0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Протоиерей Петр Скипетров – первомученик Петроградский

Священномученик Петр Скипетров (1863–1918)

протоиерей

Священномученик Петр родился 4 июня 1863 года в селе Станки Вязниковского уезда Владимирской губернии в семье священника Иоанна Скипетрова. После окончания Шуйского духовного училища Петр поступил во Владимирскую Духовную семинарию, которую окончил в 1884 году. В 1883-1884 годах Петр Иванович служил псаломщиком в одном их храмов во Владимире. 8 февраля 1884 года он обвенчался с девицей Антониной, дочерью иподиакона Исаакиевского кафедрального собора в Санкт-Петербурге Николая Заозерского.

18 февраля 1884 года Петр Иванович был рукоположен во диакона к Исаакиевскому собору; в 1886 году он поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию, которую окончил в 1890 году. В 1892 году он был рукоположен во священника к церкви во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при детском приюте принца Ольденбургского.

В 1898 году отец Петр был переведен в церковь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», что на Стеклянном заводе. Храм был возведен на месте явления чудотворной иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с грошиками. 23 июля 1888 года в главку часовни, где находилась икона, ударила молния и возник пожар. Когда огонь погас, все увидели, что икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» не только уцелела, но и обновилась. Кроме того, на иконе оказалось одиннадцать монеток, которые расположились овалом вокруг изображения Богоматери. Весть о необыкновенном явлении быстро облетела город, и в часовню потянулись толпы богомольцев; по молитвам верующих стало совершаться множество чудес. В 1893 году император Александр III пожертвовал землю, прилегавшую к часовне, и началось строительство храма, закончившееся в 1898 году.

Кроме приходского служения отцу Петру приходилось исполнять многие епархиальные послушания: с 1886 по 1892 год он преподавал Закон Божий в начальных Санкт-Петербургских училищах; с 1895 по 1897 год исполнял обязанности члена попечительства церкви святой мученицы царицы Александры при детском приюте великой княгини Александры Николаевны; с 1901 года был законоучителем в Громовском приюте преподобного Сергия; с 1907 года — следователем 5-го столичного благочиннического округа; с 1914 года — членом правления Санкт-Петербургской Духовной семинарии.

В 1912 году отец Петр был назначен настоятелем церкви во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». За ревностное и беспорочное служение он был возведен в сан протоиерея.

В начале января 1918 года большевистское правительство стало готовиться к изданию антихристианского декрета об отделении Церкви от государства. Известие об антицерковном содержании предполагавшегося декрета быстро дошло до верующих, и 10 января митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) направил советскому правительству письмо, в котором выразил свою тревогу по поводу содержания готовящегося декрета. В ответ Ленин потребовал от своих подчиненных скорейшей доработки текста декрета.

В то же время советское правительство распорядилось предпринять практические шаги по применению декрета, начав со столичной Александро-Невской Лавры. В субботу 13 января 1918 года во время поздней литургии в покои наместника Лавры епископа Прокопия (Титова) явился отряд матросов и епископу было заявлено, что все помещения в Лавре будут изъяты в пользу советских учреждений, сохранится только богослужение.

15 января на имя епископа Прокопия пришло распоряжение комиссара наркомата призрения Коллонтай, — одной из известных блудниц в большевистском правительстве, пропагандировавшей идею публичного разврата, — что все помещения и капиталы Лавры будут реквизированы.

16 января назначенный большевистским правительством комиссаром Лавры Иловайский потребовал от наместника сдачи всего лаврского имущества. Епископ Прокопий отказался исполнить беззаконный приказ. 17 января представители от братии Лавры начали вести переговоры с Коллонтай, но она категорично заявила, что отменить предполагаемого захвата Лавры не может.

19 января (1 февраля) в начале второго часа дня в Александро-Невскую Лавру прибыл комиссар Иловайский в сопровождении двенадцати солдат и пяти кронштадтских матросов. На соборной колокольне звонари ударили в набат, на него отозвались колокола ближайших церквей — Борисоглебской, Знаменской и Скорбященской. Отовсюду к Лавре стал стекаться народ. Иловайский арестовал епископа Прокопия. В это время в келье наместника находились четыре монаха, члены лаврского совета. Епископ Прокопий был выведен из кельи и заключен под стражу в одном из помещений Лавры, а к четырем монахам была приставлена стража из четырех красногвардейцев. Иловайский вышел во двор Лавры, где его тут же окружила разъяренная толпа, и дело, вероятно, могло бы окончиться расправой над ним, если бы не находившиеся рядом монахи, которые стали успокаивать народ, а затем один из монахов, загородив собой комиссара, провел его окольной тропинкой к солдатам прожекторной команды, располагавшейся в одном из зданий Лавры. Одновременно с Иловайским покинули Лавру и красногвардейцы.

Вскоре на помощь захватчикам прибыл из Смольного грузовик с красногвардейцами, вооруженными двумя пулеметами. Этот отряд снова возглавил Иловайский. Пулеметы были поставлены на лаврском дворе напротив храма в честь Сошествия Святого Духа. Все это время продолжал звучать лаврский набат. По звонарям было сделано несколько залпов, но набат продолжался. Тогда Иловайский с красногвардейцами вошли в наполненную богомольцами церковь. Иловайский, узнав, где вход на колокольню, поднялся наверх и, угрожая оружием, согнал с колокольни звонарей. Красногвардейцы внизу стали изгонять из Лавры богомольцев. Раздалось несколько выстрелов. Один из богомольцев был ранен.

В это время к Лавре направился протоиерей Петр Скипетров, намереваясь пройти к митрополиту Вениамину. В воротах Лавры священника встретил его сын и стал уговаривать, ввиду могущих быть беспорядков, не идти далее, но отец Петр не обратил на это внимания и направился к главному входу в покои митрополита. Увидев, что его путь преградили несколько вооруженных красногвардейцев, которые пререкались с женщинами и угрожали им оружием, отец Петр вступился за женщин и стал увещевать красногвардейцев не производить насилия над верующими и укорять их за издевательство над народными святынями. Один из красногвардейцев направил револьвер на священника и в упор выстрелил ему в лицо. Пуля попала в нижнюю челюсть и прошла в шею.

Отец Петр, потеряв сознание, упал, и тут же подоспевшие люди уложили его на носилки и перенесли в лаврскую больницу. Положение раненого, однако, было настолько тяжелым, что он был отправлен в лазарет, находившийся на Невском проспекте неподалеку от Лавры. Там его посетила супруга, а затем митрополит Вениамин, который благословил смертельно раненого священника. Отец Петр открыл глаза, узнал митрополита, но уже что-либо сказать не мог. Несмотря на усилия врачей, состояние здоровья священника к 10 часам вечера резко ухудшилось, и в 10 часов 45 минут протоиерей Петр скончался.

21 января 1918 года тело убитого священника было перенесено в Скорбященскую церковь. В выносе тела и совершении заупокойной всенощной участвовал митрополит Вениамин с викариями и многочисленным духовенством. 21 и 22 января у гроба отца Петра побывали тысячи людей и непрерывно служились панихиды «об убиенном за веру православную рабе Божием прото­иерее Петре».

Тело убитого священника предполагалось похоронить рядом со Скорбященской церковью, где он служил много лет, но вечером 21 января в местный комиссариат были вызваны священник, исполняющий обязанности настоятеля Скорбященской церкви, церковный староста и председатель церковного совета; им было вручено в письменном виде распоряжение властей не хоронить покойного вблизи храма, так как неподалеку протекает Нева и может произойти загрязнение воды. Узнав об этом распоряжении, митрополит Вениамин благословил похоронить протоиерея Петра на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.

На следующий день, 22 января, в Скорбященской церкви состоялось отпевание убиенного протоиерея. Служение литургии и отпевание возглавил митрополит Вениамин, ему сослужили епископы Прокопий и Артемий* и двадцать пять священнослужителей Петрограда. После отпевания гроб с телом убитого священника по благословению митрополита Вениамина был пронесен по тому пути, которым шел отец Петр к мученическому венцу в последний день своей жизни. В Троицком соборе Лавры была отслужена панихида, а затем лития на том месте, где пролилась кровь священника. Протоиерей Петр Скипетров был погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.

В статье, опубликованной сразу же после похорон пастыря, профессор Александр Бронзов** писал: «. По крайней мере, не забудем, не должны забыть данного им его мученическою кончиною всем нам урока! Будем же учиться у него, как и нам жить, как и нам смело и безбоязненно проповедовать Христа, Его слово правды. Будем поддерживать в себе, подобно ему, искорку божественную, чтобы не превратиться нам в существ, думающих только об одном материальном, об одном Молохе.

Для нас личности, подобные отцу Петру, всегда будут светлыми маяками, одно воспоминание о которых всегда благотворнейшим образом станет действовать на нас и будет охранять нас от ошибок, от слабости, от падений. »

* Артемий (Ильинский), епископ Лужский, викарий Петроградской епархии.

Читать еще:  Юлия Самойлова: Не у каждого есть силы, чтобы воспитать дух

** Бронзов Александр Александрович (1858-1919), духовный писатель. Обучался в Новгородской ДС и СПбДА, был преподавателем Курской ДС и СПбДС. С 1894 г. состоял профессором СПбДА по кафедре нравственного богословия. Опубликовал около 950 статей, в основном по вопросам этики. Сочинения: «Аристотель и Фома Аквинат в отношении к учению о нравственности»; «Прп. Макарий Египетский. Его жизнь и мировоззрение» (докторская и магистерская диссертации, 1899); переводы прп. Иоанна Дамаскина и свт. Иоанна Златоуста.

Тропарь, кондак, величание священномученика Российского XX века

Тропарь, глас 3

Церкве Русския столпе непоколеби­мый,/
благочестия правило,/
жития евангельскаго образе,/
священномучениче (имярек),/
Христа ради пострадавый даже до крове,/
Егоже моли усердно,/
яко На­чальника и Совершителя спасения,/
Русь Святую утвердити в Православии//
до скончания века.

Кондак, глас 2

Восхвалим, вернии,/
изряднаго во святителех (или священницех)/
и славнаго в мученицех <имярек),/
Православия побор­ника и благочестия ревнителя,/
земли Русския красное прозябение,/
иже стра­данием Небес достиже/
и тамо тепле молит Христа Бога//
спастися душам на­шим.

Величание

Величаем тя,/ священномучениче <имя­рек),/
и чтим честная страдания твоя,/ яже за Христа/
во утверждение на Руси Право­славия// претерпел еси.

В 1884 г. был определен на должность иподиакона Исаакиевского собора при
митрополите Новгородском и Санкт-Петербургском Исидоре. Тогда он познакомился
с Антониной Николаевной Заозерской, дочерью Н. М. Заозерского, иподиакона,
служившего при кафедре митрополита Новгородского, Петербургского и Финляндского
Исидора, которая вскоре стала его супругой.
8 февраля 1884 г. произошло венчание Петра Ивановича и Антонины Николаевны
Заозерской в церкви общины Святого Георгия на Выборгской стороне.
Так о. Петр вступил в родство со священническими родами Заозерских, Орнатских
и Сергиевых

В Духовной Академии он специализировался в области Нравственного Богословия.
Его кандидатская диссертация была на тему: «Нравственное мировоззрение Иннокентия,
архиепископа Херсонского и Таврического».
Одновременно с началом обучения в Академии вел преподавательскую деятельность,
был определен на должность законоучителя начальных городских училищ.

19 января 1918 г. в Александро-Невскую Лавру прибыл отряд матросов и красногвардейцев с распоряжением о конфискации имущества, подписанным комиссаром г-жой Коллонтай. Отказавшись отдать лаврское достояние, митрополит Вениамин и наместник Лавры епископ Прокопий были арестованы вместе со всем духовным собором Лавры. Набат и призывы спасать церковь привлекли множество народа, и красногвардейцы вынуждены были бежать. Однако вскоре вернулись и, грозя начать стрельбу, пытались выгнать монахов из обители. Народ не расходился, а престарелый протоиерей Петр Скипетров, настоятель церкви, обратился к насильникам с горячим пасторским увещеванием, просил их остановиться, не осквернять святыни и не причинять зла безоружным людям. В ответ раздались выстрелы, священник был смертельно ранен.

4 июня 1863 — родился в селе Станки Вязниковского уезда Владимирской губернии в семье священника Иоанна Скипетрова.

1877 г. — окончил Шуйское духовное училище.

1884 г. — окончил Владимирскую Духовную семинарию.

18 февраля 1884 г. — рукоположен в сан диакона.

1886-1890 гг. — учеба в Санкт-Петербургской Духовной Академии.

1892 г. — рукоположен во иерея.

1912–1918 гг. — настоятель Радосте-Скорбященсой церкви при Стеклянном заводе.

1894–1900 гг. — законоучитель в приюте великой княгини Александры Николаевны.

1900–1917 гг. — законоучитель в Громовском детском приюте.

1892–1917 гг. — законоучитель в приюте принца Ольденбургского.

19 января (1 февраля) 1918 г. — убит большевиками.

  1. Прибавления к Церковным ведомостям. Петроград, 1918. № 2. С. 82-90; № 5. С. 214.
  2. Астраханские епархиальные ведомости. 1918. № 1.
  3. Газета «Знамя Христа». 1918. № 3-4. Газета «Раннее утро». 1918. 19 января.
  4. «Голос свободной Церкви». Церковно-общественная газета. Рязань, 1918. № 6.
  5. Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. М., 1994. Репр. воспр. изд. 1949-1957гг. (Джорданвилль). Ч.1. С.183.
  6. Московский церковный вестник. 1993. N 4.
  7. Цыпин В., прот. История Русской Церкви, 1917-1997. Т.9. М., 1997. С.49,53.
  8. Обидин Д. Первый новомученик — уроженец Вязников// Новая Вязниковская газета. 1997. 29 октября.
  9. Вигилянский Л. Жизнь, отданная за веру// Маяк. Вязники, 1998. 22 октября. N 106(13176).
  10. Вигилянский Л. Жизнь, отданная за веру// Маяк. Вязники, 1998. 24 октября. N 107(13177).
  11. Церковный вестник. СПб., 2000. № 4. С. 20-27.
  12. Священномученик протоиерей Петр Скипетров (1863-1918)// Церковный вестник. Ежемесячное издание Санкт-Петербургской епархии. 2002, N3. С.11-13.

Протоиерей Петр Скипетров – первомученик Петроградский

1 февраля (19 января ст.ст.) Русская Православная Церковь чтит память священномученика Петра Скипетрова. Протоиерей Петр стал первым священником в Петрограде, погибшим от рук богоборческой власти. В 1918 году на пороге епархиального управления он вступился за женщин, оскорбляемых красноармейцами, и был убит выстрелом в голову.

Красноармейцы в Лавре

В начале 1918 года в Петрограде резко усилилась антицерковная кампания. Одним из проявлений большевистского «наступления» на Церковь стала попытка закрытия Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры.

13 января (ст.ст.) 1918 года Народный комиссариат государственного призрения под руководством А. Коллонтай издал распоряжение о реквизиции жилых помещений Лавры и покоев митрополита для своих нужд. Объявлялось, что здания будут переданы под богадельни и приюты. Тем самым новая власть провоцировала насельников Лавры — в самом деле, согласятся ли «жирующие» в центре города монахи «поделиться с инвалидами»?

Во исполнение этого приказа, уже 19 января в Лавру прибыл комиссар Иловайский в сопровождении матросов и красноармейцев. Комиссар зашел в кабинет к митрополиту Петроградскому Вениамину(Казанскому, священномученику) и потребовал, чтобы тот немедленно освободил Митрополичий корпус. Владыка возразил, сказав, что будучи митрополитом, избранным на эту кафедру, считает своим долгом охранять лаврское имущество, что это имущество принадлежит обществу православных людей… «А если, — сказал митрополит, — нужны какие-то помещения для благотворительности, то для этого не нужно предъявлять таких требований».

В ответ комиссар повторил требование и пригрозил владыке силой. Далее он направился к наместнику Лавры, епископу Прокопию (также священномученик). Иловайский потребовал от епископа сдать ему все лаврское имущество: вещи, капиталы и помещения. Епископ Прокопий категорически отказался выполнить это требование. Тогда владыку арестовали, отвели в келью и поставили караул.

В этот момент в Лавре раздался колокольный звон. Прихожане, узнавшие, что красноармейцы пришли закрывать храмы, сами стали звонить с колокольни во все колокола. Народ стал стекаться в Лавру. Увидев огромную толпу, Иловайский вышел к людям, стал угрожать им револьвером и требовать, чтобы все разошлись.

В толпе стали раздаваться крики: «Православные, спасайте церкви!» В адрес комиссара послышались угрозы, его окружили со всех сторон. Толпа быстро обезоружила матросов, сбила с ног комиссара. Дело грозило окончиться самосудом. Тогда жизнь Иловайскому спасли лаврские монахи. Они заслонили комиссара своими телами и вывели его через Тихвинское кладбище из Лавры.

Когда монахи увели Иловайского, остальные красноармейцы, побросав оружие, разбежались. А толпа, состоявшая в основном из женщин, направилась в келью к епископу Прокопию и освободила его (солдаты, охранявшие келью, испугались за свою жизнь и попросили монахов, чтобы они их тоже тихонечко вывели из Лавры, что те и сделали). Освобожденный епископ Прокопий и монахи Лавры направились в Свято-Троицкий собор служить благодарственный молебен у мощей святого благоверного князя Александра Невского.

Как раз в этот момент на территории Лавры оказался протоиерей Петр Скипетров.

Отец Петр

Отец Петр был потомственным священником, выходцем из Владимирской губернии. Его переезд в столицу, по всей видимости, устроил брат Михаил, который служил в Петербурге чиновником по военно-морскому ведомству. Именно Михаил познакомил священномученика Петра с его будущей невестой.

Супруга отца Петра Антонина была дочерью иподиакона Исаакиевского собора Николая Заозерского. Ее родная сестра была замужем за известным петербургским священником отцом Философом Орнатским (с 1913 года — настоятель Казанского собора в Санкт-Петербурге, в 1918 году вместе сыновьями Николаем и Борисом был расстрелян красноармейцами; в 2000 году все они также были канонизированы в лике новомучеников).

Через супругу отец Петр вступил в родство со священническими родами Заозерских, Орнатских и Сергиевых. В семье отца Петра родилось семеро детей. На момент гибели отца Петра большинство было уже взрослыми.

Вскоре после женитьбы Петр Скипетров занял место своего тестя в качестве иподиакона Исаакиевского собора. В 1890 году он закончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию, стал кандидатом богословия. В 1892 году был рукоположен во иерея.

С 1912 года отец Петр Скипетров служил настоятелем церкви во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» за Нарвской заставой.

Оставить верующих в покое…

Накануне днем в Скорбященскую церковь на Обуховском проспекте, где служил отец Петр, поступил телефонный звонок из епархии. Владыка митрополит вызывал к себе протоиерея Петра по делам к 15 часам дня.

Отец Петр шел в епархиальное управление со стороны Обводного канала. По пути он зашел в Троицкий собор, увидел, что в храме служат молебен. Там его встретил сын Николай, который был студентом Санкт-Петербургской Духовной семинарии. Николай стал уговаривать отца не ходить к Митрополичьему корпусу, говоря, что там только что были беспорядки и стрельба. Однако отец Петр его не послушал и поспешил на прием к владыке.

Тем временем красноармейцы, освобожденные монахами, во главе с комиссаром Иловайским, вернулись в Лавру. С собой они привезли на грузовиках отряд подкрепления и два пулемета… Пулеметы установили на колокольне, напротив Свято-Духовского корпуса. Раздались пулеметные выстрелы.

Читать еще:  К чему снится дождь? Магия чисел К чему снится дождь.

Отец Петр вошел в здание Митрополичьего корпуса. Внизу в вестибюле стояли солдаты, внутрь к владыке никого не пускали. Рядом с солдатами стояли несколько женщин, они пытались увещевать красноармейцев оставить Лавру в покое. Красноармейцы грубили. Отец Петр подошел к ним и вступился за женщин. Стал говорить о том, что нужно оставить верующих в покое и не оскорблять лаврские святыни. И в этот момент раздался выстрел.

Красноармеец выстрелил отцу Петру в лицо, стрелял в упор. Пуля раздробила нижнюю челюсть и застряла в горле.

Священник сразу упал, изо рта у него полилась кровь.

Тут же подоспели люди, уложили отца Петра на носилки и перенесли в лаврскую больницу. К раненому был вызван по телефону его сын, врач Петр Петрович, который нашел отца в крайне тяжелом состоянии. Было решено перенести его в лазарет, находившийся на Невском проспекте неподалеку от Лавры. Там отца Петра посетила супруга, матушка Антонина, а затем и митрополит Вениамин, который благословил смертельно раненого священника.

Отец Петр открыл глаза, узнал митрополита, но что-либо сказать уже не мог. Несмотря на усилия врачей, состояние здоровья отца Петра к 10 часам вечера резко ухудшилось, и в 10 часов 45 минут он скончался.

Вскоре в вестибюле Митрополичьего корпуса, у иконы святого Александра Невского, на стене появилась надпись: «Здесь был убит священник Петр Скипетров». Потом она исчезла…

«Плакать и молиться»

21 января состоялся всенародный крестный ход из всех питерских церквей в Александро-Невскую Лавру и затем по Невскому проспекту к Казанскому собору. Здесь митрополит Вениамин обратился к народу со словом об умиротворении страстей и отслужил молебен и панихиду по протоиерею Петру.

На следующий день, 22 января, при большом стечении народа 25 священников во главе со святителем Вениамином, епископами Прокопием и Артемием отпевали протоиерея Петра Скипетрова в Скорбященском храме, где он был настоятелем. Митрополит Вениамин — возможно, опасаясь дальнейших кровопролитий — запретил говорить над гробом речи, призвав верующих «плакать и молиться». Погребен отец Петр был на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.

Волна народного протеста, поднявшаяся после убийства отца Петра Скипетрова, заставила большевиков отступить — вплоть до 1933 года они не предпринимали попыток закрыть Александро-Невскую Лавру. Созданное при Лавре Александро-Невское братство стало уникальным примером выживания церковной общины в условиях безбожного государства (подробнее см. Преподнобномученик Лев (Егоров): Я вел, веду и всегда буду вести религиозную пропаганду…).

31 марта 1918 года в храме Московской Духовной Семинарии Патриарх Тихон молился об упокоении рабов Божиих, за веру и Церковь Православную убиенных. Это была первая служба, посвященная новомученикам. Помянул Святейший Патриарх и отца Петра Скипетрова.

В 1935 году, в связи с организацией на Тихвинском кладбище некрополя деятелей искусств, могила отца Петра была уничтожена. Лишь 60 лет спустя, в 1994году усилиями Галины Михайловны Скипетровой, внучки отца Петра, было определено место могилы (оно было выверено по старому плану кладбища).

Могила была восстановлена, и 27 сентября 1994годана ней был установлен памятный крест. С тех пор ежегодно в день кончины отца Петра Скипетрова здесь служились панихиды, а с 2000 года, с момента официальной канонизации петроградского первомученика, стали служиться молебны священномученику Петру.

СЛОВО ПАСТЫРЯ

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился к архипастырям, пастырям, диаконам, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви с традиционным Пасхальным посланием.

Преосвященные архипастыри, досточтимые отцы, всечестные иноки и инокини, дорогие братья и сестры!

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Милостью Всещедрого Бога мы сподобились достигнуть светозарной пасхальной ночи и вновь радуемся славному Христову Воскресению. Сердечно поздравляю всех вас, мои дорогие, с этим великим праздником и торжеством из торжеств.

Почти две тысячи лет отделяют нас от воспоминаемого ныне события. Однако каждый год Церковь с неизменным духовным трепетом празднует Воскресение Господне, неустанно свидетельствуя об исключительности того, что произошло в погребальной пещере возле стен древнего Иерусалима.

Весь земной путь Сына Божия: от Его чудесного Воплощения до страданий и страшной смерти на Кресте — является исполнением обетования Творца, данного некогда нашим прародителям. Бог обещал послать в мир Того, Кто возьмет на Себя наши немощи, понесет наши болезни (Ис. 53:4) и спасет людей Своих от грехов их (Мф. 1:21). Это обетование Господь подтверждал неоднократно через Своих пророков. Этому обещанию оставался верен даже тогда, когда народ избранный отступал от завета и нарушал волю Создателя.

В Воскресении же Христовом явлена в полноте любовь Божия, ибо преодолена, наконец, смерть — последний рубеж, отчуждавший человека от истинного Источника жизни. И хотя физическая смерть существует и убивает человеческие тела, она более не способна убивать наши души, то есть лишать нас жизни вечной в общении с Творцом. Смерть повержена — ее жало вырвано (1 Кор. 15:55). Пленил плен Господь (Еф. 4:8) и низложил ад. У Бога не остается бессильным никакое слово (Лк. 1:37) — воистину Он воскрес, как сказал (Мф. 28:6)!

Комментарии

Священномученик Петр родился 4 июня 1863 года в селе Станки Вязниковского уезда Владимирской губернии в семье священника Иоанна Скипетрова. После окончания Шуйского духовного училища Петр поступил во Владимирскую Духовную семинарию, которую окончил в 1884 году. В 1883-1884 годах Петр Иванович служил псаломщиком в одном их храмов во Владимире. 8 февраля 1884 года он обвенчался с девицей Антониной, дочерью иподиакона Исаакиевского кафедрального собора в Санкт-Петербурге Николая Заозерского.

18 февраля 1884 года Петр Иванович был рукоположен во диакона к Исаакиевскому собору; в 1886 году он поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию, которую окончил в 1890 году. В 1892 году он был рукоположен во священника к церкви во имя иконы Божией Матери «Утоли моя печали» при детском приюте принца Ольденбургского.

В 1898 году отец Петр был переведен в церковь во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», что на Стеклянном заводе. Храм был возведен на месте явления чудотворной иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с грошиками. 23 июля 1888 года в главку часовни, где находилась икона, ударила молния и возник пожар. Когда огонь погас, все увидели, что икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» не только уцелела, но и обновилась. Кроме того, на иконе оказалось одиннадцать монеток, которые расположились овалом вокруг изображения Богоматери. Весть о необыкновенном явлении быстро облетела город, и в часовню потянулись толпы богомольцев; по молитвам верующих стало совершаться множество чудес. В 1893 году император Александр III пожертвовал землю, прилегавшую к часовне, и началось строительство храма, закончившееся в 1898 году.

Кроме приходского служения отцу Петру приходилось исполнять многие епархиальные послушания: с 1886 по 1892 год он преподавал Закон Божий в начальных Санкт-Петербургских училищах; с 1895 по 1897 год исполнял обязанности члена попечительства церкви святой мученицы царицы Александры при детском приюте великой княгини Александры Николаевны; с 1901 года был законоучителем в Громовском приюте преподобного Сергия; с 1907 года — следователем 5-го столичного благочиннического округа; с 1914 года — членом правления Санкт-Петербургской Духовной семинарии.

В 1912 году отец Петр был назначен настоятелем церкви во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». За ревностное и беспорочное служение он был возведен в сан протоиерея.

В начале января 1918 года большевистское правительство стало готовиться к изданию антихристианского декрета об отделении Церкви от государства. Известие об антицерковном содержании предполагавшегося декрета быстро дошло до верующих, и 10 января митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) направил советскому правительству письмо, в котором выразил свою тревогу по поводу содержания готовящегося декрета. В ответ Ленин потребовал от своих подчиненных скорейшей доработки текста декрета.

В то же время советское правительство распорядилось предпринять практические шаги по применению декрета, начав со столичной Александро-Невской Лавры. В субботу 13 января 1918 года во время поздней литургии в покои наместника Лавры епископа Прокопия (Титова) явился отряд матросов и епископу было заявлено, что все помещения в Лавре будут изъяты в пользу советских учреждений, сохранится только богослужение.

15 января на имя епископа Прокопия пришло распоряжение комиссара наркомата призрения Коллонтай, — одной из известных блудниц в большевистском правительстве, пропагандировавшей идею публичного разврата, — что все помещения и капиталы Лавры будут реквизированы.

16 января назначенный большевистским правительством комиссаром Лавры Иловайский потребовал от наместника сдачи всего лаврского имущества. Епископ Прокопий отказался исполнить беззаконный приказ. 17 января представители от братии Лавры начали вести переговоры с Коллонтай, но она категорично заявила, что отменить предполагаемого захвата Лавры не может.

19 января (1 февраля) в начале второго часа дня в Александро-Невскую Лавру прибыл комиссар Иловайский в сопровождении двенадцати солдат и пяти кронштадтских матросов. На соборной колокольне звонари ударили в набат, на него отозвались колокола ближайших церквей — Борисоглебской, Знаменской и Скорбященской. Отовсюду к Лавре стал стекаться народ. Иловайский арестовал епископа Прокопия. В это время в келье наместника находились четыре монаха, члены лаврского совета. Епископ Прокопий был выведен из кельи и заключен под стражу в одном из помещений Лавры, а к четырем монахам была приставлена стража из четырех красногвардейцев. Иловайский вышел во двор Лавры, где его тут же окружила разъяренная толпа, и дело, вероятно, могло бы окончиться расправой над ним, если бы не находившиеся рядом монахи, которые стали успокаивать народ, а затем один из монахов, загородив собой комиссара, провел его окольной тропинкой к солдатам прожекторной команды, располагавшейся в одном из зданий Лавры. Одновременно с Иловайским покинули Лавру и красногвардейцы.

Читать еще:  Почему важно дело Ивана Голунова. Главные факты и мнения

Вскоре на помощь захватчикам прибыл из Смольного грузовик с красногвардейцами, вооруженными двумя пулеметами. Этот отряд снова возглавил Иловайский. Пулеметы были поставлены на лаврском дворе напротив храма в честь Сошествия Святого Духа. Все это время продолжал звучать лаврский набат. По звонарям было сделано несколько залпов, но набат продолжался. Тогда Иловайский с красногвардейцами вошли в наполненную богомольцами церковь. Иловайский, узнав, где вход на колокольню, поднялся наверх и, угрожая оружием, согнал с колокольни звонарей. Красногвардейцы внизу стали изгонять из Лавры богомольцев. Раздалось несколько выстрелов. Один из богомольцев был ранен.

В это время к Лавре направился протоиерей Петр Скипетров, намереваясь пройти к митрополиту Вениамину. В воротах Лавры священника встретил его сын и стал уговаривать, ввиду могущих быть беспорядков, не идти далее, но отец Петр не обратил на это внимания и направился к главному входу в покои митрополита. Увидев, что его путь преградили несколько вооруженных красногвардейцев, которые пререкались с женщинами и угрожали им оружием, отец Петр вступился за женщин и стал увещевать красногвардейцев не производить насилия над верующими и укорять их за издевательство над народными святынями. Один из красногвардейцев направил револьвер на священника и в упор выстрелил ему в лицо. Пуля попала в нижнюю челюсть и прошла в шею.

Отец Петр, потеряв сознание, упал, и тут же подоспевшие люди уложили его на носилки и перенесли в лаврскую больницу. Положение раненого, однако, было настолько тяжелым, что он был отправлен в лазарет, находившийся на Невском проспекте неподалеку от Лавры. Там его посетила супруга, а затем митрополит Вениамин, который благословил смертельно раненого священника. Отец Петр открыл глаза, узнал митрополита, но уже что-либо сказать не мог. Несмотря на усилия врачей, состояние здоровья священника к 10 часам вечера резко ухудшилось, и в 10 часов 45 минут протоиерей Петр скончался.

21 января 1918 года тело убитого священника было перенесено в Скорбященскую церковь. В выносе тела и совершении заупокойной всенощной участвовал митрополит Вениамин с викариями и многочисленным духовенством. 21 и 22 января у гроба отца Петра побывали тысячи людей и непрерывно служились панихиды «об убиенном за веру православную рабе Божием протоиерее Петре».

Тело убитого священника предполагалось похоронить рядом со Скорбященской церковью, где он служил много лет, но вечером 21 января в местный комиссариат были вызваны священник, исполняющий обязанности настоятеля Скорбященской церкви, церковный староста и председатель церковного совета; им было вручено в письменном виде распоряжение властей не хоронить покойного вблизи храма, так как неподалеку протекает Нева и может произойти загрязнение воды. Узнав об этом распоряжении, митрополит Вениамин благословил похоронить протоиерея Петра на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.

На следующий день, 22 января, в Скорбященской церкви состоялось отпевание убиенного протоиерея. Служение литургии и отпевание возглавил митрополит Вениамин, ему сослужили епископы Прокопий и Артемий и двадцать пять священнослужителей Петрограда. После отпевания гроб с телом убитого священника по благословению митрополита Вениамина был пронесен по тому пути, которым шел отец Петр к мученическому венцу в последний день своей жизни. В Троицком соборе Лавры была отслужена панихида, а затем лития на том месте, где пролилась кровь священника. Протоиерей Петр Скипетров был погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской Лавры.

В статье, опубликованной сразу же после похорон пастыря, профессор Александр Бронзов писал: «. По крайней мере, не забудем, не должны забыть данного им его мученическою кончиною всем нам урока! Будем же учиться у него, как и нам жить, как и нам смело и безбоязненно проповедовать Христа, Его слово правды. Будем поддерживать в себе, подобно ему, искорку божественную, чтобы не превратиться нам в существ, думающих только об одном материальном, об одном Молохе.

Для нас личности, подобные отцу Петру, всегда будут светлыми маяками, одно воспоминание о которых всегда благотворнейшим образом станет действовать на нас и будет охранять нас от ошибок, от слабости, от падений. »

Игумен Дамаскин (Орловский)

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Январь». Тверь. 2005. С. 156–162

Священномученик Пётр Скипетров

Священномученик Пётр Скипетров

Ну и погода выдалась первого февраля 1918 года в Санкт-Петербурге! Вьюга метала ледяные хлопья в лица прохожих, ветер сбивал с ног. Протоиерей Пётр Скипетров пожалел, что не нанял пролётку. Он торопился в Александро-Невскую лавру, на встречу к митрополиту Вениамину. От церкви образа Богородицы «Всех скорбящих радость», где отец Пётр служил настоятелем, до монастыря было не более двух верст, но казалось, что этот путь никогда не кончится.

За двадцать восемь лет жизни в Петербурге батюшка так и не смог привыкнуть к здешнему климату. Вот в деревне под Вязниками, где он вырос, зимой благодать! Ни промозглой слякоти, ни грязного ледяного крошева под ногами. Снег сахарной глазурью покрывает поля, бесконечная белизна сияет на солнце, слепит глаза. Отцу Петру вспомнилось детство. Бывало, в воскресенье на рассвете с тремя братьями и сестрой бежали в церковь, где служил отец, а до него дед. После службы обед в церковной трапезной, щи из печки, каша в глиняной плошке. А потом за санки, да на гору над речкой! Благодать.

Священнику подумалось вдруг, что вся его жизнь сложилась удивительно счастливо. Пятьдесят пять лет прошли как один радостный день. Бывало, конечно, трудно — шутка ли, тринадцать ребятишек подняли они с матушкой Антониной, верной его спутницей, терпеливицей. Она коренная петербурженка, дочь иподьякона Исаакиевского собора, настояла, что жить лучше в столице, чем в провинции. Наверное, и впрямь так лучше, грех жаловаться. Дочери удачно вышли замуж, сыновья получили хорошее образование. Старший, Петр — уважаемый врач. Младший, Николушка, семинарию заканчивает. Да вот же он, навстречу бежит от лавры! И встревоженный какой! Никак, беда случилась?

Папа, возвращайся, не нужно тебе сюда идти, здесь опасно! В лавре отряд красноармейцев, пришли арестовывать имущество по распоряжению наркома Коллонтай. Ведут себя развязно, бесчинствуют — слышишь выстрелы? Владыку задержали, и отца настоятеля тоже. Прихожане цепью вокруг Свято-Духова храма выстроились — так на них пулеметы направили! Неужели палить начнут? Что же делать-то, папа?

Ясно, что делать, сын. Попытаюсь поговорить с солдатами. Нешто они не люди? Бога-то, небось, побоятся.

Они ничего не боятся, папа! Возвращайся домой, ты все равно ничего не изменишь!

Ну полно, полно, Николушка! С нами Христос!

Отец Пётр перекрестился на крест надвратной церкви и решительными шагами направился в сторону храма Святого Духа. «Батюшка, батюшка идет!», — пробежал шепот по рядам верующих, вставших на защиту святыни. Красногвардейцы настороженно обернулись в его сторону.

Что ж вы, сынки, против ваших братьев и сестёр оружие обратили? Святыни лаврские двести лет наш город хранили, почто ж вы на них ополчились? Не губите души свои, оставьте ненависть. Христос Спаситель к вам обращается.

Выстрел прервал речь протоиерея на полуслове. Пуля попала в нижнюю челюсть священника — видимо, красногвардеец целился ему в рот, чтобы заставить замолчать. Но и этого извергам показалось мало — они прикладами винтовок стали бить голове батюшку, уже потерявшего сознание.

Прихожанам позволили уложить отца Петра на носилки и отнести в монастырскую больницу. К раненому срочно вызвали его сына, доктора Петра Петровича Скипетрова; тот созвал консилиум. Но все усилия врачей оказались напрасными. К одиннадцати часам вечера состояние священника ухудшилось, и он отошел в вечность.

Третьего февраля прихожане всех петербургских церквей прошли крестным ходом по Невскому проспекту в память убиенного пастыря. Четвертого числа в Скорбященском храме состоялось отпевание, которое возглавил митрополит Петроградский Вениамин. Отец Петр был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Профессор Санкт-Петербургской духовной семинарии Александр Бронзов посвятил протоиерею Петру Скипетрову статью в одном из номеров «Церковных ведомостей» за февраль 1918 года. В своей работе церковный историк вспомнил, как поздравляли с 25-летием окончания Духовной академии выпуск отца Петра и чествовали архиереев, иереев и государственных деятелей, увенчавших альма-матер своими заслугами. Священномученик Петр Иванович Скипетров своей кончиной вписал в историю этого курса новую страницу, и профессор Бронзов назвал её лучшей.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы не были, дома или в дороге.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector