.

Каждый день в течение всей жизни они получают целый ряд лекарств: внутривенные и ингаляционные антибиотики, ферментные препараты, муколитики, бронхолитики и витамины. Это не лечит болезнь, но сдерживает симптомы.

Фортум — базовый антибиотик, который многие люди с муковисцидозом принимают курсами раз в два-три месяца, иногда чаще. Тася десять дней с температурой 39,5 ждала, пока знакомые привезут его из Москвы, Германии и еще нескольких стран. Сбивала температуру пять раз в сутки. Если исчезнут антибиотики, под угрозой не только ее жизнь, но и жизни около 4000 детей и взрослых с тем же диагнозом: Фортум необходим самым тяжелым из них.

Тася Шеремет

Если Фортума не будет

Препараты назначаются больным муковисцидозом в высоких дозировках, и принимать их нужно всю жизнь. Токсические свойства лекарств накапливаются. Если внезапно заболевший человек без муковисцидоза сможет вынести неприятные побочки от антибиотика или муколитика, то ребенок или взрослый с муковисцидозом из-за этого же препарата будет мучиться неделями и месяцами от тошноты, рвоты, кровотечений, сыпи и головных болей.

Особенно часто это происходит, когда люди пьют дженерики. А в России вместо итальянского Фортума применяют более дешевые китайские и индийские аналоги с тем же действующим веществом — цефтазидимом. Однако нет исследований, которые бы подтвердили, что они эффективны именно для больных муковисцидозом. Разница между Фортумом и аналогами чувствуется даже на этапе капельницы: пациенты рассказывают, что оригинал «идет мягко», а заменители «тяжело, жгут вены» — не говоря уже о побочках.

Любое изменение в лечении крайне опасно, отмечает Виктория Шерман, ведущий научный сотрудник научно-клинического отдела муковисцидоза ФГБНУ «Медико-генетический научный центр им. академика Н.П. Бочкова». По ее словам, замена какого-либо из препаратов на аналогичный, но отличающийся по эффективности и переносимости, может привести к осложнениям.

по теме

Общество

«Лечитесь тем, что есть». Хватит ли на всех фризиума и можно ли его чем-то заменить?

С антибиотиками все еще хуже: недостаточно эффективный препарат не убивает патогенную бактерию до конца, та вырабатывает резистентность (устойчивость), и лекарства с таким действующим веществом больше не работают. В худшем случае это приводит к пересадке легкого — или смерти, если подходящего донора не нашлось. Доноров для детей младше семи лет обычно не находят.

Если «Фортум» не будет продаваться в России, людям с муковисцидозом придется покупать его за границей или у перекупщиков — если пропустят через границу. Для каждого ввоза нужен международный рецепт или врач в другой стране, готовый выписать препарат. Но рецепт дается на определенное количество упаковок, и антибиотика хватит только на одно обострение. Через месяц или два случится следующее — где тогда брать препарат? Для безопасности пациентов он должен быть в аптеках всегда.

Почему исчезают лекарства

Двадцать второй день рождения фотограф Настя Катасонова встретила так: утро начала с капельницы, вечер закончила капельницей. Накануне появились слухи, что Меронем, единственный антибиотик, который помогает Насте, тоже исчезнет. «Это будет геноцид какой-то, — говорит девушка. — Замены нет. Полгода, пока я не получила Меронем через индивидуальную закупку, я капалась заменителями. Выхожу из больницы, проходит неделя-две — инфекция возвращается в прежнем объеме, и я снова на антибиотиках».

Если Меронем уйдет с российского рынка, Настя не сможет доставать его из-за границы. Сейчас она получает антибиотик от государства или через благотворительные фонды. Одной пачки за 15 тысяч рублей хватает только на день-полтора, курс длится от двух до трех недель, и повторять его надо раз в несколько месяцев. Если препарата не будет в России, не помогут ни государство, ни фонды. А денег, чтобы ездить заграницу и самостоятельно покупать лекарство, у Насти нет. Пока она и другие пациенты с муковисцидозом ждут ответа производителя.

Опасения насчет Меронема не беспочвенны: вместе с Фортумом уже пропали еще два других главных антибиотика для терапии муковисцидоза. Производитель Тиенама прекратил выпуск препарата, Колистин вернется на рынок после перерегистрации летом 2020 года. Что делать больным с инфекциями, которые нечувствительны ни к каким антибиотикам, кроме этих — непонятно. Компания «ПСК Фарма» собирается выпустить дженерик Колистина в первом квартале 2020, однако глава фонда «Кислород» Майя Сонина сомневается в эффективности отечественного аналога.

Уход целого ряда лекарств с российского рынка связан с госзакупками. Муковисцидоз есть в списке высокозатратных редких заболеваний «12 нозологий», соответственно, самые дорогие препараты закупаются за счет федерального бюджета и как жизненно необходимые, а остальную часть терапию пациенты получают по инвалидности или покупают сами и через фонды.

«Все началось с Федерального закона № 44, согласно которому все закупается на конкурсной основе, через тендеры, — рассказывает Ирина Дмитриева, глава региональной общественной организации «На одном дыхании». — Дешевизна — критерий, по которому делается выбор в пользу производителя. Это нормально, когда речь идет о карандашах и ластиках, но не когда о лекарствах для больных редкими заболеваниями».

Дженерики дешевле, а значит, производители оригинальных препаратов проигрывают тендеры. К тому же Федеральная антимонопольная служба и Минздрав установили крайне низкие закупочные цены для препаратов, говорит Екатерина Курбангалеева, член Общественной палаты РФ: они ниже себестоимости как для западных, так и для российских компаний. А значит, фармкомпаниям просто невыгодно продавать препараты государству.

Если оригинальные лекарства уйдут из России, люди с муковисцидозом будут умирать. «Увеличение терминальных больных, которым нужна пересадка легких, неизбежно», — считает Николай Капранов, научный консультант ФГБНУ «МГНЦ» и основатель Российской школы муковисцидоза. Но при трансплантации, поясняет он, нужны те же самые антибиотики: первое время после нее пациенту грозят и отторжение, и инфекции. Так что не спасет и она.

Проблемы с лекарствами начались давно

Николай Капранов лечит больных муковисцидозом 52 года. Начинал он еще в 1967, когда терапия была совсем примитивной: в виде муколитиков применяли физраствор, из антибиотиков — гентамицин, амоксициллин и прочие. А с родительской подачи еще и разные растительные добавки: сосновые побеги, малину. Дети тогда умирали в возрасте от пяти до семи лет, вспоминает врач.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector