1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Протоиерей Серафим Ган: Почитать нужно мучеников, а не их палачей

священномученик Серафим (Чичагов)

История Русской Православной Церкви

священномученик Серафим (Чичагов) (январь 1856–11 декабря 1937)

Биография

Святитель Серафим (в миру Чичагов Леонид Михайлович) происходил из известного аристократического рода, прославившегося в Русской истории выдающимися деятелями, в том числе военными, среди которых было два адмирала. Леонид появился на свет 9 января 1856 года, в городе Санкт-Петербурге.

Его отец, Михаил Никифорович, был полковником артиллерии, и по понятным соображениям желал сыну аналогичной карьеры. Между тем, когда Леониду было всего десять лет, отец умер, и все обязанности по содержанию и воспитанию сына (и трех его братьев) взяла на себя мать, Мария Николаевна.

Через какое-то время, движимая желанием устройства военной карьеры для своих сыновей, она определила Леонида и двух его братьев в Пажеский корпус – известное в то время в России военно-воспитательное заведение. За год до окончания обучения в Пажеском Корпусе Леонид получил звание камер-пажа, а окончив его в возрасте 18 лет, поступил в Артиллерийскую академию, после чего отправился на военную службу.

В 1877 году он оказался на Балканах, где участвовал в кровопролитных русско-турецких боях — на Шипкинском перевале, а также во взятии Телеша и Плевны. Мужество и героизм, проявленные Леонидом на войне, были отмечены боевыми наградами. Промысел Божий уберёг его от возможной смерти.

По возвращении с фронта в мирный Петербург он находился под столь сильным впечатлением от пережитого на войне, что написал по этому поводу несколько книг: о героизме русских солдат, о смысле жизни, о смерти. Кроме того, глубоко тронутый виденными им страданиями раненных бойцов, он приступил к изучению медицины, результатом чего явилось двухтомное сочинение «Медицинские беседы».

В 1878 году Л. М. Чичагов имел встречу со святым Праведным Иоанном Кронштадтским, великим светильником Русской земли. Тот разрешил ряд волновавших его жизненных вопросов и с тех пор стал ему духовным наставником.

8 апреля 1879 года, Леонид, будучи в возрасте 23 лет, связал себя брачными узами с Наталией Николаевной Дохтуровой, дочерью камергера. Как и положено православному, Леонид старался выстраивать отношения в семье на основах христианской морали и нравственности, эту же нравственность он стремился привить четырем своим дочерям.

В возрасте тридцати четырех лет, неожиданно для окружающих, он решил оставить воинскую службу и озвучил твёрдое желание посвятить свою дальнейшую жизнь служению Богу, став Православным священником. Эта новость ошеломила родных, не встретила сочувствия в семье. Даже горячо любимая супруга Леонида Михайловича воспротивилась воле мужа. Ей, светской даме, давно уже привыкшей к укладу аристократической жизни, весьма трудно было представить себя в роли какой-то попадьи. Тем более, что отношение аристократии к духовенству нередко выражалось даже и в пренебрежении.

Однако Леонид нашёл верное решение: он обратился за помощью к протоиерею Иоанну Кронштадтскому, который, собственно, и благословил его на подвиг священнического служения. Тогда праведный пастырь лично встретился с Наталией Николаевной и найдя подходящие к её сердцу слова убедил не противиться Промыслу Божию и принять выбор мужа. Наконец, она дала своё согласие.

15 апреля 1890 года Леонид Чичагов был отправлен в отставку, после чего вместе с семьёй перебрался в Москву. В доме на Остроженке, 37, где когда-то жил И. Тургенев, они прожили три года. В это время Леонид занимался серьёзным изучением богословских наук. В 1893 году, 26 февраля, он был рукоположен во диакона, а уже через два дня, 28 февраля, — в сан священника.

Первый год пастырского служения отца Леонида совпал с тяжелой болезнью супруги, в результате которой матушка Наталия умерла. Шёл 1895 год. Отец Леонид перевез её тело в Дивеево, и оно было предано земле на монастырском кладбище.

Через три года, после того как батюшка овдовел, он принял монашество. Тогда же он получил новое имя Серафим, в честь своего покровителя, великого святого земли Русской, Серафима Саровского. К этому времени его дочери повзрослели, старшей было уже 18 лет.

В 1898 году отец Серафим был определен для служения в Свято-Троицкую Лавру в Сергиевом Посаде. Надо сказать, что его отношения с братиями обители складывались не лучшим образом. Недавний аристократ, представитель высшего общества, да к тому же не имевший серьёзного монашеского опыта, вызывал у насельников, многие из которых имели простонародное происхождение, недоверие и казался им юродствующим барином.

Через год, стараниями близких друзей, удалось выхлопотать новое назначение. В результате отец Серафим перешёл в Суздальскую Спасо-Евфимиеву обитель. 14 августа 1899 года указом Святейшего Синода он был назначен её настоятелем, с последующим посвящением в сан архимандрита.

Здесь, помимо исполнения общих монастырских послушаний, по поручению начальства он занимался подготовкой документов, необходимых для канонизации Серафима Саровского, а в 1903 году ему предоставили право разработки церемониала грядущей канонизации с участием августейшей семьи. Надо сказать, что он справился с этой задачей безукоризненно: торжественная церемония прошла без сбоев и происшествий.

14 февраля 1904 года отец Серафим получил назначение на должность настоятеля Воскресенской Ново-Иерусалимской обители. А в апреле 1904 года он был рукоположен во епископа Сухумского.

Шли годы, надвигалось время страшных социальных потрясений, нравственных испытаний и катастроф: приближались революции 1917 года — Февральская и за нею — Октябрьская. В этот период святитель Серафим служил, волей Божьей, последовательно в четырех епархиях, а именно: в Сухуми, Орле, Кишиневе, Твери.

Осуществляя архипастырское служение и стремясь исполнять его с надлежащей ответственностью, отец Серафим открывал приюты, больницы, приходские советы. Одним из важнейших направлений его деятельности была борьба с заблуждениями, ересью, сектантством.

Вместе с тем, как отмечают историки, ему не удалось избежать некоторых острых ошибок. Так, будучи в Кишиневе, отец Серафим, увлекшись жаром политических волнений, проникся идеями сторонников «Союза русского народа» и влился в число его вдохновителей. Между тем это движение, вместо способствования укреплению Российской монархии, дискредитировало её.

Ни Февральская, ни Октябрьская революции не нашли сочувствия в сердце архиерея. Вскоре усилиями враждебно настроенных по отношению к нему представителей духовенства, при посредстве большевистских властей он был изгнан из Тверской губернии.

Стремясь отгородить святителя от вероятной расправы, Святейший Патриарх Тихон провёл на заседании Святейшего Синода решение о его назначении на кафедру Варшавскую и Привисленскую. Однако разгоревшаяся гражданская, а затем и советско-польская война отрезали путь в Польшу фронтами и сделали отъезд святителя к месту его назначения технически невозможным. Он остался в Москве. Здесь его навещали и ободряли родные и близкие.

В 1921 году святитель Серафим был подвергнут аресту и заточен в Таганскую тюрьму, которую покинул лишь в 1922 году. Затем ему опять предъявили обвинение в преступлениях против Советской Власти и приговорили к ссылке в Архангельскую область, где он провел около года.

По возвращении из ссылки архипастырь остановился в Москве. Через непродолжительное время, в апреле 1924 года, его вновь арестовали, обвинив в организации торжеств в честь прославления Серафима Саровского в 1903 году.

Стараниями Патриарха Тихона святитель Серафим был освобожден из-под стражи, но в Москве он оставаться не мог. После того как ему отказали в возможности поселиться в Серафимо-Дивеевском монастыре, он, раздосадованный, уехал в деревню Шуи, где его приняли с радушием в Воскресенский Феодоровский монастырь.

В 1927 году святитель Серафим, сердечно простившись с подвижницами, отправился на новое служение: митрополит Сергий, выступивший с нашумевшей тогда деклараций, частично поддержавшей государственную власть, была необходима помощь соратников. Весной 1928 года, страдалец, уже как митрополит Ленинградский и Гдовский, вернулся в родной ему город.

Достойно признания, что поддерживая митрополита Сергия, он не поддерживал его слепо и всецело, равно как не поддерживал и государственную политику, направленную против Бога и Его Церкви.

Нужно отметить, что святитель Серафим раздражал светские власти не только своим ревностным отношением к Православному богослужению, но и к широкой проповеди, что тогда признавалось за антисоветскую пропаганду. 1932 год ознаменовался массовым арестом священнослужителей, в том числе монашествующих. На фоне общего негативного отношения власти к священству возрастала угроза и в отношении владыки Серафима. К этому времени здоровье его пошатнулось. Все перечисленные факторы вкупе послужили причиной увольнения святителя на покой. Это случилось в октябре 1933 года.

Наступил кровавый 1937-й год. В сентябре владыку арестовали в очередной и последний раз. Не пощадили даже его старость — ему было 82 года. Ввиду того, что арестованный не мог самостоятельно ходить, его вынесли на носилках, а затем, на машине скорой помощи, перевезли в Таганскую тюрьму. 11 декабря, по приговору тройки НКВД, его расстреляли на печально прославившемся Бутовском полигоне.

Утверждают, что день смерти святителя Серафима был предсказан ему святым праведным Иоанном Кронштадтским, в словах: «Помни день трех святителей». Каждый раз в этот день святой Серафим готовился к смерти. Сообщается, что владыка встретил её не только как истинный воин Христов, мученик за веру, но и как подлинный офицер: не преклонив перед палачами главы, не замарав чести христианской и архипастырского достоинства.

Тропарь священномученику Серафиму, глас 5

Воинство Царя Небеснаго / паче земнаго возлюбив, / служитель пламенный Святыя Троицы явился еси, / наставления Кронштадтскаго пастыря в сердце своем слагая, / данная ти от Бога многообразная дарования / к пользе народа Божия приумножил еси, / учитель благочестия / и поборник единства церковнаго быв, / пострадати даже до крове сподобился еси, / священномучениче Серафиме, / моли Христа Бога // спастися душам нашим.

Кондак священномученику Серафиму, глас 6

Саровскому чудотворцу тезоименит быв, / теплую любовь к нему имел еси, / писаньми твоими подвиги и чудеса того миру возвестив, / верныя к его прославлению подвигл еси / и благодарственнаго посещения / самаго преподобнаго сподобился еси. / С нимже ныне, священномучениче Серафиме, / в Небесных чертозех водворяяся, / моли Христа Бога // серафимския радости нам причастником быти.

Протоиерей Серафим Ган: Почитать нужно мучеников, а не их палачей

© ООО «Яуза-пресс», 2008

© ООО «Издательство «Лепта Книга», 2008

© ООО «Издательство «Эксмо», 2008

Предисловие к новому изданию

Перед вами – новое издание учебника Закона Божия, составленного протоиереем Серафимом Слободским, впервые выпущенного в середине прошлого, XX столетия в Свято-Троицком монастыре (Джорданвилль) и снискавшего небывалую популярность. Суммарный тираж этой книги составляет уже не один миллион экземпляров. В нынешнем издании мы, полностью сохранив структуру и содержание книги, а также особый стильо. Серафима, дополнили некоторые естественно-научные сведения, приведенные автором в первых изданиях, но устаревшие или подвергшиеся уточнению учеными за последние 50–60 лет. Кроме того, в настоящем издании были частично переработаны главы, посвященные творению Богом мiра и Всемiрному Потопу, в соответствии с современным научным и богословским взглядом на эти проблемы, для того, чтобы дать читателю более четкое святоотеческое толкование происхождения мiра. Данное решение продиктовано тем, что в современной России в этом вопросе продолжает господствовать псевдо-научная эволюционная теория происхождения мiра, никак не совместимая с православным вероучением. Критике этой гипотезы в первоначальном тексте «Закона Божьего» не было уделено достаточно внимания, поскольку господство эволюционной концепции не представляло большой проблемы для прот. Серафима Слободского, жившего в эмиграции и первоначально писавшего для русских эмигрантов. Мы дерзнули восполнить этот пробел, ничего по сути не меняя, а лишь дополняя имеющиеся в книге сведения.

Читать еще:  Тружусь через «не могу»: почему трудоголизм – болезнь, а не достоинство

Кроме того, мы дополнили и информацию, касающуюся Туринской Плащаницы и схождения Благодатного Огня на Гробе Господнем, поскольку за время, прошедшее с момента первого издания «Закона Божьего», наука существенно обогатилась данными в этой области.

Необходимость иметь обширное пособие в преподавании Закона Божия диктуется современными, особенными, небывалыми условиями:

Во-первых, в подавляющем большинстве школ Закону Божиему не учат, а все естественные науки преподаются сугубо материалистически.

Во-вторых, большинство русских людей – как взрослых, так и детей и молодежи находится в окружении неправославной среды, среди различных вероисповеданий и сект. Все эти указанные условия и другие обстоятельства нашего трудного времени налагают на родителей, на всех воспитателей детей и особенно на преподавателей Закона Божия огромную ответственность. Кроме того, учебные программы постоянно модифицируют, и это не дает нам возможности ограничиваться простым (без всяких пояснений) рассказыванием событий Священной Истории, как это делалось раньше, в дореволюционное время, когда программы много лет оставались без изменений.

В наше время необходимо избегать рассказывать Закон Божий в форме наивной сказки (как говорят, «по-детски»), ибо в наше время Закон Божий нередко начинают изучать уже взрослые люди. Знания в области Закона Божия в примитивной форме, конечно, не могут удовлетворять всем запросам ума современных людей с высшим образованием. Если же рассказывать Закон Божий в виде сказки ребенку, то ребенок и поймет его, как сказку. Когда же будет взрослым, у него произойдет разрыв между учением Закона Божия и восприятием мира, как это мы и наблюдаем нередко в окружающей нас жизни. У детей, растущих в современных условиях и развивающихся быстрее, чем в предыдущих поколениях, часто возникают самые серьезные и мучительные вопросы, на которые многие родители и взрослые совершенно не в силах ответить.

Все эти обстоятельства выдвигают первостепенную задачу: дать в руки не только детям в церковной школе, но и самим родителям, преподавателям и воспитателям, а лучше сказать семье, школу Закона Божия. Для этого, как показывает практика, необходимо дать одну книгу, заключающую в себе все основы христианской веры и жизни.

Ввиду того, что многие из учащихся, может быть, никогда не возьмут в руки Св. Библию, а будут довольствоваться только одним учебником, то такое положение требует от учебника абсолютной правильности передачи Слова Божия. Не должно быть допущено не только искажения, но даже малейшей неточности в изложении Слова Божия.

Нередки подобные неточности, а порой и неправильности в передаче Слова Божия. Приведем несколько примеров, начиная с мелких. В учебниках часто пишут: «Мать Моисея сплела из тростника корзинку…» В Библии же сказано: «взяла корзинку из тростника и осмолила ее асфальтом и смолою». На первый взгляд это кажется «мелочью», но эта «мелочь» сказывается дальше уже в более крупном.

В большинстве учебников пишут, что Голиаф поносил, хулил имя Божие, когда в Слове Божием сказано так: «не филистимлянин ли я, а вы рабы Сауловы. сегодня я посрамлю полки израильские, дайте мне человека, и мы сразимся вдвоем»… И говорили израильтяне: видите этого выступающего человека? Он выступает, чтобы поносить Израиля»… И сам Давид свидетельствует, когда говорит Голиафу: «ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств израильских, которые ты поносил». Вполне ясно и определенно сказано, что Голиаф смеялся вовсе не над Богом, а над полками израильскими.

Но есть ошибки-искажения, которые явились роковыми для многих людей, например, повествование о потопе. В подавляющем большинстве учебников довольствуются сказать, что шел дождь 40 дней и 40 ночей и наполнил землю водою, покрыв все высокие горы. В самой же Св. Библии сказано совершенно иначе: «… в сей день разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились; и лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей»… «Вода же усиливалась на земле сто пятьдесят дней». А в следующей главе говорится: «… и стала убывать вода по окончании ста пятидесяти дней…» «в первый день десятого месяца показались верхи гор».

С предельной ясностью Божественное Откровение говорит, что потоп усиливался почти полгода, а вовсе не 40 дней. Затем вода стала убывать, и только на 10-й месяц показались верхи гор. Значит, потоп продолжался не меньше одного года. Это особенно важно и существенно знать в наше рационалистическое время, ибо и научные геологические данные это всецело подтверждают.

Или такой пример. Писатель Минцлов своею книгою «Сны земли» снова вызывает мучительные дни недоумений и сомнений. Дело в том, что Минцлов, описывая спор студентов петербургской Духовной Академии, устами студента Крестовоздвиженского говорит:

– Нельзя же закрывать глаза на достижения науки в исследовании Библии: она на три четверти фальсификация жрецов!

– Например, хотя бы история исхода евреев из Египта – Библия рассказывает, что они сами ушли оттуда, что войско египтян погибло вместе с фараоном Мернефтом в Чермном море, а недавно в Египте нашли гробницу этого самого фараона, и из надписей в ней видно, что он и не думал погибать нигде, а умер себе дома…»

Мы не намерены спорить с господином Минцловым, что фараон Мернефта есть именно тот фараон, при котором евреи вышли из Египта. Ибо это дело историков, тем более что в Библии не указано имя фараона. Но мы хотим сказать, что в этом вопросе господин Минцлов оказался совершенно несведущим, но одновременно с этим он, не задумываясь, смело бросает «яд» сомнения в достоверность Слова Божия.

В Священном Писании нет определенно точного исторического указания о гибели самого фараона. В книге «Исход», в которой находится историческое описание перехода Израильтян через Чермное море, в главе 14-й этой книги сказано следующее: «Погнались египтяне, и вошли за ними (израильтянами) в середину моря все кони фараона, колесницы его и все всадники его. И в утреннюю стражу воззрел Господьна стан египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан египтян; и отнял колеса у колесниц их, так – что они влекли их с трудом. И сказали египтяне: побежим от израильтян, потому что Господь поборает за них против египтян. И сказал Господь Моисею: простри руку твою на море, и да обратятся воды на египтян, на колесницы их и на всадников их. И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а египтяне бежали навстречу воде. Так потопил Господь Египтян среди моря. И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них».

Легенда православной Москвы: Памяти протоиерея Николая Дятлова

18 мая на 88-м году земной жизни отошёл ко Господу один из старейших клириков Москвы почётный настоятель храма святых мучеников Адриана и Наталии в Бабушкине протоиерей Николай Дятлов (1932–2020).

18 мая на 88-м году земной жизни отошёл ко Господу один из старейших клириков Москвы почётный настоятель храма святых мучеников Адриана и Наталии в Бабушкине протоиерей Николай Дятлов (1932–2020).

Существуют устойчивые и несколько избитые словосочетания: «человек-легенда» и «человек-эпоха». Когда провожают почтенных старцев, их используют очень часто. Сложно сказать, всегда ли это оправданно, но сегодня это более чем просто очевидно. Ушедший в Вечность замечательный московский батюшка – отец Николай Дятлов – свидетель нескольких эпох, в каждую из которых он показал веру и верность Русской Церкви. И без одного месяца 67 лет (!) самоотверженного служения Господу в священном сане.

Будущий пастырь родился 17 декабря 1932 года в селе Осташково Мытищинского района Московской области в благочестивой христианской семье простого русского ремесленника-сапожника. В тот самый год, когда в СССР была объявлена «безбожная пятилетка» с целью, как амбициозно поставил задачу главный советский богоборец (глава «Союза воинствующих безбожников») Емельян Ярославский (Миней Губельман), чтобы в советском государстве к 1 мая 1937 года было «забыто имя Бога».

Разумеется, у воинствующих безбожников ничего не вышло. Более того, именно в 1937-м в ходе всесоюзной переписи населения большинство граждан СССР бесстрашно указали в отнюдь не анонимных анкетах, что являются верующими. Однако крови — как в переносном, так и в практически прямом смысле — у духовенства и простых прихожан попили изрядно. К началу Великой Отечественной войны на территории РСФСР оставались действующими лишь около сотни храмов, а в живых и на свободе – только четыре архиерея Русской Церкви. Именно в тех страшных условиях рос и возрастал в вере младенец Николай Дятлов. Вот как впоследствии в одном из своих интервью батюшка описывал годы своего детства:

С 2-3 лет уже был в церкви, прислуживал в алтаре храма села Осташково. Наш дом находился близко от храма, который никогда не закрывался. Разумеется, его пытались закрыть, особенно в хрущёвское время. Придирались к тому, что у нас в общине нет 20 человек – все прихожане приезжали из разных сёл. Ко многим приходили и угрожали, что не будут платить пенсию, если они не подпишут бумагу для закрытия храма. Приходили и к нам, но моя тёща ответила: «Этого нет и не будет». Люди не поддались и отстояли свой храм.

А впереди была самая страшная в истории нашего народа война, которая принесла горе во все семьи, но остановила кровавый молох, едва не погубивший нашу поместную Церковь. Напротив, именно в годы Великой Отечественной она начала возрождаться, очень много сделав и для победы в той войне. Итогом этого стало то, что после войны возродились и главные православные духовные школы, в том числе Санкт-Петербургская (Ленинградская) духовная семинария, в которую Николай Дятлов поступил в 1950 году. А уже в июне 1953-го архиепископом Ярославским и Ростовским Димитрием был рукоположен в священный сан.

Читать еще:  Папа Хэм, его кошки и самый трогательный рассказ. Под звон колокола

Архиепископ Димитрий (Градусов). Фото: официальный сайт ЦАК Московской духовной академии

В те самые годы семью Дятловых постигло тяжёлое испытание: гибель отца. Но это испытание они перенесли подлинно по-христиански: мама батюшки приняла монашество. Вспоминая те годы, отец Николай рассказывал в интервью сайту Московского Северо-Восточного викариатства очень интересные факты:

В 1950-х годах отец работал в Мытищах. С ним случилось несчастье: он шёл из Пирогова по замёрзшей речке, не заметил полыньи и провалился под лёд. Так мама осталась одна. В 1954 году она тайно приняла монашество. Об этом никто не знал, и когда она умерла и мы отпевали новопреставленную монахиню Амвросию, все были в недоумении. А монашество ей посоветовала принять сама блаженная Матрона Московская. Мама была знакома с одной благочестивой женщиной Анной, которая знала блаженную. Мама входила в число тех людей, которые прятали блаженную Матрону по квартирам, помогали ей.

Священническое служение отца Николая было связано с несколькими храмами: церковью преподобного Сергия Радонежского села Татищев Погост Ярославской области (1953–1954) и храмом святителя Николая на Всполье Ростова Великого (1954), Феодоровским кафедральным собором Ярославля (1954–1960) и Казанским собором подмосковного города Дмитрова (1960–1973). В те годы отец Николай был духовным чадом и другом владыки Никодима (Ротова), учителем нашего нынешнего Святейшего Патриарха Кирилла. И таких интереснейших жизненных переплетений в жизни батюшки было очень много.

С 1973 года и вплоть до последних дней своей земной жизни отец Николай служил в московском храме святых мучеников Адриана и Наталии в Бабушкине. Этот храм, не закрывавшийся в советские годы, стал свидетелем мужества многих тысяч православных людей, сохранивших огонь веры в период гонений. Не закрывался, но однажды едва не стал раскольническим, чуть не был захвачен советскими раскольниками-обновленцами, одно время активно поддерживавшимися безбожниками. Об этом в 2016 году отец Николай рассказывал в интервью телеканалу Царьград:

«С Кубани приехал кандидатом в обновленческие епископы отец Михаил Кузнецов – одно время они хотели забрать наш храм. У нас сохранились и рипиды, и трикирий (предметы архиерейского богослужения. – Ред.) – всё приготовили для епископов обновленческих, но храм отстояли».

Слава Богу, храм отстояли, и в том числе его великую святыню, которая, как и святые мученики Адриан и Наталия, покровительствует христианскому браку, – Новодворскую икону Пресвятой Богородицы. Чудотворный образ, по молитве перед которым нередко разрешались жилищные проблемы, которые очень часто являются самым серьёзным испытанием для многих молодых супругов. Вот как отец Николай Дятлов рассказывал Царьграду об этой святыне:

Очень почитаемая. Особенно в квартирном вопросе помогает. Даже как-то владыка Пантелеимон (Шатов) был у нас и молился перед Новодворской иконой, чтобы помочь дочке с жилищной проблемой. Многие благодарят эту икону Божией Матери, и она на самом деле чудотворная, иногда у неё слезинки появляются, плачет. А плачет о чём она? О наших грехах плачет.

И сам отец Николай, вплоть до 2017 года остававшийся настоятелем этого дивного храма, а в последние годы его почётным настоятелем, всегда очень глубоко переживал о грехах своих многочисленных духовных чад. Умея и мудро обличить, наставить и утешить. И лично помочь, в том числе и материально. Очень трогательные и даже забавные воспоминания о батюшке оставил его многолетний прихожанин – замечательный православный журналист Александр Егорцев:

Прослышал как-то отец Николай, что я якобы собрался жениться. Призывает меня после службы, отзывает в сторонку. Из полы подрясника достает бумажку (не помню, кажется, 10 000 рублей) и суёт мне в руку:

— Саша, это тебе. На свадьбу пиджак себе купишь.

— Да как же так, отец Николай! — сопротивляюсь я. — Это не вы мне, а я должен вам нести деньги, жертвовать на храм!

— Возьми-возьми, не спорь, пиджак купишь.

Ну, чего-то там, женитьба Бальзаминова не состоялась, а подаренные отцом Николаем деньги я благополучно растрынькал.

Прошло ещё сколько-то лет, и решил я жениться уже по-настоящему. Поделился этой информацией как с близким с отцом Николаем. И тут – бац! А он мне снова засовывает в руку 10 000 рублей. И ровно тот же самый диалог между нами повторяется. На этот раз купил я всё же пиджак и даже свадьба состоялась. А потом и на первое причастие нашу дочку Настю к нему в храм понесли.

Словом, именно в таких жизненных эпизодах и был простой русский добрый пастырь отец Николай Дятлов. Клирик, собравший практически все возможные священнические награды, но при этом нисколько не возгордившийся. И до последних своих дней остававшийся тем, кем и должен быть православный священник (именно эти слова написаны на обратной стороне самого простого священнического наперсного креста, которые русские пастыри получают при рукоположении): «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою» (1 Тим. 4:12).

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, новопреставленному протоиерею Николаю, и сотвори ему вечную память!

из прп. Паисия Святогорца. Слова. Духовное пробуждение. Мученичество является торжеством.

Продолжение.
начало тут: http://filin-dimitry.livejournal.com/461732.html

Подлинный, настоящий христианин, даже если бы он знал, что в раю он будет страдать и мучиться, все равно жаждал бы в него войти. Не надо думать о том, что если мы переносим какое-то страдание здесь, на земле, то там, на небе, нам будет лучше. Надо оставить эти базарные расчеты. Мы хотим Христа.
(прп. Паисий Святогорец. Слова. Духовное пробуждение)


(Паисий Святогорец во время подвижничества на Синае, фото до 1964 года)

Мученичество и смирение

Тот, кто удостаивается стать мучеником, должен иметь многое смирение и очень любить Христа. Если человек идет на мученичество эгоистично, то благодать оставит его. Помните Саприкия, который уже достиг места казни и однако же отрекся от Христа? » Зачем вы привели меня сюда? » — спросил он палачей. » А что, — спросили его они, — разве ты не христианин? » — » Нет «, — ответил он. А был священником! Помысл говорит мне, что он пошел на мученичество не смиренно, а эгоистично. Он стремился к мученичеству не ради веры, не ради любви ко Христу, и поэтому Благодать оставила его. Ведь если человек ведет себя эгоистично, он не приемлет Благодати Божией. Естественно, что в минуту трудности он отречется от Христа.

— Геронда, мы часто повторяем, что в трудный момент испытаний Бог даст силу.

— Бог даст силу человеку смиренному, имеющему чистое сердце и доброе расположение. Если Бог увидит действительно доброе расположение, смирение, то Он даст силу многую. Итак, от расположения самого человека зависит, даст ли ему силу Бог.

— Геронда, вы сказали, что человеку должно иметь смирение и доброе расположение. Тогда получается, что можно иметь гордость и доброе расположение?

— Говоря о смирении, мы сейчас подразумеваем то, что человеку нужно иметь его, по крайней мере, по отношению к мученичеству. Можно иметь гордость, но в решающий момент сказать: » Боже мой, я горд; однако дай мне сейчас немного силы, чтобы я в мучении засвидетельствовал любовь к Тебе и искупил мои грехи «. И тогда, если человек расположен смиренно и идет на мучение с покаянием, Бог даст ему многую Благодать. Нельзя идти на мученичество с расположением гордым, с помыслом, что ты станешь мучеником, что будут написаны твое житие, служба и икона с нимбом.

Один человек попросил меня: » Помолись, отче, чтобы я достиг пятого неба «. — » Хорошо, — сказал я ему, — Апостол Павел достиг третьего неба [См.: 2 Кор. 12:2], а ты хочешь достичь пятого? » — » Ну а что же, — ответил он, — разве не написано, чтобы мы искали «больших «?[См.: 1 Кор. 12: 31] Ты только послушай, а! В таком случае, если человек идет на мученичество для того, чтобы иметь славу в раю, то ему лучше и не думать о мученичестве. Подлинный, настоящий христианин, даже если бы он знал, что в раю он будет страдать и мучиться, все равно жаждал бы в него войти. Не надо думать о том, что если мы переносим какое-то страдание здесь, на земле, то там, на небе, нам будет лучше. Надо оставить эти базарные расчеты. Мы хотим Христа. Пусть будет мученичество, пусть мы идем на него каждый день, пусть нас бьют ежедневно, и дважды, и трижды в день — нам нет до этого дела. Нам есть дело только до одного: быть со Христом.

— А может ли, Геронда, человек жить в ленности, а когда потребуется, со дерзновением исповедать Христа?

— Для того, чтобы такой человек пошел на это, в его сердце должны быть доброта, жертвенность. Потому я и сказал вам, что нужно возделывать в себе благородство, жертвенный дух. Один должен жертвовать собой ради другого. Помнишь святого Вонифатия и святую Аглаиду? [Святой мученик Ванифатий был рабом знатной римлянки Аглаиды и находился с ней в греховной связи] Там, в Риме, они вели скверную жизнь, но когда садились обедать, их ум устремлялся к бедным. Сначала они спешили накормить голодных, а уже потом ели сами. Несмотря на то, что они были порабощены страстям, в них была доброта и боль за бедных людей. В них была жертвенность, и поэтому Бог помог им. Аглаида, несмотря на свою греховную жизнь, любила святых мучеников и заботилась о их святых мощах. Она велела Вонифатию вместе с другими слугами из ее дома отправиться в Малую Азию для того, чтобы выкупить там, собрать и привести в Рим святые мощи мучеников. А будущий мученик, улыбаясь, сказал ей: » Если тебе привезут мои мощи, примешь ли ты их? » — » Не шути с этим «, — ответила ему Аглаида. Наконец святой Вонифатий достиг Тарса и, желая выкупить мощи мучеников, отправился в амфитеатр. Там, наблюдая за мучениями христиан, он был потрясен их выдержкой. Подбежав к ним и лобызая их узы и раны, Вонифатий просил их помолиться, чтобы Христос дал ему крепость прилюдно исповедать себя христианином. Итак, он мученичеством засвидетельствовал свою веру, его спутники выкупили его останки и перевезли их в Рим, где Ангел Господень известил Аглаиду о том, что произошло. Так и сбылось то, о чем, шутя, пророчествовал Вонифатий перед своим уходом из Рима. После этого Аглаида, раздав свое имение, прожила еще пятнадцать лет в подвиге и нищете и достигла святости [Память святых Вонифатия и Аглаиды совершается 19 декабря ст. ст.]. Видите, их жизнь сложилась так, что вначале они увлеклись страстями и сбились с верного пути. Однако в них был дух жертвенности, и Бог не оставил их.

Читать еще:  Великий пост 2020 года: Календарь питания по дням

Какая отвага была у святых

-Думаю, Геронда, что если бы я увидела колесо святой Екатерины, то умерла бы от страха!

— Если бы ты умерла еще до того, как тебя начали колесовать, то это было бы хорошо, это было бы благословением Божиим. Мука была бы, если бы тебя начали колесовать, а ты не смогла бы этого перенести. Мученики имели доброе расположение, Христос помогал им, и поэтому они переносили боль.
Какую же любовь ко Христу имели святые мученики, какую отвагу! Святая Соломония со своими семью чадами [Память святых мучеников Маккавеев совершается 1 августа ст. ст.] — один за другим замучены были все.
Святой Лонгин [Память святого мученика Лонгина сотника совершается 16 октября ст.ст.] устроил угощение для воинов, которые пришли его схватить, и принял их в свой дом. Пришедшие торопили его показать им Лонгина, чтобы отсечь ему голову, а он говорил им: » Я покажу вам его! » Когда он сказал им, что Лонгин это он и есть, то они заколебались, но святой убедил их исполнить порученное. И они усекли его главу. А какая выдержка была у святого Гедеона Каракальского [Память святого преподобномученика Гедеона Святогорца совершается 30 декабря ст.ст]. » Режьте руку, — сказал он палачам, — режьте и ногу, режьте и нос! Чтобы не многословить, режьте все! » Поразительно! Но для того, чтобы достичь этого уровня, человек должен не любить самого себя и любить Бога. Мать, спасая свое дитя, идет в огонь. Она не чувствует боли, потому что ее любовь сильнее, чем жжение пламени. Ее любовь к ребенку пересиливает боль. Насколько же сильнее боли должна быть любовь ко Христу!

Для святого, идущего на мученичество, его любовь ко Христу превосходит боль и нейтрализует ее. Нож палача был для мучеников нежнее скрипичного смычка. Когда разгорается любовь ко Христу, мученичество становится торжеством: в этот миг огонь прохлаждает лучше, чем купание, потому что его жжение теряется в жжении божественной любви. Сдирание кожи ощущается, как ласка. Божественное рачение захватывает сердце, захватывает голову, и человек становится сумасшедшим: он не чувствует ни боли, ни чего-либо другого, поскольку его ум находится во Христе и его сердце переполняется радостью. А сколькие святые шли на мученичество и переживали такую радость, словно шли на торжество! Святой Игнатий [Память святого священномученика Игнатия Богоносца совершается 20 декабря ст.ст.] бежал на место мучений и кричал: » Дайте мне претерпеть мучение, дайте мне быть съеденным зверями! » Такую радость, которую ощущал он, не переживал даже влюбленный юноша, который говорит: » Я хочу жениться на ней, и мне нет дела ни до матери, ни до отца! » «Безумие» святого Игнатия было больше, чем безумие влюбленного юноши.

Все святые ради любви ко Христу подъяли подвиг. Святые мученики пролили свою кровь. Преподобные отцы пролили пот и слезы и, подобно добрым знатокам лекарственных трав, поставили духовные опыты на самих себе, от любви к Богу и человеку — иконе Бога — они изнурили себя, чтобы оставить нам свои духовные рецепты. С их помощью мы предупреждаем зло или врачуем свою духовную болезнь и становимся здоровы. А если мы еще и потщимся с любочестием подражать им в подвигах, то можем даже достичь святости.

Но, конечно, все подвиги преподобных, посты, бдения и тому подобное, и даже страдания всех святых мучеников несравнимы со страданием Господа нашего, потому что Христос божественно помогал всем страдавшим ради Него, и боль каждого из них услаждалась от Его великой любви. Однако по отношению к Самому Себе Христос совсем не использовал Свою божественную силу и от многой любви к Своему созданию выстрадал Своим чувствительным Телом многую боль. Стать действительно человеком [не только внешне, но] и внутренне можно, лишь ощутив эту любовь Христа к человеку. Иначе ты будешь даже бесчувственнее, чем творения Божии, потому что, почувствовав страдание Господа, померкло солнце, будучи не в силах на это смотреть. И земля, увидев это, ужаснулась, а камни распались на части. И гробы потряслись настолько сильно, что возбудили от сна многих давно умерших и выпустили их вон выразить свое несогласие с тем, как неблагодарно отнеслись люди к Богу — своему Благодетелю и Избавителю

Монах и мученичество

— Геронда, если человек не занимается духовным деланием как подобает, то во время трудностей будет ли у него достаточно веры в то, что Бог поможет ему для того, чтобы призвать его на помощь? Или же мы успокаиваем себя помыслом, что во время испытаний Бог поможет нам только лишь для того, чтобы избежать труда приуготовления?

Надо готовиться. Если ты не сеешь, то как Бог благословит твои хлеба урожаем? Человек должен сеять, а Бог даст ему в соответствии с тем, что он сеет. И в армии говорят: » Будь готов! «

-Геронда, как нам готовиться?

— Когда считается, что человек приготовился к чему-то? Если войска находятся в состоянии боевой готовности, то солдаты постоянно готовы: они уже в сапогах, с автоматами, с патронами и ждут приказа.

— А сколько может продлиться это состояние боевой готовности?

— По-разному. Монах должен быть готовым всегда, и тогда он ничего не боится. Чего ему бояться? Смерти? Но она отворит для него райскую дверь, потому что под могильной плитой сокрыт ключ от вечности. Кроме того, монах, когда бы он ни умер, пребывает в покаянии. Его бегство из мира и его схима свидетельствуют об этом. Монах кается и затем переходит к тонкому духовному деланию. Насколько умножается любовь монаха к Богу и ближнему, настолько уменьшается его любовь к самому себе. И тогда вступает в силу то, о чем пишет Апостол Павел: » Ничто не может отлучить нас от любви Христовой » [См.: Рим. 8: 35].

Людей мирских мысль о мучениях вынуждает от страха прибегать к Богу и взывать: » Христе мой, Пресвятая Богородице! » — тогда как монах хочет всегда быть с Богом, потому что он любит Его. Многие из мирских делают добро, потому что боятся попасть в вечную муку. Монах же делает добро в благодарность, чтобы отблагодарить Бога, своего Благодетеля.

— Геронда, как мне осознать, что такое мученичество и подвижничество?

— Для того, чтобы немножко понять, что такое мученичество, хотя бы принимай с радостью презрение других. А если хочешь немного осознать, что есть подвижничество, то, если не можешь поститься сорок дней, как Христос, постись хотя бы среду, в которую Его предали, и пятницу, в которую Его распяли [Старец имеет в виду воздержание от пищи и воды в течение всего дня]. Те, кто хотят мученичеством засвидетельствовать свою любовь ко Христу, могут за отсутствием мученичества проявлять эту любовь, от которой они сгорают, в виде телесного подвига за горящие души усопших, чтобы те обрели немного упокоения. Подвижничество — это такое же торжество, как и мученичество, потому что [и в том и другом случае] человек избегает всякого человеческого утешения и обретает утешение божественное.

Святые мученики ощущали великую радость от того, что им давалась благоприятная возможность претерпеть мучения. С мученичества в духовной жизни начался аскетизм. Когда пришел к власти Константин Великий, он освободил христиан из темниц, где они (некоторые из них были изувечены) ожидали смерти. Мучения закончились. Но освобожденные очень огорчились, потому что, находясь в темницах, они ожидали своей очереди на мученичество, а теперь святой Константин Великий им все испортил. Они с радостью ожидали мученичества, а дождались свободы. И тогда — от любви к Богу и горевшего в них пламенного желания пострадать за Христа — они ушли из мира. И тем мучениям, которым подвергли бы их Диоклетиан и Максимиллиан, они в подвижничестве подвергали себя сами. Один шел и подвешивал себя за руки веревками на дереве: он молился с болью, но божественно радовался. Другой ради любви ко Христу связывал себя. » Так, — говорил, — меня связал бы Диоклетиан «. И, истязая себя таким образом, они испытывали великую радость. С этого божественного безумия, с этого божественного сумасбродства начали первые и ради любви ко Христу посвятили себя подвижничеству. Потом их подвигу стали подражать другие. Так в нашу веру вошел аскетизм. А третьи, самые «сумасбродные«, говорили: » Мы овцы Христовы! » — и питались только травой с земли. Это были так называемые «воски» [«Воски» — буквально «пасущиеся«. Архимандрит Херувим (Карамбелас) в своей книге пишет, что они, » согласно святогорскому преданию, являются самыми святыми монахами Горы и живут совершенно уединенно, будучи никому не известны. Согласно тому же самому преданию, последняя Литургия на земле будет совершена этими невидимыми двенадцатью. Их число всегда постоянно, потому что, если умирает один из них, его место занимает кто-нибудь из самых лучших монахов Святой Горы «. (Херувим (Карамбелас), архим. Из удела Божией Матери. Киев. 1998. С. 164)]. Они настолько сильно чувствовали благодеяния Божии и собственную ничтожность, что говорили: » Я, неблагодарное животное, всю жизнь буду питаться травой «. И они делали это. Их сердце взлетало от любви ко Христу. » Разве, — говорили они, — я ни Христово овча? Значит, буду питаться травой «. Но впоследствии это было запрещено Церковью, потому что охотники, принимая этих отшельников за диких животных, убивали многих из них.

Сегодня люди не могут понять этого, считают это безумием. » Зачем питаться травой, подобно животному? — говорят они. — Какой смысл в том, чтобы таким образом виснуть на веревках и истязать свое тело? «. Но помнишь, что говорит авва Исаак: » О, если бы Бог удостоил нас совершать такие бесчинства » [Авва Исаак Сириянин. Творения. Сергиев Посад. 1911. Слово 73. С. 370]. Дай же Бог достигнуть этого духовного «бесчинства» и нам.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector