0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Протопресвитер Александр Шмеман: Царство Божие здесь и сейчас

протопресвитер Александр Шмеман

Общая церковная история

Церковь, общество и государство

Труды на иностранных языках

протопресвитер Александр Шмеман (13.09.1921–13.12.1983)

Биография

Детские, юношеские и молодые годы

Протопресвитер Александр Шмеман известен верующим как проповедник, христианский мыслитель, автор ряда научных и научно-популярных богословских трудов.

Александр родился 13 сентября 1921 года, рос и воспитывался в довольно известной семье. Его родной отец, Дмитрий Николаевич, происходил из семьи государственного деятеля, сенатора Шмемана Николая Эдуардовича. Он верой и правдой служил своему Отечеству в лейб-гвардейском Семеновском полку.

Пожар февральской, а затем и октябрьской революций 1917 года, перевернувший политическую и социальную ситуацию в стране, вынудил его эмигрировать из России вслед за любимой супругой, Анной Тихоновной.

Семья Дмитрия Шмемана обосновалась в Эстонии. Здесь, в городе Ревеле, родился будущий протопресвитер Александр.

Пребывание на территории Эстонии продолжалось до 1928 года. Затем, Промыслом Божьим, семья перебралась в Белград; потом — во Францию, в Париж, где и осела.

С 1930 года Александр проходил обучение в Версальском кадетском корпусе. Здесь, помимо приобретения теоретических и практических знаний, он приобщался к ответственности, дисциплине и самодисциплине.

После выпуска из кадетского корпуса, состоявшегося в 1938 году, в 1939 году продолжил образование в лицее Карно.

На пути ко священству

Имея твёрдое намерение овладеть давно интересовавшими его богословскими знаниями, он решил поступить в Парижский Свято-Сергиевский православный богословский институт, что и было исполнено.

Основанный в 20-х годах (XX века) при активном участии представителей русского зарубежья, институт являлся одним из важнейших духовных и просветительских центров Православия во Франции и даже в Европе.

За время обучения Александр проявил себя как талантливый, целеустремленный студент. Много времени он проводил за книгами и душеполезными беседами. Стараясь постичь все обязательные к изучению дисциплины, особое предпочтение он оказывал истории Церкви.

Так он стал учеником А. Карташева, видного историка, известного общественного деятеля, эмигрировавшего из России по тем же причиинам, что и многие из его современников.

Карташев стоял у истоков создания Богословского института и был искренне предан науке. Под его мудрым и опытным руководством А. Шмеман составил и защитил кандидатскую диссертацию. Центральным предметом исследования этой работы стала Византийская церковная история.

В период с 1945 по 1951 год Александр Дмитриевич трудился в Свято-Сергиевском институте в должности преподавателя истории Церкви. Стремление глубоко преподать материал, сопровождаемое умением ясного и четкого изложения мысли, делали его объектом уважения как стороны студенческого коллектива, так и со стороны профессорско-преподавательского состава.

В январе 1943 года А. Шмеман связал себя браком с внучкой протоиерея Михаила Осоргина, Ульяной (Юлианой) Сергеевной. Брак получился счастливым. Их супружеский союз продолжался более сорока лет. В 1945 году Ульяна родила сына, Сергея. И дочерей: в 1944 дочь Анну, а в 1948 году Марию.

Диаконское и священническое служение

В 1946 году Александр Дмитриевич удостоился возведения в сан диакона, а некоторое время спустя — в звание священника.

С этого же года он стал трудиться на должности помощника настоятеля Православного храма святых Константина и Елены, располагавшегося в Кламаре.

Пастырскую и научно-преподавательскую деятельность отец Александр сочетал с деятельностью редактора издания «Церковный вестник».

В 1951 году решением церковного начальства определен настоятелем храма Рождества Богородицы. Храм находился в Пти-Кламаре. Известность отца Александра как пламенного проповедника, способствовала привлечению под своды церкви (помимо местных прихожан) жителей из других областей.

В том же, 1951-м году, переселился, вместе с женой и детьми, в город Нью-Йорк и занял место доцента в Свято-Владимирской семинарии в США, при кафедре литургики и церковной истории. В силу сложившихся обстоятельств и личного желания самого священника А. Шмемана Северо-Американская митрополия приняла его под свою юрисдикцию.

Высокий образовательный уровень и популярность способствовали присвоению ему звания почетного доктора церковных наук целым рядом учебно-образовательных учреждений: Нью-Йоркской Генеральной богословской семинарией, Бостонским богословским институтом Святого Креста, Истонским колледжем Лафайет.

В 1953 году отец Александр был возведен в звание протоиерея.

В 1959 году успешно защитил диссертацию на соискание докторской степени. Содержание работы отображало исследование в сфере литургического богословия.

В 1962 году ему был доверен ответственный пост руководителя Свято-Владимирской семинарии. На этом месте он проработал до конца земной жизни. За время его деятельности был предпринят ряд продуктивных мер, повысивших качество семинарского образования и уровень внутренней дисциплины.

Читать еще:  За что дали Нобелевку по химии в 2019 — ОБЪЯСНЕНИЕ

Кроме научной, пастырской и писательской деятельности, принимал участие в работе радио «Свобода», где вел специальную просветительскую религиозную программу.

С 1964 года состоял в членстве Митрополичьего совета. Пребывая на этом посту играл важную роль в формировании основ и признании автокефалии Православной Церкви в Америке.

В 1970 году по решению церковного руководства возведен в протопресвитера.

Смерть отца Александра наступила, когда он находился в Нью-Йорке, 13 декабря 1983 года.

Протопресвитер Александр Шмеман: Царство Божие здесь и сейчас

За неделю до Пасхи празднуется Вербное воскресенье, или Вход Господень в Иерусалим. Перед началом Страстной недели, посвященной воспоминанию о страданиях и смерти Христа, – светлый праздник, который и теперь, спустя почти две тысячи лет, остается ¬по-своему загадочным. Почему? Да потому, что событие это – торжественное вступление Христа в Иерусалим, восторженные толпы, встреча Его как царя восклицаниями «Осанна!» и, главное, тот факт, что Христос Сам захотел, Сам вызвал это торжество, – на первый взгляд противоречит всему, что мы знаем о Нем из Евангелия.

Ибо если чего избегал, от чего всегда уходил Христос на протяжении всего Своего земного служения, – это от внешнего успеха, от земной славы и власти. Апостол Павел определил земной облик Христа и образ Его служения словом «истощание», т.е. самоопустошение. «Христос, – говорит он, – истощил Себя, образ раба принял. В подобии человеческом был и смирил себя до смерти, смерти же крестной» (ср.: Флп. 2:7–8). Все христианское предание издревле применяло к Христу слова пророка Исаии о страдающем слуге Божием. Нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое. Он был презираем, и мы ни во что ставили Его (Ис. 53:2–4).

Но вот посреди всего этого смирения и самоумаления – слава, торжество, внешние признаки власти и господства! И многие столетия перед сумраком страстных дней вспоминают христиане это торжество. Внезапно поднимаются в переполненных храмах тысячи рук с вербами и зажженными свечами, и снова гремит, как тогда: «Осанна!»

Но как часто, празднуя, мы забываем о смысле праздника! Как все в нашей жизни легко и незаметно превращается в обычай, в обряд, над смыслом которых не принято слишком задумываться! Что происходит, когда поднимаем мы вербы, приветствуя смиренного Учителя, въезжающего в Святой Город на осленке? Из евангельского чтения праздника известно, что тогда потрясеся весь град (Мф. 21:10). А во мне, в нас, совершающих этот обряд, происходит ли какое-нибудь потрясение? Или, исполнив его, мы с чистой совестью возвращаемся домой? И не потому ли от христианства отошли и отходят миллионы людей, что все оно стало древним и непонятным обрядом, про который сами верующие не знают, зачем нужно его блюсти. Поэтому постараемся вспомнить, вникнуть, вглядеться в то, что было тогда, дабы узнать, что совершается, что может совершиться сегодня.

Христос провозглашал приближение Царства Божия. Что есть Царство Божие? Победа над злом, торжество добра, света и любви, полнота знания и радости, мир в Духе Святом. Это Царство всех тех, кто узнали и приняли в Христе возможность иной жизни – жизни, торжествующей над злом и ненавистью, над разделением и распадом, а напоследок – над самой смертью. Это Царство «жизни нестареющей» , это вечная радость знающих Бога и в Нем всем обладающих. И многие верили Христу, следовали за Ним, но все же не понимали Его учения о Царстве до конца. Им все казалось (как слишком многим кажется и теперь), что Христос говорит о нездешнем мiре, о том, что настанет в каком-то таинственном «после», а здесь и сейчас по-прежнему будут царить зло, грубая сила и ненависть, борьба «всех против всех». Ведь и сегодня враги религии говорят, что христианство всегда учило примирению со злом и несправедливостью в этом мiре, обещая блаженство в мiре будущем.

Ответ на все это – праздник Входа Господня в Иерусалим, светлое и радостное Вербное воскресенье. Люди того времени верили, что Иерусалим – Святой Город, где откроется Царство Божие, откуда начнется победа Бога. И Христос исполнил эту веру, как бы говоря: «Да, здесь и сейчас, на земле, в нашем времени и пространстве начинается победа света над тьмой, открывается Царство Божие!»
И вот Христос несколько часов был Царем на этой земле. И люди, такие же, как мы, встречали и принимали Его как Царя. О, они знали, конечно, что на смиренном животном восседает нищий Учитель. Они видели, как не похож Он на властителей, окруженных привычными символами земного могущества. Они понимали, наверное, что Его вход в Иерусалим был вызовом всем властям, что Царь этот воцарился без всякого насилия и устрашения, но только добром, только любовью, только обращением к сердцу человека. И потрясеся весь град, а вместе с ним потряслись основания всякой земной силы и власти. Словно кто-то произнес: «Разве это власть? Разве это сила? Не бойтесь, сила только в добре, власть только в любви, и нет, не должно быть другой силы, другой власти». И важнее всего то, что произошло это на нашей земле, в нашей истории.

Читать еще:  Посетители в реанимации: пускать или не пускать?

Вот почему, поднимая свои вербы и воспевая «Осанна», мы, в сущности, вновь приносим присягу верности единственному, ни на кого не похожему Царю царей. И, вопреки собственной слабости и маловерию, заявляем: «Да, мы хотим быть верными Царству добра и любви, мы обещаем все в нашей жизни проверять только им!» И только от нас зависит, сдержать это обещание или изменить ему.

Протопресвитер Александр Шмеман

Персональные сведения Публикации Радиоэфир

Александр Дмитриевич Шмеман (13 сентября 1921, Таллин, Эстония — 13 декабря 1983, Крествуд, Йонкерс, штат Нью-Йорк).

После краткого пребывания в Белграде перебрался в 1929 году в Париж. В 1930—1938 годах обучался в русском кадетском корпусе в Версале, а затем во французском лицее Карно[en], который окончил в 1939 году.

В 1945 году окончил Свято-Сергиевский православный богословский институт в Париже. Во время учёбы избрал своей специализацией историю Церкви, став учеником Антона Карташёва. Защитил кандидатскую диссертацию о византийской теократии. Учился также в Сорбонне.

22 октября 1946 года архиепископом Владимиром (Тихоницким) был рукоположён в сан диакона, а 20 ноября того же года — в сан священника.

В 1945—1951 годах — преподаватель церковной истории в Свято-Сергиевском православном богословском институте в Париже. В 1959 году в Свято-Сергиевском православном богословском институте защитил диссертацию «Введение в литургическое богословие» и стал доктором богословия.

В 1946—1951 годах — помощник настоятеля церкви святых равноапостольных Константина и Елены в Кламаре(Франция), редактор епархиального журнала «Церковный вестник». В 1951 году назначен настоятелем церкви Рождества Богородицы в Пти-Кламаре (Франция).

С 1951 году — доцент по кафедре церковной истории и литургики Свято-Владимирской духовной семинарии в США. Перешёл в юрисдикцию Северо-Американской митрополии. Почётный доктор церковных наук Греческого богословского института Святого Креста в Бостоне, Генеральной богословской семинарии в Нью-Йорке и колледжа Лафайет в Истоне. В 1953 году возведён в сан протоиерея. С 1960 года — профессор по кафедре литургического богословия этой семинарии. С 1962 года до конца жизни был её деканом (руководителем данного учебного заведения).

С 1964 года был членом митрополичьего совета Северо-Американской митрополии. Сыграл значительную роль в признании её автокефалии Русской православной церковью, что привело к её преобразованию в 1970 году в Православную церковь в Америке. В том же году был возведён в сан протопресвитера (высший сан белого духовенства).

Преподавал историю восточного христианства в Колумбийском и Нью-Йоркском университетах, в Соединённой духовной семинарии и Генеральной богословской семинарии в Нью-Йорке. В течение трёх десятилетий вёл религиозную программу на радио «Свобода».

В 1963—1979 годах являлся заместителем председателя Русского студенческого христианского движения (РСХД) в Америке, в 1979—1983 годах — председатель РСХД. Являлся членом православно-англиканского Содружества святого Албания и Святого Сергия.

Благочиние

Взрослым

Благотворительность

В эти послепасхальные дни невольно возвращаешься все к тому же вопросу: раз в этом неслыханном утверждении «Христос воскресе!» действительно вся суть, вся глубина, весь смысл христианской веры, раз, по слову апостола Павла, если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна (1 Кор. 15:17), то что означает это для нашей, для моей жизни здесь?

В эти послепасхальные дни невольно возвращаешься все к тому же вопросу: раз в этом неслыханном утверждении «Христос воскресе!» действительно вся суть, вся глубина, весь смысл христианской веры, раз, по слову апостола Павла, если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна (1 Кор. 15:17), то что означает это для нашей, для моей жизни здесь?

Ведь вот прошла еще одна Пасха, и снова была эта удивительная ночь, мерцание свечей, нарастающее волнение; снова были мы в лучезарной радости службы, которая вся состоит как бы из одной ликующей песни: «Ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя, да празднует убо вся тварь востание Христово, в немже утверждается».

Но вот проходит эта ночь, и из ее света мы возвращаемся в мiр, спускаемся на землю, снова вступаем в будничную, «реальную» жизнь. И что же? Все так же, как было, ничего не переменилось. И как будто ничто, решительно ничто на земле не имеет ни малейшего отношения к тому, что пелось в церкви. И в душу закрадывается сомнение: эти слова, прекраснее и возвышеннее которых нет на земле, — не иллюзия ли они? Их жадно впитывают сердце и душа, но холодный будничный разум говорит:
«Мечта, самообман! Две тысячи лет прошло, и где же их исполнение?» И Боже мой, как часто христиане опускают голову и давно уже и не пытаются свести концы с концами! «Оставьте нам, — как бы говорят они мiру, — эту последнюю драгоценность, последнее утешение и радость! Не мешайте нам в наших запертых храмах утверждать, что радуется и ликует весь мiр! Не мешайте нам, а мы не будем мешать вам строить этот мiр, управлять и жить в нем, как вам угодно».

Однако на последней глубине нашей совести мы знаем, что это малодушие, что этот минимализм, это внутреннее бегство несовместимы с подлинным смыслом и подлинной радостью Пасхи. Ибо Христос либо воскрес, либо не воскрес. И если воскрес, — а о чем же ином наше пасхальное ликование, вся эта светлым торжеством и победой пронизанная ночь? — если однажды в мiровой истории совершилась эта неслыханная победа над смертью, то тогда и вправду все изменилось, все обновилось в мiре, знают об этом люди или нет. Но тогда и на нас, радующихся и ликующих, лежит ответственность за то, чтобы и другие узнали, поверили, вошли в эту победу и эту радость.

Читать еще:  Доктор Евгений Комаровский. Что делать при ОРВИ и гриппе. Инструкция.

Древние христиане свою веру называли не «религией», а благой вестью и свое назначение видели в том, чтобы возвещать ее мiру. Древние христиане знали и верили, что воскресение Христово — не просто повод для ежегодного празднования, а источник силы и преображения жизни и поэтому то, что слышали на ухо, возвещали с крыш (см.: Мф. 10:27).
«Но что же я могу? — отвечает за меня мой трезвый, или, как говорят теперь, „реалистический“ разум. — Как могу я возвещать, свидетельствовать — я, бессильная песчинка, затерянная в массах?»

Но это возражение разума и так называемого здравого смысла — ложь, и, быть может, самая страшная и самая диавольская ложь современного мiра. Этот мiр каким-то образом убедил нас, что сила и значение всегда только у «масс». Что может один против всех? Однако именно тут, именно по отношению к этой лжи и должно раскрыться во всей своей силе основное утверждение христианства, его ни на какую другую не похожая логика. Христианство утверждает, что один человек может быть сильнее всех. И именно в этом утверждении — благая весть о Христе. Помните удивительные строчки из «Гефсиманского сада» Пастернака?

Он отказался без противоборства,
Как от вещей, полученных взаймы,
От всемогущества и чудотворства,
И был теперь, как смертные, как мы.
Вот образ Христа: Человек без всякой земной власти, одинокий, всеми оставленный — и побеждающий. И далее:
Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.
Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко Мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты.

«И может загореться на ходу. » Вот в этом «может загореться» заключен ответ на все сомнения «трезвого» разума. О, если бы каждый из нас, знающих пасхальную радость, слышавших о победе, поверивших в то, что неведомо для мiра, но для него и в нем совершилась эта победа; если бы каждый из нас, забыв о количествах и массах, эту веру и радость передал хоть одному человеку; если бы эта вера, эта радость тайно присутствовали и в самом незначащем разговоре, в наших -«трезвых» буднях, преображение мiра и жизни началось бы уже здесь, сегодня, сейчас. Не придет Царствие Божие приметным образом (Лк. 17:20), — сказал Христос. Да, ибо оно, Царство Божие, приходит в силе, свете и победе всякий раз, когда я, когда каждый верующий выносит его из храма и начинает им жить. И тогда мiр все время, каждую минуту «может загореться на ходу».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector