0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Реституция церковного имущества: кто приобретет, а кто потеряет?

РПЦ с именем Путина и законом о реституции получает любую недвижимость, какую захочет

Московская патриархия претендует приблизительно на тысячу объектов недвижимости в Москве, которые до революции принадлежали церкви, рассказал телеканалу «Дождь» главный редактор журнала «Религия и право», старший партнер адвокатского бюро «Славянский правовой центр» Анатолий Пчелинцев.

Претендовать на здания церковь вправе согласно федеральному закону о возврате имущества религиозным организациям, поясняет юрист. В то же время в Московской патриархии отказываются подтверждать или опровергать данную информацию.

Закон о реституции появился в РФ в 2010 году, он предписывает федеральным и региональным властям безвозмездно возвращать религиозным организациям имущество, в том числе недвижимое, которое было отнято после революции 1917 года. Речь идет обо всех религиозных организациях, но на практике законом активнее всего пользуется РПЦ (и еще иудейские общины). Под действие закона подпадают не только храмы и монастыри, но и, к примеру, здания бывших епархиальных домов, училищ и т.п.

Источник «Дождя» в патриархии рассказал, что сразу после появления нового закона в РПЦ была создана специальная группа юристов, которая составляет списки для реституции и помогает возвращать церковное имущество. Как утверждается, юристы получают процент от каждого объекта в случае его коммерческого использования после возврата в собственность РПЦ.

Как напоминает телеканал, процесс возврата церковного имущества провоцирует конфликтные ситуации по всей стране. Так, Екатеринбургская епархия претендует на здания, где в настоящее время располагаются экономико-технологический и монтажный колледж. Кроме того, церковь требует вернуть ей зал хорового колледжа, который до революции представлял собой домовую церковь. Первые две судебные инстанции отказали в удовлетворении исков от церкви, чтобы не навредить системе профессионального образования, но разбирательство продолжается.

Также закон о реституции предусматривает передачу земли религиозным организациям. Так, власти Санкт-Петербурга недавно бесплатно отдали РПЦ участок площадью 0,5 гектара возле поселка Комарово. По версии, озвученной прокуратурой, на участке стоит дом для паломников. В то же время депутат Заксобрания Петербуга Борис Вишневский утверждает, что в Комарово обустраивают скорее дачу или загородную резиденцию, нежели гостиницу для паломников.

Самым громким прецедентом в рамках закона стала попытка РПЦ получить в собственность Исаакиевский собор в Северной столице. Претензии привели к многочисленным акциям протеста горожан. Из-за этого власти и церковь решили заморозить вопрос, по крайней мере до президентских выборов 2018 года.

Точное количество объектов по всей стране, на которые может и собирается претендовать православная церковь, неизвестно. Как напоминает Анатолий Пчелинцев, до революции РПЦ являлась крупнейшим землевладельцем и обладателем большого количества недвижимости. При обсуждении закона о реституции в Госдуме эксперты указывали, что в настоящее время только в федеральной собственности находится около трех тысяч религиозных объектов. Недавно в Санкт-Петербурге звучали предложения по внесению изменений в закон о реституции с тем, чтобы предложить религиозным организациям приватизировать, а не бесплатно получать свою бывшую собственность. Инициатива была признана неуместной.

Реституция церковного имущества в Европе

от admin · Май 11, 2017

Изъятие церковного имущества в 20-ом веке происходило не только в СССР, но и в других странах — участниках социалистического лагеря. После переориентировки на Запад, перед местными властями в ряду вопросов борьбы с тяжким наследием коммунистического режима, встал вопрос о реституции или возврате церковного имущества. Поскольку в России этот вопрос вызывает горячие споры, интересно посмотреть на опыт европейских стран.

  • Реституция в Чехии В этой стране правительство приняло закон «Об исправлении некоторых имущественных несправедливостей, причиненных церквам и религиозным обществам в период несвободы, и об урегулировании взаимоотношений между государством и религиозными общинами» 23 января 2008 года. Предполагается возврат 2,5 тыс. строений, 175 тыс. га лесов и 25 тыс. га земель на общую сумму 3 млрд. евро. Плюс к этому полагается компенсация за то имущество, которое не может быть возвращено в размере 2,54 млрд. евро. По этому поводу идут споры и появилась информация что из 72 000 гектаров пахотной земли, возможно будет возвращено лишь 20 000 гектаров. А лесных угодий будет возвращено лишь 65 000 гектаров.
  • Реституция в Польше. Эта страна является, пожалуй, самой религиозной в Европе и поэтому реституционные действия начались еще в 1989 году, когда были созданы специальные комиссии, занимавшиеся описью имущества православной, католической, евангелической и иудейской общин. По решению данных комиссий различным конфессиям были возвращены сельскохозяйственные угодья, леса и здания. А взамен того, что нельзя было физически вернуть, государство выплатило компенсацию. В результате, например, еще до 2010 года польская католическая церковь вернула себе почти 70% национализированного имущества. Однако недавно в Польше разразился скандал связанный со злоупотреблениями происходившими во время реституции.
  • Реституция в Сербии. После второй мировой войны Сербская церковь потеряла 93% своей собственности, включая 1176 зданий, 50 из которых находятся в Белграде. Также было конфисковано около 70 тыс. гектаров сельскохозяйственных земель. Вопрос о реституции поднимался еще при Слободане Милошевиче. Но он закон не подписал. Законопроект с грехом пополам был принят только в 2006 году, однако власти потом попытались дать задний ход, в связи с чем лидеры религиозных конфессий выразили свой протест. Тем не менее реституция потихоньку идет и на 2017 год, церкви, например, вернули 73 тыс га земель.
Читать еще:  Великая Суббота. Что происходило на Страстной седмице

  • Реституция в Латвии. В этой маленькой прибалтийской республике религиозным организациям были возвращены сельскохозяйственные земли и леса, 650 культовых сооружений, другая недвижимость, а также предметы культа традиционных конфессий. Только в Риге и только старообрядческая церковь, кроме храмов, получила десятки домов и до сотни гектаров столичной земли.
  • Реституция в Словакии. Здесь реституция собственности проводилась как для обычных людей, так и для религиозных организаций которые были лишены ее с 8 мая 1945 г. (а для иудейских общин — со 2 ноября 1938 г.) до января 1990 г.. Реституция проводилась на основании положений Закона № 282/1993 . Церкви и еврейским общинам возвращались здания за исключением тех из них, которые были заняты учреждениями здравоохранения, культуры, спорта и социальными службами. К 2001 г. Православной Церкви передано примерно 85% ее прежнего имущества. Католическая Церковь получила более 50% собственности и еще 12% собственности было юридически возвращено Церкви, но физически пока находится у прежних собственников
  • Реституция в Болгарии. Нормативная база для передачи имущества Церкви начала создаваться еще в 1989. Согласно П. 5. Закона о вероисповеданиях Республики Болгария — от 2002 года «Восстанавливается право собственности вероисповеданий на перешедшее государству, отчужденное, конфискованное или незаконно изъятое имущество…» и «В случае если условия для восстановления права собственности по п. 1 /1/ отсутствуют, вероисповеданиям компенсируется ущерб… «. Тем не менее реституция идет медленно, власти затягивают и пользуются церковной собственностью, что вызывает протест церковных властей.
  • Реституция в Словении. В ноябре 1991 г. здесь был быстро принят Акт о Денационализации, который регулировал реституцию всей собственности, национализированной социалистическим государством в годы социализма. При этом имущество феодального происхождения не включалось в денационализацию. Критики требовали причислить церковные земли к феодальным, однако Конституционный суд в 1998 году признал церковь “учреждением, служащим общему благу”, что означало запуск реституции. В 2007 г. 69,5% фондов министерства культуры предназначенных на сохранение “недвижимого культурного наследия”, отошло католической церкви.
  • Реституция в Германии. Хотя в ГДР репрессии против церковников и отнятие имущества имели место быть, тем не менее их масштаб был настолько мал, что не завязалось даже никакой общественной дискуссии. Небольшое имущество было тихо-мирно передано, а само германское правительство выплачивает церкви компенсацию за случившуюся в далеком 1803 году секуляризацию церковной собственности, к которой коммунисты не имели никакого отношения.
  • Реституция в Румынии. В этой стране реституция осложняется тем, что румынские коммунисты из-за тесной связи греко-католиков с Западом, лишали их собственности и передавали ее Православной Церкви. В настоящее время это повлекло за собой противостояние между двумя конфессиями в вопросе о собственности церквей. В 2002 году правительство Румынии заявило, что вся церковная собственность, конфискованная коммунистическим режимом, будет возвращена, за исключением тех зданий и объектов, которые принадлежали православной церкви на момент вступления в силу закона 1948 года о конфискации церковного имущества. Реституция идет, но по заявлению Румынской Православной Церкви идет чересчур медленно.
  • Реституция в Венгрии. В Венгрии сумма компенсации за конфискованное имущество составила около 100 млрд. форинтов (100 форинтов = 0, 45 доллара США, т.е. всего на сумму 450 млн. долларов). Заявителям выдавались так называемые боны, или купоны (без права обмена на деньги), для вложения в приватизируемое государственное имущество, жилье, а также земельные участки. Максимальная сумма компенсации не должна была превышать 5 млн. форинтов

69,203 просмотров всего, 193 просмотров сегодня

Реституция отнятого имущества. В России — вряд ли

Термин «реституция» вызывает в первую очередь ассоциации процессом возвращения бывшим владельцам имущества, незаконно вывезенного после Второй мировой войны.

Однако данный термин (буквально означающий «возвращение к первоначальному состоянию») употребляется и когда речь заходит о требованиях возврата национализированного государством имущества бывшим частным владельцам.

В последние годы, после того как некоторые представители российской власти заявили о возможной приватизации бывших дворцов, особняков, усадеб и других памятников архитектуры, на содержание которых у государства денег нет, возник вопрос о возможном возврате этой собственности прежним хозяевам (вернее, их наследникам), владевшим ею до 1917 года.

Первыми об этом заговорили представители Русской Православной Церкви. Правда, Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II подчеркивал, что РПЦ претендует не на все земли, здания и прочее имущество, которые были отобраны большевиками, а только на те, которые смогут обрабатывать монастыри, которые необходимы для их жизнедеятельности.

Сложность данного вопроса заключается в том, что зачастую государство и радо бы возвратить РПЦ ее имущество, но у Церкви тоже нет денег на его содержание.

Так, в Ярославской области, где Церкви было передано 280 храмов, но 340 остались в собственности государства — РПЦ просто не смогла их «освоить». Помимо недвижимости, Церковь ставит вопрос и о возврате той собственности, которая находится сейчас в музеях, в первую очередь, икон. Проблема же реституции собственности, принадлежавшей частным лицам до 1917 года, так и остается «замороженной».

Читать еще:  Страстная cедмица: традиции, богослужения, проповеди

В России же до сих пор не принято ни одного закона, регулирующего имущественные отношения, возникшие до 1917 года. Большинство судебных исков прежних собственников проигрывается именно из-за полного отсутствия законодательных оснований для возврата собственности.

Как рассказывал председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры » Андрей Князев на страницах «Новых Известий», тенденция к возвращению и возрождению усадеб никак не подкреплена юридически: «К сожалению или к счастью… Да и вряд ли подобный закон будет принят в ближайшее время. Реституция, то есть возвращение старой собственности, в современной России невозможна. Тем более многие дворяне, пусть они и владели собственностью, но спустя 88 лет доказать свои права на усадьбы не в состоянии. Документы утеряны. В нынешних российских условиях дворяне юридически не имеют никаких льгот при аренде или покупке своего бывшего имущества. При торгах и при оформлении заявки на аренду они выступают наравне с любым другим гражданином Российской Федерации. Другое дело, какое решение примут местные власти. Да и покупателей на развалины усадеб в глухих селах, кроме дворян, наверное, найти трудно. Между тем связываться охранными обязательствами и вкладывать деньги в заведомо неприбыльное мероприятие сейчас способны лишь люди с глубокими нравственными традициями, каковыми и являются представители старой интеллигенции «.

В 2005 году в Санкт-Петербурге в агентстве «Росбалт» прошел круглый стол «Реституция — приглашение к диалогу». В заседании круглого стола приняли участие представители городского комитета по управлению государственным имуществом, депутаты Государственной думы, представители Имперского союза-ордена и приехавшие в Петербург носители древних аристократических фамилий.

Речь шла об особняках, которыми богат Петербург и его пригороды. Например, на Моховой улице стоит один из домов, принадлежавших князьям Оболенским, на набережной Фонтанки и на Преображенской площади — знаменитые особняки, когда-то принадлежавшие князьям Шаховским. Список этот можно продолжать вплоть до Зимнего дворца.

Все участники пресс-конференции, прошедшей в «Росбалте «, сошлись во мнении, что хотя предполагаемая приватизация дореволюционных дворцов и особняков во многом меняет ситуацию, полномасштабная реституция в России сейчас невозможна. Однако они сочли необходимым искать пути признания права наследников бывших владельцев участвовать в решении судеб имущества, которое когда-то принадлежало их предкам.

Напомним, что почти все страны Восточной Европы после крушения социалистической системы приняли законы о денационализации и реституции. При этом, здесь данный процесс оказался не столь сложен из-за меньшего срока давности. В Европе возвращалась недвижимость, национализированная в период 1940-50-х годов, тогда как в России этот срок гораздо больший — с 1917 года.

Были, правда, и на Западе случаи решения вопроса о реституции и через 150 лет. Так произошло, например, в Испании, когда наряду с возвратом собственности, национализированной режимом Франко, решением короля была возвращена и та, что была отнята в в середине XVIII века. Достаточно спокойно процесс реституции прошел в Венгрии, Болгарии, Чехии и Словакии. В этих странах в основном сохранились кадастровые записи о прежних владельцах, и в настоящий момент им передано 96% их бывшего имущества.

Сложнее обстоит дело с реституцией в Польше. Закон о восстановлении прав собственности был принят сеймом в 2001 году, утвержден сенатом, но до сих пор не подписан президентом. Польское общество очень сильно разделено на выступающих за восстановление прав прежних собственников и ставящих во главу угла социальную справедливость.

Кстати, немаловажную роль играет здесь национальный фактор: большой частью имущества в довоенной Польше владели граждане Германии, и многие поляки выступают против возвращения им собственности.

Среди бывших республик СССР законы о реституции были приняты в Литве, Латвии и Эстонии. Однако в двух последних странах в связи с этим возникли весьма существенные проблемы. В результате принятия законов о возврате имущества, национализированного в советское время, его бывшим владельцам большая часть жилых домов в Латвии и Эстонии оказалась в руках шведских, датских и финских граждан, многие из которых решили тут же продать ее коммерческим структурам.

Новоявленные владельцы часто не имели средств на содержание обретенных домов и существенно поднимали арендную плату для жильцов. Вопрос стал настолько острым, что правительство Латвии, например, было вынуждено принять специальное постановление, регулирующее максимальную ставку арендной платы в денационализированных домах, а затем постоянное продлевать срок его действия.

РЕСТИТУЦИЯ ЦЕРКОВНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Отчуждение церковной собственности — полное или частичное — явля­ется неприемлемой чертой отношений между церковью и государством. Вре­менами такое встречалось в самых разных странах, в том числе и наиболее

70 Яблоков И.Н. Методологические проблемы социологии религии. М., 1972. С. 92.

71 Крженек Ф. О марксистском понимании процесса секуляризации // Вопр. науч. атеизма. Вып. 26.
М., 1980. С. 273.

72 Воронцова Л.М., Филатов СБ., Фурман Д.Е. Религия в современном массовом сознании // Социс.
1995. № И. С. 81-91.

73 Костюк К. Православная Церковь и социально-экономическое развитие России (http://
civitasdei.boom.ru
).

Читать еще:  Ушли в радости. Две смерти на Светлой седмице

просвещенных. Так, в середине XVI в. широкомасштабная секуляризация церковных земель происходила в Англии, где было ликвидировано 650 мо­настырей, и тысячи монахов пополнили армию бродяг. В XVII—XVIII вв. в России была практически завершена крупнейшая секуляризация церковной собственности, начатая реформами Петра I. В 1650—1725 гг. действовал Мо­настырский приказ — центральное государственное учреждение, ведавшее административно-финансовыми и судебными вопросами церковного управ­ления. До секуляризации 1 764 монастыря владели до 900 тыс. душ кресть­ян. При Екатерине II было упразднено 500 монастырей, казне перешло бо­лее 1 млн крестьян, которые переведены с барщины на оброк. В XIX в. в России было 440 мужских и 250 женских монастырей, 110 тыс. священни­ков и 58 тыс. монахов 74 .

В последнее время пресса активно обсуждает возвращение Русской Пра­вославной Церкви ее земельных угодий и недвижимости, отнятых в 1917— 1918 гг. большевистским правительством. Принадлежавшая Церкви до ре­волюции 1917 г. собственность передается ей не в порядке реституции, а лишь на правах аренды. И передано ее меньше, чем в любой из бывших со­циалистических стран.

РЕСТИТУЦИЯ (от лат. restitutio — восстановление) — 1) в праве — возвращение имущества, неправомерно захваченного и вывезенно­го воюющим государством с территории противника; 2) в культу­ре — возвращение перемещенных (трофейных) художественных ценностей.

Дело в том, что, согласно принятому в 2001 г. Земельному кодексу, необ­ходимо было до начала 2004 г. либо выкупить либо взять в аренду землю, преж­де находившуюся в постоянном бессрочном пользовании (в том числе участ­ки, занимаемые храмами). Однако ни выкуп, ни аренда находящихся под храмами земель церкви не под силу. К тому же права, которые дает безвозмезд­ное пользование имуществом, значительно меньше прав собственника. Во-первых, все сделки в отношении этого имущества должны быть согласованы с государством как с собственником. Во-вторых, религиозное объединение обязано использовать имущество в соответствии с указаниями собственника, т.е. государства. В-третьих, безвозмездное пользование (даже бессрочное) позволяет государству в любой момент изъять это имущество 75 .

В 2001 г. патриарх Московский и всея Руси Алексий II предложил вернуть РПЦ часть тех земель, которыми она владела до революции (по некоторым данным, это 3 млн га). Он пояснил, что не ставит «вопрос о возвращении всех монастырских земель», «но земли, которые монастырь может обрабатывать и которые необходимы для его жизнедеятельности, надо возвращать».

Говоря о реституции церковной собственности как возможном способе решения материальных проблем РПЦ, митрополит Кирилл в 2001 г. заявил, что Московский патриархат не настаивает на полной реституции земель и зданий, принадлежавших церкви до 1917, хотя подобная мера и предусмот­рена обязательствами России перед Советом Европы. За последние 80 лет

Конотопов М.В., Сметанин СИ. История экономики: Учеб. для вузов. М., 1999. С. 76. Ордынский А. Придется ли храмам арендовать свою землю? // Нескучный сад. Православный жур­нал о делах милосердия. 2002. № 4.

на бывших монастырских землях построены поселки, заводы, частные дома, и мы понимаем, что нереально все вернуть обратно. Руководство РПЦ от­дает себе отчет в том, что изъятие всей бывшей церковной собственности из сложившегося экономического, хозяйственного оборота приведет к опре­деленным социальным потрясениям. РПЦ готова отказаться от требования немедленного возврата той части церковных зданий, в которых находятся больницы или детские сады.

Бывший Смольный монастырь — пример того, что проблемы реституции церковной собственности чрезвычайно сложны

Вместе с тем, подчеркнул митрополит Кирилл, уже находящиеся в поль­зовании РПЦ церковные здания должны быть переданы ей в полную соб­ственность. По мнению официальных властей, вопрос о религиозной и со­циальной реституции должен быть снят с повестки дня. Никакого возвра­щения к дореволюционному положению в сфере собственности не может быть: масштаб социальных и экономических изменений, произошедших в России после 1917 г., слишком глубок; невозможно вычеркнуть XX в. из ис­тории страны и начать все с чистого листа.

В странах Балтии и Восточной Европы ситуация иная: советская власть ус­тановлена здесь только в 1940-е гг., сохранились живые собственники конфис­кованных поместий и культурных ценностей. В 1990-е гг. здесь происходило активное возвращение отобранной собственности. В Чехии, Венгрии, Польше бывшим владельцам передавали некогда принадлежавшие им городские здания, замки, поместья, фабрики, картины и др. В 1990-1991 гг. Литва приняла про­грамму и законы по восстановлению прав собственности на землю тех граждан (семей), кто потерял их в 1940-1945 гг.: сельскохозяйственная земля, городские площади и недвижимость, которые были национализированы в тот период,

В

стали возвращаться бывшим владельцам (и их наследникам) в максимально воз­можном размере, с учетом изменившихся обстоятельств.

За минувшие 15 лет было издано два правовых акта, призванных решить вопрос о церковной собственности. Распоряжение президента Б.Ельцина от 23 апреля 1993 г. предписывало исполнительным органам «осуществить по­этапную передачу в собственность или пользование религиозным органи­зациям культовых зданий, строений и прилегающих к ним территорий. »; а 14 марта 1995 г. вышло Постановление Правительства РФ «О порядке пе­редачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собствен­ности имущества религиозного назначения». Однако подавляющая часть церковной недвижимости передавалась именно в пользование. Сегодня за редким исключением в России нет храмов, которые были бы возвращены в собственность Церкви.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector