0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пять братьев по разным интернатам — но в семью можно только вместе

Содержание

В меру злая Неунывалова

Брошенный ребенок, детский дом, предательство, жестокость, равнодушие, безденежье и бездомность. Кажется, это сценарий посредственного сериала — штампы, черная краска. Переключаемся на другой канал. Только у Иры не было возможности переключиться. А были только злость и страстное желание изменить предопределенный, казалось бы, ход событий

Имя в честь инспектора

О своем рождении Ира говорит откровенно, со смешком добавляя: «Весь Красноярский край тогда гудел».

У Иры три брата и две сестры; все старше ее, но кто на сколько — Ира точно не знает. Беременная ею мать, попрошайничая вместе с детьми, ездила с одной железнодорожной станции Красноярского края на другую. Схватки у женщины начались прямо на вокзале, ее и детей отвезли в больницу, но оттуда она почти сразу сбежала. Добралась до заброшенного холодного барака на станции Кача, где и родила. Роды помогал принять один из сыновей. А через неделю мать, взяв с собой только старших, снова ушла. Оставшуюся в одиночестве новорожденную девочку спасло то, что она громко кричала, по крикам несколько дней спустя жители поселка и обнаружили Иру. Впрочем, имени у нее тогда не было, назвали брошенку в честь женщины-инспектора по делам несовершеннолетних, которая приехала за ней туда, в барак.

Позже нашли мать и остальных детей. У всех, в том числе у крошечной Иры, были следы жестокого обращения — ушибы, порезы. После лечения Ира попала в дом малютки, а потом — в детский дом.

«Люди, которые присутствовали»

Иру и всех ее братьев и сестер разделили сразу, определив в разные детские дома Красноярска. О том, что было в ее детском доме, Ира рассказывает скупо, хотя помнит все хорошо — и тех «старшаков», взрослых воспитанников, что били младших, и то, как били.

Помнит и воспитателей — людей, которые, как она говорит, «не то что воспитывали, но присутствовали». О них она рассказывает совсем мало, подробно вспоминает лишь несколько историй. Одна — про бананы.

«Я в детском доме никогда не ела бананы. Хотя всегда их любила. Воспитатели иногда забирали нашу еду, когда ты сильно опоздаешь, например. Я как-то пришла на ужин, там давали бананы, и оказалось, что воспитательница съела мой банан. Она стала кричать на меня, мол, я сама виновата. Я ей сказала, просто чтоб она не орала, что я не люблю бананы. И они всегда потом ели мои бананы».

Ире ненадолго повезло, когда ее нашел Виталя, один из старших братьев, поступивший в техникум и начавший самостоятельную жизнь. Он навещал сестру, приносил вкусное, защищал от «старшаков» — до тех пор, пока не попал в тюрьму. Ира увиделась с ним только через семь лет, к тому времени он успел отсидеть уже дважды. За что — Ира не знает и не хочет знать, жестко оставляя вне поля зрения все, что может помешать ей двигаться вперед: подальше от холодного барака, детского дома, от коррекционного класса.

Не по короткому пути

Когда Ира училась во втором классе, специалисты психолого-медико-педагогической комиссии за пять минут определили, что она «не потянет» общеобразовательную программу, написали в карте «ограниченные возможности здоровья VIII категории» и резюме: коррекционный класс.

«Коррекция, восьмой вид — это знаете что? Это ты не можешь права получить, парни в армию не могут пойти, ты даже не можешь быть свидетелем на суде», — перечисляет Ира. Путь до ужаса ясный и очень-очень короткий. Ира знала многих, кто по нему прошел до конца: «Вот у них диагноз, они недееспособные. Их после детского дома определяют в интернаты, они там живут до конца. Умирают. И их хоронят. И ничего у них не бывает — ни семьи, ни работы, ни другой жизни».

Когда Иру спрашиваешь, что помогло ей вырваться в «другую жизнь», она снова усмехается: «Злость».

«То, чего хочу я»

Ира начала мечтать об общеобразовательной школе: «Чтобы заниматься тем, чем хочу я, а не тем, что дают. Знаете, какой выбор был в техникуме, куда мы все шли после коррекции? Например, профессия штукатура-маляра. Или швейки. Карьера на стройке — вот все, что нам предлагали. Лично я училась по профессии «кухонный работник». Посуду мыть».

Когда ей исполнилось 16, Ира сумела «снять коррекцию» — добиться снятия диагноза. Об этом, оживляясь, рассказывает подробно: как долго в одиночку ходила по специалистам, как проходила тесты, как часами ждала главврача, который должен был принять окончательное решение, как до дрожи пугалась коридоров поликлиники — так вышло, что это была та же самая поликлиника, где диагноз восемь лет назад ставили, даже кабинеты, где принимали важнейшие в ее жизни решения, были рядом, через две двери.

Возникла и другая сложность: согласно законам, ребенок-сирота, обучавшийся по коррекционной программе, после этого имеет право получить лишь одно среднее специальное образование. Со свидетельством об окончании техникума дорога куда бы то ни было еще закрыта. Поэтому Ире нужно было не только «снять коррекцию», но и уйти из техникума и найти обычную школу, куда ее приняли бы и где она смогла бы получить аттестат.

Уйти из техникума означало лишиться стипендии и положенных выпускникам «подъемных», но Иру не остановило и это. Она пошла работать на автомойку, параллельно ходила из школы в школу и наконец нашла: вечернюю школу за городом, директор которой согласился зачислить выпускницу коррекционного класса, несмотря на то, что официальный набор уже закончился.

Шанс на мечту

В 2017 году в жизни Иры появился «Шанс» — программа благотворительного фонда «Арифметика добра», в которой дети-сироты занимаются с квалифицированными репетиторами по школьным предметам.

Уровень знаний выпускника девятого класса коррекционки приблизительно соответствует уровню шестиклассника в обычной школе — Ире нужно было нагнать очень много, чтобы успешно сдать ЕГЭ. Русский язык, математика, английский язык — этими предметами она занималась с репетиторами. Правда, полюбить английский так и не удалось. Ира недовольно бурчит: «Для меня английский — это насилие. Я с таким отвращением картавила слова во время уроков. Ну и пусть в аттестате будет тройка. Для вуза нужны другие предметы».

Вуз — новая Ирина цель. Первым шагом к ней стал переезд в Москву, с этим снова помогла «Арифметика добра». В Москве Ира учится в колледже, совмещая с учебой в красноярской вечерней школе и продолжающимися занятиями с репетиторами «Шанса» — уже по пяти предметам.

По ночам учит билеты и ждет, когда определят даты ЕГЭ, тогда она сможет съездить в Красноярск, сдать экзамены, получить аттестат, а потом поступить в выбранный вуз: в университет МВД России имени Кикотя на факультет психологии служебной деятельности органов внутренних дел. «Там есть два направления: первое — изучение психологии самих работников органов, а другое — анализ поведения и психологического портрета преступника. Я выбрала, естественно, второе», — привычно усмехаясь, говорит Ира.

Читать еще:  Как испортить ребенка, или Беременный папа

Когда ты не одна

Еще Ира мечтает когда-нибудь уехать в Чехию, выучить чешский язык и играть в футбол за одну их чешских женских команд. Загранпаспорт уже сделан. «Мне имя и фамилия мои не нравятся. Я даже хотела их поменять, когда вырасту, но сейчас подожду с этим — а то ведь загран придется менять». На вопрос о новых имени и фамилии Ира заливисто смеется: «Имя? Ну Юлиана мне нравится. А фамилия? Неунывалова!»

Немного погодя говорит уже серьезно: «Когда ты один — это клеймо. Ты списанный. Будущего нет. Если только ты не будешь в меру агрессивным и злым — и очень, очень сильным».


Ира Фото: Владимир Аверин для ТД

Ире повезло — она оказалась очень сильной: выжила в холодном бараке, не сломалась в детском доме и коррекционном классе, избежала зависимости от наркотиков и алкоголя, частых спутников выпускников детских домов. А еще Ире повезло встретить врача, консультировавшего ее при снятии диагноза, директора ее вечерней школы, сотрудников фонда «Арифметика добра» и программы «Шанс» — всех тех людей, которые помогают направлять эту удивительную жизненную силу на созидание, мечту, будущее. Давайте поможем им помогать! Оформите ежемесячное пожертвование на любую посильную сумму — пусть это будет 100, 200 или 300 рублей. С вашей помощью фонд сможет оплатить работу преподавателей, проводить тренинги по профориентации и продолжит выводить на новую дорогу детей-сирот из российских регионов. Спасибо.

8 простых советов родителям, как подружить братьев и сестер

Война братьев и сестер — история, которая стара как мир. Специалисты выделяют 4 причины детских конфликтов в семье: отсутствие занятости у детей, борьба за внимание родителей, бытовые проблемы и накопленная обида. Такие конфликты стали притчей во языцех и поводом для шуток. Только вот родителям детей, которые никак не могут найти общий язык, не до смеха. Если эта тема касается и вашей семьи, знайте: выход из ситуации существует.

AdMe.ru рассказывает, как привнести мир и гармонию во взаимоотношения маленьких сестер и братьев.

Прежде всего, стоит отметить: не бывает отношений без конфликтов. И отношения братьев и сестер вовсе не исключение. В норме дети даже должны немножко соперничать за внимание родителей и объединяться перед лицом «внешнего врага», например обидчиков в школе. Чтобы свести к минимуму конфликты и подружить братьев и сестер, психологи рекомендуют родителям придерживаться следующих советов.

Отведите индивидуальное родительское время для каждого ребенка

Условный час, в который все внимание родителей принадлежит только этому ребенку. Это может быть совместное занятие (прогулка, чтение) или просто разговор по душам. Особенно это важно для первенца, ведь он еще помнит то время, когда был один в семье и все внимание было направлено лишь на него.

Организуйте личное пространство для каждого из детей

У каждого ребенка должно быть личное пространство в доме. Если нет возможности предоставить им разные комнаты, стоит условно разделить детскую на маленькие владения. У ребенка должны быть только его кровать, полка в шкафу и одежда на ней, часть стола, посуда.

Перестаньте сравнивать и навешивать ярлыки

Никогда не сравнивайте своих детей между собой, а также с другими детьми. Используйте только повествовательный тон: «Антон отлично танцует. Оля хорошо поет». Никаких «зато» между этими утверждениями быть не должно, ведь это обесценивает старания и заслуги обоих детей.

Но не стоит постоянно называть условного Антона «наш танцор», ведь это обесценивает эту область развития для других детей, а сам ребенок может и «застрять» в этом звании.

Поощряйте старания каждого ребенка в любой сфере.

Учитывайте интересы каждого ребенка, вместо того чтобы всегда провозглашать равенство

Как можно меньше объединяйте детей на словах и в поступках. Помните: это две разные личности. Особенно если разница в возрасте больше 3 лет, ведь тогда их потребности, интересы и режимы дня могут не совпадать.

Игрушки и гаджеты могут быть общими, но в то же время ребенок должен знать: он имеет право не делиться своей ценной вещью, если не хочет.

Не стоит все время твердить о равенстве, лучше дать каждому ребенку то, в чем он нуждается. Кому-то нужно больше, кому-то меньше. Но каждый ребенок будет чувствовать себя уверенно, зная, что с его интересами и нуждами считаются и он сможет всегда получить то, что ему действительно понадобится.

Не делайте из старшего ребенка няньку младшему

Воспитание и присмотр за детьми — это обязанность родителей. Старшие дети не виноваты в том, что вы решили родить еще детей и не рассчитали свои силы. Если разница в возрасте составляет менее 12 лет, то оставлять старших надолго присматривать за младшими даже опасно. Если же разница в возрасте больше, тогда старший может взять на себя эту ответственность, но только по договоренности, в конкретное время и за «плату». «Плата» может быть любая, о которой договоритесь с подростком: долгожданная покупка, желанное развлечение или еще что-то подобное.

С другой стороны, у каждого члена семьи есть обязанности по дому. И присмотр за младшим может быть оформлен в качестве такого «вклада» ребенка. Но все должно быть четко оговорено: сколько часов и по каким дням.

Учите детей быть командой

Поощряйте командную работу детей. Можно попробовать такую тактику. Заведите общую для детей копилку, в которую вы будете опускать монетку всякий раз, как увидите, что дети отнеслись друг другу вежливо и уважительно, играли долгое время без ссоры и т. п. Забирайте по одной монете всякий раз, как дети начинают ругаться. Позже дети должны вместе решить, как потратить заработанные деньги.

adoptlaw

www.adoptlaw.ru

Ольга Митирева: за профессионализацию семейного устройства

Братья и сестры: когда лучше вместе, а когда лучше врозь?

Ранее я писала о причинах слабой мотивации сотрудников ООП на поиск решений в области семейного устройства братьев и сестер. В этом посте хочу предложить возможные пути профессиональной дискуссии, результатом которой могли бы стать общие принципы семейного устройства (в т.ч. раздельного) братьев и сестер.

В семейном законодательстве РФ ситуации разлучения братьев и сестер при устройстве в замещающую семью урегулированы лаконично, почти скупо:

  • Усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей (п. 3 ст. 124 Семейного кодекса РФ) .
  • Согласно п. 5 ст. 145 Семейного кодекса РФ передача братьев и сестер под опеку или попечительство разным лицам не допускается, за исключением случаев, если такая передача отвечает интересам детей.
  • Согласно п.9 Правил создания приемной семьи, утв. Постановлением Правительства РФ от 18.05.2009 № 423 , дети, являющиеся родственниками, передаются в одну приемную семью, за исключением случаев, когда они не могут воспитываться вместе.

Попытка толкования была предпринята в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.04.2006 № 8 . В п. 13 этого документа говорится, что разлучение братьев и/или сестер считается возможным, если, например, дети не осведомлены о своем родстве; не проживали и не воспитывались совместно; находятся в разных детских учреждениях; не могут жить и воспитываться вместе по состоянию здоровья. Следует отметить, что формально этот документ касается только разлучения братьев и сестер при усыновлении (хотя мог бы применяться по аналогии и при передаче под опеку или в приемную семью) и описывает только ситуации возможного разлучения детей, а не помещения их в одну замещающую семью.

К сожалению, в большинстве своем сотрудники органов опеки с Постановлением Пленума ВС РФ № 8 не знакомы (а если и знакомы, применять его рекомендации не готовы). Нахождение детей в системе государственных организаций для детей-сирот (даже если это разные организации, или территориально отдельные филиалы, или разные группы внутри одной организации с разными режимами дня) повсеместно трактуется как «совместное воспитание», которое нельзя «прерывать» помещением одного из детей в замещающую семью. В результате, каждый из детей, фактически воспитываясь в полной изоляции, становится заложником «плодовитости» кровных родителей (или инвалидности одного из братьев или сестер).

История Анны, октябрь 2013:
Мне отказали в опеке над 2х-летним ребенком-инвалидом на основании того, что у него есть брат и сестра в других учреждениях. Дети не общаются и вряд ли будут общаться, т.к. ребенок-инвалид, будет находиться в учреждении для инвалидов, а брат и сестра здоровые, они находятся в обычном детском доме. Однако отказали, потому что «есть братья и сестры». Подскажите, возможно ли доказать в данном случае, что взять ребенка под опеку в данном случае в интересах ребенка. Консультировались с врачами, у нас есть финансовая возможность восстановить ребенка и если не снять инвалидность, то по крайней мере поставить на ноги.

Читать еще:  «Однажды мы вошли в храм как братья». Памяти архимандрита Амвросия

История Натальи С., ноябрь 2013 (Оренбургская область):
Мальчик, 2009 г.р., мать лишена родительских прав, отец записан со слов матери. Его брат и сестра (2002 г.р. и 2006 г.р.) живут в коррекционном интернате 8ого вида в другом населенном пункте. Мне выдали направление на ребенка, после согласия учреждения, в котором находятся брат и сестра. Я подписала согласие на ребенка, оформила документы и передала в органы опеки и попечительства. Через некоторое время мне сообщили, что планируется совещание, на котором будет решаться возможность передачи в семью одного ребенка (без брата и сестры). Причем специалист органа опеки сказала мне, что вероятность того, что мне откажут — 90%. Подскажите, какие действия мне нужно предпринять, чтобы повлиять на решение совещания о возможности передачи ребенка?

История Светланы Р., октябрь 2015 года (Челябинская область):
У нас заключение в приемную семью на двух детей, одного нашли, подписали согласие. Присмотрели второго ребенка, но у него еще есть брат и сестра, которые находятся в ДД в другом городе. Опека утверждает, что могут его передать только вместе с братом и сестрой. Насколько это правомерно, если дети и так разлучены?

Одновременно, ни в законодательстве, ни в профессиональном сообществе сотрудников органов опеки (которого попросту нет, поэтому и прорабатываться там ничего не может, конечно) никак не урегулированы вопросы воссоединения братьев и сестер, например:

(1) Если младший ребенок или дети были изъяты из кровной семьи уже после того, как старшие были переданы на усыновление или под опеку (в приемную семью) – есть ли у органов опеки и попечительства обязанность уведомить родителей, воспитывающих старших детей (включая усыновителей), о возможности принять в семью младшего?

(2) Если младший ребенок или дети были изъяты из кровной семьи уже после того, как старшие были переданы на под опеку или в приемную семью, и при этом на вновь поступивших малышей есть кандидаты на усыновление – следует ли давать приоритет совместному проживанию с кровными братьями и сестрами, но «всего лишь» под опекой (в приемной семье), а не усыновлению, которое приравнивает усыновленного к своерожденным детям, а значит дает полноценную новую семью и братьев-сестер?

(3) Если братья или сестра пережили крайне травматичные события в кровной семье (на семинаре по преодолению опыта жестокого обращения был приведен пример: брат 14 лет и сестра 12 лет были изъяты из семьи наркоманов, где в качестве развлечения для гостей родители – все «под кайфом», разумеется, — принуждали детей совершить половой акт друг с другом) – насколько целесообразно помещение их в одну семью? Зарубежный опыт в таких случаях таков, что совместное воспитания как раз противопоказано – по крайней мере до тех пор, пока каждый из детей не переработает полученную травму при помощи опытных психологов и в рамках отдельной замещающей семьи.

И это только самые яркие из вопросов, которые ставит сама жизнь при семейном устройстве братьев и сестер. На данный момент общих ответов (или хотя бы ориентиров для этих ответов) нет, поэтому каждый сотрудник органа опеки и попечительства «разрубает узел» каждого конкретного случая так, как подсказывает совесть.

История Ирины, февраль 2013 (Ярославская область):
Сейчас у меня в приемной семье трое детей, сегодня я звонила в ООП, чтобы выяснить об алиментах для приемного сына, но узнала, что биомать его умерла, а младшего брата еще в июле отдали в детдом. Учитывая, что у меня находится один ребенок, должна ли опека по месту жительства биоматери и брата мне сообщить о том, что брат направляется в Дом ребенка? (в телефонных разговорах я много раз сотрудникам опеки говорила, что готова взять в семью родственника). Сейчас я созвонилась с той опекой и еще раз сказала, что готова принять ребенка в семью. но там резко ответили, что ребенок «предложен усыновителям», а раз документы у меня не готовы на усыновление, мне они отказывают. на предварительную опеку мне они отдать ребенка не могут, так как эта форма для первичного устройства, а этот ребенок уже в доме ребенка. Правы ли они? Ведь в интересах ребенка быть устроенным в одну семью с родным братом.

История Ирины Р., февраль 2014:
В феврале я взяла в приемную семью двух детей, Вову и Наташу. При оформлении документов узнала, что их младшая годовалая сестра Василиса тоже изъята из семьи, но находится в другом доме ребенка. Я обратилась к руководителю опеки с целью выписать разрешение на посещение ребенка и ее оформления. Но она отказала мне, пояснив что Василису уже начали оформлять другие люди. На мой вопрос, на каком основании делят семью, руководитель опеки агрессивно ответила, что сама приняла такое решение и что «я выигрывала в суде данные процессы и этот процесс выиграю».
Поведение руководителя ООП кажется мне странным. Запрос на разделение детей пришел в опеку по месту нахождения Василисы ровно в тот день и в то время, когда я находилась на приеме у руководителя ООП. Одновременно была затребована психологическая экспертиза Вовы с целью доказать возможность его разделения с сестрой. Хотя в личной беседе все сотрудники детского дома, социальные работники при ознакомлении меня с делами детей неоднократно утверждали, что детей трое, они неделимы, что Вова нянчил Василису и Наташу и замещал им родителей, он фактически сохранил сестрам жизнь. Учительница Вовы говорит, что он часто на занятиях выглядит расстроенным, поясняя, что очень переживает и скучает о маленькой своей сестре Василисе. Воспитатели в группе тоже подтверждают факт, что Вова тяжело переживает расставание с сестрой Василисой.
Вова, находясь у меня на выходных, просил меня не разделять их семью, найти и забрать маленькую Василису. Я обещала ему так и сделать, ведь по закону детей не могли разлучить, и я была уверенна, что с оформлением Василисы проблем не возникнет. Мы желаем и готовы принять всех троих детей, не деля их на маленьких и больших. Вова даже написал письмо, в котором просит не разделять их с маленькой Василисой, — оно передано в Министерство социальных отношений.
Но в данный момент интересы ребенка столкнулись с интересами людей, которые очень заинтересованы разделить данную семью! Для чего одной чиновнице Министерства социальных отношений так важно разделить детей? Почему она пытается убедить меня, что моей семье не нужен маленький ребенок? Из слов этой чиновницы, я поняла, что женщина, которая посещает сейчас Василису, даже не знает, что у нее еще есть брат и сестра. Она даже еще не подписала заявления о принятии ребенка в семью.
Дети уже перенесли стресс, когда их забрали из биологической семьи и сейчас Вова и Наташа после нашего с ними общения верят своей новой маме. И как я потом должна объяснить им, что собственные интересы или амбициозные интересы чиновников – выше их интересов? Считаю, что если чиновники, которые занимают такие посты, уже не могут сострадать детям, то нужно и необходимо их менять. Ведь они в первую очередь должны поддерживать интересы детей, а не собственные интересы или амбициозные цели.

История Надежды Г., февраль 2014 года (Ленинградская область):
Мы хотим взять под опеку годовалого ребенка, он с рождения в доме ребенка, контакт по ВИЧ, мать лишена родительских прав. У ребенка есть старшая сестра 12 лет, которую он никогда не видел, она уже устроена в приемную семью. Общалась по телефону с ООП, к которой относится старшая сестра; они сказали, что на разделение предварительно согласны, т.к. и девочка пристроена, и двоих маловероятно, что возьмут. А по месту нахождения младшего брата и оператор, и ООП по телефону сказали, что все против разделения и направление на одного ни за что не выдадут. Насколько эти требования законны и как доказать, что установление опеки над одним ребенком и принятием его в нашу семью в интересах ребенка?

Читать еще:  Комбинезон вместо рясы, Южный крест вместо Полярной звезды

Нам не обойтись без вдумчивого обсуждения того, как в лучших интересах ребенка должны соотноситься:

I. Право ребенка жить и воспитываться в семье – родной или замещающей (должно ли оно преобладать над правом ребенка на общение с кровными братьями и сестрами?) — ст. 54 Семейного кодекса РФ

II. Право того же ребенка на общение с кровными родственниками, включая братьев и сестер (правило, согласно которому разлучение братьев и сестер возможно только в крайних случаях, развивает именно это право) — ст. 55 Семейного кодекса РФ

III. Приоритет усыновления (должен ли этот приоритет оправдывать разлучение ребенка с кровными братьями и сестрами?) — ст. 124 Семейного кодекса РФ

И это будет только начало дискуссии на эту сложную и тонкую тему.

10 простых правил, как прекратить вражду между детьми

10 простых правил, как прекратить вражду между детьми

Во многих семьях новогодние каникулы — тот период, когда дети не просто больше времени проводят вместе, но и больше дерутся, хамят и троллят друг друга. Если за время праздников вы поняли, что больше не можете справляться с детьми, прислушайтесь к нашему постоянному автору Ксении Букше. Ориентируясь на опыт своей семьи с тремя детьми, она объясняет, что делать, чтобы в доме царили мир и покой.

1. Дети не разберутся сами

Для многих животных, если они живут на одной территории, естественно её делить. Но люди сложнее котиков, поэтому делёж у них не такой буквальный и правила не такие чёткие. Невозможно определить раз и навсегда, кто сильнее, и перестать драться. Каждый воюет своим орудием: один врежет, другой наябедничает, один «незаметно» заденет башенку и насладится гневом другого.

Иногда родители говорят: «Не будем вмешиваться, пусть сами разбираются». Но обычно, если дети «разбираются сами», это примерно то же самое, что самостоятельная разборка котиков: сила и хитрость, когти и клыки. Чтобы дети разобрались по-человечески, им нужно усвоить человеческие правила и законы. Кто может их дать? Только родители.

2. Драки и склоки — это не норма

Некоторые (особенно папы) говорят: «Дети часто лупят друг друга», «Это нормально, вот мы с братом дрались — и выросли близкими людьми». Да, некоторым везёт. Но и обратных примеров полно.

«Мы не особо дружим с сестрой, хотя у нас всего два года разницы. Она была любимчиком, а от меня только требовали. Она меня дразнила, я её дёргала за волосы, а наказывали только меня».

«Брат постоянно меня пинает, а родителям всё равно. Говорят: ты сама его дразнишь. Скорее бы он в армию ушёл».

Если мы хотим построить правильные отношения между братом и сестрой, ими надо управлять. Насколько активно — зависит от конкретного случая.

3. Стиль отношений важнее всего

Если папа раздаёт подзатыльники — запрет на драки между братьями не подействует. Если мама кричит старшей «достала!» — старшая скажет это младшей. Если все каждый день говорят друг другу «доброе утро» и «приятного аппетита», встречают и провожают у дверей, целуют на ночь, агрессии будет в целом меньше. Культура уважения друг к другу в семье действительно помогает.

4. Быть братом или сестрой — это круто!

Важно каждый день это профилактически подчёркивать. Просто так, без повода: «Как здорово, что у Коли есть ты — старший брат, такой сильный и умный!», «Как хорошо, что у меня вас двое (семеро)!», «Правда, она миленькая? И ты, и ты очень милый!». Начинать лучше до всяких конфликтов, а если их много — улучать спокойную минутку.

Честное слово, это работает. Я опробовала это на своей семье дважды: когда у старшего (тогда семилетнего) сына родилась маленькая сестрёнка и когда спустя два года у детей появилась почти десятилетняя приёмная сестра.

5. Меньше контактов — меньше конфликтов

Если дети постоянно враждуют, их не стоит оставлять наедине друг с другом. Так будет не всегда. Но пока так: мама на кухню — детей с собой. Можно специально организовывать их игры вместе, а если не могут играть мирно, то пусть проводят время по отдельности. Смогут и вместе, когда подрастут. А пока чем меньше контактов, тем меньше конфликтов.

Иногда есть смысл почаще разделять детей: один на кружке, а другая дома с мамой. Если родителей двое, можно даже гулять по отдельности. Чем меньше у детей поводов для конфликта, тем легче выстраивать их отношения. А потом уже понемногу сводить их, контролируя совместную игру, и смотреть, что получается.

6. Если происходит драка — дети расходятся

Как только дети начали конфликтовать или драться — тут же разводим их подальше друг от друга. Есть чёткое правило: если происходит драка или яростная перепалка, обиды, слёзы — дети расходятся и какое-то время не играют вместе. При этом не имеет смысла ругать детей и вообще проявлять эмоции. Это как закон природы: сцепились — разошлись. Постепенно периоды спокойной игры будут становиться длиннее. Дети дорожат общением и готовы учиться его правилам.

7. Нужны чёткие критерии недопустимого

Должно быть чёткое разграничение, что именно выходит за рамки допустимого в вашей семье. В зависимости от возраста и характера проблем в разных семьях это будут разные вещи. Например, если у нас есть два активных драчливых брата трёх и пяти лет — то, скорее всего, будет правило «не делать друг другу больно, не кусаться». Потому что не драться они не смогут, им хочется повозиться. Важно соизмерять усилия.

А для брата и сестры 10-12 лет подойдёт правило «не трогать друг друга» (в смысле не толкаться, не хватать за руки) и «не трогать чужие вещи без разрешения». Если главная проблема — хамство или желание задеть друг друга, нужно постараться понять, как происходят конфликты, и тоже установить правила.

8. Не должно быть правых и виноватых

Как правило, лучше не назначать виноватого, даже если зачинщик как будто бы всегда один. Драчун или хам так же нуждается в нашей помощи, как и слабый ребёнок. Не нужно говорить: «А ну-ка прекрати бить Гошу». Дети должны слышать от вас: «Не деритесь!», «Не ссоримся! Живём мирно!». Иначе драчун укрепится во мнении, что он — отверженный, паршивая овца, и ему ничего не остаётся как продолжать и дальше выступать в этом амплуа.

9. Ябедничать — не всегда плохо

Если детей можно оставлять наедине в комнате или даже в квартире, хорошо бы разрешить каждому из них ябедничать. Точнее — рассказывать родителям свою версию событий. Ябедничество не должно считаться чем-то плохим, если за ним не следует наказание. А мы наказывать не собираемся. Нам просто нужно знать, что происходит, и слышать голоса всех участников конфликта.

Это защитит и слабого, и сильного ребёнка. Если они понимают, что родитель всё равно узнает, они лишний раз подумают, прежде чем лупить, подначивать, дразнить друг друга.

10. Должно быть меньше поводов для ссор

Вернёмся к началу. Люди — животные. Они чаще конфликтуют, если им многое приходится делить. Время родителя или время с игрушкой. Пространство (комнату). Какие-либо права или блага. Понятно, что не всегда есть возможность дать каждому свою комнату или даже свой угол. Или купить каждому свой планшет. Но будем стараться обособить детей по максимуму.

Смешной пример: у нас в семье канцелярские принадлежности обмотаны ленточками разных цветов — у одного ребёнка жёлтой, у другого — зелёной, у третьего — синей. Некоторые игрушки общие, а некоторые — личная собственность, и чтобы в них поиграть, надо попросить разрешения у владельца.

Может быть, это звучит странно, ведь многие семьи живут иначе, и у всех детей все игрушки общие. Но, по моему опыту, чем меньше у детей вынужденных взаимодействий и конкуренции за ресурсы, тем больше у них желания мирно играть вместе.

Вот такие предложения — в чём-то банальные, в чём-то спорные. Но, как мне кажется, они могут здорово помочь сохранить в доме мир.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector