0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Протоиерей Владимир Воробьев: Когда повеяло духом свободы

Протоиерей Владимир Воробьев: «Мы живем в редкое время большой свободы, и ей нужно пользоваться»

Об актуальных проблемах православного пастырства, о вызовах, которые ставит перед священником современный мир, и пастырских возможностях, которые этот мир открывает, — в интервью с ректором Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета и настоятелем храма святителя Николая Мирликийского в Кузнецах протоиереем Владимиром Воробьевым.

— Отец Владимир, какие, на Ваш взгляд, самые актуальные на текущий момент проблемы православного пастырства?

— Пастырь должен помнить то, что написано на кресте: «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою» (1 Тим 4:12). Священник должен иметь огненную веру, хранить чистоту сердца, нравственную чистоту, быть любящим, молиться в своем сердце, быть готовым на подвиг.

Настоящее пастырское служение не может не быть подвигом самоотвержения, подвигом любви ко Христу и ближнему. Конечно, пастырство требует и аскетизма, и готовности отдать свою жизнь, свои силы, свое время на служение Церкви, на служение ближнему. Пастырь должен быть совершенно чужд всякой корысти, всяких денежных расчетов, стремлению к своей личной выгоде, своей карьере. Это мне кажется главным.

Во-вторых, пастырь должен быть готов заниматься пастырской деятельностью, которая состоит в индивидуальном душепопечении, быть открытым к любому, кого Господь к нему прислал. Быть готовым выйти на встречу и принять каждого человека с любовью, помочь ему.

Кроме того, он должен заботиться о своем стаде, о своей пастве в общем смысле слова. То, что священник должен формировать свое стадо, свою общину, современные пастыри часто, к сожалению, забывают и избегают этой деятельности. Она очень трудная, требует много сил, фактически забирает у священника всю его жизнь. Этой пастырской работы — создания церковной, евхаристической общины — очень не хватает в современной церковной жизни.

Вызовы современного мира

— Какие самые острые вопросы, так называемые вызовы ставит перед священниками современная жизнь?

— Прежде всего, это страшная нравственная деградация и связанная с ней потеря веры. Для того чтобы узнать Бога, нужно иметь чистое сердце: как сказано в заповеди блаженства, «Блаженны чистии сердцем, яко тии Бога узрят» (Мф. 5:8). А знание Бога, духовное знание и есть вера, в отличие от знания рационального и иррационального. И то неверие, которое сейчас все больше охватывает весь мир, связано с потерей чистоты. Человек, который не хранит чистоту, не способен узнать Бога, не способен его увидеть своим духовным взором, знание Бога делается недоступным для него. Это проблема сегодняшнего дня.

Конечно, это относится и к самим священникам. Если священник не ведет чистой в нравственном отношении жизни, то он тоже делается немощным в вере, теряет дерзновение, теряет живое знание Бога, живой контакт с Богом и уже не может священствовать как должно. И люди, которые приходят к священнику, тоже часто не готовы услышать Евангельские слова о Христе, о Боге, уж очень далеко ушло нравственное разложение. Они не воспринимают слова веры, Евангельские слова.

Во-вторых, сегодня мир уводит людей в виртуальную жизнь. Реальная жизнь подменяется неким индивидуалистическим существованием в этом виртуальном мире, общение между людьми тоже становится не настоящим, не живым, а виртуальным. Это калечит душу человека и делает ее мало способной к церковной жизни. Сейчас трудно проповедовать, а особенно трудно находить общий язык с современными молодыми людьми. Они очень часто уходят из Церкви, даже воспитываясь в вере с детства, если родители и духовники не сумели уберечь их от зависимости — компьютерной, наркотической или от какой-нибудь порнографии.

Такие трудности сегодня встречает священник в своем служении, и это еще не весь список.

Открытые возможности

Мы живем сейчас в редкое время большой свободы, и этой свободой нужно пользоваться. Конечно, в первую очередь это свобода проповеди и свобода в организации церковной жизни.

Сейчас есть много возможностей для создания церковной общины, которых при советской власти просто не было. Можно делать что хочешь: открывать православную школу, детский сад, устраивать паломнические поездки, проводить детские лагеря. Этими возможностями нужно пользоваться, более того — жизнь этого требует, потому что Церковь может противопоставить тлетворному влиянию современных искушений именно такую богатую, благодатную, радостную, счастливую общинную жизнь.

В Церкви человек получает то, чего не может получить нигде в миру: в церковной общине актуализируется христианская любовь, человек обретает семью, дом, радость. И это самое большое богатство. Если священник сумеет так устроить жизнь своих пасомых, тогда его храм будет наполнен людьми и все его добрые начинания будут с помощью Божией и с помощью его паствы осуществляться успешно.

Так что возможностей много — но делателей мало.

Что главное и с чего начать?

— На чем же в первую очередь должен акцентировать свои усилия священник?

— Священников не хватает для всего.

Конечно, главное призвание и миссия священника и главный его долг — это молитва, служить и быть пастырем.

Молодому священнику я бы не советовал погружаться сразу в душепопечение, в исповедь прихожан. Молодым священникам, которые со мной советуются, я обычно говорю не исповедовать первое время, а сначала войти в служение, в Литургию. Исповедь — это особое дело и требует от священника очень много опыта. Конечно, начинающему священнику можно исповедовать детей, может быть, с детей и следует начинать свою исповедальную миссию.

Читать еще:  Петр, митрополит московский. Святитель Петр (Могила), митрополит Киевский Святитель петр митрополит киевский

Но пастырское служение — это не только исповедь. Можно начинать с молодежи, с детей. Священнику уместно начать свое пастырство с воскресной школы (а может быть, и не только воскресной), с детских лагерей. Здесь от него потребуется как раз то, что он может дать — быть любящим, радостным, самоотверженным, быть для детей старшим братом или отцом. Постепенно дети будут расти и с ними будет расти опыт, и священник очень скоро почувствует, что может помочь кому-то и постарше, и понемногу войдет в полноту своего пастырства.

Потом общинная жизнь — это не только исповедь и попечение, хотя, конечно, полноценным пастырем может быть только тот, у кого есть духовные чада, кто уже создает покаяльную семью, общину. Но начинать можно не с этого, начинать можно с заботы о пасомых. Современным людям же очень трудно, в особенности многодетным семьям. Священник может организовать им помощь, и так постепенно войдет в душепопечение.

А если у него есть талант заниматься научной богословской деятельностью — это, конечно, слава Богу, таких богословов очень не хватает. Но это все-таки не прямое священническое служение. Наукой может заниматься и человек без сана, а служить Литургию без сана нельзя. Это неотменное служение стоит на первом месте, и с него нужно начинать сразу: только что рукоположенному священнику полагается пройти ежедневное служение Литургии в течение сорока дней. А раз священник служит Литургию, то к нему придут люди, которые захотят причащаться, и возникает евхаристическая община. О ней сразу же нужно прилагать свою заботу.

В наше время еще требуется много сил уделять заботе о немощных, о престарелых, одиноких, бездомных, о сиротах, о больных людях, и это тоже может делать молодой священник. Ходить в больницу, в тюрьму, в дом престарелых тоже будет очень хорошим началом пастырской деятельности.

Отец Алексий Мечев был духовником одного представителя дворянства, который захотел принять священный сан, отец Алексий его благословил. И ему как представителю дворянства сразу хотели дать настоятельство в большом храме. Но отец Алексий сказал: «Ни в коем случае, сначала пойди в больничный храм, послужи больным». И этот священник, отец Константин, довольно долго был больничным священником, а уже потом имел свою общину, свой приход. Так войти в пастырское служение очень хорошо.

Не бояться смерти

Все служения священника важны и выделять что-то одно было бы, на мой взгляд, неправильным. Но я бы подчеркнул, что священник в своем служении сам становится жертвой. Это, если хотите, неизбежная закономерность нормального священнического служения. Это может произойти явным образом — во времена гонений на Церковь, или просто в повседневной жизни, когда священник полностью всего себя отдает людям. Это закон жизни. Мир так устроен, что без жертвы ничто доброе не совершается.

Священник обязан это понимать и не должен бояться смерти. Он должен всегда быть готовым пожертвовать собой, потому что он носит в себе образ Христа. И горе священнику, если он забудет о своем призвании, о том, что он вступил на путь служения Богу, и начнет здесь собирать себе богатство, или искать власти, станет уподобляться людям, которые не знают духовной жизни, не знают духовного мира. Тогда горе ему — напрасно он воспринял дар священства. Дар, конечно, трудный и ко многому обязывающий, но в то же время — приносящий столько радости и утешения, столько любви Божий и людской, что настоящий священник никогда не пожалеет о выборе своего пути.

Протоиерей Владимир Воробьев: Когда повеяло духом свободы

О том, как праздновали Тысячелетие Крещения Руси, вспоминает протоиерей Владимир Воробьев.

— Отец Владимир, кому принадлежала идея проведения церковного юбилея в советской России?

— Идею празднования Тысячелетия Крещения Руси вряд ли можно авторизовать. Было совершенно очевидно, что юбилей будет отмечаться во всем мире, и, следовательно, проигнорировать его в России просто невозможно. Власти согласились на то, чтобы как-то отметить этот юбилей в СССР.

Согласование с правительством Советского союза произошло не сразу, и решение было принято не просто. Вторым шагом была передача Церкви и восстановление Данилова монастыря в Москве.

— Как коммунисты согласились на канонизацию Патриарха Тихона, которого они считали злейшим врагом советской власти?

— Канонизация Патриарха Тихона произошла удивительным образом. Руководство Политбюро дало на нее предварительное согласие, но в последний момент ЦК КПСС запретил проводить канонизацию святейшего Тихона. Патриархия ответила, что отменить канонизацию уже невозможно, и канонизация состоялась при закрытых дверях, сокращенным чином.

Патриарх Пимен был уже совсем немощным, больным, так что его еле-еле привезли в Троицкий собор Данилова монастыря, где собрался Священный Синод и какой-то избранный народ. Мне довелось там быть. По «телефонной мобилизации», из уст в уста весть о том, что должно произойти, распространилась по московским приходам. Услышав новость, все, кто мог, помчались в Данилов монастырь. Все было в обстановке секретности. Меня пустили в Троицкий собор.

Читать еще:  Крещение Господне: традиции и путь богоуподобления

Возглавлял канонизацию Патриарх Пимен. Был торжественно зачитан «Акт о канонизации», все присутствовавшие спели тропарь новому святому исповеднику Патриарху Тихону. Так состоялась прославление Патриарха Тихона. Канонизация святейшего Тихона стала победой Церкви.

— Сейчас это трудно представить — каким образом ЦК КПСС могло Церкви запретить или разрешить канонизацию святого?

— Тогда это было обычной ситуацией в жизни Церкви — нельзя было ступить ни одного шага без согласования с властью. Обычно согласование шло через «Совет по делам религий», но в некоторых случаях оно шло напрямую с ЦК.

— Что значит «напрямую»?

— Конечно, не генсек звонил Патриарху, но были люди, через которых могли передать волю Политбюро.

— Были какие-то последствия для Церкви со стороны компартии за то, что Патриарха Тихона канонизировали без ее разрешения?

— Я не знаю ни о каких последствиях, по-видимому, власти поняли, что лучше не раздувать скандал.

— Расскажите, пожалуйста, что вам лично запомнилось из событий тех дней?

— Центром торжеств была Божественная литургия в Даниловском монастыре. Патриарх Пимен был очень слаб, литургия совершалась под открытым небом. Съехались представители и главы поместных Церквей. Было очень торжественно, хотя погода была сумрачная. Богослужение транслировалось по телеэкранам, установленным на площади перед Троицким собором Данилова монастыря, поскольку народ заполнил всю площадь перед ним.

— Каковы итоги празднования Тысячелетия Крещения Руси, как вы видите их сегодня?

— Праздник Тысячелетия Крещения стал началом новой эпохи в истории Русской Церкви и в истории всего русского народа. Мы все видим, как сегодня празднуется 1025-летие Крещения Руси: в Киеве собрались Патриарх Московский Кирилл, митрополит Киевский Владимир, главы и представители поместных Православных Церквей, президент России Владимир Путин, главы других государств — это все прямые последствия того празднования. А ровно через два года будем праздновать тысячелетие кончины святого князя Владимира. Историческое событие, произошедшее четверть века назад, стало началом конца эпохи, ознаменованной гонением на Церковь, и началом возвращения ее в жизнь русского народа. Тогда повеяло духом свободы.

Протоиерей Владимир Воробьев: Когда повеяло духом свободы

О том, как праздновали Тысячелетие Крещения Руси, вспоминает протоиерей Владимир Воробьев

— Отец Владимир, кому принадлежала идея проведения церковного юбилея в советской России?

— Идею празднования Тысячелетия Крещения Руси вряд ли можно авторизовать. Было совершенно очевидно, что юбилей будет отмечаться во всем мире, и, следовательно, проигнорировать его в России просто невозможно. Власти согласились на то, чтобы как-то отметить этот юбилей в СССР.

Согласование с правительством Советского союза произошло не сразу, и решение было принято не просто. Вторым шагом была передача Церкви и восстановление Данилова монастыря в Москве.

— Как коммунисты согласились на канонизацию Патриарха Тихона, которого они считали злейшим врагом советской власти?

— Канонизация Патриарха Тихона произошла удивительным образом. Руководство Политбюро дало на нее предварительное согласие, но в последний момент ЦК КПСС запретил проводить канонизацию святейшего Тихона. Патриархия ответила, что отменить канонизацию уже невозможно, и канонизация состоялась при закрытых дверях, сокращенным чином.

Патриарх Пимен был уже совсем немощным, больным, так что его еле-еле привезли в Троицкий собор Данилова монастыря, где собрался Священный Синод и какой-то избранный народ. Мне довелось там быть. По «телефонной мобилизации», из уст в уста весть о том, что должно произойти, распространилась по московским приходам. Услышав новость, все, кто мог, помчались в Данилов монастырь. Все было в обстановке секретности. Меня пустили в Троицкий собор.

Возглавлял канонизацию Патриарх Пимен. Был торжественно зачитан «Акт о канонизации», все присутствовавшие спели тропарь новому святому исповеднику Патриарху Тихону. Так состоялась прославление Патриарха Тихона. Канонизация святейшего Тихона стала победой Церкви.

— Сейчас это трудно представить — каким образом ЦК КПСС могло Церкви запретить или разрешить канонизацию святого?

— Тогда это было обычной ситуацией в жизни Церкви — нельзя было ступить ни одного шага без согласования с властью. Обычно согласование шло через «Совет по делам религий», но в некоторых случаях оно шло напрямую с ЦК.

— Что значит «напрямую»?

— Конечно, не генсек звонил Патриарху, но были люди, через которых могли передать волю Политбюро.

— Были какие-то последствия для Церкви со стороны компартии за то, что Патриарха Тихона канонизировали без ее разрешения?

— Я не знаю ни о каких последствиях, по-видимому, власти поняли, что лучше не раздувать скандал.

— Расскажите, пожалуйста, что вам лично запомнилось из событий тех дней?

— Центром торжеств была Божественная литургия в Даниловском монастыре. Патриарх Пимен был очень слаб, литургия совершалась под открытым небом. Съехались представители и главы поместных Церквей. Было очень торжественно, хотя погода была сумрачная. Богослужение транслировалось по телеэкранам, установленным на площади перед Троицким собором Данилова монастыря, поскольку народ заполнил всю площадь перед ним.

— Каковы итоги празднования Тысячелетия Крещения Руси, как вы видите их сегодня?

— Праздник Тысячелетия Крещения стал началом новой эпохи в истории Русской Церкви и в истории всего русского народа. Мы все видим, как сегодня празднуется 1025-летие Крещения Руси: в Киеве собрались Патриарх Московский Кирилл, митрополит Киевский Владимир, главы и представители поместных Православных Церквей, президент России Владимир Путин, главы других государств — это все прямые последствия того празднования. А ровно через два года будем праздновать тысячелетие кончины святого князя Владимира. Историческое событие, произошедшее четверть века назад, стало началом конца эпохи, ознаменованной гонением на Церковь, и началом возвращения ее в жизнь русского народа. Тогда повеяло духом свободы.

Читать еще:  Выкидыш может быть нормальным и правильным биологическим процессом

Ахилла

Главное Меню
  • Главная
  • Новости
  • Протоиерей Владимир Воробьев: Если мы будем дезинфицировать лжицу, мы продемонстрируем наше маловерие

Протоиерей Владимир Воробьев: Если мы будем дезинфицировать лжицу, мы продемонстрируем наше маловерие

24 марта 2020 Ахилла

В декабре 2018 года протоиерей Владимир Воробьев, ректор ПСТГУ, отвечал на сайте «Пастырь» на вопрос «допустимо ли дезинфицировать лжицу?»:

«Наша Церковь учит, что никакие болезни через причастие Святых Христовых Таин не передаются. Мы это учение демонстрируем, можно сказать, каждый день, когда служим Литургию, и священник или диакон потребляет Чашу после того, как из нее причастились сотни людей. И я не знаю ни одного случая, чтобы кто-нибудь из-за этого заразился какой-то болезнью. И не только я, но и от других не слышал, чтобы такое было.

Если мы будем дезинфицировать лжицу, мы продемонстрируем наше маловерие.

Мне вспоминается история, как митрополит Кирилл (Смирнов), который, будучи епископом, викарием Санкт-Петербургской епархии, должен был освящать воду на Неве в день Богоявления. Но в это время была эпидемия то ли холеры, то ли какой-то другой тяжелой болезни, и ему дали предписание, чтобы он освящал воду не в реке, а кипяченую воду в каком-то баке. И владыка с явным неприятием этого не послушался, пошел и освятил воду в реке, и эту воду раздал всем. Потому что, если мы верим, что „днесь освящается естество“, если мы с верой молимся о том, чтобы Благодать Святаго Духа сошла на эту воду, то эта вера не совместима с мыслью о том, что теперь от этой воды все будут заражаться холерой.

Ни священник, ни епископ, никто из священнослужителей никогда не должен впадать в такое маловерие и демонстрировать его другим людям. А если мы будем показывать свое маловерие, то тогда люди тоже потеряют веру или уйдут от нас, и все».

Напомним, что в связи с распространением пандемии коронавируса Синод РПЦ издал инструкции по поводу причащения:

«Имея в виду, что принесение Бескровной Жертвы ни в коем случае не может быть отменено, ибо там, где нет Евхаристии, нет церковной жизни, а также что Святые Тело и Кровь Христовы преподаются во здравие как души, так и тела (..) — преподавать Святые Христовы Тайны с обтиранием после каждого причастника лжицы пропитанным спиртом платом (с регулярным обновлением пропитки) и окунанием затем ее в воду с последующей утилизацией воды согласно практике, предусмотренной при стирке платов».

Интересно, готов ли протоиерей Владимир публично обвинить свое священноначалие в маловерии или он уже изменил свою точку зрения.

19 марта на сайте ПСТГУ было опубликовано обращение протоиерея Владимира Воробьева в связи с эпидемией коронавируса:

«Дорогие братия и сестры!

Святейший Патриарх Кирилл и Священный Синод призвали всех нас общими усилиями препятствовать распространению эпидемии коронавируса, которая охватила уже многие страны мира.

В Священном Писании о подобной ситуации сказано: «Если Я… пошлю моровую язву на народ Мой, и смирится народ Мой, который именуется именем Моим, и будут молиться, и взыщут лица Моего, и обратятся от худых путей своих, то Я услышу с неба и прощу грехи их и исцелю землю их». (2 Парал. 7:13-14).

В дни болезней и общенародных бедствий православные люди всегда усердно просили помощи Божией, Церковь благословляла усилить пост и молитву, звала к покаянию, совершению добрых дел, призывала творить милостыню. Нынешнее испытание выпало на дни Великого Поста, и это поможет нашим молитвенным трудам и организации необходимых мер для предотвращения эпидемии в городе и на нашем приходе.

Всех прихожан, преподавателей, сотрудников и студентов призываю участвовать в общей молитве, которую каждый может читать в 9 часов вечера или в удобное для него время. Можно читать молитву о болящих или «Молебный канон Божией Матери, поемый во всякой скорби и обстоянии», или главу из Евангелия с просьбой о покаянии и прекращении эпидемии.

Можно молиться словами молитвы святителя Филарета Московского во время эпидемии холеры:

Господи! послушай земли, смиренно призывающей Твое пренебесное Имя, и отъими язву от России. Сохрани град сей и верою живущих в нем. Благослови плодоносящих и добродеющих во святых храмах Твоих! Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя! Аминь.

Прошу всех быть внимательными к своему здоровью и бережными по отношению к окружающим. В первую очередь, это касается пожилых людей старше 59 лет, которым нужно воздерживаться от посещения вечерних богослужений, но участвовать в них, слушая дома трансляцию. Приходить следует к Божественной Литургии, причащаться Святых Христовых Тайн и сразу же возвращаться домой.

При обнаружении любого недомогания (кашля, насморка, повышения температуры) необходимо строго воздерживаться от посещения всех богослужений.

В соответствии с указаниями документа «Об участии верных в Евхаристии» (опубликован на сайте patriarchia.ru), прошу тех, кто часто причащается и не имеет на совести тяжких грехов, довольствоваться благословением своего духовника на причастие, отложив подробную исповедь на благоприятное время».

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340 (Плужников Алексей Юрьевич)


Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector