0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пустая трасса, степь и бездонный купол неба – как в песне «ДДТ»

Познавательный ресурс о культуре, науке и искусстве

Кур.С.Ив. ом

Сайт Курия Сергея Ивановича

ДДТ — Степной Гамлет (Ю. Шевчук)

Входит в альбом «Галя ходи» (2018)

КОММЕНТАРИИ к ПЕСНЕ:

***
Гамлет — герой одноименной трагедии Шекспира 1601 года, датский принц, желающий отомстить за смерть своего отца. В отличие от классических мстителей Гамлета характеризует психологическая глубина, сомнения и постоянная рефлексия.

.
***
Титаник — крупнейшее пассажирское судно построенное в 1911 г. в Великобритании. Во время первого плавания из г. Саутхемптон (Великобритания) в Нью-Йорк (США) в апреле 1912 г. затонул, столкнувшись с айсбергом. Число погибших, по различным данным, от 1400 до 1517 человек (всего на борту приблизительно 2200 человек). Гибель «Титаника» — одна из величайших морских катастроф ХХ в.

Чингисхан — (ок. 1155 или 1162 — 1227) — основатель и первый великий хан Монгольской империи, объединивший разрозненные монгольские и тюркские племена; полководец, организовавший завоевательные походы монголов в Китай, Среднюю Азию, на Кавказ и Восточную Европу. Основатель самой крупной в истории человечества континентальной империи.

Пугачев — Емельян Иванович Пугачёв — донской казак, предводитель Крестьянской войны 1773—1775 годов в России. Пользуясь слухами, что российский император Пётр III жив, Пугачёв назвался им; он был одним из нескольких десятков самозванцев, выдававших себя за Петра, и самым известным из них. Восстание Пугачёва было с трудом подавлено войсками Екатерины II.

_______________________________________________________________________

Текст песни «Степной Гамлет»:

Умирающий снег правдой, сброшенной кожей,
Серой падалью тает во тьме.
Его перхоть в твоих волосах, как дешевые стразы,
Как мысли наперегонки.
Мое сердце из завалов шахтерской норы,
Неподвластной Wi-Fi и зиме,
Выползает на волю, как потерянный пес,
На поверхность твоей руки.

Эти старые вести, что скрипели о чем-то
Впали в кому, уже не важны.
Сто миллиардов клеток в мозгах вырубает
Очередной похмельный синдром.
Оренбургская степь – ты свобода и плеть,
Горизонты напряжены.
Наблюдаю, как точкой вдали
Черным вороном кружит мужик с топором.

Кто он? Призрак? Свихнувшийся бомж?
Сбитый ас с НЛО? Аллерген? Диссонанс?
Это наш степной Гамлет, он быть и не быть,
Ассенизатор гнилого IT.
Потеряв в навигаторе время и место
Никак не может найти,
Растворяясь в сыром и тяжелом тумане
И мигрируя в уголь и газ.

Твоя вагина сильна и одновременно бессильна
Перед тем, что стоит на кону.
И кто здесь главный, когда тысяча лет до любви,
Тонны верст до ближайшей реки?
И вся Европейская толерантность терпит крах
У тебя в суровом плену,
Выползая на свет, как Титаник на лед,
На поверхность твоей руки.

Мерзнет дикое поле,
Неделя на неделю греет душу твоя западня.
Оренбургская степь, то чем двигались здесь
Перестанет быть бредом и сном.
Твое тело имели Чингисхан, Пугачев,
Мифологическая резня.
А вдали русский Гамлет знает ответы
Стынет спелым в снегу с топором.

_______________________________________________________________________

Традиционность символики в песне группы ДДТ «На небе вороны» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — К.Ю.Байковский

Текст научной работы на тему «Традиционность символики в песне группы ДДТ «На небе вороны»»

Таким образом, мы обнаружили, что Петербург Ю.Шевчука пронизан множеством литературных ассоциаций и скрытых цитат. По своей стилистике, по семантической окраске образов-символов эти ассоциации свидетельствуют, что петербургский пейзаж у современного рок-поэта более близок урбанистике модернистов, а точнее — авангардистов.

Авангард начинался с решительного пересмотра традиций русской словесности 19 века. Самый радикальный вариант этой ревизии — “Бросим Пушкина с парохода современности” в манифесте футуристов. Тем интересней, что наследник русского авангарда в своих “петербургских” текстах использует пушкинские образы и мотивы в их начальном (оригинальном -пушкинском) значении.

Читать еще:  Память о войне: источник патриотизма или объект манипуляций?

В одном из программных произведений последних лет — “Последняя осень” — Ю.Шевчук делает Александра Сергеевича героем-собеседником, советчиком, учителем. “Прощальным костром догорает эпоха, И мы наблюдаем за тенью и светом”, — поёт Ю.Шевчук, и из-под пепла сожжённых святынь проступает то, что невозможно уничтожить: “Уходят в последнюю осень поэты, И их не вернуть — заколочены ставни. Остались дожди и сгоревшее лето, Осталась любовь и ожившие камни. В последнюю осень. ” Текст знаменательно открыт, незавершён. Может быть, в этом -обещание возвращения русской поэзии XX века в лоно пушкинской традиции. Однако, тема «Шевчук — Пушкин» требует самостоятельного исследования.

1 Статья по решению редакционной коллегии публикуется в сокращении.

2 Смирнов И. Время колокольчиков, или Жизнь и смерть русского рока. М., 1994. С.31-34.

4 Анциферова Н.П. Непостижимый город. М., 1991.

5 Харитонов Н. Империя ДДТ. М., 1998.

К.Ю.БАЙКОВСКИЙ г.Сергиев Посад

ТРАДИЦИОННОСТЬ СИМВОЛИКИ В ПЕСНЕ ГРУППЫ ДДТ «НА НЕБЕ ВОРОНЫ»

Б.Гребенщиков в беседе с академиком А.М.Панченко так определил состояние современного историософского сознания: потерянная в 1917 г. Россия — это твердый берег, с вековыми традициями и культурой. Мы же стоим на другом берегу, а посередине болото, устланное костями. Мысль эта символична, а символ, по словам А.Ф.Лосева, есть «вместилище смысла». Мы вольны домысливать его, словно разворачивая свиток. В таком

случае мысль Б.Г. можно «развернуть» так: потерянная Россия — это и утраченный Эдем, и ушедший Золотой век, приукрашенный от безысходности сегодняшнего бытия, и сокрытый водами Светлояра Китеж. И можно ли навести туда мост?

Так попробуем «развернуть» в контексте сказанного песню ДДТ «На небе вороны» (альбом «Рожденный в СССР», в альбоме «Любовь» просто «Вороны»; автор текста Ю.Шевчук).

Русское стихотворение — это не только намеренное подражание древнему или простонародному языку, не только переложение старых шедевров (вроде многочисленных переложений «Плача Ярославны» или замечательных опытов М.Волошина: «Сказание об иноке Епифании» или «Протопоп Аввакум»). Это часто размышления над старыми темами и символами с позиции сегодняшнего дня. «Не жанр произведения определяет собой выбор выражений, выбор формул, а предмет, о котором идет речь»,- писал Д.С.Лихачев, говоря об устойчивых символах древнерусской литературы1. А один из таких предметов — это родина, о которой писали с момента появления письменности.

На небе вороны, под небом монахи,

А я между ними, в расшитой рубахе,

Лежу на просторе, легка и пригожа;

И солнце взрослее, и ветер моложе.

Уже в первых строках чувствуется что-то родное. И дело не в расшитой «а 1а msse» рубахе. Рамки неба и земли — не сугубо ли это русское выражение бескрайней широты («между небом и землей»). Птицы в небе, т.е. неспокойные, всполошенные, непременные вестницы беды. В одном только «Слове о полку Игореве» слышатся граянье воронов, говор галок, стрекот сорок. Если же мы попробуем разглядеть рубаху героини, то надо заметить, что цвет обычной народной рубахи, как мужской, так и женской, носившейся с поневой или под сарафаном, белый. А расшитая — значит праздничная. Монахи в этом случае служат еще и цветовым оттенком. Меня отпевали в громадине храма,

Была я невеста, прекрасная дама.

Душа моя рядом стояла и пела,

Но люди не верили, смотрели на тело.

Образ невесты в литературе не нов. Еще Епифаний Премудрый писал, что Стефан Пермский построил зырянам церковь и украсил ее, как невесту. А Максим Грек, выводя государство в образе женщины Василии, называл государя ее «обручником». Но, главное, после этих слов яснее становится, о ком идет речь. Невеста, Прекрасная дама, кто это, как не Россия? М.Волошин называл ее невестой («Святая Русь»):

Суздаль и Москва не для тебя ли По уделам землю собирали,

Да тугую золотом суму?

В сундуках приданое копили,

И тебя невестою растили В расписном и тесном терему?2

А.Блок, как известно, называл Русь женой. Г.П.Федотов даже замечал, что Россия у Блока — один из ликов его Прекрасной дамы. Прекрасная дама приводит на ум строки М.Цветаевой о свободе:

Читать еще:  Как я доросла до того, чтобы полюбить заупокойные службы

Свобода! — Прекрасная дама Маркизов и русских князей .

Этой Даме — Свободе — служили на рубеже ХУІІІ-ХІХ вв. Лафайет и Мирабо, Байрон и Пушкин. На рубеже ХІХ-ХХ вв. такой Дамой для русских мыслителей стала Россия. Достаточно вспомнить их имена и названия работ: Вяч. Иванов «О русской идее», Н.Бердяев «Русская идея», «Душа России», Л.Карсавин «Восток, Запад и русская идея», Г.Федотов «Лицо России», И.Ильин «О русской идее»; вспомнить стихи А.Блока, и М.Волошина, картины М.Нестерова, П.Корина.Но почему Россию отпевают? Дело в том, что катастрофа 1917г. часто рассматривалась, как гибель родины. «С Россией кончено»,- сказал Волошин в стихотворении «Мир», а в «Заклятии о Русской земле» он писал:

Лежит Русь -Разоренная,

По всему полю -Дикому великому -Кости сухие, пустые,

Заметим, что рисуемая Волошиным «картина» сходна с «картиной» Шевчука: поле, простор место действия. А Г.Федотов спрашивал над «телом» России: «Теперь мы стоим над ней, полные мучительной боли. Умерла ли она? Все ли жива еще? Или может воскреснуть?»5. В дополнение к сказанному заметим, что часто в народе венчальную рубаху после свадьбы откладывали на похороны. Белый цвет был символом не только света и чистоты, но и смерти6. Так что наряд невесты и покойницы мог совпадать.

Кроме восприятия событий 1917 г. как гибели России, в русском мировоззрении было еще одно — измена! Та Дама, та Невеста, которой служили, по словам Волошина «отдалась разбойнику и вору» («Святая Русь»). Исчезло на время даже слово Россия. А не была ли сама Дама оборотнем? Не привораживал ли рыцарей суккуб? Тот же Волошин писал о «Руси-грешной», говоря о родине такие слова, что современным читателям впору вспомнить «родину-уродину» из песни ДДТ «Родина» или «цепкие лапы родины» из песни «Машины времени» «Спускаясь к великой реке». Волошин даже сомневался в существовании России (в «Неопалимой Купине»): Кто ты Россия? Мираж? Наважденье?

Была ли ты? Есть? Или нет?

Свобода у Цветаевой оказалась «гулящей девкой», а у Блока жена оказалась не то угро-финкой, не то татаркой.

Судьба и молитва менялись местами,

Молчал мой любимый и крестное знамя.

Лицо его светом едва освещало.

Простим ему, я ему все прощала.

Кто же этот любимый? Не сам ли народ, который, как известно, «безмолствует»? Если и была измена, то не измена Ее, а измена Ей. Волошин в «Родине» говорил:

И каждый прочь побрел, вздыхая,

К твоим призывам глух и нем.

И ты лежишь в крови, нагая,

И не защищена никем .

А в стихотворении «Владимирская Богоматерь» иначе:

Но слепой народ в годину гнева Отдал сам ключи своих твердынь. 9 Далее в песне ДДТ говорится:

Весна, задрожав от печального звона,

Смахнула три капли на лики иконы.

Капли на ликах напоминают многочисленные легенды о плачущих иконах. Любопытно подумать, какая именно икона имеется в виду. Итак, икона одна, а ликов несколько. Это, конечно, не «Троица» и не многофигурная композиция Праздничного чина иконостаса. Это скорее образ Богородицы с младенцем Христом. К примеру, «Владимирская», которую Волошин называл «ликом самой России».

Свеча догорела, упало кадило,

Земля, застонав, превращалась в могилу.

Это событие, прерывающее размышления героини о любимом, уводит нас совсем в другую область: область народных представлений о земле. Стон земли от тяжести — распространенное явление в былинах и песнях. Г.Федотов в своей известной работе о духовных стихах приводит такие примеры: грехи людей оскорбляют землю, ложатся на нее тяжким бременем. И она плачет-стонет перед Богом:

Тяжело-то мне, Господи, под людьми стоять,

Тяжелей того — людей держать,

Людей грешных, беззаконных.

Повели мне, Господи, расступитися И пожрати люди — грешницы, беззаконницы10.

Но в нашей песне героиня избегает могилы:

Я бросилась в небо за легкой синицей,

Теперь я на воле, я белая птица.

Конечно, белая, ведь мы уже видели на ней и белую рубаху, и фату невесты, и саван покойницы. Князь Игорь тоже бежал из плена соколом и белым гоголем.

Взлетев на прощанье, кружась над родными,

Читать еще:  Подросток и Церковь: Любить, кормить и много не говорить

Смеялась я, горе их не понимая.

Мы встретимся вскоре, но будем иными.

Есть вечная воля; зовет меня стая.

Интересно, что, по словам Г.Федотова, образ Христа в духовной поэзии как бы раздвоен: один Христос похоронен в могиле, другой вознесся на небо и вернется судить. Но героиня песни спасается и обещает встречу. Когда же эта встреча произойдет, мы — богатые «ошибками отцов и поздним их умом»- скажем, верно, словами того же Шевчука: «Здравствуй, Древняя Русь, я твой нервный брат!» («Рожденный в СССР»)

Однако, это далеко не все, что можно заметить в рассматриваемой песне, характерного для поэзии и мысли прошлого. Бросается в глаза противопоставление света и тьмы, аналогичное, например, Блоку11. Светлые символы здесь — белая рубаха, невеста, белая птица, а темные — монахи в черном, темнота храма, едва освещенное лицо любимого, погасшая свеча, могила, ведь говорят: «Темно, как в могиле».

И еще я бы сравнил эту песню с иконой. В житийной иконе в клеймах даны эпизоды земной жизни святого, а в среднике дан образ того же святого вне времени, в вечности. Отрывки песни описательны, картинны, их как бы можно разрезать и разместить на доске в виде клейм. Насыщенна, на мой взгляд, и цветовая гамма. А сравним названия иконописных сюжетов, связанных с жизнью Христа: «Положение во гроб», «Оплакивание», «Вознесение». Есть сходство? Только в песне дана одна форма, а содержание, смысл, т.е. со-мысль, мы додумываем сами, не обязательно одинаково с автором.

Рассмотрев песню Шевчука в контексте поэтических символов России, мы увидели, что это старые символы, которые автор перебирает, подобно драгоценным камням, оправляя в оправы современной поэзии. В этом смысле он продолжает линию русской историософии, начатую Нестором, автором «Слова о полку Игореве», автором «Слова о погибели Русской земли», Софонием-рязанцем, и продолженную мыслителями XX века. «Лицо России не может открыться в одном поколении, современном

нам. Оно в живой связи всех отживших родов, как музыкальная мелодия в

чередовании умирающих звуков»,- писал Г.Федотов . Поэтому многие стихи современных «роковых» поэтов — закономерный этап развития русской поэзии. А связь с традицией — это и есть тот мост, который помогает расслышать и понять предшествующую мелодию, который связывает нас с прошлым и делает культуру живой, а культура — это и есть душа России.

1 Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. М.,1979. с.81.

2 Волошин М.А. Стихотворения. Статьи. Воспоминания современников. М., 1991. С.116.

3 Цветаева М.И. Стихотворения; Поэмы; Драматические произведения. М., 1990. С.50.

4 Волошин М.А. Указ. соч. С.188.

5 Федотов Г.П. Лицо России // Судьба и грехи России (избранные статьи по философии русской истории и культуры). В 2-х т. СПб., 1991. Т.2. С.42.

6 См.: Мерцалова М.Н. Поэзия народного костюма. М., 1975. С.40.

7 Волошин М.А. Указ. соч. С.139.

10 Федотов Г.П. Стихи духовные (русская народная вера по духовным стихам). М., 1991 С.75.

11 См.: Левинтон Г.А., Смирнов И.П. «На поле Куликовом» Блока и памятники Куликовского цикла. // ТОДРЛ. Л., 1979, Т.34. С.72-96.

12 Федотов Г.П. Лицо России. С.44.

А.К.ТОЛСТОЙ В ТВОРЧЕСТВЕ К.КИНЧЕВА (несколько замечаний о роли текста в рок-композиции)

Вопрос о роли текста в рок-композиции конкретно не решен, несмотря на то, что в целом ряде работ молодых исследователей неоднократно делаются попытки классификации этого явления современной культу-ры1. Использование отдельными деятелями рок-культуры классической русской поэзии в качестве текстов для своих композиций предоставляет возможность выявления некоторых (но, на наш взгляд, весьма существенных) черт так называемой отечественной рок-поэзии. Наиболее показательной в этом плане является работа К.Кинчева образца 1988 года со стихотворением А.К.Толстого2, представленная в альбоме «Алиса. Акустика. Часть I».

Сразу же отметим, что «акустический» концерт — явление для рок-музыки, как принято считать, нетипичное, так как «живой» звук подразумевает определенную интимность подачи песенного материала, чего в классическом рок-н-ролле (а отечественные исполнители этого жанра практически только-только освоили технические азы блюза) попросту нет. Действительно, не скучно ли слушать подряд с десяток вариантов одного и то же рок-н-ролльного хода в виде однообразного «чёса» по струнам акустических гитар, фоном которому служит некий рифмованный текст? Ведь

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector