0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Русский святогорец» преподобный Силуан Афонский

Капли золотых мыслей, или что особенного в Силуане Афонском

«Русский святогорец» преподобный Силуан Афонский. 1866 г. – 11.09 (24.09)1938 г.

Вся жизнь его была скучанием по Богу и исканием Его. «Как мне Тебя не искать? Ты непостижимо явился душе мой и пленил ее Своей любовью, и благодать Духа Святого усладила душу мою, и забыть ее невозможно«. Он вкусил благодати Святого Духа и познал сладость непрестанной молитвы, от которой любовью горело сердце, и не было покоя душе его. «Душа моя жаждет стяжать Христово смирение и скучает о нем день и ночь, и я иногда КРИКОМ КРИЧУ: «Скучает душа моя по Тебе, Господи, и слезно ищу Тебя!»

Он познал Господа Духом Святым и прикоснулся к тому Раю сладости, которого лишился Адам. «Как счастливы мы, христиане: КАКОГО Бога имеем!» Дай Бог нам ощутить жаркую правду его простых слов, чтобы скучание о Боге и искание Его посетили души наши!

Капли золотых мыслей, или что особенного в Силуане Афонском

Преподобный Силуан любил и плакал, молился и пел. Молитва его была и плачем, и песней; и смирением, и любовью. Он вырос в России, состарился на Афоне, а любил весь мир и молился за всех. Газет не читал, новостями не интересовался, но боль и страдания людей ощущал как свои.

«Поймите. Это так просто. Жалко тех людей, которые не знают Бога или идут против Бога; сердце болит за них, и слезы льются из очей. Нам ясно видно и рай, и муку: мы познали это Духом Святым. Вот и Господь сказал: «Царство Божие внутри вас есть». Так отсюда еще начинается вечная жизнь; и мука вечная отсюда начинается».
И так, что же в нем особенного?

Семен Антонов, будущий Силуан, был простым, едва грамотным крестьянином Тамбовской губернии. Родился в 1866 году. Служил в армии. Высокого роста, крепкого телосложения. Добрый и очень чуткий — эту черту он унаследовал от отца. Уже на Афоне старец вспоминал, как, работая с отцом на поле, однажды приготовил на обед мясо — забыл, что была пятница. Отец как будто ничего не заметил, и лишь через полгода поведал, что ел тогда мясо с отвращением, как стерву (падаль — устар.), но замечания делать не стал, только спустя долгое время нашел он подходящий момент для укора.

В 12 лет Семен слушал рассказ о святом подвижнике Иоанне Сезеновском и вдруг понял: «Если он святой, то значит Бог с нами, и незачем мне ходить по всей земле — искать Его». Мальчик так живо и серьезно обратился к вере, что захотел сразу постричься в монахи. Родители удержали: «Сначала кончи военную службу, а потом будешь свободен пойти в монастырь». Жизнь снова потекла буднями, работа, суета и развлечения заглушили духовную жажду.

Семен жил «как все». Сельские девки заглядывались на него, и Семен не устоял, согрешил с односельчанкой. На следующее утро после случившегося отец тихо спросил его: «Сынок, где ты был вчера? Болело сердце мое». Эти слова запали ему в душу, позднее старец говорил: «Я в меру отца моего не пришел. Он был совсем неграмотный…, но был кроткий и мудрый человек».

Уже приближалось время идти в армию, когда желание монашества воскресло. Во сне юноша вдруг увидел и понял порочность своей жизни и теперь уже навсегда решился спасать душу, уйдя от мира. Солдатское житье только укрепило его в этом.

На Афон Семен Антонов попал в 1892 году. Приняв постриг с именем Силуан, работал на мельнице, потом экономом. Русский Пантелеимонов монастырь тогда был целым городом со своим хозяйством, с населением в две тысячи человек. Умер монах Силуан в 1938 году. Биографические данные могут вызвать только разочарование — ни быстрого «служебного роста», ни какой-то яркой деятельности… даже особой известностью среди афонской братии старец Силуан не пользовался — некоторые восхищались, другие недоумевали: «Что вы в нем нашли особенного?»
К счастью, наши сведения о преподобном не исчерпываются данными монастырского архива. Ближайший ученик Силуана — архимандрит Софроний (Сахаров) составил его жизнеописание, духовный портрет: как он узнал старца за долгие годы жизни под его руководством. И, что еще более ценно, отец Софроний издал записи самого Силуана Афонского, удивительные капли золотых мыслей. Читая их, мы несколько приоткрываем тайну духовного пути святого. Пути ярчайшего и необычного, полного высших радостей и болезненных скорбей, пути, проходящего по самой границе отчаяния ада и небесного утешения.

Силуан не встретил на Афоне наставника, который бы уберегал его от опасностей, неизбежно предстоящих новоначальному иноку. Он руководствовался многовековыми традициями афонских подвижников, укладом монастырской жизни. Главное же средство к спасению было — предание себя Божией воле.

«Когда нет добрых наставников, — писал преподобный, — то должно предаться воле Божией во смирении, и тогда Господь Своею благодатью будет умудрять, ибо Господь так много нас любит, что и выразить невозможно, и ум постигнуть не может, и только Духом Святым познается Божия любовь от веры, от ума же не познается».

Так описывает Силуан свою духовную жизнь: череду искания, встречи с Богом, потери благодати, опять поиска: «Грешную душу призвал Господь на покаяние, и душа обратилась ко Господу, и Он милостиво принял ее и показал ей Себя. Господь очень милостив, смирен и кроток. По множеству благости Своей Он не помянул грехов души, и душа возлюбила Его до конца, и рвется к Нему, как птица из тесной клетки в зеленую рощу.

Душа человека познала Бога, Бога милостивого, и щедрого, и сладчайшего, и возлюбила Его до конца, и по множеству жара любви влечется к Нему ненасытно, ибо благодать Господня сладка весьма и греет ум, и сердце, и все тело немощное. И вдруг душа теряет такую благодать Господню; и думает тогда: чем-нибудь я оскорбил Владыку; буду просить Его милость; может быть Он снова даст мне благодать, ибо душа моя уже ничего не хочет в мире сем, кроме Господа.
Любовь Господня так горяча, что если вкусит ее душа, то уже ничего другого не желает она; и если потеряет ее или если умалится благодать, то какие молитвы изливает тогда душа пред Богом, желая снова обрести благодать Его. Так Преподобный Серафим выстоял три года день и ночь на камне, ибо душа его познала Господа, и усладилась Его благодатью, и возлюбила Его до конца».

Читать еще:  Художник Поленов: отобразить земной путь Спасителя

«Сердце мое болит за весь мир»

Преподобный Силуан Афонский

Записи преподобного Силуана Афонского относятся к совершенно особому жанру. Подвижник не получил практически никакого регулярного образования, но умел читать и писать. Поэтому богатый духовный опыт и природные дарования души выразились в виде коротких мыслей-наставлений, лишенных какой бы то ни было литературной красивости, не затемненных никакой внешней схемой (многочисленные грамматические и синтаксические ошибки были исправлены издателями).

По сути творения Силуана — беспримесное выражение православного богословия, по форме — протяжная песня, неторопливая молитва, хвала, плач, сотканная из святоотеческой мудрости. Сложно описать это рационально, как бессмысленно описывать музыку.

Вот несколько фрагментов записей старца Силуана:

«Скучает душа моя о Боге всегда и молится день и ночь, ибо имя Господне сладко и вожделенно для души молящегося и согревает душу любить Бога».
***
«Некоторые спорят о вере, и конца нет этим спорам, а ведь спорить не надо, а только молиться Богу и Божией Матери, и Господь без спора просветит, и скоро просветит».
***
«Есть люди, которые говорят, что Бога нет. Так говорят они потому, что в сердце их живет гордый дух, который и внушает им ложь на Истину и на Церковь Божию. Они думают, что они умные, а на самом деле не понимают даже того, что мысли эти не их, а исходят от врага; но если кто примет такие мысли сердцем и полюбит, то так и сроднится с злым духом. И не дай Бог никому умереть в таком состоянии».
***
«Гордость не дает душе вступить на путь веры. Неверующему я даю такой совет: пусть он скажет: “Господи, если Ты есть, то просвети меня, и я послужу Тебе всем сердцем и душою”. И за такую смиренную мысль и готовность послужить Богу Господь непременно просветит. Но не надо говорить: “Если Ты есть, то накажи меня”, потому что, если придет наказание, ты, быть может, не найдешь силы благодарить Бога и принести покаяние».
***
«Если бы люди знали, что есть духовная наука, то побросали бы все свои науки и технику и созерцали бы только Господа. Красота Его пленяет душу, и она влечется к Нему, и вечно желает пребывать с Ним, и ничего другого не хочет. На все царства земные смотрит, как на плывущие по небу облака».
***
«Мучимся все мы на земле и ищем свободы, но мало кто знает, в чем свобода, где она. И я тоже хочу свободы и день и ночь ищу ее. Я познал, что она у Бога, и от Бога дается смиренным сердцем, которые покаялись и отсекли свою волю пред Ним. Кающемуся Господь дает мир Свой и свободу любить Его. И нет ничего лучшего в мире, как любить Бога и ближнего. В этом душа обретает покой и радость.

О, народы всей земли, на коленях припадаю пред вами и умоляю со слезами: придите ко Христу. Я знаю Его любовь к вам. Я знаю и потому кричу всей земле. (Если чего не знаешь, то как будешь говорить о том?)

Ты спросишь: “Но как можно знать Бога?” А я говорю, что мы видели Господа Духом Святым. И ты, если смиришь себя, то и тебе Дух Святой покажет Господа нашего; и ты тоже захочешь кричать о Нем всей земле.

Я стар, и жду смерти, и пишу истину по любви к народу, о котором скорбит душа моя. Быть может, хоть одна душа спасется; и за нее буду благодарить Бога; но сердце мое болит за весь мир, и молюсь, и слезы проливаю за весь мир, чтобы все покаялись и познали Бога, и жили в любви, и наслаждались свободою в Боге.

О, все люди на земле, молитесь и плачьте о грехах своих, чтобы Господь простил их. Где прощение грехов, там свобода совести и любовь хотя бы и малая».

Архимандрит Софроний (Сахаров) о старце Силуане

О уподоблении человека Христу

Преподобный Силуан Афонский

СТАРЕЦ много и говорил, и писал, что хранящие заповеди Господни похожи на Христа. Уподобление Христу может быть и большим и меньшим, но пределов этому уподоблению не положено; так непостижимо велико призвание человека: он воистину становится подобен Богу.

«Так возлюбил Господь создание Свое: человек подобен Богу».

Он вспоминает при этом слова Св. Иоанна Богослова: «Будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1Ин.3:2).

Старец бесконечно любил слова Христа:

«Отче, которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою» (Ин.17:24).

Бог есть любовь, и как бесконечная любовь. Он всего Себя хочет отдать человеку: «Слава, которую Ты дал Мне, Я дал им» (Ин.17:22).

И если слава сия будет дана человекам, то хотя по сущности своей человек остается тварью, но по благодати становится богом, т. е. получает образ божественного бытия.

Подобно тому, как Христос, имеющий образ божественного бытия, в воплощении своем воспринял образ человеческого бытия, и человек, имеющий образ рабского бытия, во Христе воспринимает образ Божественного бытия (Филип. 2, 6–7).

Об этом в своей целомудренной сдержанности не любит говорить даже Священное Писание.

Почему. Быть может потому, что слышащие возбуждаются в своем воображении и устремляются мечтанием в заоблачные высоты, забывая, или не ведая, что Бог есть Смирение.

Сознавая Господа самым близким, самым дорогим, самым родным Отцом, Старец говорил, что

«сроднил нас Дух Святый».

Дух Святый Своим пришествием в душу естественно роднит человека с Богом, так что душа с великим и несомненным чувством говорит Господу:

Душа Старца была пленена видением величия Господа, страдающего за грехи людей, всего мира.

Он изумлялся безмерности любви Божией и смирению Бога, В душе своей он пел хвалу Господу за Его искупительные страдания, и знал, что этой песне его научила благодать Святого Духа, и песня эта была для него сладка больше, чем что бы то ни было другое.

Читать еще:  7 правил, чтобы отдых на воде не превратился в кошмар

Славословие небесных сил он понимал, как неумолкаемое прославление Господа за Его смирение и страдания, которыми Он искупил человека от вечной смерти.

Старец таинственно духом слушал эти песни херувимские, которые, как он выражался,

«слышат все небеса» и которые «сладки, ибо они поются Духом Святым».

Об искании Бога

У СТАРЦА была своеобразная мысль, что искать Бога может только тот, кто Его познал и затем потерял. Он считал, что всякое искание Бога предваряется как-то внушением Бога.

Бог не творит над человеком никакого насилия, но терпеливо стоит у сердца человеческого и смиренно ожидает, когда откроется Ему это сердце.

Бог Сам ищет человека, прежде, чем человек взыщет Его; и когда, уловив удобный момент.

Господь является человеку, только тогда человек познает Бога в данной ему мере и начинает уже искать Бога, Который скрывается от сердца. Старец говорил:

«Как будешь искать то, чего не терял? Как будешь искать то, чего не знаешь вовсе? Но душа знает Господа, и потому ищет Его».

Об отношении к ближнему

КАЖДЫЙ человек видит в других то, что в опыте духовном познал о себе самом, поэтому отношение человека к ближнему есть верный показатель достигнутой им степени самопознания.

Кто на себе познал, с одной стороны, какой глубины, какой силы могут достигать страдания человеческого духа, отлученного от света истинного бытия, и с другой, – ЧТО есть человек, когда он в Боге, тот знает, что каждый человек есть непроходящая вечная ценность, большая, чем весь прочий мир; он знает достоинство человека, знает, что дорог пред Богом каждый «единый от малых сих» (Мф.25:40), и потому никогда даже внутренне не помыслит убийства, не позволит себе вредить ближнему или хотя бы оскорбить его, Кто «только верует», кто испытал на себе лишь умеренную благодать и еще неясно «предчувствует» вечную жизнь, тот в меру любви своей к Богу хранит себя от греха, но любовь его далеко не совершенна, и он может оскорбить брата.

А кто без жалости, «ради пользы своей и интереса», вредит другим, замышляет или совершает убийства, тот, или уподобился зверю и в глубине своей себя самого сознает существом скотоподобным, т. е. не верит в вечную жизнь, или встал на путь демонической духовности, Сам Старец, явлением ему Христа, был научен переживать богоподобие человека. Людей вообще он воспринимал, как чад Божиих, как носителей Духа Святого.

Дух Святый, как Дух и Свет Истины, в какой-то мере живет в каждом и просвещает каждого человека, и тот, кто пребывает в благодати, тот и в других видит ее, а кто не чувствует в себе благодати, тот и в других не видит ее, Он говорил, что по тому, как воспринимает человек ближнего своего, можно судить о мере благодати, которую он носит в себе: «если человек в брате своем видит присутствие Духа Святого, то это значит, что и сам он имеет большую благодать, а если кто ненавидит брата своего, то это значит, что сам он одержим злым духом»,

Это последнее для Старца было совершенно несомненным; он определенно сознавал, что всякий человек, кто бы он ни был, возненавидевший брата, сердце свое сделал жилищем злого духа и тем отлучился от Христа.

«Русский святогорец» преподобный Силуан Афонский. Новости

«Русский святогорец» преподобный Силуан Афонский.

По образу служения старец Силуан занимает несколько особое место среди святых Русской Православной Церкви XX века. Земная жизнь его окончилась в 1938 году. Он не оказался среди исповедников и мучеников за Христа, ему был уготован путь строгого аскетического подвижничества, но, будучи молитвенником за мир, он глубоко переживал драму современного мира…

Мир держал Симеона крепко: родительское благословение – прежде окончательного избрания жизненного пути пройти военную службу – привело его из Тамбовской губернии в столицу. Возможно, отец надеялся на то, что строгий распорядок солдатской жизни с его дисциплиной изменят душевный настрой сына в сторону большей практичности, а юношеские мечты о монашестве понемногу войдут в спокойное русло мирского благочестия. Расчет был верным: в казарме при многолюдстве и постоянной занятости держать ум в молитве было невозможно. Внешние условия располагали к тому образу жизни, который вели его сверстники. А душа страдала от суеты, от «голода» по молитвенной жизни и еще от того, что, ощутив призыв Божий, он не нашел в себе сил и решимости исполнить то, к чему влекло его сердце – узнав вкус благодати, вернулся к «пище пресной».

Желание посвятить жизнь монашескому деланию возникло у Симеона рано. Верующая крестьянская семья, где Бога чтили, где труд был и необходимостью и добродетелью, привила ему воздержанность, дала правильный настрой: все, что ни делаешь, делай с молитвой, с памятью об ответе и о конечной цели земных трудов. Праздным он не был никогда, даже занятия в школе был вынужден оставить, проучившись всего «две зимы», – надо было помогать отцу и братьям. И, вот в этой-то простоте, не от изнеженности, а от привычки жить по-Божиему, родилось и окрепло стремление потрудиться для Господа безраздельно, и Симеон высказал отцу свое сокровенное желание – принять постриг в Киево-Печерской лавре.

Послушание родительской воле было для него свято, и, вот, на несколько лет – армия, казарма…Однако даже сослуживцы замечали признаки того разлада, который был у него внутри: «умом он на Афоне и на Страшном Суде».

За несколько времени до окончания срока службы Симеон направился к о. Иоанну Сергиеву, решив испросить у Кронштадтского пастыря благословение на монашество. Отца Иоанна он не застал, и лишь оставил записку с просьбой помолиться о том, чтобы «мир его не задержал».

И молитвами святого праведного Иоанна совершилось дело необычное: на следующий же день в своей казарме Симеон почувствовал море огня, «адское пламя», которое гудело вокруг него с тех пор непрестанно до того самого момента, пока он не расстался с миром и не пришел послушником на Святую Гору, в русский Пантелеимонов монастырь.

Читать еще:  «Зимняя вишня»: новые задержания, снос и омбудсмен для семей погибших

Сорок шесть лет провел он в обители с общежительным уставом. Внешняя жизнь монаха однообразна: работа на мельнице, труд эконома, заведование мастерскими и торговой лавкой не могут поведать о главном, о внутреннем делании – непрестанной, борьбе со страстями, об очищении ума и сердца от суетных и греховных помыслов, об обучении молитве.

Главной трудностью на пути монашеского подъема оказалось для него то, что не было у него учителя, старца, того, кто помог бы опытным советом, оградил от опасностей, неизбежных для всякого новоначального подвижника, и самой обязанностью к послушанию поставил душу в то положение, угодное Богу – «исполнителя духовных уроков» без примеси горделивого мнения.

Были на этом пути и преткновения, и напряженная внутренняя брань, ведомая до конца, во всей полноте, лишь самому монаху. Воспоминания подвижника сохранили только некоторые случаи, малую толику того, что довелось ему пережить. В них есть рассказ о том, как, будучи еще неискушенным, отпросился он в Старый Русик для жизни в безмолвии, настоял на своем, не послушал совета игумена и получил урок: через некоторое время был вынужден вернуться назад с болезнью, до конца напоминавшей ему о важности монашеского послушания. Есть в них и свидетельство о том, как было дано ему рано «узнать Бога» через откровение, «взойти на Небо», и каким трудным оказался потом подъем после поражения помыслами тщеславия и гордости, как горько было потерять «вкус» благодати.

В 1896 году Симеон был пострижен в мантию с именем Силуан, а в 1911-м принял схиму с тем же именем. Но и под защитой монашеского покрова мысленная невидимая брань продолжалась годами. Пятнадцать лет он вел непрерывную борьбу за бесстрастие в строгом посте, бдениях с небольшими перерывами на сон, при постоянном откровении помыслов и частой исповеди.

«Побеждать врагов христовым смирением»

Не имевший учителя, преп. Силуан Афонский в своих наставлениях, переведенных теперь уже на разные языки, стремился поделиться с людьми, желающими проводить жизнь подвижническую, плодами своего опыта. И главной темой всех его поучений к монахам становится тема смирения.

Если только возможно, – увещевает он, – постарайтесь поручить себя духовному руководству. Это простейший, наиболее удобно-проходимый путь духовного возрастания.

«Кто хочет непрестанно молиться, тот да будет во всем воздержан и послушен старцу, которому служит. Он должен чисто исповедоваться и помышлять, что и духовником и старцем управляет Господь благодатию Своею, тогда не будет у него плохих мыслей против них. Такого человека за его святое послушание будут учить благие мысли от благодати, и он будет преуспевать во смирении Христовом.

Кто без руководителя хочет заниматься молитвой и в гордости подумает, что он может по книгам научиться, и не будет ходить к старцу, тот уже наполовину в прелести. Смиренному же поможет Господь, – и если нет опытного наставника и он будет ходить к духовнику, какой есть, то за смирение покроет его Господь.

Помышляй, что в духовнике живет Святый Дух, и он тебе скажет, что должно. Но если ты подумаешь, что духовник живет нерадиво и как может в нем жить Святый Дух, то за такую мысль ты сильно пострадаешь, и Господь смирит тебя, и ты непременно падешь в прелесть.

Если человек не все говорит духовнику, то его дорога кривая и не ведет ко спасению, а кто все говорит, тот прямо пойдет в Царство Небесное».

Ведомо преп. Силуану и то, что в современном мире не так много наставников, искушенных в духовной брани, знакомо и одиночество и сомнения души, ищущей руководства и не находящей опытного «проводника». Но и таковых афонский подвижник призывает не отчаиваться, а во всем полагаться на Промысел: «Когда нет добрых наставников, то должно предаваться воле Божией во смирении, и тогда Господь Своею благодатию будет умудрять, ибо Господь так много нас любит, что и выразить невозможно, и ум постигнуть не может, и только Духом Святым познается Божия любовь от веры, от ума же не познается…»

И монашествующим, и мирянам напоминает преп. Силуан о цели христианской жизни стяжании благодати Святого Духа, и о том, за что, за какие провинности она может оставить того, кому Господь дал вкусить ее плодов: «Из-за гордости теряется благодать Божия, а вместе с ней и любовь к Богу, и дерзновение в молитве…»

Гордость влечет за собой тщеславие, неприязнь к брату и его осуждение, зависть и нечистые помыслы, пристрастие к земным вещам. И тогда «опустошенная и унылая душа скучает о Боге, как скучал отец наш Адам по изгнании из рая».

Как вернуть милость Божию, Его благорасположение, свет, оживляющий и просвещающий душу? И на этот вопрос есть ответ в наставлениях старца Силуана: «Смиряй себя как можно больше; держи ум свой в сердце и во аде. Чем больше смиряешь себя, тем больше получаешь дары от Бога».

Не о наружном, показательном смирении говорит здесь старец, а о том чувстве, которое не должно покидать тех, кто обручили себя Христу: памяти о грехах, о милости Божией к нам и об Его прощении, которые сами по себе уже могут изгнать из души и превозношение, и ревнивое состязание с ближними: «Когда душа познает Господа Духом Святым, какой Он смиренный и кроткий, тогда видит себя хуже всех и рада сидеть на гноище, как Иов в худых одеждах, а людей видеть в Духе Святом, сияющими и похожими на Христа…

Когда мир Христов придет в душу, тогда она рада…других видеть во славе Тайна сия смирения Христова – велика, и невозможно ее объяснить.

От любви душа всякому человеку хочет больше добра, чем себе, и радуется, когда видит, что другим лучше, и скорбит, когда видит, что они мучаются».

До скончания дней пребывая на Святой Горе, устремляясь душой на Небо, святой старец не оставлял и молитвы за мир, зная об его пороках, об умножающемся нечестии и об оскудении веры, и от этого не меньше любя людей и желая им спасения. «Молиться за мир – кровь проливать», говорил он, и поминал всех: и подвизающихся, и грешных, видя и в них «больных», нуждающихся в большем внимании, более усердной помощи.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector