0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Публицист Михаил Новоселов – от толстовства к мученичеству

НОВОСЕЛОВ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ

Родился 1 июля 1864 года в селе Бабье Домославской волости Вышневолоцкого уезда Тверской губернии в семье Александра Григорьевича и Капитолины Михайловны Новосёловых.

В 1882 году Михаил окончил 4-ю Московскую гимназию с золотой медалью. Он намеревался поступить на медицинский факультет, но отец выразил категорическое несогласие с таким решением сына, желая, чтобы он пошёл по его стопам и стал учителем древних языков. В 1887 году Александр Григорьевич скончался, но Михаил к этому времени уже переменил своё решение быть врачом и поступил на историко-филологический факультет Московского университета, предполагая впоследствии стать учителем истории и преподавать её так, «чтобы прошлая жизнь человечества дала юношам понятия о людях и их поступках со стороны их приближения или удаления от учения Христова».

В то время многие произведения Толстого, имевшие антигосударственный или антицерковный характер, не были допущены цензурой к печати, и молодые почитатели писателя печатали их на гектографе, а затем распространяли. Этим занимался и Михаил Новосёлов. После произведённого полицией на его квартире обыска были найдены гектографические принадлежности, рукописная брошюра Толстого «Николай Палкин», несколько его писем и стихотворение из «Вестника Народной Воли». На основании этих материалов Новосёлов был арестован. Узнав об аресте, Толстой явился к начальнику Московского жандармского управления, заявив, что преследования направлены должны быть прежде всего против него как автора, и власти после его визита решили замять эту историю. В начале февраля 1888 года Новосёлов был освобождён под гласный надзор полиции с запрещением проживать в столицах.

Михаил Александрович решил сам применить учение Толстого на практике. На деньги, оставшиеся от отца, он купил землю в селе Дугино Тверской губернии и основал здесь одну из первых толстовских общин, состоявшая из пяти интеллигентов. Однако община людей, не приспособленных к труду на земле и предполагавших, что крестьянский труд — это бесконечный праздник, поражённых тщеславием от мысли об оказываемой будто бы ими помощи человечеству, а на самом деле неспособных переносить наималейшие немощи друг друга, потерпела полный крах и рассыпалась. Однако Новосёлов не сразу расстался с толстовством и участвовал вместе с толстовцами в помощи голодающим Рязанской губернии в 1891-1892 годах.

Одной из причин прекращения Новоселовым отношений с Толстым была ненависть последнего ко Христу. Это, а также собственные размышления о вере и укоры совести подвигли Михаила Александровича на более глубокие раздумья о Боге и о путях спасения души, о смысле человеческой жизни, и в конце концов вернули его в Церковь. Этому способствовала дружба с В. С. Соловьевым. Михаил Новоселов был автором «Открытого письма» Толстому, в котором, в частности, говорилось:

Разойдясь с Толстым, М. А.Новоселов прервал с ним всякое общение. Последнее в жизни письмо из Оптиной пустыни было написано Л. Н.Толстым М. А.Новоселову. Михаил Александрович не успел уже на него ответить, но много позже говорил, что «наверное, и не ответил бы, если бы даже Л.Н.Толстой остался жить».

Михаил Александрович с жадностью стал изучать святоотеческие письменные источники, устремился и к живым носителям благодати Духа Святого: он сблизился с отцом Иоанном Кронштадтским и старцами Зосимовой пустыни. Его духовником стал зосимовский игумен Герман (Гомзин).

Михаил Александрович участвовал в Религиозно-философских собраниях 1901-1903 годов. Являлся автором статей на церковные темы, публиковался в «Миссионерском обозрении» и «Церковных ведомостях».

В 1902 году он опубликовал брошюру «Забытый путь опытного Богопознания». Этим выпуском началось издание М. А. Новоселовым «Религиозно-философской библиотеки» (РФБ), в которой публиковались многие известные российские православные мыслители (многие из книг серии были написаны самим Новоселовым или при его участии). Главной целью РФБ было привлечь внимание к великим духовным сокровищам, добытым святыми отцами и подвижниками, обращаясь к истокам христианства. Издательская деятельность Новосёлова продолжалась до 1917 года. Всего им было выпущено 39 книг. Кроме того, было выпущено около 20 книг, посвященных более специальным вопросам, а также листки «Религиозно-философской библиотеки», выходившие двумя сериями: первая состояла из писаний святых отцов, а вторая, рассчитанная на интеллигентного читателя, содержала размышления о вере и религиозной жизни выдающихся русских писателей и учёных.

В 1905 году М. А. Новоселов выступал противником планов поспешного избрания Патриарха, сторонником проведения собора Российской Православной Церкви, а для его подготовки — образования Соборного подготовительного Совещания из нескольких епископов, представителей духовенства и мирян.

В 1905 — 1918 годах участвовал в работе Московского религиозно-философского общества памяти Владимира Соловьева.

Кружок обычно собирался по четвергам («новоселовские четверги») на квартире Михаила Александровича, который жил вместе с матерью напротив храма Христа Спасителя. Главное, что отличало этот кружок — его строго церковное направление. Он пользовался покровительством ректора МДА еп. Феодора (Поздеевского) и духовно окормлялся старцами Зосимовой пустыни. Основной идеей кружка была мысль, что изменить жизнь к лучшему можно только на основе внутреннего изменения человека, которого можно достигнуть на основе совместного соборного изучения Св.Писания и Св.Предания. Люди стремились к интимному духовному общению, чтобы реализовать идею соборного богопознания. Михаила Александровича почитали за ясный и добрый характер. За аскетическую жизнь, проводимую в мирской обстановке, за светлый характер его называли в Москве «белым старцем».

В 1912 году Михаил Александрович был избран почётным членом Московской духовной академии. В течение ряда лет он был также членом Училищного совета при Святейшем Правительствующем Синоде.

Михаил Александрович был активным участником Братства святителей Московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа, председателем совета которого был Фёдор Дмитриевич Самарин. Братство занималось широкой благотворительной и просветительской деятельностью. На его собраниях читались доклады на актуальные темы религиозной и духовной жизни, не раз с докладами выступал в них и Михаил Александрович. В начале XX века нравственное и религиозное состояние общества всё более ухудшалось. Одним из признаков этого многие представители образованных слоёв общества считали личность Григория Распутина. В 1912 году Михаил Александрович выпустил обличающую Распутина брошюру «Григорий Распутин и мистическое распутство» (М., 1912), которая была запрещена и конфискована в типографии. Газета «Голос Москвы» была оштрафована за публикацию выдержек из нее.

Новоселов также написал ряд работ в защиту имяславия.

После 1916 году он занял профессорскую кафедру классической филологии в Московском университете.

В 1918 году был членом Временного Совета объединенных приходов города Москвы. В феврале 1918 года Советом объединенных приходов г.Москвы была выпущена листовка, призывающая верующих защищать храмы от посягательств богоборческой власти.

Михаил Александрович предоставил свою квартиру для занятий Богословских курсов, созданных весной 1918 года по благословению патриарха Тихона, преподавал на этих курсах.

В 1920 году принял тайный монашеский постриг с именем Марк.

С 1922 года входил в «Братство ревнителей Православия». Из воспоминаний В. Д. Пришвиной, относящихся к началу 1920-х годов:

Читать еще:  Святитель Нектарий Эгинский: У Церкви всегда открыты объятия для нас

Новоселов боролся с «Живой Церковью». Он рассылал доступно изложенные послания к мирянам и духовенству, направленные против обновленчества. Эти послания переписывались и распространялись добровольцами в разных концах страны.

11 июля 1922 года ОГПУ произвело на квартире Новосёлова обыск, предполагая арестовать его по обвинению в антисоветской деятельности. Однако Михаила Александровича тогда не было дома.

12 августа 1922 года он был арестован и до 19 марта 1923 года находился под арестом. Дело против него было прекращено в связи с тем, что при обыске не было найдено ничего компрометирующего (был изъят лишь орден Святого Станислава). 19 марта 1923 года дело было прекращено и сдано в архив. После освобождения из-под ареста М. А. Новоселов уехал в Вышний Волочек, где и поселился, жил на нелегальном положении. Затем проживал в Москве и под Москвой на нелегальном положении у разных друзей, не сняв бороды, хотя она и выдавала его.

В 1922-1927 годы он написал свое основное сочинение — «Письма к друзьям», посвященные актуальным вопросам церковной жизни.

По сообщению ряда источников, в 1923 году он был тайно хиротонисан во епископа Сергиевского архиепископом Феодором (Поздеевским), епископами Арсением (Жадановским) и Серафимом (Звездинским). Однако по имеющимся сведениям, еп. Серафим с 12 декабря 1922 года был под арестом, затем — в ссылке, откуда освободился лишь в 1925 году.

После опубликования в июле 1927 года декларации митрополита Сергия среди церковных людей начались смущения и смятения; стало известно, что некоторые архиереи отошли от митрополита Сергия, в частности, митрополит Петроградский Иосиф (Петровых), епископ Гдовский Димитрий (Любимов), к ним присоединились митрополит Ярославский Агафангел (Преображенский) и архиепископ Угличский Серафим (Самойлович). С последним Новосёлов был хорошо знаком. Вскоре и он присоединился к этому церковному движению и как человек, пользовавшийся безупречной нравственной репутацией, стал одним из авторитетных его членов. В этот период он принял активное участие в обсуждении церковных вопросов среди духовенства и церковной интеллигенции. Вместе с протоиереем Федором Андреевым он составил обращение к заместителю патриаршего местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому) с предложением изменить церковно-политический курс.

Из воспоминаний В.Д.Пришвиной (1929):

Бывая в Москве, Михаил Александрович ходил молиться в Воздвиженский храм на Воздвиженке. 22 марта 1929 года неподалёку от храма он был арестован, заключён сперва в тюрьму ОГПУ, а затем в Бутырскую.

17 мая 1929 года Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ приговорен к трем годам заключения «в местах, подведомственных ОГПУ», то есть в закрытых тюрьмах со строгим режимом содержания. 23 мая он был доставлен в Суздальский политизолятор, а 25 июня отправлен в Ярославский политизолятор ОГПУ. Как особо опасный «элемент», находился не в лагере, а в тюрьме (политизоляторе) в одиночном заключении.

7 августа 1930 года привлечен в качестве обвиняемого к новому делу как «активный участник церковно-политического центра всесоюзной к/р организации «Истинно-Православная Церковь» и для проведения допросов был этапирован в тюрьму ОГПУ в Москве. Следствие длилось около года. Был обвинен в том, что «играл решающую роль в идеологическом объединении духовенства, оппозиционного митрополиту Сергию (Страгородскому)».

Из обвинительного заключения:

3 сентября 1931 года был приговорен к 8 годам лишения свободы, считая срок с 23 марта 1929 года.

23 марта 1937 года у Новосёлова заканчивался срок заключения, однако уже 7 февраля без какого бы то ни было дополнительного рассмотрения дела Особое Совещание при НКВД приговорило его к трём годам тюремного заключения. 25 февраля об этом решении было сообщено Михаилу Александровичу. Для придачи этому приговору видимости законности НКВД направил ходатайство об утверждения приговора во ВЦИК, и 3 марта приговор был утверждён. Для отбытия нового срока заключения Новосёлова из ярославской тюрьмы перевели в вологодскую, куда он прибыл 29 июня 1937 года.

В вологодской тюрьме он был обвинен в «систематическом распространении среди сокамерников клеветнических сведений по адресу руководителей ВКПб и Советского Правительства с целью вызвать недовольство и организованные действия против установленных тюремных правил и продолжение борьбы в условиях тюрьмы».

17 января 1938 года тройка НКВД приговорила Михаила Александровича Новосёлова к расстрелу.

Расстрелян 20 января 1938 года в вологодской тюрьме. Погребен в общей безвестной могиле.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских (как мирянин) на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года

Михаил Новоселов

память 7/20 января

Тебе дарова Бог ведети тайны Царствия Небесного, еже есть Церковь Сына Его, да возможеши утвердити колеблемыя в вере, и от Церкве Христовой отпадших паки на путь спасения возвратити, тем же молим тя, мучениче Михаиле, сподоби и нас, ко Христу твоими молитвами, в Церкви Его даже до конца пребыти покаянием.

Св. Михаил родился в 1864 г. в селе Бабье Тверской губернии, в семье известного педагога, впоследствии директора Тульской, а затем и 4-й Московской классической гимназии Александра Григорьевича Новоселова. Оба деда будущего свидетеля Христова – и по отцовской, и по материнской линиям – были православными священниками. В детстве и юности он получил блестящее образование – сначала под руководством отца, потом в классической гимназии, которую окончил с золотой медалью, и наконец на историко-филологическом факультете Московского университета.

В студенческие годы Михаил Александрович начинает увлекаться идеями знаменитого писателя и мыслителя Л.Н. Толстого и становится его ревностным и близким последователем. Но выхолощенное обезбоженное толстовское «христианство» не могло надолго увлечь живую ищущую душу. Главное, что отталкивало в учении Толстого – непризнание божественности Христа, сведение религии к земной морали. Причины своего разочарования были высказаны Новоселовым в «Открытом письме» к бывшему наставнику:

«Слова все хорошие: Бог, Дух, любовь, правда, молитва, а в душе пустота получается по прочтении их. Служить же вы хотите не Ему и не тому Отцу Его (Господу), Которого знает и признает вселенское христианство , а какому-то неведомому безличному началу, столь чуждому душе человеческой, что она не может прибегать к нему ни в скорбные, ни в радостные минуты бытия своего».

Разорвав с толстовством, молодой Новоселов сразу же возвращается в «дом Отчий», в Церковь. Теоретическое познание христианства он старается укоренять в «жизни по вере», для чего ищет духовного руководства и поддержки у св. Иоанна Кронштадтского, оптинских и зосимовских старцев. Пережив личное обращение к Христу, опытно убедившись, что именно православие и есть истинный путь к Нему, Михаил Александрович осознает свое призвание в христианском свидетельствовании и начинает активную религиозно-просветительскую деятельность. Идейные и духовные устремления Новоселова этих лет, сам его образ точно переданы хорошо знавшими его современниками:

«Очень верующий, безгранично преданный своей идее, очень активный, даже хлопотливый, очень участливый к людям, всегда готовый помочь, особенно духовно. Он всех хотел обращать. Он производил впечатление монаха в тайном постриге».

И еще один отзыв:

«Прямолинеен и непоколебим, весь на пути святоотеческом, и смолисто-ароматных цветов любезной пустыни и фимиама «дыма кадильного» ни на какие пышные орхидеи, ни на какие пленительные благовония царства грез не променяет; а вне «царского», святоотеческого пути для него все остальные сферы – царство грез, и их горизонты, глубина и прелести – только «прелесть» (в аскетическом смысле!)».

Читать еще:  Преподобному Серафиму не нужны волшебства и мифы

Первым воплощением просветительской деятельности Новоселова стало издание в 1902 г. в Вышнем Волочке, где он тогда жил, брошюры «Забытый путь опытного Богопознания (в связи с вопросом о характере православной миссии)». Такой заголовок, можно сказать, предопределил направление всего последующего церковного служения будущего мученика. Издание это положило начало целой серии брошюр и книг под общим названием «Религиозно-философской Библиотеки», которую впоследствии многие называли «Новоселовской Библиотекой». Всего до революции (после которой продолжение издательской деятельности стало уже невозможным) было издано 39 выпусков Библиотеки, 20 книг в качестве приложения к ней и более 80 «Листков РФБ», выходящих в двух сериях – «Семена Царствия Божия», где публиковались святоотеческие тексты, и «Русская религиозная мысль», посвященная религиозно-философским вопросам и рассчитанная на околоцерковную интеллигенцию. «Словно живой водой брызнули на сухие богословские схемы, будто в душную атмосферу начетнически отвлеченной богословско-философской мысли ворвалась вдруг струя свежего и чистого воздуха»,– такое впечатление Библиотека производила на своих читателей.

В эти же годы М.А. Новоселов становится инициатором создания «Кружка ищущих христианского просвещения в духе Православной Христовой Церкви». В него вошли известные священники, богословы, мыслители. Деятельность Кружка поддерживалась ректором Московской духовной академии епископом Феодором (Поздеевским), многие его члены духовно окормлялись старцами Зосимовой пустыни. От других религиозных и философских обществ того времени новоселовский Кружок отличали прежде всего строго православная направленность, стремление жить и мыслить в русле святоотеческой традиции. «Это было чисто православное общество, – писал один из его участников, – а М.А. Новоселов был идейным руководителем Православия в Москве». О роли Михаила Александровича среди «ищущих христианского просвещения» метко написал и В.В. Розанов:

«Суть связи этого кружка – личная и нравственная; высшее его качество – не выявляться, не спорить; печататься как можно меньше. Но взамен этого – чаще видеться, общаться; жить некоторою общею жизнью, или почти общею. Без всяких условий и уговоров они называют почти старейшего между ними, Мих. Ал. Новоселова, «авва Михаил». И хотя некоторые из них неизмеримо превосходят почтенного и милого М.А. Новоселова ученостью и вообще «умными качествами», Но, тем не менее, чтут его, «яко отца», за ясный добрый характер, за чистоту души и намерений и не только выслушивают его, но и почти слушаются его».

Церковная, духовно-аскетическая направленность «Кружка ищущих христианского просвещения» видна и по тому значению, которое придавалось его неформальным главой молитве, в том числе совместной и друг за друга. В письме к одному из своих соратников Михаил Александрович писал:

«Единомыслие же захватывает не так глубоко, и может ограничиваться только интеллектуальной сферой, не существенной (хотя и имеющей свою цену) в христианстве. Поэтому, всецело присоединяясь к намеченной Вами задаче – совместно работать над выяснением христианского веросознания в целях «внутреннего единения», я хотел бы подчеркнуть существенное значение молитвы (и благоговейного чтения Писания и творений подвижнических), как средства, ведущего к этой цели».

Это свое убеждение Новоселов всегда осуществлял в жизни. Как признавался он в другом своем письме:

«Со времени возникновения нашего «Кружка» я поминаю членов его, лучше сказать, собратьев своих, в ежедневной молитве. Кроме того, временами о каждом из них молюсь особо, испрашивая ему у Господа той милости, которая по моему рассуждению нужна ему преимущественно».

Яркой иллюстрацией церковно-общественной позиции Новоселова, а также свидетельством о его мужестве служит подготовленная им к изданию в 1912 г. брошюра «Григорий Распутин и мистическое распутство» (брошюра была запрещена и в свет не вышла), в которой он не только разоблачает влиятельного «лжестарца», но и упрекает священноначалие в малодушном попустительстве и молчании:

«Почему молчат епископы, которым хорошо известна деятельность наглого обманщика и растлителя. Где его святейшество, если он по нерадению или малодушеству не блюдет чистоты веры Церкви Божией и попускает развратного хлыста творить дело тьмы под личиной света?»

После большевистского переворота, не имея уже возможности заниматься изданием книг, Новоселов не оставил однако церковно-просветительской деятельности, а только изменил ее характер. Когда по благословению св. патриарха Тихона весной 1918 г. в Москве открываются Богословские курсы для мирян, Михаил Александрович принимает в их работе самое деятельное участие, предоставляет для занятий свою московскую квартиру, сам читает лекции о жизни и учении святых отцов Церкви.

В начале 20-х годов Новоселов проявляет себя как один из самых активных борцов с обновленческой лжецерковью. В 1922 г. в московских церковных кругах распространяется воззвание против «живоцерковников» под названием «Братское предостережение чадам истинной Церкви Христовой». Воззвание указывало на незаконность деятельности обновленческого Высшего церковного управления, призывало не оказывать ему поддержки и не иметь с ним никакого общения. Причастность Новоселова к составлению и изданию Воззвания не вызывала у покровительствовавшего обновленцам руководства ГПУ никаких сомнений, и 11 июля 1922 г. были подписаны ордер на обыск в его квартире и ордер на его арест. Однако нагрянувшие в ночь на 12 июня чекисты не застали Новоселова дома, обыск им пришлось совершать в его отсутствие. Сам же Михаил Александрович перешел с этого момента на нелегальное положение. Начался последний, исповеднический период его жизни, который увенчался мученической кончиной.

Одним из самых значимых итогов нелегального периода жизни М.А. Новоселова стали его «Письма к друзьям» (1922–1927). Конкретные адресаты Писем неизвестны, но круг их читателей был в те годы очень широким, они перепечатывались и переписывались от руки, в них находились ответы на животрепещущие вопросы церковной жизни, ими вдохновлялись на стояние в истинном православии, на жизнь по вере.

После появления в 1927 г. Декларации митрополита Сергия (Страгородского), в которой под видом внешней гражданской лояльности к советской власти на откуп этой власти отдавалась сама внутренняя церковная свобода, Новоселов вместе со своим давним учеником прот. Феодором Андреевым выступает в качестве идейного руководителя «иосифлян» – церковных последователей гонимого митр. Иосифа (Петровых)… И вскоре Новоселов оказывается едва ли не главным фигурантом по начатому НКВД делу о нелегальной церковной организации «Истинное Православие». Символично, что именно это дело стало последним делом земной жизни святого мученика. В конце 1928 г. он был арестован, в мае 1929 г. приговорен к 3 годам заключения (которое отбывал, как «особо вредный элемент» не в лагере, а в Ярославском политизоляторе), затем, находясь еще в тюрьме, он получает новый срок – 8 лет, в 1937 г. ему добавляют еще 3 года, а 17 января 1938 г. приговаривают к расстрелу. Расстрелян 20 января.

(Источник: Святой мученик Михаил Новоселов. «Какой ты Церкви? Избранные письма к друзьям». М.: Узкий путь, 2010.)

Святый мучениче Михаиле, моли Бога о нас!

Скачать новую икону св. Михаила в большом разрешении (10 Мб) можно здесь. Автор о. Антоний Гунин.

Читать еще:  Если ребенок не читает, надо ли его заставлять?

Публицист Михаил Новоселов – от толстовства к мученичеству

Новомученик Михаил Новоселов – от толстовства к мученичеству.

21 января Русская Православная Церковь чтит память мученика Михаила Новоселова, историка, публициста, почетного члена Московской Духовной Академии. Внук священника, в молодости он пытался создать собственную общину, живущую по учению графа Толстого. Затем вернулся в Церковь и стал православным миссионером. Он не скрывал, что отрицательно относится к советской власти и почти десять лет провел в заключении.

Михаил Александрович Новоселов происходил из старинного священнического рода Тверской губернии, но его отец увлекся либеральными идеями, священником не стал и сошелся со Львом Толстым.

Михаил, окончил историко-филологический факультет МГУ и вооружившись тезисом писателя о необходимости вернуться к природе и простому труду на земле, вчерашний студент, ожидающий назначения на место преподавателя в учительской семинарии, покупает в Тверской губернии участок с лесом, лес дарит крестьянам, а на земле создает общину.

Но через несколько лет выясняется, что жизнь в общине сама по себе не исправляет ни самого человека, ни окружающих его людей. Товарищи Новоселова по деревенскому быту мало-помалу начали отходить от него – стало очевидно, что силы и способности городских интеллигентов недостаточны для того, чтобы обеспечить устойчивое и самодостаточное хозяйство.

На отношения общинников накладывало отпечаток то, что у имения все-таки имелся хозяин – Новоселов, и получалось, что общинники работают на него.

И все-таки, даже будучи толстовцем, Новоселов оставался прежде всего христианином. Он оставался верным учению Толстого, пока сохранялась возможность верить, что центром этого учения остается сам Христос. Но чем дальше, тем отчетливее становилось Новоселову, что в центре учения Толстого стоит совсем не Христос (Которого писатель как-то в беседе даже назвал «пренеприятным господином»), а отвлеченная мораль, «механическая смесь буддизма, стоицизма и других «измов» с урезанной и искаженной нравственностью Евангелия, благодатный дух которого заменен иудейским законничеством».

В конце XIX века Михаил прекратил отношения с писателем из-за открыто выраженного, резкого неприятия Толстым божественности Христа.

Обретя истину в лоне Православной Церкви, Михаил посвятил ей всю свою кипучую деятельность: богословский кружок для соборного изучения Писания, издательская деятельность — все имело строго церковное и миссионерское направление. Его называли «идейным руководителем Православия в Москве».

С 1902 года им было издано вместе с единомышленниками тридцать девять книг основанной ими “Религиозно-философской библиотеки”, а также еще более двадцати специальных изданий. Первый выпуск его «Религиозно-философской библиотеки», позже назвал очень важным источником формирования своего мировоззрения митрополит Антоний Сурожский.

Михаил старался передать читателю вынесенное из творений святых отцов убеждение о том, что «разность православия и инославия заключается не в каких-нибудь частных недомолвках и неточностях, а прямо в самом корне, в принципе, что православие и инославие противоположны между собой так же, как противоположны себялюбие, жизнь по стихиям мира, ветхий человек – и самоотверженная любовь, жизнь по Христу, человек обновленный».

Несомненно, развитию таких взглядов способствовало и сближение Михаила Новоселова с прав. Иоанном Кронштадтским, старцами Оптиной и Зосимовой пустыни и священником Павлом Флоренским; один из старцев – игумен Зосимовой пустыни Герман стал духовником Михаила Александровича.

В 1912 году Михаил Александрович был избран почетным членом Московской духовной академии. Активный общественный деятель, участник религиозно-философского кружка и благотворительно-просветительского братства святителей Московских, председателем которого был известный издатель Ф. Д. Самарин.

В 1922 году после обыска, произведенного ОГПУ, перешел на нелегальное положение. Написал “Письма к друзьям”, богословскую работу, где старался отвечать на актуальные вопросы современной действительности. Из-за этих “подрывных” писем формально он и был арестован в 1929 году, чтобы больше уже не выйти на свободу.

Расстрелян 20 января 1938 года в вологодской тюрьме в возрасте семидесяти четырех лет.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских (как мирянин) на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года

Мученик Михаил Новосёлов

Мученик Михаил Новосёлов

«Старец, на лице которого мыслью и веселием светились голубые глаза» — так современники вспоминали публициста и духовного писателя, мученика Михаила Александровича Новосёлова.

Он родился в 1864-м году в верующей семье, получил хорошее образование. В юности Новосёлов прошел через увлечение идеями Толстого, был с хорошо знаком с писателем и пытался даже на практике воплотить его концепции. Так в 1888-м году, на полученные в наследство деньги, он основал в селе Дугино Тверской губернии земледельческую общину, которая просуществовала два года, после чего Новосёлов разочаровался в толстовских идеях и вернулся в православие.

Ещё до революции кого-то из современников восхищала, а кого-то раздражала «церковность» Михаила Александровича и его бурная миссионерская деятельность. В самом начале 20-го века Новоселов читает богословские лекции в Москве, водит творческую и личную дружбу с отцом Павлом Флоренским, отцом Сергием Булгаковым, Владимиром Соловьёвым. Особые отношения были у Новоселова с праведным Иоанном Кронштадтским, оптинскими и зосимовскими старцами. А философ Василий Розанов подписывает ему свою книгу «Опавшие листья» так: «Дорогому Михаилу Александровичу Новоселову, собирающему душистые травы на ниве церковной и преобразующему их в корм для нашей интеллигенции».

Михаил Александрович понимал, какие глубокие заблуждения бы­туют в среде образованного сословия. Это сподвигло Новоселова приступить в 1902-м году к изданию «Религиозно-философской библиотеки». Тонкие книжки «Библиотеки» в бледно-розовой обложке вскоре стали известны по всей России. До 1917-го года Михаил Александрович успел выпустить около шестидесяти книг, а также листки «Религиозно-философ­ской библиотеки».

Новоселов продолжил свою работу просветительскую деятельность и после революции — вплоть до своего ареста в 1929-м году.

Весной 1918-го года Михаил Александрович предоставил свою квартиру для занятий Богословских курсов, открывшихся с благословения Святейшего Патриарха Тихона. На этих курсах Новоселов преподавал и сам. Многое из того, что было подготовлено для занятий, затем было использовано Новоселовым в главном труде своей жизни — «Письмах к друзьям». Над этими статьями Михаил Александрович работал пять лет — с 1922-го по 27-ой год. «Письма к друзьям», посвященные самым актуальным вопросам церковной жизни, переписывались и многократно перепечатывались. Они были обращены ко всем православным. До читателей статьи Новоселова доходили в виде самиздата.

31-го декабря 1927-го года после всенощной и новогоднего молебна Михаил Александрович Новоселов начал свое двадцатое, последнее «Письмо к друзьям», такими словами: «. Из множества ударов, нанесенных Церкви в этом году, достаточно указать два: разгром Сарова и опустошение Дивеева. Нужно ли разъяснять, что потеряли православные русские люди с уничтожением этих обителей? Накренился и повис над бездной весь церковный корабль».

Но завершается это письмо, а с ним и вся книга Михаила Александровича Новоселова возвышенными словами: «Блажен, кто не отступит от Христа среди тяжких искушений, постигающих Церковь. воодушевляясь участием в Её всемирном торжестве, имеющем открыться по скончании мира».

В 1929-м году Новоселов был арестован. В 38-м — приговорен к расстрелу. Михаил Александрович Новоселов причислен к лику святых как мученик в 2000-м году.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector