0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Разве Усекновение главы Иоанна Предтечи – может быть праздником?

Усекновение главы Иоанна Крестителя : почему убийство пророка – праздник

11 сен­тяб­ря Цер­ковь празд­ну­ет Усек­но­ве­ние гла­вы Про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на. День му­че­ни­че­ской смер­ти «ве­ли­чай­ше­го из рож­ден­ных же­на­ми» опи­сан еван­ге­ли­ста­ми Мат­фе­ем (Мф. 14:1-12) и Мар­ком (Мк. 6:14-29). Что про­изо­шло с Иро­дом по­том? Где на­хо­дит­ся се­го­дня гла­ва свя­то­го? По­че­му по­стить­ся в этот день – это зна­чит стать сво­бод­нее от раб­ства удо­воль­стви­ям?

По­сле смер­ти Иро­да Ве­ли­ко­го рим­ляне по­де­ли­ли тер­ри­то­рию Па­ле­сти­ны на че­ты­ре ча­сти, на­зна­чив в каж­дую из них пра­ви­те­ля из сво­их став­лен­ни­ков. Ирод Ан­ти­па по­лу­чил от им­пе­ра­то­ра Ав­гу­ста Га­ли­лею в свое управ­ле­ние. Иоанн Кре­сти­тель об­ли­чал Чет­ве­ро­власт­ни­ка в том, что он, оста­вив свою за­кон­ную же­ну (дочь ара­вий­ско­го ца­ря Аре­фы), неза­кон­но со­жи­тель­ство­вал с Иро­ди­а­дой, же­ной сво­е­го род­но­го бра­та Филип­па. За это Ирод за­клю­чил свя­то­го в тем­ни­цу. Неко­то­рые ис­то­ри­ки утвер­жда­ют, что Ирод сде­лал это не столь­ко из-за зло­бы на Иоан­на Кре­сти­те­ля, сколь­ко по­то­му, что же­лал за­щи­тить его от сво­ей воз­люб­лен­ной, зная ее мсти­тель­ный нрав. Иро­ди­а­да бы­ла чрез­вы­чай­но зла на про­ро­ка.

Усек­но­ве­ние гла­вы Иоан­на Пред­те­чи про­изо­шло во вре­мя пи­ра в честь дня рож­де­ния Иро­да, на ко­то­ром при­сут­ство­ва­ли вель­мо­жи, ста­рей­ши­ны и ты­ся­че­на­чаль­ни­ки. Дочь Иро­ди­а­ды Са­ло­мия (Са­ло­мея) тан­це­ва­ла пе­ред го­стя­ми, рас­по­ло­жив тем са­мым к се­бе Иро­да, ко­то­рый по­клял­ся дать ей все, что она ни по­про­сит – хо­тя бы да­же и по­ло­ви­ну сво­е­го цар­ства. По на­го­во­ру сво­ей ма­те­ри Иро­ди­а­ды, у ко­то­рой по­яви­лась воз­мож­ность ото­мстить свя­то­му Иоан­ну и на­все­гда из­ба­вить­ся от упре­ков и об­ли­че­ний, Са­ло­мея по­про­сил дать ей го­ло­ву Иоан­на Кре­сти­те­ля и при­не­сти ее на блю­де. Ирод сму­тил­ся, так как бо­ял­ся гне­ва Бо­жия за убий­ство про­ро­ка, а так­же на­род­но­го гне­ва, по­сколь­ку Пред­те­ча был лю­бим жи­те­ля­ми Га­ли­леи. При этом из Еван­ге­лий из­вест­но, что Ирод во мно­гом слу­шал свя­то­го Иоан­на и по­сту­пал по его сло­вам – но, как пи­шет свт. Иоанн Зла­то­уст, пра­ви­тель «цар­ство­вал над удо­воль­стви­я­ми, вер­нее, был ра­бом удо­воль­ствий». Зла­то­уст по­ла­га­ет, что, ско­рее все­го, клят­вой Ирод при­крыл­ся, как бла­го­вид­ным пред­ло­гом – на са­мом же де­ле, ис­тин­ной при­чи­ной его по­ступ­ка бы­ла бо­язнь по­те­рять Иро­ди­а­ду.

И он сдер­жи­ва­ет свою клят­ву, дан­ную в при­сут­ствии вы­со­ких го­стей: он от­да­ет со­от­вет­ству­ю­щий при­каз – и про­ис­хо­дит Усек­но­ве­ние гла­вы Иоан­на Пред­те­чи. Су­ще­ству­ет пре­да­ние, со­глас­но ко­то­ро­му уста мерт­вой гла­вы про­ро­ка по-преж­не­му про­дол­жа­ли об­ли­чать пра­ви­те­ля: «Ирод, не долж­но те­бе иметь же­ну Филип­па, бра­та тво­е­го». По­сле это­го Са­ло­мия в яро­сти ис­ко­ло­ла язык про­ро­ка иг­лой и за­ко­па­ла гла­ву Кре­сти­те­ля в нечи­стом ме­сте.

Ирод про­дол­жал пра­вить неко­то­рое вре­мя по­сле Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи – еван­гель­ская ис­то­рия сви­де­тель­ству­ет о том, что Пон­тий Пи­лат по­сы­лал к нему свя­зан­но­го Иису­са Хри­ста (Лк.23,7-12).

Даль­ней­шая судь­ба Иро­да и Иро­ди­а­ды сло­жи­лась пе­чаль­но. Лю­бов­ни­ки бо­я­лись, что свя­той Иоанн вос­креснет из мерт­вых, а Ирод, ко­гда на­чал про­по­ве­до­вать Иисус Хри­стос, ужас­нул­ся это­му, ска­зав: «это Иоанн Кре­сти­тель; он вос­крес из мерт­вых, и по­то­му чу­де­са де­ла­ют­ся им».

По про­ше­ствии вре­ме­ни по­сле Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи, Са­ло­мия, пе­ре­хо­дя зи­мой по льду ре­ку Си­ко­рис, про­ва­ли­лась под во­ду и лед сда­вил ее та­ким об­ра­зом, что го­ло­ва на­хо­ди­лась на по­верх­но­сти, а те­ло – в ле­дя­ной во­де. Она тщет­но пы­та­лась вы­брать­ся, но это ей не уда­ва­лось – так про­дол­жа­лось до тех пор, по­ка ост­рые глы­бы не пе­ре­ре­за­ли ее шею. Те­ло Са­ло­мии не на­шли, а го­ло­ву при­нес­ли Иро­ду с Иро­ди­а­дой, по­доб­но то­му, как неко­гда при­нес­ли гла­ву Иоан­на Пред­те­чи. Усек­но­ве­ние гла­вы Иоан­на Пред­те­чи от­ра­зи­лось и на судь­бе са­мо­го Иро­да – в от­мест­ку за бес­че­стие сво­ей до­че­ри, ара­вий­ский царь Аре­фа на­пра­вил свои вой­ска про­тив него. Ирод по­тер­пел по­ра­же­ние и по этой при­чине раз­гне­вал рим­ско­го им­пе­ра­то­ра Ка­ли­гу­лу. Он был со­слан вме­сте с Иро­ди­а­дой в за­то­че­ние в Гал­лию, а за­тем – в Ис­па­нию.

По­сле Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи, его уче­ни­ки по­греб­ли те­ло свя­то­го в Са­ма­рян­ском го­ро­де Се­ва­стии. Свя­тая гла­ва Иоан­на Кре­сти­те­ля бы­ла най­де­на и по­гре­бе­на в со­су­де на Еле­он­ской го­ре. По­сле­ду­ю­щие со­бы­тия раз­ви­ва­лись сле­ду­ю­щим об­ра­зом: один по­движ­ник ко­пал ров для ос­но­ва­ния хра­ма, на­шел свя­ты­ню и хра­нил ее у се­бя. А пе­ред сво­ей смер­тью, опа­са­ясь, что свя­ты­ня мо­жет быть по­ру­га­на, скрыл ее в зем­ле в том же са­мом ме­сте, где и об­на­ру­жил.

В 452-м го­ду про­рок ука­зал в ви­де­нии ме­сто со­кры­тия сво­ей гла­вы – и она бы­ла вновь об­ре­те­на, по­сле че­го ее пе­ре­нес­ли в Емес­су, за­тем – в Кон­стан­ти­но­поль. В па­мять это­го уста­нов­лен еще один празд­ник, нераз­рыв­но со­пря­жен­ный с Усек­но­ве­ни­ем гла­вы Иоан­на Пред­те­чи – об­ре­те­ние его чест­ной гла­вы. Празд­ник пер­во­го и вто­ро­го чу­дес­но­го об­ре­те­ния от­ме­ча­ет­ся Цер­ко­вью 8 мар­та (24 фев­ра­ля ста­ро­го сти­ля).

Во вре­ме­на ико­но­бор­че­ских го­не­ний гла­ва бы­ла вы­ве­зе­на в Ко­ма­ны (Аб­ха­зия), из­вест­ном как ме­сто ссыл­ки и кон­чи­ны свт. Иоан­на Зла­то­уста, и спря­та­на в зем­ле. По­сле вос­ста­нов­ле­ния ико­но­по­чи­та­ния св. пат­ри­ар­ху Иг­на­тию но­чью во вре­мя мо­лит­вы бы­ло ука­за­но ме­сто, где хра­нит­ся чест­ная гла­ва. Та­ким об­ра­зом свя­ты­ня бы­ла об­ре­те­на вновь. Это со­бы­тие празд­ну­ет­ся 7 июня (25 мая) как Тре­тье об­ре­те­ние гла­вы св. Иоан­на Пред­те­чи

День стро­го­го по­ста

Усек­но­ве­ние гла­вы св. Иоан­на Пред­те­чи от­ме­ча­ет­ся 11 сен­тяб­ря (29 ав­гу­ста). Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний в од­ной из про­по­ве­дей так трак­ту­ет тот факт, что Усек­но­ве­ние гла­вы свя­то­го (то есть на­силь­ствен­ное убий­ство) – яв­ля­ет­ся имен­но празд­ни­ком:

«Се­го­дня мы празд­ну­ем день Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи… Сло­во «празд­но­вать» мы при­вык­ли по­ни­мать как ра­дость, но оно же зна­чит «оста­вать­ся без де­ла», а без де­ла мож­но оста­вать­ся, по­то­му что за­хлестнет ду­шу ра­дость и уже де­ла нет до обыч­ных дел, а мо­жет это слу­чить­ся по­то­му, что ру­ки опу­сти­лись от го­ря или от ужа­са. И вот та­ков се­го­дняш­ний празд­ник: за что возь­мешь­ся пе­ред ли­цом то­го, о чем мы слы­ша­ли се­го­дня в Еван­ге­лии?»

По­это­му в день Усек­но­ве­ния преду­смот­рен стро­гий пост, во вре­мя ко­то­ро­го не упо­треб­ля­ет­ся в пи­щу мя­со, мо­лоч­ные про­дук­ты, ры­ба. «Не бу­дем мы со­общ­ни­ка­ми чре­во­уго­дия Иро­да», – го­во­рит Ти­пи­кон. Устав по­яс­ня­ет, как пра­виль­но от­но­сить­ся к это­му празд­ни­ку:

«Бу­дем есть мя­со или дру­гую изыс­кан­ную пи­щу? А Кре­сти­тель жил в без­вод­ной и бес­трав­ной пу­стыне — ни хле­ба не ел, ни дру­гой еды не имел. Ви­но пьем? А он не пил ни ви­на, ни дру­го­го пи­тья мир­ско­го. Сто­лом и одром его бы­ла зем­ля, вку­шал он толь­ко ак­ри­ды (струч­ки рож­ко­во­го де­ре­ва, по дру­гим ис­точ­ни­кам — род съе­доб­ной са­ран­чи) и ди­кий мед. Вме­сто ча­ши — при­горш­ни во­ды, те­ку­щей из кам­ня. По­это­му про­ве­дем этот день в по­сте и мо­лит­ве».

Пост в день Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи уста­нов­лен, ве­ро­ят­нее все­го, вме­сте с празд­ни­ком, на­ча­ло ко­то­ро­го от­но­сит­ся к пер­вым вре­ме­нам хри­сти­ан­ской Церк­ви. Древ­ность по­ста в этот день под­твер­жда­ет­ся уста­вом иеру­са­лим­ско­го мо­на­сты­ря прп. Сав­вы Освя­щен­но­го. В нем го­во­рит­ся, что пост в день Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи «за­ве­щан древни­ми свя­ты­ми от­ца­ми».

Не есть круг­лое – суе­ве­рие

От­но­си­тель­но празд­ни­ка Усек­но­ве­ния гла­вы Про­ро­ка, Пред­те­чи и Кре­сти­те­ля Гос­под­ня Иоан­на су­ще­ству­ет мас­са суе­ве­рий, не име­ю­щих от­но­ше­ния к су­ти по­чи­та­е­мо­го со­бы­тия. На­при­мер, что в этот день нель­зя ста­вить на стол ни­че­го круг­ло­го (ни блюд, ни та­ре­лок), нель­зя есть пи­щу круг­лой фор­мы (то есть – кар­то­фель, лук, яб­ло­ки, ар­бу­зы), ис­поль­зо­вать ру­бя­щие и ре­жу­щие пред­ме­ты. На­при­мер, по бе­ло­рус­ско­му по­ве­рью, свя­зан­но­му с днем Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи, в те­че­ние го­да го­ло­ва свя­то­го по­чти при­рас­та­ет об­рат­но, но как толь­ко лю­ди в этот день нач­нут ре­зать хлеб – сно­ва от­па­дет. У юж­ных сла­вян в день Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи стро­го со­блю­дал­ся за­прет на крас­ные пло­ды и на­пит­ки, так как счи­та­лось, что «это кровь свя­то­го Иоан­на». По­это­му в этот день не ели чер­но­го ви­но­гра­да, по­ми­до­ров и крас­но­го пер­ца.

Читать еще:  Куришь – вон из алтаря. И татуировку сведи

Ра­зу­ме­ет­ся, эти суе­ве­рия рас­про­стра­ня­лись (и рас­про­стра­ня­ют­ся ино­гда до сих пор) сре­ди лю­дей ма­ло­цер­ков­ных и не име­ют ни­ка­ко­го ос­но­ва­ния в тра­ди­ци­ях Церк­ви от­но­си­тель­но дня празд­но­ва­ния Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи.

Где на­хо­дит­ся гла­ва св. Иоан­на Пред­те­чи

В ми­ре су­ще­ству­ет несколь­ко свя­тынь, непо­сред­ствен­но свя­зан­ных с со­бы­ти­я­ми Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи. Это ча­сти­цы гла­вы свя­то­го Иоан­на Кре­сти­те­ля: пе­ред­няя часть гла­вы на­хо­дит­ся в ка­то­ли­че­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в го­ро­де Амье­на (Ита­лия), часть гла­вы хра­нит­ся в Лав­ре свя­ти­те­ля Афа­на­сия Ве­ли­ко­го на Афоне, а гроб­ни­ца про­ро­ка с ча­стью его гла­вы на­хо­дит­ся в ме­че­ти Омай­я­дов в Да­мас­ке. На ме­сте об­ре­те­ния гла­вы Иоан­на Кре­сти­те­ля – Еле­он, го­ры Воз­не­се­ния в Иеру­са­ли­ме – на тер­ри­то­рии рус­ско­го Спа­со-Воз­не­сен­ско­го мо­на­сты­ря по­стро­е­на ча­сов­ня в па­мять это­го со­бы­тия, а ме­сто об­ре­те­ния от­ме­че­но углуб­ле­ни­ем в мо­за­ич­ном по­лу.

В Москве ча­сти­цы мо­щей св. Иоан­на Пред­те­чи на­хо­дят­ся в несколь­ких хра­мах. На­при­мер, в Иоан­но-Пред­те­чен­ском жен­ском мо­на­сты­ре и хра­ме Вла­ди­мир­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в Ви­но­гра­до­во.

Разве Усекновение главы Иоанна Предтечи – может быть праздником?

«Получается, что смерть Предтечи – недоразумение, несчастный случай, следствие придворной интрижки. Если смотреть формально, то да. Только стоит ли так смотреть на происходящее в жизни, будь то с нами или с кем-то другим, тем более когда речь идет о личностях исключительных по своей значимости, в особенности – о святых?» О чем нам сегодня стоит задуматься, вспоминая Усекновение главы Иоанна Крестителя, размышляет протоиерей Игорь Прекуп.

Это был несчастный случай, недоразумение с летальным исходом, каковых немало в истории бывало во время царских пиршеств… Никто не хотел его убивать из тех, от кого что-то реально зависело: ни сам Ирод, заточивший его в темницу (по свидетельству апостола Марка (Мк. 6:20), он его не только боялся, как «мужа праведного и святого», но «многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его»), ни исполнивший царское повеление телохранитель (как говорится, «ничего личного…»), ни даже Саломия.

Девушка, будучи хорошей дочерью, обрадовалась возможности сделать приятное матери, которая выглядит во всей этой истории злобной закулисной интриганкой, символизируя мировой заговор, но ведь и ее можно понять: с какой стати этот посторонний человек лезет в ее личную жизнь, в их семейные дела, пытается разрушить ее семейное счастье. Ну а оскорбленное женское самолюбие – такая штука, знаете ли… тот же «аффект, за который всё прощают». – Сам виноват. Что не знал, с кем связывался? Не понимал, чем это может кончиться? Нарочно провоцировал насилие, чтобы опозорить царскую семью, выставить их кровожадными злодеями. Добился-таки своего: очернил уважаемых людей, вынудил их власть употребить и опозорил на весь мир и на века… Да они – жертвы провокации! – Непонятно, как еще здравомыслящие люди могут после этого прославлять память Иоанна Крестителя.

Как здравомыслящие (в обыденном смысле этого слова) люди могут праздновать Усекновение главы Иоанна Предтечи, я, по правде сказать, и сам не понимаю. Ведь здравый смысл не только удерживает человека от непрактичных действий, но и побуждает осуждать таковые со стороны других людей, причем осуждать не только словом, но и пассивным, а то и активным соучастием в их преследовании. Как можно праздновать память человека, который всей своей жизнью и, еще больше, смертью обличает тебя в неправде?

К тому же праздновать не только его Рождество, но и Усекновение, в котором прославляется подвиг верности своему служению, верности, презирающей здравый смысл, верности, пренебрегающей кажущейся бессмысленностью жертвы… Было бы понятно, если бы приверженец здравого смысла праздновал Усекновение, видя в событии двухтысячелетней давности триумф своей жизненной позиции: «с сильным не борись, с богатым не судись», а нарвался – получи! Так ведь нет, все почитают подвиг Иоанна Крестителя, его верность своему служению, его жертву… В храме. За службой. Этим почитание заканчивается.

А дальше начинается жизнь. И течет она по своим законам. И мы течем вместе с нею, вернее плывем по ее течению. Плывем по течению и удивляемся, когда кто-то напоминает нам, что мы, в отличие от всяких отходов человеческой жизнедеятельности, обладаем свободой воли, способностью выбирать курс и следовать ему, преодолевая напор стихии; что мы призваны к воплощению в своей жизни «евангельских абсурдов» и мыслить, переживать, поступать иным образом, нежели «сыны века сего», для которых течение жизни, законы стихии мира сего – природная среда и критерий нормы.

Есть что-то символичное в этом финале пророческого служения: Иоанн Предтеча всей своей жизнью опровергал самодовольство человеческого рассудка, кичащегося своей предусмотрительностью, взвешенностью, трезвостью, гарантирующими жизненное благополучие, карьерный рост, физическое здоровье, психическую неуязвимость и, конечно же, безмятежную обеспеченную старость. Он всё делал не так, не по уму, не от головы… так зачем она ему, если он ею не пользуется?

Мир не любит чуждое ему, сопротивляется всему, что не от него, всеми путями удерживая своих чад и, по возможности, засасывая в себя тех, кто дерзает называть себя чадами Божиими. Засасывая разными путями и многообразными приманками: кого банальной жаждой земных благ, а кого-то, например, благими намерениями создания общества победившего Православия, иных же первым под предлогом второго.

Ирод, «по понятиям» своего времени, не совершил ничего особенного: он остался верен данному, хоть бы и спьяну, слову; казнил того, над чьей жизнью был властен в соответствии со своим положением и действующим законодательством; он даже не стал придумывать в свое оправдание никаких искусственных обвинений в адрес Проповедника покаяния и не начал кому бы то ни было объяснять, что обличителю царственной особы лучше быть усекнутым, нежели попасть в руки его супруги, а так он, «как царь земной, преподнес Царю Небесному» Его Предтечу… Эта казнь не привела к народному восстанию, как Ирод опасался (отчасти из-за чего не убил его раньше). Не потому ли, что «по понятиям» мира сего он был прав?

Он, если «по понятиям», получается, а вот с Предтечей – неувязочка. Так хорошо начал: жил годами в пустыне, поражая всех своим аскетизмом, затем проповедовал покаяние народу, наконец, был заточен в темницу за обличение царя, что, опять же, вполне логично вписывается в контекст пророческого служения, и теперь не хватает лишь финальной сцены хрестоматийного диалога между царем-мучителем и пророком-мучеником, в итоге которого мученик отказывается поступиться своей верой и подвергается казни конкретно за пророчество и в ответ на обличение… Так нет же! Пророческие поучения были Ироду в удовольствие, или как в славянском тексте – «в сладость», и в темнице-то он его хоть и держал (непорядок иначе, всё ж царской особе посмел «досадить»), однако же охотно с ним советовался и по совету его поступал.

Казалось бы, пророк пострадал не «при исполнении», а по недоразумению, из-за трагичного стечения обстоятельств. Не за пророчество ведь или обличение Ирод велел его казнить, а ни за что… Просто «так получилось»: если бы не спьяну данное Иродом обещание при скоплении по случаю дня его рождения знатных и уважаемых людей, да не «понятия», да не привычка падчерицы (хорошая, кстати, привычка) обо всём с мамой советоваться, да если бы не ненависть Иродиады (единственная, кто из всех упомянутых имела что-то против Иоанна, да и то не по идейным соображениям, но исключительно по… как бы так политкорректней выразиться… по соображениям реализации половой свободы и осуществления социальных амбиций, а до его учения там никому дела-то и не было) – если бы не всё это, никакого отношения к пророческому служению Иоанна Крестителя не имеющее, то не исключено, что Ирод еще и освободил бы его со временем.

Тогда получается все-таки, что смерть Предтечи – недоразумение, несчастный случай, следствие придворной интрижки. Если смотреть формально, то да. Только стоит ли так смотреть на происходящее в жизни, будь то с нами или с кем-то другим, тем более когда речь идет о личностях исключительных по своей значимости, в особенности – о святых?

Читать еще:  Фонтан богатства The Fountain of Wealth в сердце Сингапура. Почему Сингапур - самая богатая страна? Фонтан богатства в сингапуре как добраться

Между всем предшествовавшим служением, стяжавшим Иоанну Предтече славу пророка и закономерно приведшим к его заключению в темницу (что, впрочем, поначалу обернулось влиянием Пророка на государственную политику, благодаря тому, что Ирод Антипа многое делал по его совету), и внезапной развязкой, которую, казалось бы, ничто не предвещало – никакого диссонанса нет. Это лишь на первый и более чем поверхностный взгляд может показаться, что пророческое служение Предтечи и роковое стечение обстоятельств, приведшее к его смерти, принадлежат к разным сферам бытия: то – к духовной, а это – к бытовой. На самом же деле бытовая по своим обстоятельствам развязка – это закономерное следствие вторжения духовного в сферу мирского: мир мстит за нарушение своего «суверенитета».

Провозвестник воли Божией заявляет, что предназначение мира не в прогрессивном самовоспроизводстве и не в совершенствовании способов услаждения земными благами, но в преображении соответственно замыслу Божию о Своем творении; напоминает, что самодостаточность человека, его автономия от Бога – не более чем богоборческая выдумка, с которой началось грехопадение прародителей и которая тысячелетиями продолжает на разные лады (и под прикрытием религиозности, и открыто) воспроизводиться миром; свидетельствует, что достоинство человека определяется не властью, не успешностью, не славой, не богатством, не интеллектом, не талантливостью, не эрудицией, не какими-то еще миром выдуманными критериями, а соответствием всё тому же замыслу своего Творца, степенью осуществления в себе, в своей жизни призвания к богоуподоблению (учение о котором в полноте было раскрыто лишь в новозаветную эпоху).

Пророк каждому из нас лично напоминает очень неудобную истину: жизнь твоя имеет смысл лишь тогда, когда она устремлена к Богу – твоему Творцу и Промыслителю, Отцу Небесному, а все радости твоей жизни, если они не согласуются с Его заповедями – лишь приманки в погибель. Однако нам так хочется пожить «для себя», мы ведь стольким пожертвовали ради того, что уже достигли, и того, что надеемся иметь в будущем… Ну как тут не убить. Ведь он посягает на мой внутренний комфорт, подвергая сомнению смысл моей жизни!

Ирод – имя нарицательное. Ирод Великий, при котором родился Спаситель, испугался за свою царскую власть и посягнул на жизнь Богомладенца; аналогично Иродиада вскипает ненавистью к Его Предтече, видя в нем врага, пытающегося лишить ее трона. Однако не надо думать, что лишь сильным мира сего поперек пророческое обличение. Каждый человек на своем уровне чем-то дорожит, к чему-то привязан, у каждого свой «трон», который он ревниво оберегает.

На что мы готовы пойти, чтобы иметь это впредь.

Усекновение главы Иоанна Предтечи — традиции и история. Когда его отмечают?

Усекновение главы Иоанна Предтечи — православный праздник, посвященный смерти Иоанна Крестителя. Отмечается 11 сентября.

Иоанн Креститель. Кто это?

Иоанн Креститель — пророк и предшественник Иисуса Христа, совершающий ритуальные омовения для очищения от грехов. Крестил Христа в реке Иордан.

Крещение Господне. Тинторетто, вторая половина XVI века. Источник: Википедия

И сказал Ирод: «Иоанна я обезглавил». История казни Иоанна Предтечи

История возникновения праздника описана в Евангелиях от Марка и Матфея. В Евангелии от Луки лишь упоминается сам факт казни, но без подробностей.

По преданию, царь Ирод ушел от законной супруги к жене своего брата Филиппа Иродиаде. Пророк Иоанн пытался убедить царя, что тот нарушает седьмую заповедь «не прелюбодействуй». В народе Иоанна почитали великим пророком, и Ирод не посмел причинить ему вреда, но все же бросил в темницу, не потерпев обличения.

Иоанн Креститель. Эль Греко, 1600-1605. Источник: Википедия

В день своего рождения царь устроил пир, на котором дочь Иродиады Саломия исполнила танец. Танец пришелся Ироду по душе, и он прилюдно пообещал дать падчерице все, чего бы та ни пожелала. По совету своей матери Иродиады, Саломия попросила у царя головы Иоанна Крестителя. Ирод боялся разгневать этим Бога, но не захотел нарушать своей публичной клятвы. В темницу, где сидел Иоанн, отправился палач, отрубил пророку голову и принес Иродиаде на блюде.

Усекновение главы Иоанна Крестителя. последняя четверть XV века Источник: Википедия

По легенде, после усекновения голова пророка продолжала обличать правителя и его незаконную связь с замужней женщиной. Голову закопали в нечистом месте, а тело Крестителя ученики похоронили в Са­ма­рян­ском го­ро­де Се­ва­стии. Спустя некоторое время голова Иоанна была обнаружена, несколько раз терялась и обреталась вновь.

Иван Купала. Образ в фольклоре

В народной традиции образ Иоанна Крестителя слился с языческой мифологией и обрядами. К моменту принятия христианства у славян ко дню Рождества Иоанна Предтечи уже существовал ряд праздников, приуроченных к летнему солнцестоянию. Один из таких праздников — Иван Купала — народное прозвище Иоанна Крестителя, связанное с тем, что тот «купал» Христа, окуная в воды Иордана.

Примечательно, что в названиях православных праздников слово «рождество» встречается лишь три раза: отмечают Рождество Христово, Рождество Пресвятой Богородицы и Рождество Иоанна Предтечи. Это свидетельствует об исключительном положении Иоанна Крестителя среди святых.

Иоанн Креститель проповедует в пустыне. Источник: Depositphotos

По преданию, Иоанн Креститель помогает при болезнях головы, избавляет от нечистой силы, гнева начальства, кровотечений и болезней домашнего скота.

Смысл праздника Усекновение главы Иоанна Предтечи

Может показаться странным, что церковь празднует гибель одного из значимых пророков, но этому существует объяснение. Это событие символизирует гибель пророка за веру и правду, жертву ради истинных идеалов.

Что нужно делать в день Усекновения главы Иоанна Предтечи

В этот праздник положено соблюдать строгий пост, во время которого запрещены мясо, рыба, яйца и молочные продукты. Смысл поста в выражении скорби по Иоанну и в том, чтобы не уподобляться чревоугодию и праздности Ирода.

Существует народное поверье, запрещающее в этот день ставить на стол овощи и фрукты, имеющие шарообразную форму: яблоки, арбузы, капусту, лук, картофель и использовать режущие и рубящие предметы, например, ножи и топоры. В некоторых областях на стол не ставят напитков и плодов красного цвета, символизирующих кровь. Все эти приметы церковь считает отголосками язычества и не признает. Обязательным для верующих считается только соблюдение пищевых ограничений. В прежние времена в этот день к столу приглашали странников и и бедняков.

На литургии в праздник читается апостольское и евангельское чтение, посвящённые Усекновению главы Иоанна Предтечи.

Храм Усекновения Главы Иоанна Предтечи в Дьякове

Одна из церквей, названных в честь святого пророка, находится в Москве на территории музея-заповедника Коломенское.

Это единственный кроме собора Василия Блаженного сохранившийся многостолпный храм XVI века. Историки связывают постройку храма с рождением, либо зачатием будущего царя Ивана Грозного.

Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи в Дьякове. Источник: Википедия

Разве Усекновение главы Иоанна Предтечи – может быть праздником?

Протоиерей Игорь Прекуп

Это был несчастный случай, недоразумение с летальным исходом, каковых немало в истории бывало во время царских пиршеств… Никто не хотел его убивать из тех, от кого что-то реально зависело: ни сам Ирод, заточивший его в темницу (по свидетельству апостола Марка (Мк. 6; 20), он его не только боялся, как «мужа праведного и святого», но «многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его»), ни исполнивший царское повеление телохранитель (как говорится, «ничего личного…»), ни даже Саломия.

Девушка, будучи хорошей дочерью, обрадовалась возможности сделать приятное матери, которая выглядит во всей этой истории злобной закулисной интриганкой, символизируя мировой заговор, но ведь и ее можно понять: с какой стати этот посторонний человек лезет в ее личную жизнь, в их семейные дела, пытается разрушить ее семейное счастье. Ну, а оскорбленное женское самолюбие – такая штука, знаете ли… тот же «аффект, за который всё прощают». – Сам виноват. Что не знал, с кем связывался? Не понимал, чем это может кончиться? Нарочно провоцировал насилие, чтобы опозорить царскую семью, выставить их кровожадными злодеями. Добился-таки своего: очернил уважаемых людей, вынудил их власть употребить и опозорил на весь мир и на века… Да они – жертвы провокации! – Непонятно, как еще здравомыслящие люди могут после этого прославлять память Иоанна Крестителя.

Читать еще:  Ментальный экран как научиться создавать. Получение информации с помощью ментального экрана

Как здравомыслящие (в обыденном смысле этого слова) люди могут праздновать Усекновение главы Иоанна Предтечи, я, по правде сказать, и сам не понимаю. Ведь здравый смысл не только удерживает человека от непрактичных действий, но и побуждает осуждать таковые со стороны других людей, причем осуждать не только словом, но и пассивным, а то и активным соучастием в их преследовании. Как можно праздновать память человека, который всей своей жизнью и, еще больше, смертью обличает тебя в неправде?

К тому же праздновать не только его Рождество, но и Усекновение, в котором прославляется подвиг верности своему служению, верности, презирающей здравый смысл, верности, пренебрегающей кажущейся бессмысленностью жертвы… Было бы понятно, если бы приверженец здравого смысла праздновал бы Усекновение, видя в событии двухтысячелетней давности триумф своей жизненной позиции: «с сильным не борись, с богатым не судись», а нарвался – получи! Так ведь нет, все почитают подвиг Иоанна Крестителя, его верность своему служению, его жертву… В храме. За службой. Этим почитание заканчивается.

А дальше начинается жизнь. И течет она по своим законам. И мы течем вместе с нею, вернее плывем по ее течению. Плывем по течению и удивляемся, когда кто-то напоминает нам, что мы, в отличие от всяких отходов человеческой жизнедеятельности, обладаем свободой воли, способностью выбирать курс и следовать ему, преодолевая напор стихии; что мы призваны к воплощению в своей жизни «евангельских абсурдов» и мыслить, переживать, поступать иным образом, нежели «сыны века сего», для которых течение жизни, законы стихии мира сего – природная среда и критерий нормы.

Есть что-то символичное в этом финале пророческого служения: Иоанн Предтеча всей своей жизнью опровергал самодовольство человеческого рассудка, кичащегося своей предусмотрительностью, взвешенностью, трезвостью, гарантирующими жизненное благополучие, карьерный рост, физическое здоровье, психическую неуязвимость и, конечно же, безмятежную обеспеченную старость. Он все делал не так, не по уму, не от головы… так зачем она ему, если он ею не пользуется?

Мир не любит чуждое ему, сопротивляется всему, что не от него, всеми путями удерживая своих чад и, по возможности, засасывая в себя тех, кто дерзают называть себя чадами Божиими. Засасывая разными путями и многообразными приманками: кого банальной жаждой земных благ, а кого-то, например, благими намерениями создания общества победившего Православия, иных же первым под предлогом второго.

Ирод, «по понятиям» своего времени, не совершил ничего особенного: он остался верен данному, хоть бы и спьяну, слову; казнил того, над чьей жизнью был властен в соответствии со своим положением и действующим законодательством; он даже не стал придумывать в свое оправдание никаких искусственных обвинений в адрес Проповедника покаяния и не начал кому бы то ни было объяснять, что обличителю царственной особы лучше быть усекнутым, нежели попасть в руки его супруги, а так он, «как царь земной, преподнес Царю Небесному» Его Предтечу… Эта казнь не привела к народному восстанию, как Ирод опасался (отчасти из-за чего не убил его раньше). Не потому ли, что «по понятиям» мира сего он был прав?

Он, если «по понятиям», получается, а вот с Предтечей – неувязочка. Так хорошо начал: жил годами в пустыне, поражая всех своим аскетизмом, затем проповедовал покаяние народу, наконец, был заточен в темницу за обличение царя, что, опять же, вполне логично вписывается в контекст пророческого служения, и теперь не хватает лишь финальной сцены хрестоматийного диалога между царем-мучителем и пророком-мучеником, в итоге которого мученик отказывается поступиться своей верой и подвергается казни конкретно за пророчество и в ответ на обличение… Так нет же! Пророческие поучения были Ироду в удовольствие, или как в славянском тексте – «в сладость», и в темнице-то он его хоть и держал (непорядок иначе, все ж царской особе посмел «досадить»), однако же, охотно с ним советовался и по совету его поступал.

Казалось бы, пророк пострадал не «при исполнении», а по недоразумению, из-за трагичного стечения обстоятельств. Не за пророчество ведь или обличение Ирод велел его казнить, а ни за что… Просто «так получилось»: если бы не спьяну данное Иродом обещание при скоплении по случаю дня его рождения знатных и уважаемых людей, да не «понятия», да не привычка падчерицы (хорошая, кстати, привычка) обо всем с мамой советоваться, да если бы не ненависть Иродиады (единственная, кто из всех упомянутых имела что-то против Иоанна, да и то не по идейным соображениям, но исключительно по… как бы так политкорректней выразиться… по соображениям реализации половой свободы и осуществления социальных амбиций, а до его учения там никому дела-то и не было) – если бы не все это, никакого отношения к пророческому служению Иоанна Крестителя не имеющее, то не исключено, что Ирод еще и освободил бы его со временем.

Тогда получается все-таки, что смерть Предтечи – недоразумение, несчастный случай, следствие придворной интрижки. Если смотреть формально, то да. Только стоит ли так смотреть на происходящее в жизни, будь то с нами или с кем-то другим, тем более, когда речь идет о личностях исключительных по своей значимости, в особенности – о святых?

Между всем предшествовавшем служением, стяжавшем Иоанну Предтече славу пророка и закономерно приведшем к его заключению в темницу (что, впрочем, поначалу обернулось влиянием Пророка на государственную политику, благодаря тому, что Ирод Антипа многое делал по его совету), и внезапной развязкой, которую, казалось бы, ничто не предвещало – никакого диссонанса нет. Это лишь на первый и более чем поверхностный взгляд может показаться, что пророческое служение Предтечи и роковое стечение обстоятельств, приведшее к его смерти, принадлежат к разным сферам бытия: то – к духовной, а это – к бытовой. На самом же деле бытовая по своим обстоятельствам развязка – это закономерное следствие вторжения духовного в сферу мирского: мир мстит за нарушение своего «суверенитета».

Провозвестник воли Божией заявляет, что предназначение мира не в прогрессивном самовоспроизводстве и не в совершенствовании способов услаждения земными благами, но в преображении соответственно замыслу Божию о Своем творении; напоминает, что самодостаточность человека, его автономия от Бога – не более, чем богоборческая выдумка, с которой началось грехопадение прародителей, и которая тысячелетиями продолжает на разные лады (и под прикрытием религиозности, и открыто) воспроизводиться миром; свидетельствует, что достоинство человека определяется не властью, не успешностью, не славой, не богатством, не интеллектом, не талантливостью, не эрудицией, не какими-то еще миром выдуманными критериями, а соответствием всё тому же замыслу своего Творца, степенью осуществления в себе, в своей жизни призвания к богоуподоблению (учение о котором в полноте было раскрыто лишь в новозаветную эпоху).

Пророк каждому из нас лично напоминает очень неудобную истину: жизнь твоя имеет смысл лишь тогда, когда она устремлена к Богу – твоему Творцу и Промыслителю, Отцу Небесному, а все радости твоей жизни, если они не согласуются с Его заповедями – лишь приманки в погибель. Однако нам так хочется пожить «для себя», мы ведь стольким пожертвовали ради того, что уже достигли, и того, что надеемся иметь в будущем… Ну как тут не убить. Ведь он посягает на мой внутренний комфорт, подвергая сомнению смысл моей жизни!

Ирод – имя нарицательное. Ирод Великий, при котором родился Спаситель, испугался за свою царскую власть и посягнул на жизнь Богомладенца; аналогично Иродиада вскипает ненавистью к Его Предтече, видя в нем врага, пытающегося лишить ее трона. Однако не надо думать, что лишь сильным мира сего поперек пророческое обличение. Каждый человек на своем уровне чем-то дорожит, к чему-то привязан, у каждого свой «трон», который он ревниво оберегает.

На что мы готовы пойти, чтобы иметь это впредь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector