2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

С молитвой против Снежной Королевы? А ведь так оно и было

Про королеву снежную

* Иллюстрации Владислава Ерко из сказки Снежная королева. Тут художник своим талантом указывает нам на связь образа Снежной королевы с культом дьяволопоклоников трёхликого бафомета. С древнем Египтом, сфинксом тайных знаний, а значит культ Изиды. Сова внизу на глобусе, символ культа богини ночи, вавилонской блудницы Иштар, остатки разрушенной цивилизации — Всё это, как я писал в своих разных статьях до этого, женские образы одного и того же субъекта — падшего ангела, чей истинный безобразный лик скрыт за множеством образов из разных культур мира.

Преподобный Иустин (Попович): «Стяжать детский дух в себе, ведь только детский дух взыскует Духа Отчего, чтобы вел Он его и поддерживал».

Всем знакомая сказка с детства Ханса Кристиана Андерсена «Снежная Королева». Но мало кто знает, что она имеет очень глубокий смысл повествования.
Всё дело в том, что после революции 1917 года, у нас знают во многом только цензурную версию данной истории, да и многие спектакли современности ставятся по советской версии, то есть цензурной.
Но, чем могла так напугать Ленинскую власть (красных дьяволят) детская сказка?! Не говоря про то, что она пугает до сих пор власть современную. До сих пор в 21 веке продолжают издавать цензурные версии данной детской истории.
Всё дело в её Христианском повествовании и символизме.
Сам Автор этой сказки был глубоким верующим христианином, не смотря на то, что уже в его век жизни, светское элитное общество во многом кипела ненавистью ко Христу.
Он пытался переложить на детский язык реальность того, что тогда в его время и сегодня не принято признавать в светском обществе. Реальность существования дьявола, его влияния на окружающий мир, людей в нём, порой даже наделенных политической властью над народами.
Вот данный фрагмент, с помощью чего дьявол влияет на других людей, Андерсен специально даёт ответ на этот вопрос в самом начале своей сказки, чтоб читателя ввести в курс дела:
«Дьявол… смастерил такое зеркало, в котором всё доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже. Прелестнейшие ландшафты выглядели в нем вареным шпинатом, а лучшие из людей – уродами… Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой». Но в советское время этот фрагмент был убран из истории.
В данном фрагменте автор привел нам все последствия того, чем оборачивается для человека грехи (осколки зеркала). Именно они порождения дьявола и его оружие против сердец человеческих, искажают наше преставления об этом мире, подменяя добро на зло и зло на добро.
Единственная сила, которая может победить козни дьявола, является чистая любовь, вера и молитва в сердце человека. Кай и Герда не неразлучные друзья. Они это образы Сердца и Веры, которая является путеводной звездой во всех земных делах людей. Нельзя победить зло внутри себя, если в твоем сердце нет места для любви, веры и молитвы (Христа), а есть только научное рациональное мышления и логика.
«Кай… хотел прочесть “Отче наш”, но в уме у него вертелась одна таблица умножения». Поэтому он не смог противиться воли и влиянию снежной Королевы, которая украла его сердце и разум. В край вечной ночи.
Время повествования сказки является канун Рождества. Ночь перед Рождеством, как и у Гоголя, в этот момент снежная Королева наиболее сильна во власти над миром, именно в этот момент Снежная Королева приходит за мальчиков Каем, который получает осколок дьявольского зеркала, семя греха. Снежная Королева женский прообраз дьявола. Ведь в мире людей, лик его безобразен и ужасен, он всегда вынужден скрываться за разными образами и масками языческих богов в мире людей. Герда это образ нашей души, которая своей верой в Бога и молитвой, помогает очистить наше с вами сердце (Кая) человека от греха (осколка дьявольского зеркала). Ведь осколки дьявольского зеркала (грехи в мире) множество, нет им числа. Каждый человек подвергает их нападкам в жизни своей. Но кто-то вдыхает мол мелкие осколки, а кто-то более крупные. Каю повезло, что он в сказке, ещё ребёнок и вдохнул только мелкие осколки этого зеркала. А вот взрослым уже более сложней с этим духовным процессом борьбы. Их Герда (Вера) может не оказаться уже такой сильной и смелой, как в сказке Андерсена. Тогда они полностью попадают во власть женского образа Люцифера — Ледяной девы по скандинавской мифологии, родине писателя Андерсена. И спасти их может только чудо прямого Божественного вмешательства, что бывает крайне редко в реальной жизни. Поэтому, лучше не терять путеводную нить веру во Христа.
А вот примеры этих самых цензурных моментов в сказке (согласитесь эти изменения имеют значение в восприятии данного произведения):

Без цензуры:
Розы цвели все лето восхитительно. Девочка выучила псалом, в котором тоже говорилось о розах: девочка пела его мальчику, думая при этом о своих розах, и он подпевал ей:

Читать еще:  «Хочу, чтобы молодые люди поняли, как они ценны для Церкви»

Розы цветут… Красота, красота!
Скоро узрим мы младенца Христа.

Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели на ясное солнышко и разговаривали с ним — им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос.

С цензурой:
В то лето розы цвели особенно пышно.
Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели на солнечное сияние и разговаривали с ним.

Это были передовые отряды войска Снежной королевы. Одни напоминали собой больших безобразных ежей, другие — стоглавых змей, третьи — толстых медвежат с взъерошенной шерстью. Но все они одинаково сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями.

Герда принялась творить «Отче наш»; было так холодно, что дыхание девочки сейчас же превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался, но вот из него начали выделяться маленькие, светлые ангелы, которые, ступив на землю, вырастали в больших и грозных ангелов со шлемами на головах и копьями и щитами в руках. Число все прибывало, и когда Герда окончила молитву, вокруг нее уже образовался целый легион. Ангелы приняли снежных страшилищ на копья, и те рассыпались на тысячу осколков. Герда могла теперь смело идти вперед; ангелы гладили ей руки и ноги, и ей не было уже так холодно.

Наконец девочка добралась до чертогов Снежной королевы.

Это были передовые отряды войска Снежной королевы. Одни напоминали собой больших безобразных ежей, другие — стоглавых змей, третьи — толстых медвежат с взъерошенной шерстью. Все они одинаково сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями.
Но Герда смело шла вперед и вперед и наконец добралась до чертогов Снежной королевы.

Холодное, пустынное великолепие чертогов Снежной королевы было забыто ими, как тяжелый сон. Бабушка сидела на солнышке и громко читала Евангелие: «Если вы не будете как дети, не войдете в царствие небесное!»

Кай и Герда взглянули друг на друга и тут только поняли смысл старого псалма:

Розы цветут… Красота, красота!
Скоро узрим мы младенца Христа.

Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло теплое, благодатное лето!

Холодное, пустынное великолепие чертогов Снежной королевы было забыто ими как тяжелый сон.
Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло теплое, благодатное лето.

Вот такая вот детская и взрослая сказка Андерсена про Королеву Снежную.
Последние слова писателя выбиты на его могиле: «Душа, которую Бог сотворил по Своему образу, бессмертна и не может погибнуть. Наша жизнь на земле есть семя вечности. Тело умрет, но душа умереть не может».
В этом и есть, весь сказочник Андерсен.

С молитвой против Снежной Королевы? А ведь так оно и было

Зеркало и его осколки

Ну, начнём! Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем теперь. Так вот, жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духа: он смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало ещё ярче, казалось ещё хуже. Прелестнейшие ландшафты выглядели в нём варёным шпинатом, а лучшие из людей – уродами, или казалось, что они стоят кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались до того, что нельзя было и узнать их; случись же у кого на лице веснушка или родинка, она расплывалась во всё лицо.

Дьявола всё это ужасно потешало. Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой, так что тролль не мог не хохотать, радуясь своей выдумке. Все ученики тролля – у него была своя школа – рассказывали о зеркале, как о каком-то чуде.

– Теперь только, – говорили они, – можно увидеть весь мир и людей в их настоящем свете!

И вот они бегали с зеркалом повсюду; скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека, которые бы не отразились в нём в искажённом виде. Напоследок захотелось им добраться и до неба, чтобы посмеяться над ангелами и самим творцом. Чем выше поднимались они, тем сильнее кривлялось и корчилось зеркало от гримас; они еле-еле удерживали его в руках. Но вот они поднялись ещё, и вдруг зеркало так перекосило, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось вдребезги. Миллионы, биллионы его осколков наделали, однако, ещё больше бед, чем самое зеркало. Некоторые из них были не больше песчинки, разлетелись по белу свету, попадали, случалось, людям в глаза и так там и оставались. Человек же с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи одни лишь дурные стороны, – ведь каждый осколок сохранял свойство, которым отличалось самое зеркало.

Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было хуже всего: сердце превращалось в кусок льда. Были между этими осколками и большие, такие, что их можно было вставить в оконные рамы, но уж в эти окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, только беда была, если люди надевали их с целью смотреть на вещи и судить о них вернее! А злой тролль хохотал до колик, так приятно щекотал его успех этой выдумки.

Читать еще:  Типичный волонтер — как понять, что и вы можете стать добровольцем

Но по свету летало ещё много осколков зеркала. Послушаем же про них.

Мальчик и девочка

В большом городе, где столько домов и людей, что не всем и каждому удаётся отгородить себе хоть маленькое местечко для садика, и где поэтому большинству жителей приходится довольствоваться комнатными цветами в горшках, жили двое бедных детей, но у них был садик побольше цветочного горшка. Они не были в родстве, но любили друг друга, как брат и сестра. Родители их жили в мансардах смежных домов. Кровли домов почти сходились, а под выступами кровель шло по водосточному жёлобу, приходившемуся как раз под окошком каждой мансарды. Стоило, таким образом, шагнуть из какого-нибудь окошка на жёлоб, и можно было очутиться у окна соседей.

У родителей было по большому деревянному ящику; в них росли коренья и небольшие кусты роз – в каждом по одному, – осыпанные чудными цветами. Родителям пришло вголову поставить эти ящики на дно желобов; таким образом, от одного окна к другому тянулись словно две цветочные грядки. Горох спускался из ящиков зелёными гирляндами, розовые кусты заглядывали в окна и сплетались ветвями; образовалось нечто вроде триумфальных ворот из зелени и цветов. Так как ящики были очень высоки и дети твёрдо знали, что им нельзя карабкаться на них, то родители часто позволяли мальчику с девочкой ходить друг к другу по крыше в гости и сидеть на скамеечке под розами. И что за весёлые игры устраивали они тут!

Зимою это удовольствие прекращалось, окна зачастую покрывались ледяными узорами. Но дети нагревали на печке медные монеты и прикладывали их к замёрзшим стёклам – сейчас же оттаивало чудесное кругленькое отверстие, а в него выглядывал весёлый, ласковый глазок, – это смотрели, каждый из своего окна, мальчик и девочка, Кай и

Герда. Летом они одним прыжком могли очутиться в гостях друг у друга, а зимою надо было сначала спуститься на много-много ступеней вниз, а затем подняться на столько же вверх. На дворе перепархивал снежок.

– Это роятся белые пчёлки! – говорила старушка бабушка.

– А у них тоже есть королева? – спрашивал мальчик; он знал, что у настоящих пчёл есть такая.

– Есть! – отвечала бабушка. – Снежинки окружают её густым роем, но она больше их всех и никогда не остаётся на земле – вечно носится на чёрном облаке. Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки; вот оттого – то они и покрываются ледяными узорами, словно цветами!

– Видели, видели! – говорили дети и верили, что все это сущая правда.

– А Снежная королева не может войти сюда? – спросила раз девочка.

– Пусть-ка попробует! – сказал мальчик. – Я посажу её на тёплую печку, вот она ирастает!

Но бабушка погладила его по головке и завела разговор о другом.

Вечером, когда Кай был уже дома и почти совсем разделся, собираясь лечь спать, он вскарабкался на стул у окна и поглядел в маленький оттаявший на оконном стекле кружочек. За окном порхали снежинки; одна из них, побольше, упала на крайцветочного ящика и начала расти, расти, пока наконец не превратилась в женщину, укутанную в тончайший белый тюль, сотканный, казалось, из миллионов снежных звёздочек. Она была так прелестна, так нежна, вся из ослепительно белого льда и всё же живая! Глаза её сверкали, как звёзды, но в них не было ни теплоты, ни кротости. Она кивнула мальчику и поманила его рукой. Мальчуган испугался и спрыгнул со стула; мимо окна промелькнуло что-то похожее на большую птицу.

На другой день был славный морозец, но затем сделалась оттепель, а там пришла и весна. Солнышко светило, цветочные ящики опять были все в зелени, ласточки вили под крышей гнезда, окна растворили, и детям опять можно было сидеть в своём маленьком садике на крыше.

Розы цвели все лето восхитительно. Девочка выучила псалом, в котором тоже говорилось о розах; девочка пела его мальчику, думая при этом о своих розах, и он подпевал ей:

Розы цветут… Красота, красота!

Скоро узрим мы младенца Христа.

Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели па ясное солнышко и разговаривали с ним, – им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос.

Что за чудное было лето, и как хорошо было под кустами благоухающих роз, которые, казалось, должны были цвести вечно!

Кай и Герда сидели и рассматривали книжку с картинками – зверями и птицами; на больших башенных часах пробило пять.

– Ай! – вскрикнул вдруг мальчик. – Мне кольнуло прямо в сердце, и что – то попало в глаз!

Девочка обвила ручонкой его шею, он мигал, но в глазу ничего как будто не было.

– Должно быть, выскочило! – сказал он.

Но в том-то и дело, что нет. В сердце и в глаз ему попали два осколка дьявольского зеркала, в котором, как мы, конечно, помним, все великое и доброе казалось ничтожным и гадким, а злое и дурное отражалось ещё ярче, дурные стороны каждой вещи выступали ещё резче. Бедняжка Кай! Теперь сердце его должно было превратиться в кусок льда! Боль в глазу и в сердце уже прошла, но самые осколки в них остались.

Читать еще:  Увидеть в доисторических бизонах «заговор попов»

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

С молитвой против Снежной Королевы

Протоиерей Александр Ильяшенко, отец двенадцати детей и дедушка более тридцати внуков около двух лет назад составил сборник сказок «Счастливый принц», изданного в рамках серии «Библиотека любящих родителей и счастливых детей».

«Я очень надеюсь, что сборник понравится и детям, и взрослым. Это книга, которую можно читать всей семьей, рисовать к сказкам иллюстрации, ставить домашние спектакли.

Мы, взрослые, жившие в советское время, помним, что был ряд тем, которых нельзя было касаться никому, даже великому Андерсену. Поэтому вместо него придумывали что-то более сглаженное или вообще вычеркивали «неудобные» места.

В сказке «Снежная Королева» был изменен момент, когда Герда добралась до чертогов Снежной Королевы, и на нее двинулось войско из страшных лохматых чудищ. Герда стала читать молитву «Отче наш», и тогда ее окружило воинство ангелов, которое сокрушило чудищ. В такой редакции автора эта сказка будет в нашем втором сборнике.

Одна из моих любимых сказок – «Холодное сердце» немецкого сказочника Вильгельма Гауфа. Главный герой Петер хотел разбогатеть. Злой великан Михель-голландец предложил ему обмен: живое сердце на каменное и много денег. Петер стал богатым, но с холодным сердцем. Счастливым он не стал, а наоборот ему было очень плохо. Он захотел вернуть свое живое сердце, но это оказалось не так просто.
Петер обратился с просьбой к доброму старичку-лесовичку Стекляшничеку. И тот дал Петеру крестик из прозрачного стекла и сказал, что надо показать его Михелю и одновременно помолиться.
Петер хитростью вынудил великана вернуть ему живое сердце. А когда тот потребовал его обратно, достал крестик и стал молиться. Великан, извиваясь, упал на пол, и Петер смог убежать от него. Заканчивается сказка такими словами:
Так и жили они, тихо и мирно, и уже поседев, Петер Мунк все не переставал говорить: “Лучше довольствоваться малым, чем иметь золото и всякое добро, но при этом холодное сердце”.

Снежная королева

Ночь за окнами колдует,
Снег кружится на лету,
Вьюга воет, ветер дует
В ледяную темноту.

Полумрак сгущает краски,
На огне трещат дрова,
Как у Андерсена в сказке
Накануне Рождества.

Но не сказочник лукавый
Из неведомой страны
Нас обманет пышной славой
Благородной старины.

И не снежная царица
В блеске северного льда
К нам заглянет и умчится
Вновь неведомо куда.

Нет, теперь для нас иное
Открывается во мгле,
Где лохматой пеленою
Кружит вьюга по земле,

А над крышами квартала,
Невесома и чиста,
С высоты глядит устало
Безымянная звезда.

И не выразить словами,
Чем душа озарена
В эту полночь рядом с вами
У замерзшего окна.

Старая сказка
Не станет иной,
В стуже не плавится золото.
Снежная маска,
Плащ ледяной,
Иглы стальные холода.

Детская шалость,
Мерцанье глаз,
Первой звезды рождение.
Только казалось,
Я вижу Вас, –
Вихрем ушло видение.

Скрылось, исчезло
Вместе со мной,
Вместе с душой застуженной.
Тенью от жезла
Над снежной волной
Стало вдруг жизни кружево.

Будут мне сниться
Века подряд
С холодом угасания
Звёздные блицы,
Недвижный взгляд,
Мраморных губ касание.

Свирепый норд–вест над унылым брегом
Прорежет ночную тишь
И маленький город засыплет снегом
До шпилей, мансард и крыш.

Там флюгер скрипит, покоряясь вьюге,
Там скована льдом вода,
Там девочка Герда грустит о друге,
Потерянном навсегда.

И я бы хотел ей сказать так много
О трудной любви, о нём.
Я знаю, куда поведёт дорога,
Я знаю, что будет днём.

Я тоже порою в мечтах летаю
По странам и городам,
Я странную муку порой читаю
В глазах у серьёзных дам.

Но северный ветер кружится в поле,
Взвивается у крыльца,
И Герда не знает о взрослой боли,
О верности до конца.

Прижалась она у оконной рамы,
Укуталась в мягкий плед,
Не быть ей в личине серьёзной дамы,
Не выйти из детских лет.

Лежит непрочитанной жизни книга,
А в сумерках за стеной
Арктический ветер сонатой Грига
Поёт о любви земной.

4. Ледяной дворец

О, эта дымка грусти нежной
На тонком девичьем лице
В чертогах Королевы Снежной,
В ледовом сумрачном дворце!
О, этот зов, чудесной силой
Влекущий за ночной звездой
К снегам Финляндии унылой,
К ветрам Лапландии седой!
И эта сказочная верность,
Всё не дающая упасть
В печали тёмную безмерность,
В унынья гибельную пасть.

Когда затеют пляску тролли,
Когда расколется луна,
Когда в сверкающем камзоле
Из мрака выйдет сатана,
Когда Земля перевернётся
В потоке огненной волны, –
Вдруг небывалый Свет прольётся
С необозримой вышины,
И там, где ярость режет бритвой,
Где от безумия темно,
Простою детскою молитвой
Вмиг будет зло сокрушено.
_________________
* Иллюстрация –
рисунок Владислава Ерко.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector