0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Разорвать цепь ненависти. О протесте без насилия

Идеология, которая убивает, или Как разорвать порочную цепь

В последнее время российские СМИ все чаще затрагивают тему новой идеологии. Этот термин, как и большинство других ключевых социально-политических понятий, у нас основательно запутан. Поэтому, прежде чем рассуждать «на заданную тему», необходимо представить несколько предваряющих сюжетов.

Начнем с ответа на вопрос — что такое «коммунистическая идеология». В Советском Союзе весь официальный информационный поток подлежал жесткому цензурированию. (Власти стремились управлять и неформальной коммуникацией, проходящей в самом обществе, но здесь добиться желанного результата было сложнее.) Любая напечатанная строка, любая прозвучавшая на радио или телевидении фраза могла «попасть в эфир» только после предварительного разрешения Главлита (полуоткрытой части многоуровневой советской цензуры).

Спрашиваете – что именно пропускал или не пропускал цензор? Речь не шла о военных секретах, они защищались другими способами и другими структурами. В узкую воронку литования проходила информация втискивающаяся в пространство между двумя координатами – «поддержка главного догмата» и «не противоречие главному догмату». Сам догмат был всем известен – мы строим коммунизм, победа коммунизма неизбежна. Полученная таким образом фальсифицированная картина реальности выдавалась за подлинную. Причем, созданный миф, вместе со способом его получения, объявлялся единственно верной, научной, марксистско-ленинской, коммунистической идеологией. Все то, что противоречило главной мантре «увидеть свет» не могло. Правда, не пропускаемое совцензурой могло попасть в самиздат, участие в котором каралось по всей строгости «советских законов».

У читателя возникает новый вопрос – а зачем это было нужно – коммунизм, не коммунизм? Какая разница, так ли это важно? Да и стоило ли, вообще, бороться с диссидентами?

Отвечаю. Комидеология объявляла советский режим «самым передовым и прогрессивным общественным строем». Соответственно, руководители комстроительства автоматически оказывались «новыми святыми» — самыми выдающимися борцами «за светлое будущее». Ну а дальше, надеюсь, читатель сам выстроит логическую цепочку – критиковать Советский Союз и его руководителей могли только заклятые враги народа и прогресса… Таким образом идеология как бы легитимировала советский режим и его вождей. «Наш народ сделал свой выбор в Октябре 17-ого года», объявляли руководители, что, в переводе на русский, означало — какие-либо новые, настоящие, демократические выборы у нас недопустимы. Советские выборы – «выборы 99,9%» — были обязаны демонстрировать полное единство партии и народа

Спрашиваете — к чему комидеология привела? Поскольку жесточайший информационный контроль, дополненный запретом на дискуссию, подкрепляли тотальные политические репрессии, коммунизм, объявленный раем на земле, в действительности превратился в ад, в ГУЛАГ и голодоморы, в депортации и доносительство… Самые честные, талантливые и неординарные люди никогда не вписывались в прокрустово ложе коммунистического мифа и уничтожались системой, самые аморальные и бесталанные уверенно продвигались вверх по ступеням власти… Размер нанесенных тоталитарной системой потерь до сих пор не подсчитан, да и как его подсчитать… Гигантское государство, сжигая человеческие и природные ресурсы, 70 лет проваливалось в пропасть и в 1991 году прекратило свое существование, вместе с «соцлагерем» и «мировым коммунистическим движением». Торжество коммировоззрения закончилось крахом этого мировоззрения и скрепляемого им государства.

Что было дальше, декларации. Ответом на произошедшее стала постсоветская Конституция 1993 года, провозгласившая запрет на госидеологию. Выражаясь точнее, речь шла о запрете на тоталитарную идеологию и об утверждении демократических начал в качестве фундамента возрождаемого российского государства. Эти начала представлял раздел Конституции о правах человека и гражданина, статьи о запрете цензуры, о свободе творчества в искусстве и науке… Так была сформирована новая «идеология свободы», которую оставалось дополнить статьями о патриотизме как особом отношении к своей истории, языку, земле, культуре, народу…

Что было дальше, действительность. На самом деле новая, авторитарная идеология начала формироваться еще до введения нового Основного закона. В 1992 году власти приняли принципиальное решение – советскую систему модернизировать, но не демонтировать. Запуганно и в полголоса они угрожали «итоги гражданской войны пересматривать не дадим»! Процесс новой идеологизации включал несколько основных составляющих.

…В советское время ориентацию в мире определяла формула – «два мира – две системы, два мира – две идеологии». Все ключевые понятия, и это подчеркивалось, имели два противоположных смысла – социалистическая демократия противостояла буржуазной, советский гуманизм не совмещался с западным, социалистический труд противостоял капиталистической эксплуатации и т.д. В годы Гласности начался процесс унификации языка, но затем он был остановлен и постепенно пошел вспять. Сегодня мы вернулись к прежней формуле «два мира – две системы», но получили ее новый извод. Мы вновь говорим с миром на своем, особом языке, но делаем вид что это не так. Нужны примеры?

Патриотизм, как и всюду, у нас приветствуется, но теперь это не переживание за свою Родину, не ответственность, за преступления совершенные властью от имени нашего народа, а абсолютное верноподданничество перед властью. РПЦ была и осталась, но практиковавшееся в СССР преследование за проявление религиозных чувств теперь заменено наказанием за их оскорбление. Ибо церковь, отказавшись от какой-либо независимости, прошла путь полной интеграции и слияния с существующей в РФ политической системой. Экстремизм осуждается во всем мире, но на Западе экстремист не тот, кто ставит лайки, а тот, кто силовыми методами противостоит правовому государству. У нас же экстремист – тот, кто говорит правду в условиях тотальной лжи…

Результат таких преобразований очевиден: если белое называть черным, картина реальности переворачивается. Мы вновь оказались в положении, когда обязаны считать, что весь мир идет не в ногу, а мы – в ногу. Страна попала в изоляцию!!

Между тем, полное перетолковывание языка невозможно, ведь не все граждане подвержены телезомбированию и не все намерены отправляться в «палату №6». Поэтому частичную переинтерпретацию узловых терминов приходится дополнять фальсификацией или, скажем мягче, мифологизацией многих событий и процессов.

Нужны примеры? …Подписанты Минских договоренностей требуют от России – прекратите военное вмешательство на востоке Украины! Из Москвы отвечают – мы последовательно отстаиваем достигнутое в белорусской столице соглашение, но его пункты будут успешно реализованы тогда, когда наши партнеры, наконец, признают: проблемы ДНР-ЛНР – внутриукраинские, мы не имеем к ним никакого отношения и в них не участвуем. Я бы охотно согласился с трактовкой МИДа, но возникает вопрос – почему он никого не убедил, ему не верит ни Украина, ни все другие государства? Мы расплачиваемся за новую идеологию, объявляющую белое – черным, санкциями против нашей экономики и потерей десятков миллиардов долларов!!

…Запад требует от Москвы – гарантируйте, что боевую химию ни в Солсбери, ни где-либо еще применять больше не будете. «Мы не имеем никакого отношения к химоружию и к Солсбери», отвечают из МИДа. Вы удивитесь, но Запад услышав такой ответ вводит новые санкции…

Мы уверенно заявляем оппонентам — ваши доказательства по шпионажу в Австрии, по сбитому Боингу, по наркотикам в Аргентине, по мельдонию и т.д. «абсолютно ничего не доказывают» и снова теряем миллиарды…

Переинтерпретация ключевых понятий плюс мифологическая трактовка важнейших международных конфликтов дополняет другой неоидеологический прием. Его можно назвать «соединим несоединимое». …Мир устроен так, что одни его части притягиваются, а другие отторгаются и оказываются несовместимыми. В магнитах одноименные полюса отталкиваются, а разноименные — притягиваются. … Нацисты не братаются с антифа; в поездах выделяют вагоны для курящих и для некурящих, специализированных вагонов для «курящих и некурящих» – не бывает; женщина не может быть беременной и не беременной одновременно… В формируемой государственной идеологии ее важную составляющую можно назвать «винегретом», при необходимости для власти, она объявляет соединимым все, что угодно. На кладбище в Коммунарке список погибших не разделен на убийц и их жертв… Патриарх Кирилл в день юбилея наградил Г. Зюганова православным орденом… Новая официальная концепция истории, не отвергая миф «О великом Октябре», дополняет его тезисом – никакого разрыва в нашей истории никогда не было…

Такая квазиидеология, написанная по лекалам Ивана Ченкина – «Добро пожаловать немецко-фашистским оккупантам» — не просто «сносит мозг», она совершенно дезориентирует в пространстве. (Не дай Бог, наступит лихая година, за что отдавать жизнь русскому воину – за Ленина, за царя, за олигарха, бомжа, за европейские ценности. ) В результате не только отдельный человек, но и весь, некогда великий, корабль «Россия» мечется в мировом океане без цели и курса. Но «дольше всего идет тот, кто не знает пути»… Внедряемая идеология приводит к неисчислимым потерям. С 1991 года Россию покинуло более 30 миллионов человек, за рубеж «утекло» 1,5 триллиона долларов!! Бюджет войны растет, пенсии платить нечем, народ пребывает в нищете…

Подходя к заключению. Мы обязаны распрощаться с уничтожающей Россию, недоношенной идеологией авторитаризма. Наши действительные ценности – свобода, правда, патриотизм. Тестом на начавшееся возвращение в свой дом может стать ответ на важнейший вопрос – какова численность населения страны? Предварю эту тему небольшим пояснением.

…Официальная пропаганда особо внимательна к сюжетам о «победе в войне». При этом, как обычно, одной рукой она создает миф о великой победе, а другой – его разрушает. Как именно разрушает? Приведу два примера. В проигравшей Германии нет ни одного архивного документа о Второй мировой, который был бы засекречен. А в стране-победительнице огромное количество военных документов победителям и их наследникам недоступно почти 80 лет! Есть что скрывать?!

Другой довод. За прошедшие десятилетия официальные данные о количестве погибших выросли уже в шесть раз – с 7 миллионов (цифра названа Сталиным), до 42 миллионов человек (цифра объявлена Госдумой в феврале 2017 года). Никакой ответственности за прежнюю государственную ложь и никаких официальных объяснений по поводу предыдущих данных, менявшихся пять раз, нет.

В ситуации, когда частью идеологии стала мифологизация, искажение национальной памяти и истории, возникает вопрос – какова действительная численность населения современной России? По официальным данным нас 146 миллионов. Но в 2010 году Екатерина Улитина, сотрудница Центрального аналитического центра ЗАГСа, заявила, что население страны — 89,7 миллиона человек. Вскоре она была уволена. Если данные Улитиной, а с ней согласен целый ряд демографов, близки к истине, рассыпается не только легитимность отчетов о выборах, возникает множество вопрос — об ответственности государства, о необходимости демонтажа существующей политсистемы, о пути преодоления демографической катастрофы…

Читать еще:  Как Дед Мороз к московским бездомным приходил

Подытоживая, подчеркну: если мы позволим внедрить задуманную властями новую идеологию, мы поставим крест и на себе и на России!

МОНИТОРИНГ СМИ: Разорвать цепь ненависти. О протесте без насилия

В день, когда во многих городах России и ряда других стран, готовятся масштабные митинги и акции против нарушения прав граждан на выборах, нелишним будет вспомнить о протесте без насилия. Двадцатый век видел насилие с избытком: две мировые войны, революции, этнические чистки… Эффективность мирного протеста кажется утопией – хорошо на словах, нереализуемо на деле.

Однако такой опыт – и опыт очень успешный – существует. За независимость Индии от Великобритании мирным путем боролся Моханас Ганди. Путем ненасилия он добился победы, победы непростой и победы достойной.

Принцип ненасильственной борьбы у Ганди воспринял и придал ему христианский смысл американский пастор Мартин Лютер Кинг. Ненасилием он смог достичь огромных результатов в противостоянии расизму. (На опыт Кинга нередко ссылается и Святейший Патриарх Кирилл, который «лично хорошо знал Мартина Лютера Кинга, который много сил отдавал справедливой борьбе за равноправие своего народа»).

Многие слова Ганди и Кинга – решивших победить мирно и преуспевших – звучат сегодня особенно остро и своевременно.

Мартин Лютер Кинг

Цель не в том, чтобы уничтожить противника, а в том, чтобы завоевать его любовь и понимание. Настоящей же целью является искупление и примирение. Конечная цель ненасилия – в создании достойного общества, тогда как насилие может породить лишь трагедии и горечь.

Действия направлены против самих сил зла, а не против конкретных людей, которые оказались его носителями. Ненасилие борется со злом, а не с теми, кто стал его жертвами.

Готовность принять страдания, не думая о возмездии, и готовность принимать удары и не отвечать ударом на удар. Сторонник ненасильственного сопротивления принимает насилие, если так складываются обстоятельства, но никогда не порождает его. Он не уклоняется от тюрьмы. И если тюремное заключение неизбежно, он принимает его «с радостью жениха, входящего в спальню невесты».

Исключается не только всякое внешнее физическое насилие, но и внутреннее насилие над духом человека. Сторонник ненасилия не только отказывается убивать своего противника, он отказывается и его ненавидеть. Краеугольным камнем этой политики является любовь.

Было бы нелепо ожидать от угнетенных, что они будут нежно любить своих угнетателей. Мы имеем в виду любовь как понимание, добрую волю к искуплению. Агапе – любовь бескорыстная. Это такой вид любви, при котором человек стремится делать добро не для себя, а для других. Агапе не различает людей на хороших и плохих, нужных ненужных, для нее не важны личные качества человека. Это любовь к людям ради них самих. «любовь к ближнему в высшем своем проявлении, где каждый человек «ближний» нам. Отвечая ненавистью на ненависть, я разрушаю свою личность, ведь человек может быть личностью только в обществе. Брукер Т. Вашингтон был абсолютно прав, призывая: «Не позволяйте никому опустить вас до ненависти. Ненавидя человека, вы работаете против общества, бросаете вызов мирозданию и тем самым разрушаете собственную личность.

Мировой порядок находится на стороне справедливости. Из этого вытекает наша уверенность в будущем. Это, в свою очередь, помогает нам принять страдания, не думая о возмездии. Мы верим: мы не одни в нашей борьбе, за нас вся вселенная.

Ненасилие – вершина мужества.

Ненасилие несовместимо со страхом и тайными заговорами.

Мужество ненасилия неизмеримо выше мужества насилия.

Мощь ненасилия безоружных всегда превосходит мощь вооруженной силы.

Истинное ненасилие мощнее любого насилия.

Ненасилие особенно необходимо перед лицом враждебных сил.

Ненасилие предполагает добровольное принятие любых наказаний за отказ сотрудничать со злом.

Дух патриотизма требует строгого и полного подчинения принципу ненасилия и правде.

В распоряжении людей нет большей силы, чем ненасилие.

Ненасилие – добродетель храбрых. Трусам она недоступна.

Как разорвать цепи домашнего насилия

В очередной раз наблюдая семью, где царят насилие, жестокость и неуважение, где люди смотрят друг на друга как на заклятых врагов, я задумываюсь над тем, почему же эти семьи такие устойчивые. Много лет истязая друг друга и своих детей, мужчина и женщина не расстаются, не разрывают связь, которая сковывает их вместе, словно крепкие кандалы. Что их так сильно держит?

Почему семьи с меньшим накалом эмоций, те, которых можно в целом назвать благополучными, легче разрушаются? Чувства между людьми охладевают, и они подают на развод, появляются другие возлюбленные, возникает ощущение неудовлетворённости жизнью, и очередные семьи, споткнувшись об эти препятствия, распадаются на составные части.

Но именно несчастные и жестокие семьи подчас обретают такую власть над людьми, что выйти из заколдованного круга не под силу никому – ни жертве насилия, ни палачу, ни их детям.

Широко известна фраза Л. Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Так ли это на самом деле? В семьях, где царит насилие, жизнь вертится практически по одному сценарию. Чувства колеблются между «люблю» и «ненавижу». Стадия любви выражается в состоянии эйфории или же в чувстве сильной привязанности, желании помочь другому (мужу-алкоголику, например), клятвах друг другу исправиться, начать новую жизнь… Но именно в этом иллюзорно счастливом состоянии у супругов начинает копиться агрессия друг к другу, нередко смешанная со страхом повторения прошлого – жестокости, боли. Из внешне благополучного состояния появляется его противоположность – гнев, агрессия, страх и боль. Когда страсти утихают, на их смену приходит чувство вины, заставляющее супругов снова идти к полюсу взаимной привязанности.

Что же их заставляет быть вместе? Почему жертва семейного насилия хочет уйти и не может? Как ей сделать первые шаги к освобождению?

Расставание – всегда боль

Уходить и расставаться больно всегда. Расстаться со своим тираном тоже бывает непросто.

Но жестокие и наполненные страхом, обидой и раздражением отношения разорвать намного сложнее, чем те, которые просто остыли с годами, перейдя в равнодушие и пассивное разочарование.

Почему? Потому что чувства в несчастной семье накалены до предела. Гнев, боль и страх смешиваются с чувством вины, привязанности, желанием помочь. А любая вина требует того, чтобы её загладили. Требует в психологическом смысле, заставляет искать способы, как её утолить.

Поэтому нередко можно видеть такие ситуации: казалось бы, люди давно расстались, но один или оба бывших супругов из года в год мысленно возвращается к старым событиям, проигрывают в голове. Они не могут забыть их и начать строить новую жизнь, хотя это противоречит любому здравому смыслу. Я нередко вижу, как женщина, решившаяся уйти от мужа-тирана, корит себя, испытывая вину за то, что бросает его. Особенно сильно это проявляется, когда муж страдает зависимостью: алкогольной, наркотической. Сама мысль о том, что жена имеет право созидать свою жизнь (и жизнь их детей), а не погружаться в совместный ад, вызывает сильное чувство вины перед «беспомощным» пьяницей-мужем.

Также чувство вины могут вызывать мысли о том, что дети останутся без отца или без матери, хотя такие случаи более редки. Конечно, можно поспорить о том, насколько хорош для детей отец, который терроризирует семью. Так или иначе, на нас давят социальные установки, собственные убеждения, страх за себя и детей. Такие семьи могут не расставаться годами, а расставшись, приносить призрак своих отношений в новые отношения. Они стараются доказать что-то бывшим супругам, наказать их своим новым браком.

Получается, что более благополучным семьям развалиться проще, потому что у них обычно нет такого сильного накала страстей, жуткого клубка обиды, вины, агрессии, а значит, нет столь сильных психологических якорей.

Как уйти из подобной семьи? Оставить чувства, отречься от них – невозможно, можно лишь понять, что избавление от них будет небыстрым, но сначала важно прекратить возобновлять эти чувства. Остановиться, задуматься о том, что с вами происходит.

Надо ли выяснять отношения?

Желание выяснить отношение человека к себе, особенно близкого человека – естественное желание. Недоговорённые слова заставляют снова и снова мысленно возвращаться к прошлому. Невыясненные отношения – это один из мощнейших факторов, мешающих освободиться. Чувствуя одну лишь ненависть близкого человека к вам, легко разорвать связующую нить, но если любовь и ненависть смешиваются в странных сочетаниях, сложно понять, что происходит и какое решение выбрать – остаться в надежде на лучшее или уйти.

В семьях с насилием люди закрыты и не понимают чувств и мыслей друг друга. В их отношениях существует негласное правило «не говори». Если они всё же стараются выяснить отношения, каждая фраза имеет двойное дно. Он говорит: «Я люблю тебя и хочу тебе добра», сжимая кулаки. Она произносит: «Конечно, этого больше с нами не повторится», зная, что через день-два он снова поднимет на неё руку. Возможно, после разговора на время появляются, пусть шаткие, но мир и покой, но буквально через несколько дней (а то и часов) снова копится напряжение и происходит очередной взрыв.

Приведу в пример одну историю. Молодой человек Ирины то находился рядом, то пропадал, то отвергал её, то снова хотел близости с ней. Можно было бы подумать, что Дмитрий просто играет с ней, не любя, но нет: он имел самые серьёзные намерения по отношению к ней. Сначала Ирина старалась понять, что происходит, говорила с ним, спрашивала его, просила относиться к ней иначе. Да, что-то менялось, Дима становился внимательнее и теплее, но лишь ненадолго, не более чем на день. Потом всё повторялось – он отвергал её, принося сильную боль.

Когда Ирина решала, что не должна так от него зависеть, переставала ходить за ним и начинала заниматься своими делами, он волновался, искал её внимания. Но как только он добивался своего, то исчезал, и круг замыкался. Ирина долго верила в изменения, но наконец признав, что их взаимоотношения ходят по замкнутому кругу, решилась на разрыв. После того как она рассталась с ним, Дмитрий стал намного чаще звонить, старался привлечь к себе внимание, обсудить, что же произошло. Сложно было понять, почему именно сейчас Дмитрий стал таким внимательным, хотелось поговорить с ним, насладиться его чуткостью и заботой. Но все выяснения отношений не давали ясности и спокойствия, а наоборот, затягивали в болото.

На её вопросы, почему Дмитрий не обращал порой на Ирину внимания, флиртовал с другими девушками, она получала ответ: «Ну, да, а мне каково, ты понимаешь, что мне плохо, я страдаю, поэтому я так себя веду с тобой?».

Только решительное «нет» на все попытки поговорить и выяснить отношения спасло Ирину от её тяжёлых переживаний по поводу их отношений. Причём «нет» нужно было сказать сначала себе, а потом уже ему.

Невыясненные отношения, невысказанные слова мешают двигаться дальше. Проводя консультации, я нередко задаю вопрос: «А что бы вы хотели сказать этому человеку?». Это может быть муж, жена, а может и мама, с которой так и не были разрешены вопросы, имевшие жизненно важное значение в судьбе её уже взрослого ребёнка.

Читать еще:  В Детройт с любовью: обеспеченная женщина помогает 85 семьям

Если вам знакомы чувства, что вы хотите расстаться, но не можете объясниться, это желание будет держать вас.

Возможно, вы не раз пытались уйти, или же говорили своему супругу, что уйдете от него, если он не изменится. Что происходило после этого? Вы слышали ласковые слова, полные любви, вы о чём-то договаривались, слышали обещания? И начинали испытывать чувство вины, жалости. Или же вы пытались в очередной раз высказать свою боль, обиду, но не находили его понимания.

Вспомните: скорее всего, вы и раньше пытались поговорить с этим человеком, но разговор приводил лишь к краткосрочным изменениям или увеличению количества обид, непонимания, разочарований. Каковы шансы, что после очередного разговора вы сможете понять друг друга и изменить ваши отношения? Скорее всего, такие надежды иллюзорны. Если предыдущие разговоры (которых было немало) не помогли вам, утолить обиды пониманием, ясностью вряд ли удастся, и нужно пережить их иначе – самостоятельно, с помощью близких людей, психолога, хороших книг.

Хочу рассказать о простом и эффективном способе, который поможет вам освободиться от желания выяснить отношения, высказать что-то или услышать. Напишите письмо этому человеку, но не отправляйте. Или представьте ваш разговор с ним и скажите всё, что хочется. Вы можете высказать всё, и это позволит вам создать внутреннюю ясность, выразить тяжёлые переживания, понять, что происходит. Главное, не вступайте во внутренний спор с заведомо известным сценарием, просто скажите то, что вы хотите, может быть, не единожды. В любом случае придётся некоторое время нести этот багаж обид и разочарований с собой по жизни. Но это лучше, чем сидеть на нём годами, пытаясь уйти, и оставаясь на месте.

Уходить – куда? Несколько слов о бессилии

Уехать – значит чуть-чуть умереть

Люди, собирающиеся уйти, всегда задаются вопросом: куда? Этот вопрос касается не только жилплощади, но и всей жизни в целом: чем после ухода заниматься, кому себя посвящать, как и с кем проводить время, с кем жить. Конечно, всегда проще уходить куда-то или к кому-то. Перспектива одиночества и неприкаянности гнетёт и многих заставляет остаться там, где быть совершенно не хочется – с нелюбимыми, жестокими и опасными людьми. Так супруги, страдающие от домашнего насилия, годами остаются в браке, мечтая расстаться, но чувствуя, что идти им некуда. Некуда – это сомнение в своей нужности и в своих силах действовать, жить самостоятельно. Это неуверенность в себе и страх желанной свободы.

Однако страх самостоятельности сам может быть порождением жестоких семей – люди, постоянно слышащие оскорбления и унижения, постепенно убеждаются в собственной неспособности действовать. Это так называемая выученная беспомощность. Возможно, мои слова могли бы вызвать возмущение у тех, кто сам переживает состояние беспомощности – ведь они считают, что они действительно ничего не могут!

Итак, ловушка расставлена: унижения в семье делают человека несчастным, вызывая желание уйти, но в то же время заставляют жить в постоянном ощущении собственной беспомощности. Надо добавить, что чем чувство собственного бессилия больше, тем сильнее человек подвержен унижениям и умалению собственного достоинства. Мужчины в склонны занимать доминирующее агрессивное положение в семье в тех случаях, когда женщина сильно зависит от них как экономически (поскольку он обеспечивает основные поступления в семейный бюджет), так и психологически (так как в случае распада брака, по её мнению, она пострадает больше мужа).

Но не стоит вину за своё ощущение бессилия перекладывать только на плечи угнетателей: к сожалению, любая семья – это система, где даже в самых страшных событиях семейной жизни участвуют как минимум двое. Ощущение собственного бессилия неосознанно многие люди растят в себе сами, т.к. боятся свободы и ответственности. Эрих Фромм, социолог, философ и психоаналитик, так пишет об этом в своей книге «Бегство от свободы»: «Анализ людей, испытывающих подобные чувства, показывает, что, хотя сознательно они на это жалуются, хотят от этих чувств избавиться, в их подсознании существует какая-то сила, заставляющая их чувствовать себя неполноценными или незначительными. Эти чувства — не просто осознание своих действительных недостатков и слабостей (…); такие люди проявляют тенденцию принижать и ослаблять себя, отказываться от возможностей, открывающихся перед ними. Эти люди постоянно проявляют отчетливо выраженную зависимость от внешних сил: от других людей, от каких-либо организаций, от природы. Они стремятся не утверждать себя, не делать то, чего им хочется самим, а подчиняться действительным или воображаемым приказам этих внешних сил».

Однако понимание этого механизма подчинения может стать хорошим стимулом для собственного роста. Так, например, вы можете начать воспитывать в себе чувство ответственности за свою жизнь, осознавая, что та жизнь, которой вы живёте, – это ваш выбор. Тогда возникает следующий вопрос: зачем вы это выбираете?

Чтобы взять ответственность за свою жизнь, лучше начать с малого, но реального. Если сразу уйти для вас представляется сложным и даже нереальным, лучше оставить эти попытки, поскольку они принесут лишь разочарование в своих силах. Но всегда есть небольшие шаги, с которых реально начать. Вы можете обозначить ваше желание и обсудить проблему с близкими и друзьями, которые могут вам помочь. В ваших силах принять самостоятельные решения (устройство на работу, решение о проведении собственного свободного времени, поговорить с мамой по телефону в присутствии супруга и т. д.).

Вы, скорее всего, будете слышать о том, что у вас ничего не получится, получать насмешки в свой адрес, которые могут сбить ваш решительный настрой. Опасность отказа от своих намерений именно в том, что она заставляет разувериться в себе. Поэтому начните с того, что вы сможете сделать независимо от отношения людей.

Но вернёмся к самому страху того, что идти некуда. Это ощущение – совершенно естественное для многих людей, привыкших к тому или иному образу жизни, даже когда он оставляет желать лучшего, а также для людей, имеющих длительные проблемы в жизни – во взаимоотношениях, со здоровьем и др. Возникает ощущение, что иначе быть уже и не может. В таком случае, чтобы наметить путь к изменениям, надо мысленно создать картинку желаемого будущего. Ведь если вы хотите уйти, но впереди вам представляется лишь пустота и неопределённость, сложно сделать решительный шаг. Именно поэтому важно представить картинку будущего – как можно более приземлено и детально. Где вы будете жить? Чем заниматься? Как проводить вечера? С кем общаться? Отвечая себе на эти вопросы, вы формируете возможный вариант будущего, делаете его для себя более реальным.

Что я потеряю?

Часто бывает так, что человек жалуется на свою семью, говорит, что сил больше нет так жить, но… ничего не меняет. Дело в том, что как бы ни была ужасна семья, в ней всегда есть выгоды, даже неосознаваемые человеком, а после ухода возможны серьёзные жизненные испытания и трудности, ощущение внутренней опустошенности и неприкаянности.

Вы спросите, что может получать человек в семье, где его унижают, бьют, издеваются над ним? Как ни странно, защиту. Защиту от окружающего мира, от необходимости действовать, принимать самостоятельные решения. Тот, кто унижает, делает больно, но он же воспринимается сильным человеком, способным отгородить от реалий окружающего мира. Возможно, ощущение защиты в большей степени важно женщинам, хотя и мужчины попадаются в эту ловушку. Для женщины потребность в сильном опекуне была исторически обусловлена в течение многих веков. В большинстве культур женщина не имела самостоятельности: не могла работать, жить без мужчины, принимать важные решения. Без мужчины она становилась беспомощной. И тогда даже тиран становился защитником от опасного окружающего мира, а «воспитание» жены путём физического наказания было нормой во многих культурах. Сейчас тиран тоже становится защитником, он позволяет прятаться за его спину… или под его кулак, соглашаться на его удары, а не на удары судьбы.

Чтобы понять, насколько на вас влияет этот фактор, как сильно вас держит те отношения, от которых вы хотите избавиться, нарисуйте себе такую табличку.

В одной графе напишите, что вы получаете от отношений. Может быть, материальное обеспечение? Или защиту от необходимости решать многие проблемы – с жильём, с необходимостью найти себе занятие и т.д. Во второй графе – что вы теряете.

Идеология, которая убивает, или Как разорвать порочную цепь

В последнее время российские СМИ все чаще затрагивают тему новой идеологии. Этот термин, как и большинство других ключевых социально-политических понятий, у нас основательно запутан. Поэтому, прежде чем рассуждать «на заданную тему», необходимо представить несколько предваряющих сюжетов.

Читать еще:  «У меня есть подружка, она не ходит и не говорит»

Начнем с ответа на вопрос — что такое «коммунистическая идеология». В Советском Союзе весь официальный информационный поток подлежал жесткому цензурированию. (Власти стремились управлять и неформальной коммуникацией, проходящей в самом обществе, но здесь добиться желанного результата было сложнее.) Любая напечатанная строка, любая прозвучавшая на радио или телевидении фраза могла «попасть в эфир» только после предварительного разрешения Главлита (полуоткрытой части многоуровневой советской цензуры).

Спрашиваете – что именно пропускал или не пропускал цензор? Речь не шла о военных секретах, они защищались другими способами и другими структурами. В узкую воронку литования проходила информация втискивающаяся в пространство между двумя координатами – «поддержка главного догмата» и «не противоречие главному догмату». Сам догмат был всем известен – мы строим коммунизм, победа коммунизма неизбежна. Полученная таким образом фальсифицированная картина реальности выдавалась за подлинную. Причем, созданный миф, вместе со способом его получения, объявлялся единственно верной, научной, марксистско-ленинской, коммунистической идеологией. Все то, что противоречило главной мантре «увидеть свет» не могло. Правда, не пропускаемое совцензурой могло попасть в самиздат, участие в котором каралось по всей строгости «советских законов».

У читателя возникает новый вопрос – а зачем это было нужно – коммунизм, не коммунизм? Какая разница, так ли это важно? Да и стоило ли, вообще, бороться с диссидентами?

Отвечаю. Комидеология объявляла советский режим «самым передовым и прогрессивным общественным строем». Соответственно, руководители комстроительства автоматически оказывались «новыми святыми» — самыми выдающимися борцами «за светлое будущее». Ну а дальше, надеюсь, читатель сам выстроит логическую цепочку – критиковать Советский Союз и его руководителей могли только заклятые враги народа и прогресса… Таким образом идеология как бы легитимировала советский режим и его вождей. «Наш народ сделал свой выбор в Октябре 17-ого года», объявляли руководители, что, в переводе на русский, означало — какие-либо новые, настоящие, демократические выборы у нас недопустимы. Советские выборы – «выборы 99,9%» — были обязаны демонстрировать полное единство партии и народа

Спрашиваете — к чему комидеология привела? Поскольку жесточайший информационный контроль, дополненный запретом на дискуссию, подкрепляли тотальные политические репрессии, коммунизм, объявленный раем на земле, в действительности превратился в ад, в ГУЛАГ и голодоморы, в депортации и доносительство… Самые честные, талантливые и неординарные люди никогда не вписывались в прокрустово ложе коммунистического мифа и уничтожались системой, самые аморальные и бесталанные уверенно продвигались вверх по ступеням власти… Размер нанесенных тоталитарной системой потерь до сих пор не подсчитан, да и как его подсчитать… Гигантское государство, сжигая человеческие и природные ресурсы, 70 лет проваливалось в пропасть и в 1991 году прекратило свое существование, вместе с «соцлагерем» и «мировым коммунистическим движением». Торжество коммировоззрения закончилось крахом этого мировоззрения и скрепляемого им государства.

Что было дальше, декларации. Ответом на произошедшее стала постсоветская Конституция 1993 года, провозгласившая запрет на госидеологию. Выражаясь точнее, речь шла о запрете на тоталитарную идеологию и об утверждении демократических начал в качестве фундамента возрождаемого российского государства. Эти начала представлял раздел Конституции о правах человека и гражданина, статьи о запрете цензуры, о свободе творчества в искусстве и науке… Так была сформирована новая «идеология свободы», которую оставалось дополнить статьями о патриотизме как особом отношении к своей истории, языку, земле, культуре, народу…

Что было дальше, действительность. На самом деле новая, авторитарная идеология начала формироваться еще до введения нового Основного закона. В 1992 году власти приняли принципиальное решение – советскую систему модернизировать, но не демонтировать. Запуганно и в полголоса они угрожали «итоги гражданской войны пересматривать не дадим»! Процесс новой идеологизации включал несколько основных составляющих.

…В советское время ориентацию в мире определяла формула – «два мира – две системы, два мира – две идеологии». Все ключевые понятия, и это подчеркивалось, имели два противоположных смысла – социалистическая демократия противостояла буржуазной, советский гуманизм не совмещался с западным, социалистический труд противостоял капиталистической эксплуатации и т.д. В годы Гласности начался процесс унификации языка, но затем он был остановлен и постепенно пошел вспять. Сегодня мы вернулись к прежней формуле «два мира – две системы», но получили ее новый извод. Мы вновь говорим с миром на своем, особом языке, но делаем вид что это не так. Нужны примеры?

Патриотизм, как и всюду, у нас приветствуется, но теперь это не переживание за свою Родину, не ответственность, за преступления совершенные властью от имени нашего народа, а абсолютное верноподданничество перед властью. РПЦ была и осталась, но практиковавшееся в СССР преследование за проявление религиозных чувств теперь заменено наказанием за их оскорбление. Ибо церковь, отказавшись от какой-либо независимости, прошла путь полной интеграции и слияния с существующей в РФ политической системой. Экстремизм осуждается во всем мире, но на Западе экстремист не тот, кто ставит лайки, а тот, кто силовыми методами противостоит правовому государству. У нас же экстремист – тот, кто говорит правду в условиях тотальной лжи…

Результат таких преобразований очевиден: если белое называть черным, картина реальности переворачивается. Мы вновь оказались в положении, когда обязаны считать, что весь мир идет не в ногу, а мы – в ногу. Страна попала в изоляцию!!

Между тем, полное перетолковывание языка невозможно, ведь не все граждане подвержены телезомбированию и не все намерены отправляться в «палату №6». Поэтому частичную переинтерпретацию узловых терминов приходится дополнять фальсификацией или, скажем мягче, мифологизацией многих событий и процессов.

Нужны примеры? …Подписанты Минских договоренностей требуют от России – прекратите военное вмешательство на востоке Украины! Из Москвы отвечают – мы последовательно отстаиваем достигнутое в белорусской столице соглашение, но его пункты будут успешно реализованы тогда, когда наши партнеры, наконец, признают: проблемы ДНР-ЛНР – внутриукраинские, мы не имеем к ним никакого отношения и в них не участвуем. Я бы охотно согласился с трактовкой МИДа, но возникает вопрос – почему он никого не убедил, ему не верит ни Украина, ни все другие государства? Мы расплачиваемся за новую идеологию, объявляющую белое – черным, санкциями против нашей экономики и потерей десятков миллиардов долларов!!

…Запад требует от Москвы – гарантируйте, что боевую химию ни в Солсбери, ни где-либо еще применять больше не будете. «Мы не имеем никакого отношения к химоружию и к Солсбери», отвечают из МИДа. Вы удивитесь, но Запад услышав такой ответ вводит новые санкции…

Мы уверенно заявляем оппонентам — ваши доказательства по шпионажу в Австрии, по сбитому Боингу, по наркотикам в Аргентине, по мельдонию и т.д. «абсолютно ничего не доказывают» и снова теряем миллиарды…

Переинтерпретация ключевых понятий плюс мифологическая трактовка важнейших международных конфликтов дополняет другой неоидеологический прием. Его можно назвать «соединим несоединимое». …Мир устроен так, что одни его части притягиваются, а другие отторгаются и оказываются несовместимыми. В магнитах одноименные полюса отталкиваются, а разноименные — притягиваются. … Нацисты не братаются с антифа; в поездах выделяют вагоны для курящих и для некурящих, специализированных вагонов для «курящих и некурящих» – не бывает; женщина не может быть беременной и не беременной одновременно… В формируемой государственной идеологии ее важную составляющую можно назвать «винегретом», при необходимости для власти, она объявляет соединимым все, что угодно. На кладбище в Коммунарке список погибших не разделен на убийц и их жертв… Патриарх Кирилл в день юбилея наградил Г. Зюганова православным орденом… Новая официальная концепция истории, не отвергая миф «О великом Октябре», дополняет его тезисом – никакого разрыва в нашей истории никогда не было…

Такая квазиидеология, написанная по лекалам Ивана Ченкина – «Добро пожаловать немецко-фашистским оккупантам» — не просто «сносит мозг», она совершенно дезориентирует в пространстве. (Не дай Бог, наступит лихая година, за что отдавать жизнь русскому воину – за Ленина, за царя, за олигарха, бомжа, за европейские ценности. ) В результате не только отдельный человек, но и весь, некогда великий, корабль «Россия» мечется в мировом океане без цели и курса. Но «дольше всего идет тот, кто не знает пути»… Внедряемая идеология приводит к неисчислимым потерям. С 1991 года Россию покинуло более 30 миллионов человек, за рубеж «утекло» 1,5 триллиона долларов!! Бюджет войны растет, пенсии платить нечем, народ пребывает в нищете…

Подходя к заключению. Мы обязаны распрощаться с уничтожающей Россию, недоношенной идеологией авторитаризма. Наши действительные ценности – свобода, правда, патриотизм. Тестом на начавшееся возвращение в свой дом может стать ответ на важнейший вопрос – какова численность населения страны? Предварю эту тему небольшим пояснением.

…Официальная пропаганда особо внимательна к сюжетам о «победе в войне». При этом, как обычно, одной рукой она создает миф о великой победе, а другой – его разрушает. Как именно разрушает? Приведу два примера. В проигравшей Германии нет ни одного архивного документа о Второй мировой, который был бы засекречен. А в стране-победительнице огромное количество военных документов победителям и их наследникам недоступно почти 80 лет! Есть что скрывать?!

Другой довод. За прошедшие десятилетия официальные данные о количестве погибших выросли уже в шесть раз – с 7 миллионов (цифра названа Сталиным), до 42 миллионов человек (цифра объявлена Госдумой в феврале 2017 года). Никакой ответственности за прежнюю государственную ложь и никаких официальных объяснений по поводу предыдущих данных, менявшихся пять раз, нет.

В ситуации, когда частью идеологии стала мифологизация, искажение национальной памяти и истории, возникает вопрос – какова действительная численность населения современной России? По официальным данным нас 146 миллионов. Но в 2010 году Екатерина Улитина, сотрудница Центрального аналитического центра ЗАГСа, заявила, что население страны — 89,7 миллиона человек. Вскоре она была уволена. Если данные Улитиной, а с ней согласен целый ряд демографов, близки к истине, рассыпается не только легитимность отчетов о выборах, возникает множество вопрос — об ответственности государства, о необходимости демонтажа существующей политсистемы, о пути преодоления демографической катастрофы…

Подытоживая, подчеркну: если мы позволим внедрить задуманную властями новую идеологию, мы поставим крест и на себе и на России!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector